НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Политика / “МОИМ КУРСАНТОМ БЫЛ ВАШ НАЧАЛЬНИК УВД”. Новый руководитель КЮИ полковник Бочаров когда-то обучал генерала Литвина

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • “МОИМ КУРСАНТОМ БЫЛ ВАШ НАЧАЛЬНИК УВД”.
    Новый руководитель КЮИ полковник Бочаров когда-то обучал генерала Литвина

...В Калининградском юридическом институте МВД РФ - “новая метла”. Начальником вместо генерала Попова назначен полковник милиции Бочаров. Человек инициативный и энергичный - судя по тому, с какой скоростью о нем стали распространяться слухи. Дескать, тиран, сатрап, заставляет сотрудников за свой счет ремонтировать учебные аудитории, спортивные стадионы, тиры, библиотеку, служебные кабинеты... нынешним летом “напряг” всех начальников служб и подразделений, распорядившись в кратчайшие сроки осуществить капитальный ремонт институтского учебного центра... и вообще превратил главный корпус института в одну большую строительную площадку. В общем, туши свет, кидай гранату!..

Полковник Бочаров и его курсанты

Что же на самом деле представляет собою “новая метла”? Тем более, что о прежнем руководстве института слухи по городу не ходили - скорее, констатировались факты: г-н начальник занимается бизнесом, вместе с супругой (и мы об этом рассказывали) “приватизировал” кусок границы в Багратионовске (там открывалась “калитка” - и прямо с границы предпринимателей запускали в некий “коридор”... к торговому павильону, где можно было затариться водкой и сигаретами, и без всякой очереди уехать назад в Польшу). И про поступление в институт (об этом тоже говорилось во всеуслышание): мол, стоит дорого, но зато берут всех платежеспособных. Школьные оценки особой роли не играют - проходной балл лежит в несколько ином измерении... и т.д., и т.п.

А вот этим летом разговоры о “проходном балле” утихли... но почему-то иногородних в институт поступило гораздо больше, чем местных... Так что же, собственно, успела намести “новая метла”?!

Полковник Бочаров на предложение дать “НК” интервью откликнулся охотно. Точней, с пониманием:

- Когда-то я сам мечтал заниматься журналистикой. Пробовал поступить в Львовское училище, но в военкомате мне вернули документы... - вспоминает Виталий Михайлович. - Сам я с Кубани. Родители - рабочие люди, ни к армии, ни к милиции отношения не имели. А я вот решил стать военным. Но когда пришли назад документы, время ушло, и у меня осталась только одна возможность: сдавать вступительные экзамены в высшее военно-командное Краснознаменное училище им. Кирова МВД СССР в Орджоникидзе - там прием начинался 1-го сентября...

В. Литвин

Училище я окончил с отличием. Служил в знаменитой дивизии им. Дзержинского. А потом меня пригласили в училище на должность курсового офицера. Прошел все ступеньки от командира взвода до комбата. В тридцать два года получил подполковника. С курсантами мы все время были в состоянии боевой готовности.

Честно говоря, когда я приехал в Калининград и увидел ма-аленький заборчик вокруг института, напрягся: как это?! А мне говорят: “Нормально”. И смотрят непонимающе. А я-то на Кавказе служил! В 1981-м мы принимали участие в умиротворении ингушей и осетин. У них в Орджоникидзе случился серьезный конфликт.

В 1986-м я совсем уже собрался в Афганистан... мы тогда считали: если офицер не прошел через Афган, что-то не так... Вместо Афгана - Алма-Ата. Известные события. Массовые волнения.

28 января 1988 года - вылет в Сумгаит. Это город, где было очень много “химиков”, в смысле - отбывающих наказание на поселении. Когда армяне с азербайджанцами схлестнулись по поводу Нагорного Карабаха, в Сумгаите начались погромы. То, что принято называть “массовыми беспорядками, сопряженными с особой жестокостью”.

