Дней
Часов
Минут
Секунд

НЕВИНОВНЫЙ ЖУРНАЛИСТ
СИДИТ В ТЮРЬМЕ



 
 

 

НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Политика / ОТМОРОЖЕННЫЙ КАРНАУХОВ. Вице-премьер из Москвы играет в борьбу с коррупцией

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • ОТМОРОЖЕННЫЙ КАРНАУХОВ.
    Вице-премьер из Москвы играет в борьбу с коррупцией

Вице-премьер Сергей Карнаухов - самая, пожалуй, загадочная фигура в правительстве Калининградской области. Если остальные ключевые назначения стали, по словам губернатора Цуканова, “реверансом муниципалитетам”, ибо “вся жизнь протекает именно там”, то Карнаухов - человек из Москвы, таким “реверансом” никоим образом не является.

Городской сумасшедший

Комментируя назначение Карнаухова, губернатор Цуканов произнёс на пресс-конференции весьма интригующую фразу:

Путь к изображению:

“Когда моя фамилия появилась в списке президента на пост губернатора, на меня начало оказываться очень сильное давление со стороны силовых структур. Давление было очень серьёзное, как на меня, так и на моих сторонников, но это оставим за кадром. Сергей Карнаухов приезжал в регион по моей просьбе. Ранее он работал помощником министра внутренних дел. Он помогал мне решать некоторые вопросы, чтобы снять напряжение, связанное с будущим назначением <...> Он будет курировать силовой блок. В ближайшее время вам будет интересно, как будут развиваться события”.

Сам Карнаухов этот интерес поддерживает мастерски. Каждое его публичное заявление (например, о том, что СМИ, деструктивно воздействующие на общество, должны быть закрыты) вызывает огромное количество откликов. Разных. Собственно, и в правительстве отношение к вице-премьеру неоднозначное. Его непохожесть на “типичных чиновников” оценивается по шкале от “белой вороны” до “городского сумасшедшего”.

И вот сегодня Сергей Карнаухов даёт “НК” интервью. И хоть некоторые вопросы он сразу отвёл, заявив, что говорить ОБ ЭТОМ не будет (в частности, о том, какие именно и как он помогал “решать проблемы” Цуканову), беседа с ним получилась любопытной. И кое-что действительно проясняющей.

Лучше стучать, чем перестукиваться

- Вы, наверно, единственный чиновник в правительстве, который не состоит в “Единой России”. Почему?

- Партийный выбор, это как с женщиной: нужно выбирать один раз и навсегда. Учитывая то, что с работой это никак не связано, я даже не думаю об этом.

- Нетипично для чиновника из Моск­вы...

- А я не совсем из Москвы. Родился я в Самаре, но сменил так много городов, что не стал бы определять, какой город является для меня любимым. Так что правильно я бы определил себя жителем России.

- Из какой вы семьи?

- Совершенно совет­ская история. Мать - музыкант, пианистка.

Преподавала музыку в музыкальной школе, в институте... до сих пор работает музыкальным работником в детском садике. Пишет пособия. Мы жили в военных городках. Мама давала частные уроки дома. Просыпался под робкие звуки фортепиано. Поэтому с детства люблю, например, Рахманинова. Особенно его “Всенощные бдения”. Рекомендую исполнение под руководством профессора А. Свешникова. Лучше ни у кого не получилось до сих пор.

Отец служил в контрразведке. Образцовый чекист, отдавший КГБ 38 лет. Он жив и здоров, до сих пор сохранил романтизм профессии и укоренившийся в нём идеализм. Прошёл Афганистан, Баку, Карабах, Чечню. Очень много читал и читает. Работа с диссидентами обязывала в то время к высокому уровню культуры.

Забавно, не так давно ко мне на приём пришёл один старый профессор. Он представился от отца. Отец подтвердил, но ничего не сказал по телефону... Профессор немного помолчал и очень внимательно рассматривал меня. Потом задумался и спросил: “А вы и правда носитель идей своего отца?” Я ничего не ответил... И он понял. Сказал, что тогда будет мне помогать во всём, как когда-то давно моему папе. Действительно - очень патриотичный дед. Оказалось, что это один из его агентов. Очень скучаю по тому времени. По таким людям, как отец, и тем, кто его окружал...

На мокрухе нашёл жену

- В каком городе вы закончили школу?

- В Уфе. Там же поступил в Уфимский юридический институт. Тогда там был первый набор на оперативно-экономический факультет. Программа обучения была построена так, что удалось его закончить за три с половиной года.

