Дней
Часов
Минут
Секунд

НЕВИНОВНЫЙ ЖУРНАЛИСТ
СИДИТ В ТЮРЬМЕ



 
 

 

НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Политика / БИТВА ЗА ЯНТАРЬ. Губернатор Цуканов решил отделить Мухина от котлет

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • БИТВА ЗА ЯНТАРЬ.
    Губернатор Цуканов решил отделить Мухина от котлет

Перед визитом губернатора в посёлок Янтарный были перекрыты все основные магистрали. Туда-сюда сновали полицейские машины, чёрные джипы с мигалками. На каждом перекрёстке - по инспектору ГИБДД, на улицах парни крепкого телосложения с рациями в руках.

- Что за сходка? - недоумевали местные жители. - Неужто президент Медведев к нам всё-таки пожаловал?

Самая крупная катастрофа

Николай Цуканов решил осмотреть янтарный комбинат. У ворот предприятия - человек двадцать охранников, пара патрульных машин. Да и с чёрного хода на комбинат не попадёшь. Всё оцеплено. Заборы, колючая проволока, сигнализация, камеры видеонаблюдения.

Николай Цуканов и Юрий Мухин

Сразу за шлагбаумом отдыхает защитного цвета английский “Ленд-Ровер” (самый дорогой на сегодняшний день джип). На борту яркая надпись: “АРМКО - охранная структура”.

Однако внутри комбинат поражает прямо-таки спартанским обликом.

Двухэтажный административный корпус, окрашенный в тёмно-коричневый цвет. Сверху - какие-то антены и мачты. Внешне напоминает аэропорт в какой-нибудь африканской республике. Рядом ещё одна постройка - что-то типа одноэтажного павильона. Оказалось - конференц-зал. Над входом древнерусской вязью сделана надпись: “Алатырь”. Почему павильон носит такое название, никто из сотрудников объяснить не мог. Ну и, конечно, никто не в курсе, что Алатырь - это городок в Среднем Поволжье с населением чуть больше 40 тысяч человек. Здесь, в самом начале ХХ века, произошла самая крупная в России железнодорожная катастрофа...

Красная рыба с икрой

Тем временем в конференц-зал стекалась публика. Во главе П-образного стола после коротенького фуршета (с красной рыбой, икрой, но без алкоголя) расселись члены правительства в главе с губернатором Николаем Цукановым. Сотрудники янтарного комбината с гендиректором Юрием Мухиным устроились по левую руку от главы региона. Оставшиеся места заняли силовики - ФСБ, таможня, пограничники и полиция. А также единственный депутат областной Думы (Владимир Рындин, крупный специалист по янтарю и отвёрточной сборке автомобилей на “Автоторе”). Ещё дежурные “люди науки и искусства”, предприниматели и коммерсанты.

- Добрый день, уважаемые друзья, - произнёс губернатор. - По предложению директора комбината Юрия Александровича Мухина и многочисленных присутствующих здесь переработчиков янтаря мы решили провести совещание именно на территории предприятия.

Цуканов сделал паузу и покосился на огромный планшет, висящий справа от него. На ярко-красном фоне жёлтыми буквами было написано: “Сила земли”.

- Правда, Калининградская область считает, что в последнее время незаслуженно была лишена бренда “янтарной столицы мира”. Польша и Литва перехватили этот бренд. Это неправильно.

- Правильно! - собравшиеся поддержали губернатора. - Надо вернуть звание!

Слоники и лошадки

- Но этого недостаточно! - воскликнул Цуканов. - Надо ещё и уважительно относиться к производителям янтарных украшений. Вот, смотрите, какие мы имеем цифры. Они ни о чём хорошем не говорят. Калининградская область от янтарного бизнеса получает в год не более 20 миллионов долларов. В то время как Польша и Литва имеют годовой доход более 600 миллионов. Объясняю, почему это происходит. Мы добываем янтарь, он вывозится за границу. Там из него делают украшения и потом очень задорого их продают. Хотя всё это мы бы могли делать сами. В результате вся добавочная стоимость остаётся за пределами Калинин­градской области.

Недавно назначенный на должность министр по промышленности, предпринимательству и торговле Дмитрий Чемакин согласно закивал головой. Закивала и другая чиновница - министр экономики Елена Пожигайло. Директор янтарного комбината никак не отреагировал на сказанное.

