С ареста прошло 412 дней.



 

НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Политика / ПРОКУРОРУ ДУШНО РЯДОМ С МЕЧЕТЬЮ. Мусульманам в Калининграде объявили “ресторанную войну”

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • ПРОКУРОРУ ДУШНО РЯДОМ С МЕЧЕТЬЮ.
    Мусульманам в Калининграде объявили “ресторанную войну”

13 марта в суде Московского района в очередной раз сошлись представители религиозной организации мусульман Калининграда - и противники строительства мечети.

Ярошук разрешил

Об “истории вопроса” сказано уже многое. Напомним лишь основные “этапы борьбы”: в 2007 году религиозной организации мусульман был выделен участок для строительства мечети в Южном парке (бывшем Матросском, он же - 40‑летия ВЛКСМ).

В 2008 году место было предварительно согласовано, в 2009-м - на основании постановления главы администрации Калининграда А. Ярошука - между мэрией и религиозной организацией мусульман был заключён договор №0000018-БС на передачу участка под строительство в безвозмездное пользование.

В 2010 году комитет архитектуры и строительства администрации Калининграда выдал разрешение на строительство мечети, срок действия которого был впоследствии продлён до 31 декабря 2013 года.

В декабре 2011 года управлением федеральной службы государственной регистрации, кадастра и карто­графии было зарегистрировано право собственности религиозной организации мусульман Калининграда на объект незавершённого строительства - “Религиозно-культурный центр мусульман - мечеть”.

Запахло политикой

К 2013 году мечеть была выстроена уже на 80%... как вдруг возникли некие “правовые основания” дальнейшее строительство прекратить. Мотивировка - культовое сооружение возводится в границах охранной зоны памятника культуры (эти границы были установлены летом 2013 года).

Сложилась воистину беспрецедентная ситуация: директор муниципального музея МАО “Фридланд­ские ворота” обратилась в суд с иском... в отношении собственного учредителя! То бишь администрации Калининграда. Заявив, что строительство мечети нарушает права музея. И потребовав признать незаконным постановление Ярошука о выделении мусульманам означенных земельных участков.

Иск “в интересах неопределённого круга лиц” подала также и прокуратура. И понеслось...

Иск тут же приняли к рассмотрению - а строительную площадку опечатали.

Закипели страсти - вполне понятно, почему. Все мы, россияне, с молоком матери впитываем умение читать между строк. И если что-то очень долго было можно, а потом вдруг стало нельзя - ясно, что под каким юридическим “соусом” ни подай внезапное запрещение, пахнуть оно всё равно будет тухло. Как пахнет всё, что связано с “политикой”.

Мыть ноги в тазике

В нашей газете не раз обращались к теме строительства мечети - и получали самые разнообразные отклики. Нас активно поддерживают здравомыслящие люди любой конфессии. Они совершенно справедливо говорят о том, что, если Конституцией РФ каждому гражданину нашей страны гарантирована свобода вероисповедания - значит, мусульмане имеют такое же право на строительство храма, как и православные, и католики, и лютеране, и иудеи... И вообще все, в ком живёт вера в Бога, какое бы имя этот Бог ни носил.

Но были и “письма ярости”: некие анонимы грозили всевозможными карами из арсенала черносотенцев. Один такой, особенно злобный, даже нарисовал передо мной перспективу - стать пятой или шестой женой мусульманина и мыть ему по вечерам в тазике ноги.

....Понятно, что при таком накале страстей судебное заседание обещало быть весьма напряжённым.

И вот 13 марта. Зал заседаний. Судья Вартач-Вартецкая абсолютно корректна. Процесс ведёт “в мягких перчатках”: не обрывает выступающих, выслушивает ходатайства, приобщает к делу документы... Однако сам процесс напоминает фарс.

Чёрным по белому

Заседание начинается с того, что представитель религиозного общества мусульман просит приобщить к материалам дела такие бумаги, как официальные письма заместителя прокурора области В. Войнова, председателя комитета архитектуры и градостроительства В. Бусловой, и.о. руководителя службы государственной охраны объектов культурного наследия Л. Копцевой, и.о. главы администрации С.Б. Мухомор, зам. председателя правительства Калининградской области С. Бучельникова и т.д., и т.п. Во всех этих документах, датированных разными годами, чёрным по белому прописана одна и та же мысль: строительство мечети абсолютно законно.

Крашеная блондинка

Пока юрист мусульман оглашает документы, представитель музея “Фридландские ворота” Д. Карпович ехидно улыбается в усы. А дальше завязывается диалог с представителем прокуратуры:

- Почему прокуратура не оспаривала нормативно-правовые акты раньше, в установленный срок?

Прокурор Е.Б. Латушкина, молодая крашеная блондинка, читает ответ по бумажке:

- Мы считаем, что срок исковой давности не истёк.