- А как вы учились?

- Учился хорошо. Мне было очень интересно. Это то, о чём я мечтал с раннего детства. Очень, очень интересная профессия. Поэтому получил красный диплом и пошёл работать по специальности. Интересно, что во время стажировки, ещё на первом курсе, отрабатывали метод личного сыска. Дело в Уфе было. Утром было совершено убийство инкассатора, и мне поручили опросы по кафе, ресторанам и нескольким квартирам. Нужна была легенда - девушка. Молодая пара всегда располагает к разговору. Пока ехал на место, в троллейбусе увидел красивую девушку. Познакомился, представился сотрудником. Рассказал, что надо выехать на место убийства. Она согласилась... Вот так легенда-жена, стала реальностью... (Карнаухов смеётся) Вскоре родился первый сын. Через 6 лет, когда я учился в адъюнктуре, родился второй сын. Потом, уже в Москве, дочь. Надеюсь, если всё будет хорошо, летом наша семья пополнится четвёртым ребёнком.

Безумец на фоне радиации

- Расскажите о каких-нибудь громких делах из вашей практики.

- Не буду. Принципиально. Чтобы не получилось, как в интерпретации Владимира Владимировича Путина строк из “Песни о вещем Олеге”. Помните, “бойцы поминали минувшие дни и битвы, что вместе... они”. Я вообще считаю, некорректно кичиться успехами в этой работе. Можно отдельно поговорить на тему правоохранительной системы в России. Тогда будет понятно, почему я с оглядкой отношусь к любым успехам в этой сфере.

Вместе с тем, скажу, что от отца мне передалось абсолютно романтическое представление о работе оперативника, которое сохранилось и по сей день. Потом - опыт работы в органах ровным счётом не имеет никакого значения для моей последующей работы заместителем главы региона. Это разные сферы и деятельности, и главное - мышления.

- А как оно согласуется с вашей верой в Бога? Вы ведь не скрываете, что являетесь верующим? И человек, чтящий Бога, пошёл учиться на сотрудника милиции? И не в “золотые шестидесятые”, а в начале девяностых?!

- Здесь всё просто. Вообще не люблю эту тему применительно к себе. Знаете историю президента Парагвая - Фернандо Луго. Он в 2008 году сложил сан священника ради политики. Святость и религия стали ему мостом в карьеру. Но политика - это всегда призма, в которой часто отчётливо видно то, что далеко нелицеприятно. Ему пришлось публично признать нарушение обета безбрачия и много чего ещё.

Поэтому я не хочу вычурно говорить о Боге. Люди сразу вспомнят то, что я, наверное, намного хуже очень многих из них. Но могу сказать главное, что, может быть, объяснит и моё поведение, и отношение к жизни.

В детстве отец обслуживал ядерный полигон. Речь о Тоцком полигоне. Там в 1954 году проводились чудовищные ядерные учения “Снежок” под руководством Г. Жукова. Так получилось, что в 30-градусный мороз я оказался на улице в одних шортах и майке. На фоне радиации очень сильно заболел многими заболеваниями.

К 15-ти годам мне должны были удалить лёгкое. Жить хотелось очень сильно. А шансов не было. Вот тогда я случайно встретился с религией. В её исконном смысле. В том, о котором говорили и Иван Ильин, и Лосский, и Франк, которые потом стали самыми любимыми писателями-собеседниками. Я излечился простой просьбой и постом. С тех пор всё изменилось. Я по религиозным причинам не пробовал алкоголя, не курил, стараюсь строго поститься перед воскресеньем.

Резюмируя, повторю то, что не стесняюсь говорить: друг мира, всегда враг Бога, и человек, угождающий Богу - всегда безумец перед этим миром. Я пожелал бы всем оставаться безумцами в этом контексте. Поверьте, при таком мировоззрении совершенно неважно, чем ты занимаешься. Главное - соответствовать внутренним требованиям к самому себе.

Диссертация “на заказ”

- Вы были студентом или курсантом?

- Курсантом.

- И как вам удавалось совмещать веру в Бога (и те ограничения, которые она накладывает на человека) с “особенностями национальной курсантской жизни”?

- Я не конформист. Я не декларирую свои принципы. Не навязываю. Не выпячиваю. Тихо живу своей жизнью. При этом уважаю образ жизни других людей. Не осуждая их. Поэтому окружающие быстро привыкают к моему образу жизни. Более того, я много лет проработал непосредственно с министром внутренних дел России Р.Г. Нургалиевым. Он также придерживается аскетических норм, не пьёт, не курит. И, кстати, очень и очень тонкий и умный человек. Его реальный образ очень далек от того, который ему формируют в СМИ сегодня.