...Были мы в Баку, в Ереване. Потом 15 дней дома - и обратно в Сумгаит. Командовал боевыми подразделениями: курсанты были вооружены, профессионально подготовлены, они были повзрослее солдатиков-срочников, поэтому их бросали в самое пекло.

Летом 1988-го - два месяца в Ереване охраняли заблокированный аэропорт. Только прилетели домой - нас отправили в Баку.

В это время меня пригласили в Москву - в Главное управление внутренних войск по линии высших военных училищ МВД. Но там произошли какие-то закулисные движения, и меня, промурыжив два месяца, не назначили. А тут в милицейских школах стали открываться кафедры тактико-специальной подготовки (действия подразделений и сотрудников милиции в экстремальных ситуациях). Это было мне интересно, я ушел в педагогику: начальником цикла в Краснодарскую среднюю школу ГАИ. И тут же - Гянджа-Кировабад...

Встреча с ветеранами КЮИ

В 1989-м мы в Азербайджане с курсантами держали мосты через реку. Там три моста. Стояли на них три курсантские роты. И со всех сторон в нас летело. Шесть месяцев там! Учебный процесс на практике: блокпосты вокруг Кировабада, пропускной режим, одна смена на дороге, одна - в окопе, одна - в вагончике. На вооружении - БТРы, БРДМы, крупнокалиберные пулеметы...

Но и участники конфликта ведь не из рогаток стреляли - и друг в друга, и в нас!.. Там ведь все по-жесткому: кровная месть гасится только во втором-третьем поколении. И армянам, и азербайджанцам мы не давали сойтись, чтоб драться до взаимоистребления... Одному нашему курсанту ракетой прожгло ногу, навсегда остался инвалидом. Еще семнадцать ребят получили ранения разной степени тяжести.

В мае мы вернулись - а в конце месяца улетели в Фергану. До конца августа стояли на границе Ташкентской области с Ферганской. Там турки-месхетинцы попали под узбекскую “раздачу”. Насмотрелись курсанты всякого.

...Въезжаем в кишлак - народ врассыпную, а посреди кишлака - обугленный труп. Женщину-месхетинку подвесили за ногу, а потом сожгли... Детей мы видели - и убитых, и изувеченных... Жуткое зрелище. Курсанты и плакали, бывало, и зверели, и тошнило их от вида изуродованных трупов...

...В этом же году мы на месяц вылетали в Абхазию.

А потом развалился Советский Союз, и курсантов перестали посылать гасить этнические конфликты. Учебные заведения снова стали учебными. Я шесть лет был начальником кафедром, защитил кандидатскую диссертацию по теме “Социальная реабилитация освобожденных из мест заключения”. Меня всегда интересовал вопрос, откуда берется рецидивная преступность. Ведь что получается? Из мест лишения свободы выходит человек, формально считающийся исправленным, но на работу он устроиться не может, а если на воле его никто не ждет, то жить ему тоже негде и не на что... Естественно, он тут же окунается в криминальную среду, снова совершает преступление... Институт социальной реабилитации был бы дешевле.

...С должности начальника кафедры я перешел на должность начальника факультета (Краснодарская школа милиции была преобразована в институт, как и здесь - КЮИ). Еще через пять лет - возглавил Ставропольский филиал Краснодарской академии МВД. Там количество обучающихся такое же, как в Калининградском юридическом институте, но база в полтора раза больше. И территория - 36 га. А здесь - 3,5 га.

Будучи руководителем филиала в Ставрополе, я под руководством генерала Ю. Агафонова принимал активное участие в создании Грозненского филиала Краснодарской академии МВД РФ, часто выезжал в Чечню.

...О Калининграде я не мечтал. И вообще никуда уезжать не собирался. Стремился вывести свое учебное заведение в число лучших в стране, чтобы в пятьдесят лет с чувством глубокого удовлетворения выйти на пенсию. Нет, не в бизнес. В бизнесе меня никто не ждет. Заводить магазин, ресторан - не по мне... Я уже защитил докторскую диссертацию по педагогике (тема, смежная с юриспруденцией) и предполагал, что буду, получая нормальную пенсию, спокойно преподавать и вообще чувствовать себя более свободным.

