Дней
Часов
Минут
Секунд

НЕВИНОВНЫЙ ЖУРНАЛИСТ
СИДИТ В ТЮРЬМЕ



 
 

 

НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Криминал / В СЕТЯХ МАФИИ. У агента “Феликса” потекла “крыша”

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • В СЕТЯХ МАФИИ.
    У агента “Феликса” потекла “крыша”

...Как много приключенческих фильмов основано на “сюжете внедрения”! Ну там... доблестный мент (или коп), прикидываясь ворюгой-бандюгой-наркоманом-алкоголиком, внедряется в преступное сообщество... вместе с новыми дружками ходит на дело, выведывает-вынюхивает-выслеживает... а потом все “редиски” повязаны, и наступает полный хэппи-энд.

В реальной жизни провернуть “сюжет внедрения” намного сложнее, чем в фильме. Особенно в таком городе, как наш, где все друг друга, в принципе, знают, и самый секретный агент может быть рассекречен банально: какой-нибудь однокурсник или одноклассник... или бывший бой-френд двоюродной сестры, столкнувшись с ним, агентом, на площади или в кофейне, вдруг завопит: “Здорово, Вася! Ну как, ты уже капитан?!” И облетит наш Джеймс Бонд как одуванчик от порыва ветра...

Как же в таких условиях ловить бандитов, спросите вы? Ну, по идее, внедряться и вербовать кого-то “внутри криминального сообщества”. Или - среди людей, которые к сообществу каким-нито боком причастны. Ясное дело, сотрудники компетентных органов такой вербовкой занимаются. Без нормальных осведомителей (а тем более - без агентов, согласившихся исполнять определенную роль в широкомасштабной и “долгоиграющей” операции по выявлению преступных целей-связей-контактов) не то что крупных “авторитетов” не повяжешь - не найдешь, кто у бабы Мани с веревки наволочку спер!..

А проблем в Калининградской области много: это и транзит наркотиков, и перевалка через границу “живого товара” - девушек, которым предстоит ублажать клиентов в парижских, гамбургских и кипрских борделях. Это и контрабанда. Чего только ни перевозят через границу! Одна только история с сотней автобусов, отправленных за пределы янтарного рая без уплаты таможенных платежей - трюк такой, что Давид Копперфильд с его “исчезающим” поездом от зависти бы удавился!..

И вот тут возникает проблема: чтобы не вызывать подозрений, внедренный агент должен ничем не отличаться от своих crime-приятелей. То бишь, вместе с ними “заниматься делами”. А значит, нарушать закон. И если с crime-зайчиками все просто и понятно (их вяжут, а суд им потом отмеряет согласно УК)... то в отношении внедренных агентов должна действовать особая программа. Во-первых, обеспечивающая иммунитет (нельзя же “впаять” товарищу внедренному столько же, сколько и разоблаченным с его помощью уголовникам - ему вообще ничего “впаять” нельзя, потому что закон нарушался с санкции правоохранительных органов!). Во-вторых, предусматривающая защиту “засланных казачков”. Как особо ценных свидетелей, которых “коллеги” повязанных уголовников могут попытаться запугать или устранить.

И, конечно, такая программа есть. В теории. А на практике... Говорит Екатерина Крутова, чей супруг обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 188, п. “а”, “г” ч. 2 ст. 194 УК РФ:

- С ноября 2004 года я и мой муж Борис работали в учрежденном нами правовом центре “Гермес”. Я сама - бывший сотрудник милиции, была оперуполномоченным в Ленинградском РОВД Калининграда, ушла по сокращению штатов. Через своего бывшего коллегу, который сейчас уже на пенсии, а раньше работал в МРЭО ГИБДД, я помогала желающим поставить или снять автомобиль с учета. Без очереди, на платной основе.