- Сколько вы проработали в “убойном” отделе?

- Недолго. Меня всегда привлекала политика и наука. К окончанию института я уже имел два учебных пособия, одобренных научным советом к использованию в учебном процессе. Одна работа была посвящена товароведению, вторая - особенностям аудита и применению специальных познаний в нефтеперабатывающей промышленности. Нефтянка - это вообще моя родная специализация в экономике.

Вообще всё это время жилось непросто. Спасало то, что Лена шила одежду на заказ. Зато я точно могу сказать, что настоящая наука может быть только вот такой... Но также точно и то, что такой она не должна быть! Чтобы прокормить двоих детей, мне приходилось преподавать в трёх ВУЗах, “на заказ” писать диссертации, статьи, работать на получение научных премий (благо, тогда они были и кормили всю мою семью).

Потом, как и в советские времена, меня, как молодого ученого, пригласили на собеседование к министру внутренних дел России. Тогда им был В. Рушайло. После этого мне вверили подразделение, и я начал карьеру в центральном аппарате министерства.

Год жил в общежитии с подселением. Соседями была семья аспиранта из Дагестана. Кстати, с тех пор я искренне проникся к аварцам и лезгинам... Без иронии скажу, что мы жили как родные люди.

Затем я получил жильё под Москвой. После назначения в МВД Р. Нургалиева он сразу же вызвал меня к себе, и я стал работать с ним. Ушёл в 2008 году с должности руководителя референтуры министра.

Часто очень скучаю по тем годам. Мы много летали по миру, облетели почти все регионы страны. Было очень и очень интересно.

После получения ряда наград, постановлением правительства Москвы (оно есть в интернете) мне дали квартиру на Таганке. Правда, с небольшой доплатой, которую я через кредит вскоре погасил.

“Министр МВД - мой учитель...”

- Так вы миллионер?!

- С учётом этой квартиры - ещё какой! Знаете, работая в системе, я часто говорил, что мы все, кто окружает министра, можем выступать рекламой бедности и самоограничения. И это действительно было именно так. Думаю, это мы вдохновили “Нашу рашу” на сюжет о честном гаишнике...

- И как же вы выпали из этого круга?

- Напротив. Если раньше нас связывали отношения соподчинён­ности, то теперь я могу обратиться к Нургалиеву как к более опытному и взрослому политику за советом. Мы проработали бок о бок 7 лет. Могу открыто сказать, что во многом я считаю его своим учителем.

- Но вы же ушли из МВД. Почему? У вас складывалась такая красивая карьера...

- У всего есть предел. Карьера и харизма Черчилля, порядочность и фундаментальность Примакова, глубина и творчество Леонова... изучая жизни этих людей, я понимал, что по-настоящему раскрыться можно только в политике.

Как только уверился в этом - так и решил идти к Рашиду Гумаровичу. Помню, пришёл 1 января в обед, в приёмную. Дождался министра. Он сразу понял, что я буду просить “вольницу”.

Это был сложный разговор. Он относился ко мне по-отечески. Поэтому отговаривал идти в самостоятельное плавание слишком молодым. И он был прав. Первый заход на должность главы администрации Карачаево-Черкессии оказался весьма рискованным проектом. Уже потом, когда я узнавал об убийствах политиков в этом регионе, я понимал о, чём говорил “шеф”. Но затем он поддержал меня в переходе на должность заместителя губернатора Кировской области. Тогда я уже и внутренне был готов к такому шагу.

- Вы никогда не занимались коммерцией?

- Я всю жизнь занимаюсь экономикой. Но я не занимался бизнесом. Это было запрещено законом. Более того, делал много для того, чтобы те, кто путает бизнес и госслужбу, осознавали это в местах лишения свободы. Считаю, там для этого самое подходящее место. Вместе с тем, после перехода на региональную работу я помог Лене, моей жене, заявиться своим именем в мир моды, и, как показали прошедшие годы, наш опыт брендмейкерства оказался вполне успешным.

Позволю нескромное бахвальство. Думаю, вы меня извините за это. Но Лена до сих держится в европей­ских трендах, участвует в мировых неделях моды, делает большие показы... Однако это также не бизнес. Для неё это площадка для творчества, пусть и весьма медийного. В интернете достаточно много о ней написано.

В команде либералов

- Что ж, вернёмся к вашему “перемещению” в большую политику...

