Дней
Часов
Минут
Секунд

НЕВИНОВНЫЙ ЖУРНАЛИСТ
СИДИТ В ТЮРЬМЕ



 
 

 

НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Политика / КТО И КАК ДУШИТ КАЛИНИНГРАДСКУЮ ОБЛАСТЬ. На 1 января 2006 года сумма долга по кредиту “Дрезднер Банка” достигла 24 млн. 900 тыс. долларов

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • КТО И КАК ДУШИТ КАЛИНИНГРАДСКУЮ ОБЛАСТЬ.
    На 1 января 2006 года сумма долга по кредиту “Дрезднер Банка” достигла 24 млн. 900 тыс. долларов

Через месяц-полтора здание представительства Калининградской области в Литве может быть продано с молотка за долги по кредиту “Дрезднер Банка”. Инициатором наложения ареста на имущество выступила компания Duke Investment, представителем которой в России является инвестиционная группа “Русские Фонды”. После многочисленных заявлений администрации, а затем правительства Калининградской области, после скупых комментариев нашей прокуратуры - самое время послушать председателя совета директоров загадочных “Русских Фондов” Сергея Васильева.

- Сергей Анатольевич, какое отношение “Русские Фонды” имеют к кредиту “Дрезднер Банка”?

- Калининградская область в 1998 году взяла в “Дрезднер Банк АГ” кредит - $10 млн. под 13,75% годовых для инвестирования в предприятия области. Это была общая практика для того времени. Все регионы создавали свои Фонды развития, все регионы брали инвестиционные кредиты у западных банков. Перед этим они получали соответствующую лицензию в Центральном Банке РФ и разрешение на получение кредита. Эти же процедуры проделала и Калининградская область. Ссылки на то, что кредит не был согласован с Минфином, ничего не меняет. За кредит проголосовало Законодательное собрание области, кредит был получен и учтен в долговой книге Калининградской области.

После дефолта в августе 1998 года западные банки стали распродавать российские активы. Данный долг наравне с другими долгами Российской Федерации и долгами других субъектов РФ торговался на электронной европейской бирже. Долговое обязательство Калининградской области “Дрезднер Банк” продал кипрской инвестиционной компании Duke Investment Ltd. На момент продажи долга информация о нем присутствовала на сайте администрации Калининградской области, он однозначно признавался как долг области.

Мы официально представляем интересы Duke в России по этому делу.

- Были ли прецеденты отказа платить по своим долгам среди других российских регионов?

- Сразу после дефолта все администрации отказались платить по долгам. Мы восприняли это без обид, как рабочую ситуацию, потому что ни у кого в тот момент не оказалось денег на счетах. Но через полгода, когда шок от дефолта прошел, все начали понимать, что бесконечно игнорировать проблему невозможно, надо как-то договариваться, реструктуризировать долг, составлять графики погашения. Мы представляли интересы инвесторов при ведении переговоров с администрацией Красноярского края, республики Коми, Московской области и еще с 17 регионами - и со всеми нам удалось договориться.

Единственным субъектом Российской Федерации, который отказался решать вопрос, стала Калининградская область. При этом никакой практической нужды откладывать решение вопроса не было. Основной долг области составлял всего $10 млн. Для примера, долг Кемеровской области был в 20 раз больше - более $200 млн. Кузбасс при участии Внешэкономбанка реструктурировал этот долг на 30 лет.

С. Васильев

- Как вы оцениваете позицию губернатора Владимира Егорова?

- Егоров занял страусиную позицию - “мы ничего не знаем... это не мы, это Горбенко, это Фонд развития... я платить ничего не буду”.

Противоречит фактам утверждение Егорова, а теперь и Бооса, что деньги брала не администрация, а Региональный фонд. В кредитном договоре черным по белому написано, что заемщиком по этому кредиту является администрация Калининградской области. Некрасиво, когда руководители регионов говорят неправду.

При этом с самого начала к нам стали обращаться различные посредники (“А за сколько вы продадите долг?”, “Можно ли подешевле?”). Было больше десятка подобных обращений.

Такое положение роняет авторитет государства, которое должно обеспечивать строгое соблюдение установленных правил на рынке, а не действовать как мелкий спекулянт. Можно понять, когда компании борются друг с другом, используя любые приемы, включая кулуарные договоренности, но государство так поступать не должно. Мы воспринимали обращения посредников, как желание провести некую “левую” операцию, купить у нас долг по одной цене, а получить с администрации-правительства Калининградской области большую сумму.

Губернатор Егоров тянул время с цинизмом, свойственным частным собственникам. Он инспирировал ряд бессмысленных судебных исков от имени областной прокуратуры о признании долга недействительным, а сделки - ничтожной. Прокуратура проиграла этот иск в суде, проиграла рассмотрение в апелляционной и кассационной инстанциях. То есть всеми российскими судами было однозначно признано, что сделка является реальной, действительной.

Егоров сумел затянуть юридическое рассмотрение дела в России на три года, поэтому мы были вынуждены обратиться в Лондонский арбитражный суд.

- Почему именно в Лондонский суд?

- В соответствии с текстом договора о займе. В тексте любого договора содержится так называемая арбитражная оговорка, которой фиксируется место и порядок разбирательства спорных вопросов. Существует несколько стандартных судебных процедур. Данным договором о займе местом разбирательства был определен Лондонский суд.

Судебное разбирательство в Лондоне длилось почти год. Было проведено несколько заседаний с участием адвокатов с нашей стороны и со стороны администрации Калининградской области. Суд очень серьезно исследовал обстоятельства дела - он даже заказывал в двух российских институтах справки о разграничении полномочий между региональной и федеральной властью, чтобы разобраться с доводами ответчика о том, что область якобы не имела полномочий брать заем.