- Здесь сидят представители компании, которая инкрустировала янтарём мебель и двери в резиденции президента. Та, что находится в Пионерском, - продолжал губернатор. - Им под силу и янтарную комнату осилить. В смысле, изготовить. Вот это и есть тот самый бренд Калининградской области, о котором я говорил. Понятно, что слоники и лошадки за 3.000 рублей, эти пылесборники, никакой славы нашему региону не принесут.

Мелкие предприниматели, которые как раз и выпускают янтарные шахматы и туземные бусы на холщовой нитке, заёрзали на стульях и стали переглядываться между собой.

В руках криминала

- Что мешает организовать переработку янтаря у нас, здесь? - Цуканов обвёл взглядом зал.

Нардеп Рындин сидел совершенно отрешённо, словно не понимал, о чём вообще идёт речь.

- Можно ведь выпускать на основе янтаря лаки и краски, - продолжал губернатор. - Всё говорим об этом, говорим... Уж который год. Но дальше разговоров дело не идёт. Понятно, слоников точить проще и привычнее. Зачем осваивать новые и трудные технологии? А наша цель одна: чтобы те 600 миллионов долларов, которые оседают от янтарного бизнеса в Польше и Литве, оставались здесь. Это и новые рабочие места, и зарплаты. И поступающие в местный бюджет налоги. А отсюда и решение многих социальных программ. Я всё правильно говорю?

- Правильно, - слегка кивнул головой Мухин. - Но я хотел бы говорить сейчас не об этом. На 70-м году жизни умер старейший работник янтарного комбината Вячеслав Иннокентьевич Шестаков. Предлагаю почтить его память минутой молчания.

Зал встал. Воцарилась тишина.

- Насколько я понимаю, - перешёл в контратаку Мухин, - никакой эффективной программы по выведению из кризиса янтарной отрасли у нас в области нет. Правительство ничего подобного представить сейчас не готово. Всё верно, с бухты барахты это не делается. Так что лучший пока вариант - обычный круглый стол. Чтобы обсудить, как мы будем жить дальше. Вот вы, Николай Николаевич, всё киваете на Польшу и Литву. Мол, у них так замечательно. Но в янтарной сфере там трудится всего-то 1.000 человек, не более. В то время, как на одном только янтарном комбинате ещё совсем недавно работало 2.500 человек. Предприятие было градообразующим. А после развала СССР добыча янтаря попала в руки криминала. В результате добыча и особенно переработка были начисто убиты. В 2002 году предприятие обанкротилось. Но сейчас оно в надёжных государственных руках. И у нас есть план работы. В том числе и о переработке янтаря мы всерьёз задумались. Потому как понимаем, что на одной продаже солнечного камня мы не разбогатеем.

40 тонн контрабанды

- Мы уже вплотную подошли к выпуску специальных лаков, которыми можно покрывать редчайшие музыкальные инструменты. Например, скрипку Страдивари. Или иконы, - с воодушевлением вещал Мухин. - Если обычным лаком покрывать, то иконы тускнеют. А нашим - нет. Это ли не достижение?

- Государственное предприятие? - слегка повысил голос Цуканов. - Я против, чтобы оно было государственным. И могу объяснить, почему. После паводка, облетая территорию региона на вертолёте, я с удивлением обнаружил, как добывают янтарь промышленным способом... Добывают его с помощью лопат и экскаваторов. Все, кому не лень. Через неделю ФСБ провела очень красивую операцию, была изъята техника. Но, к сожалению, административный кодекс не предполагает ничего, кроме штрафа в одну тысячу рублей. И техника была возвращена. Вот такое у нас либеральное законодательство... А что выходит? Получается, что государство в лице комбината не может обеспечить охрану недр.

Их грабят все, кто хочет. Идёт незаконная добыча солнечного камня. В ходе недавней специальной операции ФСБ было изъято 40 тонн контрабандного янтаря... Кроме того, мне категорически не нравится, что ваше предприятие планирует добывать янтарь варварским способом. Уничтожая все пляжи в Янтарный. Вы ставите крест на посёлке Янтарном, как крупном в перспективе туристическом центре.