Все у меня было хорошо: семья (у меня молодая жена и дочь - жена ее в восемнадцать лет родила). Дочь окончила Краснодарскую академию, капитан милиции, служит... ее муж - военный. С жильем тоже все в порядке: когда-то мне дали квартиру в Орджоникидзе, я ее приватизировал, продал за 3.000.000 рублей (еще до деноминации). В Краснодаре тогда однокомнатная стоила 15.000.000 рублей! Но я постепенно достроил родительский дом. А в Ставрополе был жильем обеспечен.

И вот, когда мне исполнилось 49 лет и я вознамерился подвести кое-какие итоги, вдруг приехал в Ставрополь В.Я. Кикоть (начальник Департамента кадрового обеспечения МВД России, генерал-лейтенант милиции, - прим. авт.). И говорит: “Филиал у тебя лучший в России. Но есть предложение возглавить самостоятельный юридический вуз”.

- Где?

- В Иркутске.

- Как “декабрист”?!

Он смеется: “Шутка! Будем рекомендовать тебя начальником Калининградского юридического института”. (Как правило, подбирается несколько кандидатур для назначения на конкурсной основе.)

На Калининград я согласился. Меня всегда интересовали исторические проблемы этого региона, я увлекался историей пруссов...

В общем, в декабре 2005 года я прибыл в Калининград. Познакомился с институтом. Был обрадован тем, что здесь хороший коллектив, серьезный научный потенциал. Но и разочарован низким уровнем материально-технической базы. Институт неухоженный, проводка старая, еще от немцев осталась, курсанты живут в казармах - по тридцать человек в комнате... Везде старые занавески, обшарпанный линолеум, розетки висят...

В свой день рожденья (через два дня после назначения) прихожу в институт, а дежурный рапортует: “Над вашим кабинетом прорвало трубы, потолок обрушился, мебель выплыла в коридор...” “Спасибо, - говорю. - Поздравили”.

Мириться с такой ситуацией я не могу. В конце года я собрал сотрудников. Начальнику института предоставлено право поощрить любого работника. Обычно всегда остаются резервы. Их можно вернуть государству, а можно раздать людям. Я предложил: я выпишу премию сотрудникам в размере 3-4 окладов, но вы, уважаемые коллеги, наведите сами порядок в собственных кабинетах, создайте уют, рабочую обстановку!..

...На самом видном месте в институте должно быть знамя, Доска почета - фотографии отличников учебы, золотых медалистов, должна быть представлена вся профессура... Тогда с первых шагов любому становится ясно, куда он попал.

Я договорился со строительными организациями. Одна - в долг! - переделала крышу, теперь у нас под мансардами 18 новых аудиторий и 32 кабинета. Под это дело я надеюсь получить деньги из МВД - там ведь охотнее выделяют средства под уже осуществленную работу, нежели под проект!

...Загородную базу - бывший пионерский лагерь - прежнее руководство собиралось продать. Мы там сделали учебный центр.

Поделили территорию на сегменты и буквально вылизали. Пригласили спонсоров, родственников - и теперь там все покрашено, побелено. Тепло, сухо, котельная работает... Весь первый курс до присяги находился там. Занимался первоначальной подготовкой. Подтянутые, загорелые ребята... Строй четкий. После такой подготовки можно принимать присягу.

...Про взятки, которые якобы брали мои предшественники, сказать ничего не могу, за руку никого не ловил.

Если я буду утверждать, что для кого-то институт был средством личного обогащения - я буду круглым идиотом. Но если буду отрицать - тоже окажусь неправым. За два дня (!) до моего назначения в институте был определен состав приемной комиссии, а председателем диссертационного совета - утвержден прежний начальник генерал Попов!

14 октября 2006 года. Присяга в КЮИ

Естественно, я приказ о создании приемной комиссии отменил и назначил новый состав.

Кто-то отнесся к моему решению с пониманием, кто-то состроил козью рожу... Но в этом году было неожиданно много поступивших из Мурманска, Нижнего Новгорода, Пскова со средним баллом не ниже 17. Что было неожиданностью для некоторых родителей абитуриентов-калининградцев.