В декабре 2004-го еще один знакомый свел нас с мужчиной, который представился как Леонид. Ему нужно было поставить на учет три туристических автобуса. ПТС, ГТД и акты осмотра имелись. Самих автобусов, правда, не было. Леонид сказал, что они на ремонте перед отправкой в Россию (по документам автобусы были растаможены на РФ).

Муж пообщался с нашим приятелем из МРЭО, тот согласился помочь. Общая стоимость услуг выходила по $2.000 за каждый автобус. Леонида эти условия вполне устроили. На следующий день мы с ним встретились возле МРЭО на ул. Борзова, он передал документы и деньги ($6.000). Договорились, что мы позвоним, когда все будет готово, и Леонид (он приезжал с товарищем, которого называл Виктором) ушел.

Документы мы вручили нашему знакомому, и он ушел в здание МРЭО... А через пять минут выскочил оттуда, как ошпаренный, сунул нам бумаги и закричал, что оформлять эти автобусы не будет - они растаможены на область, а не на Россию, и всем нам повезло, что он сначала “пробил” эти чертовы автобусы, а не сдал документы в регистрационное окно. Иначе неприятностей с милицией не обобрались бы...

Муж связался с Леонидом, объяснил ситуацию. Тот очень удивился.

Мы должны были встретиться, чтобы вернуть ему деньги и документы, но у него все что-то не складывалось. Потом он перестал отвечать на наши звонки. А где-то в середине января 2005 года Борису позвонил мужчина, который представился Вадимом Фомичевым и сказал, что он - хозяин и денег, и документов.

Мы встретились. И тут выяснилось, что $6.000 ему не нужны, т.к. он, оказывается, давал Леониду и Виктору 18.000 евро. Они знали, за что брали деньги, поэтому цена была такой высокой. И сейчас мы должны вернуть ему 18.000 евро - или сделать работу.

Наши объяснения Фомичева не впечатлили. Вышел тяжелый скандал. Из его машины выскочили двое мужиков, стали вопить, что они приехали из Пензы, сидят здесь уже несколько месяцев, а вопрос никак не решается... Фомичев пригрозил нам крупными неприятностями, на том и расстались. Деньги и документы по-прежнему оставались у нас.

Через несколько дней мужу позвонил некий Лёша Медведь. Сказал, что он друг Виктора. И заявил, что деньги мы взяли; узнавать, как на самом деле растаможены автобусы, нас никто не просил; сами вляпались - сами и должны решить проблему. Т.е. выполнить заказ. За те “бабки”, которые у нас на руках. “Каждый взял свою долю. Чтоб работа была!” Иначе... Медведь пообещал мужу много чего вполне конкретного - в плане здоровья и жизни его и всей семьи.

Мы начали дергать Леонида, но тот заявил: “Денег у нас нет, Витя проиграл их в казино, отдавать Фомичеву нам нечего. Автобусы надо ставить на учет”.

...Я пошла в Ленинградский РОВД. Но заявление у меня не приняли. Привлечь Кругляка (Виктора) или Фомичева за контрабанду не было возможности: преступление не окончено. За подделку документов их не привлечешь - они заявят, что бумаги нашли и даже не подозревали о том, что те липовые. Прихватить Медведя за вымогательство? Так он не вымогает денег, а требует выполнения заказа... И вообще больше пока не звонил...

Один из сотрудников РОВД познакомил меня с неким Алексеем, сотрудником одной силовой структуры. А муж вспомнил о своем приятеле Диме (они вместе учились в военно-морском училище им Фрунзе), который тоже силовик. Встретились. Муж обрисовал ситуацию. Дима сказал, что мог бы, наверное, нам помочь, но ему нужно обсудить это дело с “буграми” (начальством). Через несколько дней мы снова пересеклись. Дима почему-то пришел с Алексеем.

- В общем, ребята, - сказали они, - пока преступление не окончено, привлечь никого нельзя. Автобусы надо ставить на учет. Если это получится, мы возьмем всех. Нас интересуют сотрудники МРЭО, которые пойдут на противозаконные действия. Вы должны остаться в “схеме”. Руководство дало добро на проведение операции.