Пляжи будут уничтожены

- Ха! - прыснул от смеха Мухин. - Каком-каком центре? Да единственная изюминка посёлка Янтарный лишь в том, что здесь существуют огромные залежи янтаря. И известно точно, что на Приморском месторождении мы сможем добывать 450 тонн солнечного камня в год. И запасов хватит на 100 лет.

- А что будет через сто лет? - возмутился губернатор. - Пустыня?

- Давайте так далеко не загадывать, - махнул рукой директор комбината.

- А если янтаря там не окажется? - гнул своё Цуканов. - Или запасы окажутся намного меньше ожидаемых? Что тогда? Все пляжи уже будут ликвидированы. Понятное дело, что купаться сюда никто не поедет, если в радиусе 10 километров вода в море будет мутной и глинистой после ваших экспериментов.

- Давайте не будем рассуждать гипотетически, - ушёл в сторону Мухин. - Я просил бы вас, как губернатора, решить несколько важных вопросов. Чтобы помочь янтарной отрасли. Во-первых, уладить всё с земельными отношениями. Потому как некоторые земли, на которых мы должны добывать янтарь, находятся на территории Зеленоградского района. А руководители этого района не нашли ничего лучше, как эти земли продать в частные руки. И теперь мы не можем их получить назад. Во-вторых, поработать с силовыми структурами и упростить процедуру вывоза готовых янтарных украшений...

В этот момент на галёрке поднялась женщина средних лет и перебила докладчика.

- Упростить вывоз янтарных украшений? Да они даже на нитку от бус требуют сертификат.

Нитка Медведева

- Для чего требуют нитку от бус? - удивился Цуканов.

- Чтобы доказать, что она, то есть эта нитка, российского производства, - объяснила предпринимательница. - Иначе наше изделие не попадает под категорию, изготовленного в России. Но мы всё равно хитрим. В бусы вдеваем нитку от Медведева.

- Какого Медведева? - насторожился губернатор.

- Это бизнесмен. Торгует отличными немецкими нитками. И эти нитки намного лучше наших. Но мы вынуждены километрами покупать российскую плохую нитку, чтобы получить оправдательные документы.

- Так не легче ли сразу купить документы? - засмеялись на галёрке.

- Так-так! - призвал к порядку губернатор. - Мы же здесь собрались не для того, чтобы обсуждать, как обойти закон...

Тупое буквоедство

- Всё! Довольно про нитку, - Мухин пытался вернуть тему разговора в прежнее русло.

- А меня интересует, что нам подскажет таможня, - ухмыльнулся Цуканов. - Кто присутствует от таможни? Поднимитесь, пожалуйста, чтобы мы вас как следует рассмотрели.

- Мы действуем строго на основании инструкций и правил, разработанных российским правительством, - уставившись в потолок, пробурчал подтянутый мужчина средних лет. - С чем именно вы не согласны?

- Я не согласен с тем, что вы ни минуты не хотите подумать, как упростить жизнь наших граждан, - загремел губернатор. - А слепо выполняете инструкции, занимаетесь тупым буквоедством. Вы же слышали, что женщина вам про нитку тут говорила. Это же абсурд!

- Так выдавайте ваши предложения! - дерзко глянул на Цуканова таможенник.

- Все предложения должны поступать от вас. Как сделать лучше.

- В наши полномочия это не входит.

- Таможне надо работать не только по правилам, но и с инициативой, - поспешил на помощь губернатору экс-таможенник Чемакин.

- Вот к нам приедет президент Медведев, я поговорю с ним о вас, - пригрозил Цуканов. - И мы выясним, что в ваши полномочия входит, а за что с вас следует взыскать по полной программе. Во всём разберёмся...

Карманы губернатора

- Я всё же позволю себе продолжить, - воспользовавшись паузой, опять заговорил Мухин. - Мы остановились на пункте три. Мы хотели, чтобы вы, Николай Николаевич, оказывали полное содействие в проведении различных выставок по янтарной теме.

- Только не таких, как “Балтик-Экспо”! - подал голос Валерий Симонов, председатель общественной организации “Янтарный союз”. - “Балтик-Экспо” - это жалкое подобие выставки. Они жадные... Нет, они жалкие... Всё! Не хочу про них даже говорить. Короче, нам нужны нормальные выставки. И на территории Калининградской области, и за её пределами.