- А что мешало прокуратуре обратиться в суд раньше?

- Это наше право, а не обязанность.

- В связи с чем изменилась позиция прокуратуры? Вплоть до самого недавнего времени, когда в прокуратуру обращались недовольные строительством мечети жители Московского района, они получали ответ:

“По результатам проведённой проверки, установлено, что предоставление земельных участков осуществлено в соответствии с требованиями земельного законодательства, а также Генплана Калининграда, все разрешительные документы на строительство здания мечети получены в соответствии с требованиями законодательства, оснований для принятия мер прокурорского реагирования не имеется”.

Так что же произошло?!

- М-м-м (блондинка шелестит страницами какой-то книжечки). Я не могу ответить. Изменились правовые основания.

- Какие?!

- До 2011 года были одни, а с 2011‑го - другие.

“Вы меня запутали...”

- Тогда скажите, какие конкретно права “неопределённого круга лиц” ущемлены строительством мечети?

Блондинка снова шарит в бумагах.

- Ну... На благоприятную окружающую среду.

- А можно уточнить?

- Ну... Не знаю. Это ведь рекреационная зона... Среда объекта культурного назначения. А там деревья вырубили. Наверно, кто-то в парке гуляет, дышит... ему дышать будет хуже.

- А другие здания дышать не мешают?!

Прокурор озадаченно качает головой.

- Как можно объяснить, что на строительство мечети наложены обеспечительные меры (имеется в виду запрет, - прим. авт.)? Это спор о праве собственности?

Блондинка листает книжечку.

- Можно, я попозже отвечу? Дайте мне время подготовиться...

- Мы здесь рассматриваем спор о праве собственности?

- Я вам уже ответила... Вы пытаетесь меня запутать.

- Как вас можно запутать?!

- Ну, так.... Вы меня уже запутали.

Выполняю волю начальства

- Министерство юстиции утверждает, что иск “в интересах неопределённого круга лиц” был инициирован прокуратурой, чтобы защитить интересы министерства юстиции. Что вы можете сказать по этому поводу?

- Ничего.

- Каким конкретно нормам права не соответствует выделение под строительство мечети земельного участка?

- Я изложила - на 2013 год.

- А на момент подписания постановления о выделении участков - в 2009 году - оно соответствовало нормам права?

- Я не буду отвечать.

- Не можете?

- Я не могу ответить на этот вопрос. И как бы не буду...

Блондинка-прокурор, красная, с надутыми губами, садится на место. К “юридическим дебатам” она явно не готова. Да и зачем? Похоже, этой девушке глубоко фиолетово, что там НА САМОМ ДЕЛЕ с мечетью. Ну не может же она прямо так взять и бухнуть - мол, выполняю волю начальства. И заранее знаю, что окажусь в выигрыше. Так чего напрягаться, готовиться?!

“Я не могу ответить”

Аналогично ведёт себя и представитель музея.

- В чьих интересах вы обратились в суд?

- Музея.

- А где в исковом заявлении перечислены права музея, которые нарушены, и где доказательства их нарушения?

- У нас нет чёткой формы написания искового заявления. Оно пишется в свободной форме.

- И всё же: перечислите свои права как юрлица. Как конкретно они были нарушены?

- Я не выучиваю наизусть устав своего учреждения и я не могу ответить на этот вопрос.

- Но, в соответствии со ст. 131 ГПК, вы обязаны указать обстоятельства, на которых основаны ваши требования. Сколько лет существует ваше учреждение?

- Не припомню точно.

- А в какой момент вы обнаружили, что права музея нарушены?

- В последние три года.

- То есть на протяжении последних трёх лет вы каждый день выясняли, что ваши права нарушены?

- Я уже ответил.

- Это и был ответ?

- Да.

Барышня-чиновница

- На строительство мечети наложены обеспечительные меры. Нам запрещено продолжать строительство. Мы несём колоссальные убытки. Чем вы гарантировали суду возможность компенсации этих убытков? Вы же изначально не могли быть уверены в решении суда в вашу пользу?

- Я полагаю, что у нас нет обязанности что-либо гарантировать.

- Наши участки являются смежными с 2009 года. Музей не мог не знать, что ведётся строительство мечети. Почему музей не обратился в суд раньше, когда стройка ещё не началась?

- У музея нет такой обязанности. Музей реализует свои права, когда считает нужным.

- Но участники гражданского процесса должны действовать разумно и добросовестно...

Представитель музея снова улыбается в усы, садится и начинает играть в компьютерную игру на телефоне. Этим он и будет заниматься вплоть до конца заседания.

Прокурор обращается к представителю городской администрации: “У меня вопрос. Парк Южный и МАО “Фридландские ворота” - это, наверное, одно и то же?”