В окончательном решении Лондонского суда записано, что администрация Калининградской области должна заплатить Duke Investment порядка $20 млн. долларов - с учетом набежавших процентов. Кроме того, с момента вынесения решения на сумму долга начисляются штрафные проценты в размере 19,5%. Это решение было вынесено 1 октября 2004 года еще при Владимире Егорове, но он платить отказался.

Мы поддерживаем обращение государственных органов в суд, чтобы отстаивать свои позиции. Государство должно защищать свои интересы, если считает неправильными действия частной компании. В конце концов, суд для этого и существует, чтобы устанавливать истину. И если суд состоялся - и на нем, как сторона процесса, участвовали представители государственной администрации, то решение суда надо исполнять.

Егоров же “ушел в кусты”: мол, Лондон далеко, до нас это не скоро дойдет, и стал тянуть время. Своего он добился - проблема “целенькой” досталась новому губернатору.

Давайте оценим “патриотизм” губернатора Егорова в цифрах. В феврале 2003 года, в момент отказа администрации Калининградской области возвращать кредит, сумма долга с процентами составляла $15,5 млн. А сегодня долг вырос до $24 млн., включая $400 тыс. судебных издержек (на 1 января 2006 года - 24,9 млн. долларов США). Я считаю, что, как минимум $8,5 млн., которые будут вынуты из кармана калининградцев, лежат на совести г-на Егорова.

- Как вы оцениваете действия уже правительства области во главе с Георгием Боосом?

- Это феномен, с которым я не сталкивался ни разу в жизни. В интервью информационному агентству Regnum 14 декабря 2005 года Боос заявил: “Сделкой и ее последствиями занимаются судебные органы. Настоящих заемщиков там уже не осталось, но ни одна компания, которая перекупила этот долг, деньги из калининградского бюджета не получит. По крайней мере, я сделаю для этого все возможное”.

Это примерно все равно, что заявить: “Я не признаю международные законы, практику функционирования мировой финансовой системы, мне наплевать на договоры и судебные решения, я сам решу, кто “настоящий заемщик”, а кто недостоин, чтобы ему платить”.

Такая позиция недопустима для губернатора, руководителя региона страны, подавшей заявку на вступление в ВТО. Даже Егоров действовал профессиональнее и ответственнее.

Г-н Боос ведет себя так, словно не понимает, в каком мире он существует. По иску Duke литовский суд наложил арест на представительство Калининградской области в Вильнюсе. Судебный пристав старательно описал все имущество. В списке на трех листах скрупулезно перечислено все, вплоть до держателя туалетной бумаги и подставки для цветочных горшков. Сейчас проходит процедура оценки этого имущества, и через определенное законами Литвы время мы ожидаем его реализации с торгов. В истории России и СССР, включая царское время, не было ни одного случая такого позора, чтобы за долги государства продавались его активы. Боюсь, что текущая политика Бооса может привести к такому результату.

Для сравнения - Московское правительство, которое и во время, и после кризиса во взаимоотношениях с инвесторами руководствовалось принципом “платить по долгам надо всегда”, поступило очень дальновидно. Те экономические успехи, которые сейчас демонстрирует московская экономика, достигнуты, в том числе благодаря правильному отношению к инвесторам.

- Вы пытаетесь вернуть долг через российские суды?

- Конечно. Как только прокуратура Калининградской области проиграла свои заявления о признании сделки ничтожной, адвокаты Duke подали иск в арбитражный суд Калининградской области. Сейчас, судя по всему под давлением чиновников, судья всячески затягивает решение дела. Два раза суд уже откладывался. На новом заседании 26 декабря решение снова было отложено. Но начисление процентов никто не отменяет, каждый год затягивания решения вопроса наносит области ущерб в $5 млн.

- И Егоров, и Боос утверждают, что признание долга нанесет ущерб бюджету Калининградской области - и осложнит выплату зарплаты учителям, врачам и другим бюджетникам. Губернаторы не хотят, чтобы пострадали обычные люди...

- Мы это прекрасно понимаем. Никто не говорит об одномоментном погашении всей суммы долга. Предлагаемая нами схема реструктуризации долга предполагает выплату около $5 млн. в год. Это менее 1% доходной части бюджета Калининградской области, что никак не скажется на текущих расходах по выплате зарплат бюджетникам.

Между тем, налоговые льготы, предоставленные правительством Бооса крупному бизнесу, в 2006 году составят более $5 млн.

Ущерб, который наносит Боос области своим нежеланием решать проблему, трудно преувеличить. Пока долг не урегулирован, Калининградская область не может привлечь серьезные инвестиции, чем занимаются все российские регионы. Рейтинговые агентства наотрез отказались присваивать области инвестиционный рейтинг. Минфин России отказывается рассматривать просьбы региона о выходе на внешние рынки. Средневековое отношение Бооса к правовым вопросам отпугивает инвесторов. Во многом из-за неурегулированности данного долга Калининградская область занимает одно из последних мест в России по числу привлеченных иностранных инвестиций. А это тысячи рабочих мест и доходы бюджета, намного перекрывающие стоимость погашения долга.

- Все-таки уточните позицию Минфина...

- Минфин России занял позицию строго в соответствии с законом - он не имеет к этому отношения. Но если бы администрация Калининградской области признала долг, то Минфин, я уверен, помог бы решить вопрос наиболее разумным способом - ведь речь идет о сумме, несравнимой с имиджевыми потерями не только Калининградской области, но и российского государства в целом.

А. Рябов



Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money