...Да, у меня есть возможность брать платников на вакантные места. И когда ко мне подходит родитель и говорит: “Хочу, чтобы мой сын поступил”, - я объясняю, что у нас есть подготовительные курсы. Официально. Это прописано в Уставе учебного заведения. Стоимость - 5.000 рублей. И есть возможность обучаться платно: 12.500 рублей в семестр за очную форму, 8.500 руб. - за полную заочную и 9.000 руб. - за трехгодичный экстерн. Деньги перечисляются в институт через банк.

Да, я не стесняюсь просить у родителей финансовую помощь для института. Лично мне ничего не надо. У меня здесь ни дома, ни дачи. А в общежитие, благодаря родительскому комитету, куплены жалюзи, телевизоры, деревянные кровати...

Единственное, у меня была на стоятельная просьба к родительскому комитету - с детей-сирот и с детей погибших сотрудников милиции не брать ни копейки.

По поводу того, возможно ли быть ректором и бизнесменом - лично я такого не представляю. Времени не хватит!

Да, происходят кадровые перестановки. Ушел начальник учебного отдела, уходит заместитель по тылу... Не все выдерживают заданного темпа. Кто не выдерживает - пишет рапорт. Но текучки нет. Из 500 человек - уйдет самое большое пять процентов. Недавно я вызывал молодых преподавателей, предлагал полковничью должность помощника по юридическим вопросам. Десять человек перебрал - отказываются! “Там же работать надо!” Но приходят и новые люди. Четыре новых начальника кафедр, очень деятельные...

Что еще? Квартиру я действительно снимаю. Двухкомнатную, в районе ул. Чайковского, в старом немецком доме, неухоженном таком... За нее я не плачу. Чисто по-человечески мне предоставили ее давние друзья - с ними я учился тридцать лет назад.

В Калининграде вообще происходят интересные встречи. К примеру, генерал Владимир Литвин, который был начальником управления внутренних дел Калининградской области, - мой бывший курсант!

А что касается жилья - это вопрос к мэрии. Десять месяцев начальник юридического института живет буквально как на вокзале! Когда я получу квартиру? Пусть это будет служебное жилье - но оно должно быть!.. Пока же - ни намека на перспективу его получения.

...Оклад у меня 22.000 рублей вместе с доплатой за докторскую диссертацию. С работы и на работу зачастую хожу пешком. В Краснодаре я ездил на “Жигулях” - у меня “ВАЗ-21093”, 2004 года выпуска. Отличная машина. Здесь, вижу, сплошь подержанные иномарки... А в Ставрополе и в Краснодаре лучше иметь новые “Жигули”, чем старый “Мерседес”.

Служебный автомобиль у меня сейчас БМВ-”пятерка”, 2002 года, черного цвета, с синим милицейским номером 373. Бывший начальник института генерал Попов на этой “пятерке” ездил три года... Машина требует капитального ремонта. Со временем приобретем и лучше, и поновее, но это сейчас не главное.

...Что ж, посмотрим, что будет дальше с КЮИ при Бочарове. Он, Бочаров, вступил в борьбу с целым кланом: не секрет ведь, что в нашем сравнительно небольшом городе очень многое определяют не личные достоинства (недостатки) человека, а приобретенные (или унаследованные) связи: где и с кем учился, на ком женился, с кем паришься в сауне или ездишь на охоту-рыбалку, кому невзначай перешел дорогу, кто твой друг-враг-покровитель и т.д., и т.п. Без связей - трудно.

Но... Бочаров - человек бывалый, одних правительственных наград у него двенадцать, приказом министра внутренних дел России ему вручено именное оружие. Так что и один в поле воин, если он тактико-специально подкован. Да и многое зависит от коллектива - и педагогического, и родительского, и особенно курсантского. Им, курсантам, виднее, где слова, а где - дела. И чьи слова с делами расходятся, а чьи - совпадают.

Д. Якшина



Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money