...Знаете, я - бывший сотрудник милиции, - продолжает рассказ Екатерина Крутова, - и слово “операция” для меня звучит магически. Появился какой-то профессиональный азарт. Ведь мы не просто выпутываемся из неприятной ситуации, а приносим реальную пользу, помогаем поймать преступников!..

Договорились, что муж письменно оформит свое сотрудничество, чтобы потом, когда причастных лиц привлекут к уголовной ответственности, у следствия к нему не возникло вопросов. Мужу дали псевдоним “Феликс”. Отныне он должен был информировать бывшего однокурсника Диму о готовящейся контрабанде, а после постановки на учет “левых” автобусов, привозить ему готовые документы. До тех пор, пока не накопится достаточно доказательств коррумпированности конкретных сотрудников МРЭО.

Леонид, которому мы продолжали предъявлять претензии, наконец, признал, что создал нам с мужем серьезные проблемы. И предложил “выход”: дал телефон некоего Кузи, криминального авторитета из Нестерова (в Литве он известен под кличкой Тракторист), который может “помочь”.

Мы съездили к Кузе. Тот согласился оформить автобусы за 6.000 евро каждый. Мы созвонились с Фомичевым. Тот согласился доплатить, но нам поставил условие: теперь человек Кузи должен был сделать буквально всё - от регистрации до выписки транзитных номеров.

Справка-счет была оформлена на некоего Полякова. Муж отвез Кузе $6.000, объяснил, что больше заказчик на первый раз не дал. Кузя поморщился, но деньги принял. Все операции с автобусом были выполнены в МРЭО Черняховска. Ксерокопии документов муж передал Диме.

Кузя тем временем “сделал” и второй автобус.

Фомичев, проникшись к мужу доверием, предложил ему въехать в Польшу, где через фомичевского знакомого поляка можно было подешевке найти краденые автобусы и гнать их по “схеме” в Россию.

Наши кураторы-силовики, Дмитрий и Алексей, этим заинтересовались. Но у меня не было загранпаспорта, а у мужа - просроченный. Алексей взялся срочно сделать нам загранпаспорта, но что-то там у него не сложилось. А потом и надобность отпала, Фомичев поехал сам. Муж поссорился с Алексеем: говорил, мол, не надо было браться за “ускорение”, если не уверен в результате. После инцидента с паспортами с Алексеем в основном общалась я.

Кузя начал “делать” третий автобус. Но мы уже задавались вопросом, сколько это все будет продолжаться. Уже после оформления первого автобуса преступление было окончено, но прокуратура почему-то не предпринимала никаких действий. Якобы продолжался сбор информации: выяснялся круг фигурантов и т.п. Но я приводила пример: скажем, совершено убийство. И что, надо ждать, пока убьют еще кого-то, чтобы “полнее собрать информацию о преступниках”?!

Дмитрий отмалчивался.

А Фомичев “подгонял” один автобус за другим. Они вообще на территорию Калининградской области не заезжали. И вообще растаможены не были. Стопроцентная контрабанда в международном масштабе!

Сообщили Диме. Он: “Надо посмотреть, будут ли документы похожи на настоящие”. Оказалось, ещё как похожи! Некто по кличке Художник, к которому мы ездили с компаньоном Фомичева Тихоновым на улицу Эльблонгскую, обтяпал все в лучшем виде. $10-$15 стоила каждая буква. За $8.000 и такой автобус “сделали” на МРЭО.

Потом пошли оригинальные документы - краденые ПТС с вытравленными цифрами... И ЭТО тоже оформлялось на МРЭО. Мы прямо в шоке были: что же там творится, если по ТАКИМ документам спокойно оформляются автобусы, в реале даже не пересекавшие границу?! При том, что сотрудники МРЭО обязаны лично осматривать каждую транспортную единицу, которую ставят на учет!