Хотя что говорить про зарубежные выставки, когда мы никакие украшения на эти выставки вывезти не можем. Когда на выставку в Гомель летели, мы с Николаем Николаевичем Цукановым по карманам рассовывали эти украшения. Чтобы нас выпустили таможенники.

Благо, губернатора не заставили карманы выворачивать...

Цуканов засмеялся. Зал захохотал.

- А торговать украшениями мы вообще не можем, - продолжал жаловаться Симонов. - Вот я вынужден был сам лично покупателя везти в аэропорт. Потому что его выпускать не хотели. Или ещё пример. Надо было на очередную выставку вывезти всего-то 300 граммов украшений. Но не смогли. Нет такого перевозчика. Никто не берётся. Требования по перевозке ювелирных украшений очень жёсткие. Потому что по нашему дурному законодательству маленький камушек янтаря приравнивается к такому же по величине рубину или сапфиру. Кто эту дурь придумал?

Срубить денег по-быстрому

- Мы всё это для вас рассказываем, Николай Николаевич, - не унимался Симонов. - Чтобы вы знали, что на повестке дня стоит не только вопрос приватизации янтарного комбината. Есть ещё тысячи других вопросов, не менее важных.

- Вы слушайте его, слушайте, Николай Николаевич, - выкрикнула дама бальзаковского возраста, прижимая к груди камеру “Пентакс” с мощным телеобъективом.

- А я чем по-вашему здесь занимаюсь? - растерялся Цуканов. - Я для того и собрал вас, чтобы выслушать.

- А Светлогорск - это большой Шанхай, - перескочил на новую тему Симонов. - Это не торговля янтарём, это форменное безобразие. Дикость! Кто разрешил? И вообще, кто даёт разрешение на ТАКУЮ торговлю? Я знаю, кто даёт. И вы, Николай Николаевич, тоже знаете - город­ские власти дают. Им плевать на имидж своего города. И на бренд Калининградской области тоже плевать. Там же нет никакой культуры торговли. И ладно бы хоть стоящие вещи покупателям предлагали. А то - китайских слоников, посыпанных янтарной крошкой. А надо приучать народ к красивым магазинам. И к красивым изделиям.

- Так любому ясно, какую они цель преследуют, - согласился губернатор. - Срубить денег по-быстрому. И отвалить. Больше их ничто не беспокоит. Устроили Шанхай. Что в Светлогорске, что в Зеленоград­ске... Позорище.

Страшная тайна

- Всё, что здесь говорится - это неправда, - возразил крупный мужчина в голубой футболке.

- Вы кто? - вздрогнул Мухин.

- Я - директор частного предприятия по переработке янтаря Виктор Богдан.

- Вот как?! - удивился губернатор. - Давайте, выкладывайте!

- Здесь все долго рассказывают о добыче янтаря на янтарном комбинате. Но никто не говорит, что всех здесь интересуют только крупные фракции янтаря. То есть, крупные куски.

Потому что мелкие фракции в отдельности никому не нужны. Потому что, если только их продавать, то и на зарплату не хватит.

- Знаю, - кивнул Цуканов. - Больших фракций комбинат добывает 30 тонн в год. Всё остальное - мелочь.

- Давайте теперь разберёмся, куда деваются крупные фракции, - предложил Богдан.

- Давайте, - согласился Цуканов и повернулся к Мухину. - Куда уходят 30 тонн крупного янтаря?

- 15 тонн - за границу, - выдавил из себя директор комбината.

- Остальное куда? - допытывался глава региона.

Мухин медлил, не отвечая.

- Ну, если из 30 тонн вычесть 15 тонн, получается 15, - быстро подсчитал Цуканов. - Я так понял, что остальные 15 тонн обрабатываются у нас.

- Не совсем, - замялся Богдан. - Вот, например, моё предприятие может обработать не так уж много.

- Сколько?

- Ну... кило 30.

- А остальные?

- Остальные, все вместе взятые - всего 500 кило. Больше не смогут. При всём желании.

- Так-так-так... - наморщил лоб Цуканов. - Всего 500 кило... А куда деваются остальные 14.500 кг? Давайте-ка об этом поподробнее.