- Всё было просто. Начал работать в команде молодых либералов Никиты Белых. Я стал единственным в стране замом по борьбе с коррупцией и безопасности. Компетенция оказалась весьма пёстрой, но узнаваемой. Там, где могло лопнуть, взорваться или нанести ущерб, но при этом где нет ни копейки денег - там моё...

В итоге - полтора года пахоты по кризисным объектам экономики, банкротствам, брошенным заводам, плюс антикоррупционная работа. Уникальный, кстати, опыт. Могу часами рассказывать свои выводы. О том, как легко победить коррупцию и почему этого нельзя сделать.

Мы быстро очистили окружение Никиты Юрьевича от нежелательных персонажей, возбудили дела в правительстве по фактам незаконных действий отдельных депутатов, обворовавших свои же предприятия... Это самый яркий опыт в моей жизни.

Бороться с теми, среди которых ты находишься, всегда сложнее. Ты с этими людьми ешь, общаешься, отдыхаешь...

Была масса очень острых конфликтных ситуаций. Часть из них выливалась и активно обсуждалась в местных СМИ, часть - на федеральных. Вероятно, поэтому мне поступило предложение перейти в команду А. Хлопонина во вновь образованный федеральный округ на Кавказ. Я даже перевёз свои вещи в Пятигорск. Начал готовиться к переезду. Это предложение было значительным повышением в карьере, и я не хотел отказываться от него.

Но Лена очень просила не ехать в горячий регион. Хотя я считал это знаком. После Карачаево-Черкессии судьба давала второй шанс реализоваться в кризисных ситуациях. Тем более, в команде А. Хлопонина работают очень интересные люди, с которыми я был хорошо знаком несколько лет.

“Мне позвонил Цуканов...”

- Так что же произошло и что помешало вашей судьбе?

- Думаю, это судьба и сделала всё. Я не был связан с Кали­нин­град­ской областью. Никогда и никак. Хотя достаточно много знал и внимательно вычитывал информацию по эксклаву. Потому основные персонажи мне были доступны по справкам и информациям. С какой стороны, думаю, вы хорошо понимаете.

И вот, в сентябре 2010 года, мне позвонил Николай Николаевич Цуканов. Ранее мы знакомы не были. Он предложил увидеться в Калининграде. Я прилетел.

Мы подробно поговорили с ним обо всём. По сути это была сверка систем координат: моей и его. Оказалось, что по своей прямоте, где-то резкости и конкретности мы совершенно одинаковы.

Губернатор сразу сказал, что, если я буду выдерживать принципы и договоренности, то мы сможем стратегически поработать в тандеме. Он был искренним. Я верю в таких людей.

С точки зрения объёма выполняемых задач, которые мне доверил губернатор, предложение ехать сюда оказалось для меня очень привлекательным. Да и жене эта идея понравилась больше, чем Кавказ. Хотя было и предложение вернуться в силовой блок в столицу. Но я решил продолжить начатый путь.

- Что входит в ваши обязанности?

- Сквозная задача одна - привлечение инвестиций. С учётом этого Николай Николаевич скомпоновал и мою сферу кураторства. Это - министерство инфраструктуры (дороги, недропользование, транспорт, энергетика), министерство сельского хозяйства, агентства по лесу, охотохозяйства, агентство по развитию туризма, агентство по связи и информатизации, ветеринария, агент­ство по рыболовству.

Логика простая. В соответствии с приоритетами развития области мы собрали в единый блок все органы власти, от которых зависит конкретное развитие приоритетных отраслей и кластеров.

О первых успехах нашего блока правительства я говорить не буду. Считаю, что оценка должна даваться в целом. Работе всего кабинета. Но для этого нужно время. И если уйти от политеса, то единственное мерило нашей эффективности, это внутреннее ощущение удовлетворённости, комфорта и защищённости у тех людей, ради которых мы работаем. Кстати, именно поэтому так важна открытость и искренность нашей команды перед обществом.

Уволил Зиныка

- Вы уволили Зиныка, бывшего прокурора Калининградской области, которого прежний губернатор поставил заведовать лесным хозяйством...

- Да. Это согласованное с губернатором решение. Я пригласил Зиныка к себе в кабинет и при нём согласовал приказ.

- И никто за него не просил?

- Меня - нет. Да и какой смысл. Надо просить губернатора. Но он решение уже принял.

- А вы сами охотник? Известно ведь, что в нашей стране многие государственные дела решаются в саунах и в охотничьих домиках...