В общем, до июня 2005 года было “сделано” шесть автобусов. Но тут Тихонов решил, что может работать с Кузей напрямую и муж мой им в “схеме” не нужен. Функция-то у него и впрямь была ничтожной. Бориса выбросили из “схемы”. Но при этом так настроили Кузю, что тот решил, будто Боря его обманывал, получал с клиента гораздо больше, чем передавал.

Кузя позвонил, начал кричать: “Ты мне должен!” Насчитал 5.000 евро “недоимки”.

Мы были в ужасе: еще одна проблема с деньгами! Кузя не отдавал нам последний пакет документов. А тут у Бори в Питере умер дедушка. Мы всей семьей вылетели на похороны.

Накануне отлета вдруг позвонил Фомичев: “Срочно нужны документы!” Мы ему все объяснили, но он заявился со своими мордоворотами, они оцепили дом, я начала кричать: “Сейчас вызову милицию, и все темы закроются!”

Договорились, что Фомичев дает нам эти 5.000 евро (это ведь “косяк”, который возник по вине его компаньона), мама Бори созванивается с Кузей и отдает ему “бабки”. Мы улетели. Мама поехала в Нестеров (её повез мой брат, он живет в Гусеве), там ее встретили ребята Кузи - Андрей, Бакс и Ваня.

Бакс протянул документы, мать стала их смотреть, тут парни у нее вырвали и деньги, и бумаги, прыгнули в машину и уехали. В общем, полный ужас.

Мама звонит в Питер... Фомичев сидит под домом, ждет документы... Мы из Питера связываемся с нашим куратором Димой, кричим, что пора завязывать, дело пахнет керосином, нас просто убьют из-за этих проклятых автобусов! Надо защитить Борину маму, привлечь милицию...

Дима: “В милицию заявлять нельзя, операция будет рассекречена. Вернетесь - порешаем”.

...Вернулись мы через девять дней. Встретились с Димой и Алексеем. Вместе съездили в транспортную прокуратуру, познакомились со следователем Соловьевым (уголовное дело было уже возбуждено, у Фомичева сделан обыск), обсудили текущие моменты. Нас обещали “включить” в программу защиты свидетелей.

Но следствие шло как-то очень уж неторопливо. Фомичеву посылались повестки - он их игнорировал. Художника никто не искал. Фомичев намекал, что “по себе вопрос решил”. Называл, во сколько ему это якобы встало. Нам то и дело звонили какие-то люди, требовали деньги, документы на автобусы, угрожали. Кузя свирепствовал: моего брата в Гусеве возили в лес, поставили его “на счетчик”, жену брата, когда она шла с маленьким ребенком, останавливали бандюки и откровенно “наезжали”...

Мы решили переехать в Питер. Перед отъездом встретились с Дмитрием, передали ему последние сведения (интернет-адрес Фомичева, где тот предлагал автобусы) и чистые бланки ПТС, а также поддельные брифы на автобус “Рено” (документы, которые подтверждают, что оформленный у нас в области “Рено” вообще не заезжал на российскую территорию).

...Весной 2006 года позвонили Диме. Тот сказал, что находится в отпуске, новостей нет.

В мае я прилетела на сессию (получаю второе высшее образование). Жила дома. Никто меня не задерживал в аэропорту, никаких повесток я не получала - и вдруг узнаю, что по нашему адресу приезжала милиция, интересовалась у соседей, где мы. Звоню куратору. И слышу: “Борис в федеральном розыске. Вы сквозанули, а правила игры изменились”.

Я - в рев: “Что значит “сквозанули”?! Ты знаешь все наши координаты. Если потерял телефон - нас всегда можно найти через Борину маму!”

- Вот еще! Может, мне еще через бабушку вас искать?!

Встречаться со мной Дима не стал. Я звонила, отправляла ему SMS, караулила с восьми утра у входа в его контору - бесполезно. Пошла к следователю Соловьеву. Его уже перевели в областную прокуратуру. Зашла. Он: “Здравствуйте. Приятно познакомиться”. Я так и ахнула. “Вы что, меня в первый раз видите?! Мы же вам собирали информацию по делу об автобусах!!!”