- Нет! - запротестовал Богдан. - Только один на один. В вашем кабинете.

В зале - смех.

Варварским способом

- Хорошо, включите Богдана в рабочую группу, - кивнул секретарю Цуканов. - А у таможни вопросы есть?

- Никаких, - хором ответили силовики. - Нам-то что. Мы выполняем решение правительства.

- Да-а-а... - в раздумье протянул губернатор. - Ограничить вывоз янтаря из области можно будет только, когда наступит ясность с приватизацией комбината...

- Продажа камня - это, конечно, хорошо, - продолжил министр Чемакин. - Но изделия из янтаря стоят куда дороже. Отсюда и появляется смысл переработки и открытие новых мастерских. Я, конечно, имею в виду не тех, кто точит янтарь у себя в гараже. А нормальные предприятия, которые работают по-белому, платят налоги, создают рабочие места. А государственной компании в лице янтарного комбината и его директора Мухина всё это глубоко до... Короче, не интересно. Долги погашаются за счёт дотаций. Неучтёнку можно сплавить перекупщикам. Поэтому комбинат в вечном минусе. То есть, в убытке. Разработку они ведут варварским способом. Опять-таки прикрываясь государством. Можете со мной соглашаться или не соглашаться, но ГУП для предприятия, это как депутатский мандат для гражданина, с его неприкосновенностью...

- Попробую с вами не согласиться в некоторых трактовках, - подскочил, как ужаленный, Мухин.

- А я и не собираюсь это обсуждать, - скривился Чемакин. - Я излагаю своё видение проблемы. Не сказал я ещё по поводу Китая. Надо вытеснять китай­ских конкурентов. А для этого опять-таки надо что-то делать с нашим янтарным комбинатом. И, в первую очередь, провести его техническое перевооружение. Хочу довести цифры, что мы сейчас имеем. В 2010 году мы добыли всего лишь 341 тонну янтаря...

Кабинет Фридриха

- Янтарному бренду нужна качественная огранка, - сделал вывод Цуканов. - В виде крупных международных выставок-ярмарок. Особенно на территории нашего региона. Мной уже принято решение в самое ближайшее время создать специальную экспозиционную площадку, где будут выставлены лучшие изделия янтарной отрасли Калининградской области. Это будет один из кёнигсбергских фортов. Какой именно, пока сказать не могу. Но в нём обязательно будет выставлена янтарная комната.

Зал ахнул от изумления.

- Может, всё-таки янтарный кабинет Фридриха? - осведомилась директор Музея янтаря Татьяна Суворова, - Мы планируем в ближайшей перспективе восстановить его с помощью санкт-петербургских мастеров.

- Нет, именно янтарную комнату, - стоял на своём Цуканов. - А сколько вам нужно денег на кабинет Фридриха?

Губернатор сделал жест рукой, словно хотел достать из кармана бумажник и отсчитать необходимую сумму.

- Ну... - замялась Суворова. - Тысяч семь евро...

- И только?

- На каждый квадратный метр.

- А сколько будет метров?

- Не так уж и много. Ведь янтарный кабинет намного меньше янтарной комнаты.

- Мы решим эту проблему, - закрыл тему губернатор.

Ширма от государства

- Проблем много, - в конце встречи подытожил Цуканов. - Но ясно одно: янтарная отрасль развивается плохо. Пляжи в посёлке Янтарный гибнут. Стратегии нет. Переработки нормальной нет. Мы теряем сотни миллионов долларов. Которые, как сквозь песок, у нас утекают. Вывод один: нужны активные действия. И начнём мы их с приватизации янтарного комбината. И именно об этом я буду говорить на встрече с президентом Медведевым. Я уверен, что он меня поддержит. Конечно, комбинату необходим инвестор, а не ширма от государства, за которой идёт воровство и всякие злоупотребления. Мы просто обязаны навести порядок в этой отрасли, и только частный инвестор сможет это сделать. А пока спасибо за внимание. Какие будут вопросы?

Вопросов не оказалось. Мухин был явно озадачен.

А Цуканов поспешил к ожидавшим его на улице телевизионщикам, чтобы подробнее рассказать о планах приватизации янтарного комбината.

Текст Ю. ГРОЗМАНИ



Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money