- Я никогда не охотился. На зверей. Хотя неплохо стреляю почти из всего оружия.

- В сущности, ничего “хлебного” в вашем ведении нет...

- ...и меня это очень радует.

- Какая у вас зарплата?

- Около 80.000 рублей. Большая.

- Большая?! Но в Москве наверняка зарплаты больше?

- В Москве - больше, но жизнь другая.

Кто стирает рубашки

- А как вы устроились в Калинин­граде?

- Мне дали двухкомнатную служебную квартиру на Сельме, около “Эдельвейса”. Купил элементарную мебель - диван, кресло... Телевизора нет пока. Жена приедет - обставит всё по своему вкусу.

- А как управляетесь с домашним хозяйством? К примеру, кто вам рубашки стирает?

- Сам. В стиральной машине. Утром глажу. Питаюсь в кафе, рядом с правительством. На службе с 9.00, уезжаю домой не раньше 22 часов. Культурную жизнь пока отодвигаю - некогда.

- Машина у вас какая?

- Служебная “БМВ”. Я считаю: чиновник не должен сам ездить за рулём. Не надо никого подставлять.

- Сколько человек у вас в непосредственном подчинении?

- Около сотни. У нас ведь много подчинённых ГУП, учреждений, отделов в муниципальных образованиях.

- Как вы строите отношения с ними?

- Просто. У меня все подчинённые - абсолютно состоявшиеся люди. Все понимают свои задачи. Нужно лишь корректировать и задавать приоритеты, вырабатываемые губернатором. Задумано много корпоративных стимулов, мероприятий, которые призваны сплотить команду. У меня основная часть структур - вновь созданные. Поэтому нас ждёт большая работа по формированию отраслевых стратегий, разворачиванию международных проектов. По итогам будем отчитываться. Ну, а вы чаще задавайте вопросы.

Блоггер

- В Кировской области вы тоже были блоггером?

- Да, в Кирове и в столице была целевая аудитория. Блог был регулярным и уверенно держался в ТОПе-10 чиновников-блоггеров. Сейчас я собираю материалы и определяюсь, что будет интересно для калининградской аудитории. Писать всё подряд в блоге нельзя. Что бы ни говорили - если автор должностное лицо, все его посты являются официальными...

- Знаете, у нас здесь есть свой любимый персонаж - барон Мюнхгаузен. Он, кстати, тоже был в каком-то смысле оперативником - находился на секретной службе. Вы на него чем-то похожи...

- Мне сложно оценивать себя со стороны. Мы на самом деле являемся теми, кем нас считают люди... Поэтому стараюсь быть искренним и никогда не врать людям.

- А может, вы просто Дон Кихот? Ведь если в вашей должности нет ничего “хлебного”, значит, вы никому и не мешаете. Как не мешал Дон Кихот никому, кроме ветряных мельниц... Сколько вы продержитесь в Калининграде?

- Надо относиться к жизни более масштабно. И ветхий, и новый заветы пронизаны такой замечательной мыслью: надо быть странником на этой земле. Помните... строй дом, но надейся в нём жить... мерило твоей жизни далеко за её пределами и временем. Потому я ценю и люблю свою работу. Но никогда не буду интриговать, делать подлости, играть ради должности. Я всегда готов даже не к уходу с должности, а к тому, что в любую минуту твоя жизнь может оборваться... И ты будешь отвечать... А это другая мера ответственности. Не перед людьми. А перед Тем, Кто тебе эту жизнь дал и когда-то заберёт...

Паковать чемоданы?

- И сколько вас вытерпят - ТАКОГО? Или вы поменяетесь?

- Мне 36 лет. У меня трое детей. Мне меняться поздно. Старшему сыну 17 лет. В этом году он поступает в один из калининградских ВУЗов. Надеюсь, что здесь и женится. Поэтому я никогда не загадываю. Мои принципы - это то, что питает воспитание моих детей. Поэтому нужно делать, что должно, и будь то, что должно быть.

...Такая вот получилась беседа с вице-премьером. Понятно, что многое в этом интервью осталось “за кадром”. Потому как бывших оперативников не бывает. Особенно, если они из “ближнего круга” первых лиц государства. Но и то, что рассказал Карнаухов, заставляет задуматься. Прежде всего - о том, войдёт ли наш регион в число субъектов “с наиболее развитой антикоррупционной системой”... или “странному чиновнику” Карнаухову придётся вновь паковать чемоданы? Время покажет.

Редакция “НК”

P.S. Материал вычитан С.С. Карнауховым - и согласован им с губернатором.



Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money