- Каждая бумажка в этом деле, - говорит он, - собрана мною. А ваш муж - преступник. Вот постановление о его задержании, вот - ходатайство об аресте.

- Так вы ему сообщите - он сам прилетит!

- Сам он уже не сможет прилететь, его задержат в аэропорту и доставят в наручниках. Сообщай адрес - мы его заберем.

...В общем, дело теперь складывалось так, что Фомичев - жертва. Якобы он считал, что Боря - честный таможенный декларант, и даже не подозревал о каких-то там проблемах с автобусами. Его компаньон Тихонов якобы перенес два инсульта и теперь невменяемый. Сотрудники МРЭО клянутся, что автобусы видели. Поляков и Кузя - тоже пострадали от действий Бориса.

“Художника” взяли. Изъяли у него 160 различных печатей, бланки ПТС, жесткий диск с информационной базой (который до сих пор не раскрыт), принтер (экспертиза вполне может установить, что именно на нем распечатывались поддельные документы)... - и ничего. Будто бы к данному делу все это отношения не имеет. Это как если бы было обнаружено двадцать трупов, а сотрудник милиции сказал: “Трупа Петрова здесь нет, а остальные двадцать меня не касаются!” Так что, кроме Бориса, не виноват никто.

...Борис прилетел в Калининград. Двое суток он провел в ИВС. Правда, суд отклонил ходатайство прокуратуры о взятии его под стражу. Было признано, что Борис не скрывался от правосудия, а был не оповещен о том, что является обвиняемым. Сейчас он находится под подпиской о невыезде.

Кураторы от нас открестились. Силовик Дмитрий сказал, что никто не хочет вмешивать в это дело сотрудников ГИБДД. Следователь прокуратуры Соловьев только смеется: мол, мы все это придумали - и никаким секретным агентом Боря не был. Очных ставок с Алексеем, Фомичевым, Кузей Боре никто не устраивал - зато его “столкнули” с Кузей в коридоре. И прозрачно намекнули, кто давал на Кузю информацию.

...Мы обращались в службу собственной безопасности того ведомства, где служит наш куратор Дмитрий. Сначала там живо заинтересовались ситуацией. А потом - остыли. Дескать, мы вляпались, а Дима по-дружески пытался нам помочь.

Борису светит солидный срок. И ему ничего не остается, кроме как “делать группу”. Ведь если все ЭТО было не в рамках операции, значит, кураторы Дима и Алексей - наши пособники?!

...Вот такая история. Конечно, в ней много “белых пятен”. Но... вопрос, почему в обвинительном заключении не упоминается НИКТО, кроме Крутова и Фомичева, остается открытым. (Можно подумать, инспектора регистрационно-экзаменационного подразделения ГИБДД Черняховского района и впрямь в упор не видели, что документы на автобусы - липа, зато каким-то образом умудрились увидеть сами автобусы. Чьи колеса даже не касались калининградской земли!)

Конечно, проще подставить одного, чем размотать целый клубок и потревожить “осиное гнездо” контрабандистов!.. Без серьезной “крыши” ребята, проворачивающие операции по контрабанде (неважно, наркотиков, автобусов или щенков японского пинчера),не просуществовали бы и дня. И “крыша”, скорее всего, не бандитская. Бандиты - по нынешним временам моветон. Siloviki - вот “крыша” хай-фай. С тройной защитой от “протекания”.

Ну а тем, кто по тем или иным причинам соглашается сотрудничать с правоохранительными структурами - урок: не верь, не бойся, не проси. Главное - не верь. Это, похоже, главный закон, который на территории самого западного региона РФ нужно соблюдать неукоснительно. Иначе... к бабке не ходи: будут тебе и казенный дом, и небо в клеточку, и друзья в полосочку.

Л. Новикова



Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money