- Это не одно и то же.

- А-а... вопрос снимается.

Представитель городской администрации - молоденькая барышня в чёрном коктейльном платьице.

Открыла рот и... закрыла

Судья: “Каким именно документом был согласован участок под строительство мечети?”

Шелест бумаг.

Барышня-чиновница: “У меня таких документов нет. И вообще... Я тогда ещё не работала...”

- Вы являетесь учредителем музея “Фридландские ворота”. Что мешало вам разобраться с музеем в рабочей обстановке?

- Не мы подавали иск.

- А музей обращался в городскую администрацию с претензиями по данному поводу в рабочем порядке?

- Я такой информацией не располагаю, - барышня старательно разглаживает складку на платье.

Прокурор-блондинка пошелестела бумагами, открыла рот - и закрыла.

“Нам негде молиться”

Ну а потом один за другим выступали защитники мечети. Все они были солидарны: происходящее есть акция, направленная против мусульман.

“Участок в Южном парке, - сказал адвокат Дагир Хасавов, - третий по счёту, который был определён под строительство мечети. Нам его навязали. Кстати, на одном из тех участков, что нам вначале предложили, а потом отобрали - на ул. Бассейной - позже появится ресторан “Геркулес”. А участок, который был нам сначала предназначен в парке Южном, активно застраивается...

Истец с судом играет в игрушки. Хочу - напишу иск, отчитываться не обязан... Правовой базы у этого иска нет. Тем не менее, суд принимает иск, который в принципе не должен был рассматриваться: истец ненадлежащий, госпошлина не уплачена, сроки давности прошли... Но, видимо, это тенденция - когда представители одной конфессии выше других? И суд, который должен был быть беспристрастен, руководствуется в отношении нас нормами, придуманными специально для мусульман, считая нас второсортными. Может, в районе “Фридландских ворот” окопались остатки немецко-фашистского подполья? Куда ни глянь, везде нарушения закона.

Поймите: нам сегодня нужно сильное государство - и чтобы мусульмане занимали в нём достойное место. Нельзя давать преференции тем, кто нагнетает напряжённость, провоцирует религиозные конфликты, пытается расшатать стабильность в нашей области, где таких конфликтов нет...

Если возникнет необходимость защищать Россию - мы все пойдём в первых рядах, мы не будем сидеть в кабинетах... И нам очень важно, чтобы наша молодёжь воспитывалась в уважении к праву, к суду.

Мы столкнулись сегодня с силами зла. И очень жаль, что силы зла представлены органами власти, которые определяют, какой народ имеет право молиться, а какой - этого права лишён!”

Кто давит на мэра

Прокурор вносит ходатайство - истребовать в министерстве юстиции регистрационный лист о праве собственности мусульман на недостроенную мечеть.

Адвокат мусульман просит вызвать в суд мэра Ярошука.

Судья: “В качестве кого?”

- Представителя администрации. Пусть он сам даст пояснения...

Судья удовлетворяет ходатайство прокурора - и отклоняет вызов Ярошука: “Администрация уже назначила того, кого посчитала целесообразным...”

Хотя визит Ярошука мог бы оказаться весьма концептуальным. Так, руководитель религиозной организации мусульман Иршат Хисамов мог бы спросить, кто конкретно давит на мэра Калининграда (о чём тот признался Хисамову в приватной беседе).

Не в той зоне

У Ярошука можно было бы спросить: почему правило “если какое-то сооружение меняет визуальное восприятие и находится не в той зоне, то вплоть до сноса” - не распространяется, к примеру, на многоэтажку, изуродовавшую “визуальное восприятие” Кафедрального собора? И ещё на целый ряд объектов, заведомо находящихся “не в той зоне”... А главное, можно было бы осведомиться: из каких источников мэр собирается возмещать мусульманам убытки, если строительство мечети будет-таки окончательно запрещено?

Обещание ВОЗМЕСТИТЬ Ярошук дал в конце февраля - под нажимом представителей различных национально-культурных автономий.

Не дороговато ли обойдётся всем нам вся эта история?

Женщина в мантии

Ну а очередное заседание “по делу о мечети” назначено на 1 апреля. Что само по себе показательно - когда ж ещё? Первого апреля никому не верят. Впрочем, в другие дни нашим судам верят не больше...

Судье Вартач-Вартецкой предстоит “смертельный номер”: пройти по жёрдочке и исполнить фигуру высшего юридического пилотажа, подведя какую-то законодательную базу под заведомо незаконное решение. Точней, от неё этого ждут. Ждут те, кто привык манипулировать судьями, передвигая их как пешки на шахматной доске. Но окончательный выбор всё же за Женщиной в Мантии.

Ю. Сергеева



Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money