НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Криминал / “МЕНЯ ТОЖЕ ПЫТАЛИ В МИЛИЦИИ...”. Подростков били, душили и загоняли под ногти иголки

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • “МЕНЯ ТОЖЕ ПЫТАЛИ В МИЛИЦИИ...”.
    Подростков били, душили и загоняли под ногти иголки

...17 марта этого года в Багратионовском районе была убита 35-летняя Елена Найденко.

На свою беду, вечером она задержалась на работе - она была оператором станков ЧПО на заводе “Спутник”. Около 22 часов муж поехал её встречать, как это делал всегда. Но, судя по всему, они каким-то образом разминулись. Муж продолжал искать Елену всю ночь - а утром на её труп в кустах около детского садика натолкнулись идущие на дизель люди. Лена не дошла до своего дома в поселке Нивенское буквально сто метров.

Убийство Елены Найденко всколыхнуло не только район, истерзанный целой серией жутких преступлений, но и всю область. Таксист Романов, убивавший девочек, тогда еще не был пойман - и мысль о том, что в области безнаказанно орудует маньяк, на счету которого не менее десятка загубленных жизней, а теперь к ним прибавилась еще одна... мысль эта была пугающей и для прокурора Багратионовского района Ю. Орлова, и для его начальников.

Как последняя соломинка ломает спину верблюду, так и эта смерть могла стать причиной серьезных оргвыводов. Тем более - и мы об этом уже писали - выезд сотрудников районной прокуратуры на место происшествия был организован, мягко говоря, ненадлежащим образом.

Как следует из приказа №109-к “О наказании” от 28.03.2006 г. за подписью прокурора Калининградской области А. Самсонова,

“осмотр места происшествия начат в 13 часов 45 минут 18.03.2006 г., в то время как следователь прокуратуры Павлов Д.Ю. получил информацию об обнаружении трупа 18.03.2006 г. в 10 часов 57 минут. Своими действиями он фактически самоустранился от выезда на место происшествия, отправив туда участкового уполномоченного ОВД.

Несмотря на то, что на протяжении последних лет в Багратионовском районе <...> совершен ряд убийств <...> с признаками серийности, которые до сих пор не раскрыты, заместитель прокурора О.А. Лобанова проигнорировала необходимость выезда на место происшествия <...> Кроме того, ни следователь прокуратуры Д.Ю. Павлов, ни заместитель прокурора Лобанова О.А. не сообщили дежурному прокурору области об обнаружении трупа Найденко Е.А. с признаками насильственной смерти.

Прокурор Багратионовского района Ю.М. Орлов <...> также не проинформировал об этом дежурного по прокуратуре области...”

Что это значит? То, что следственно-оперативная группа выехала на место происшествия спустя три часа (!) после обнаружения трупа. Все это время рядом с трупом сновали люди: шли на дизель, на работу...

Затаптывали следы, роняли какие-то мелкие вещи, типа окурков (а могли и что-нибудь позаимствовать у убитой). Короче, искажали картину преступления.

“Затормозившие” прокуроры и следаки получили за это по шапке. Чисто символически: Ю. Орлову строго указано (и обещано, что “при повторении указанных нарушений” он “в дальнейшем будет привлечен к строгой дисциплинарной ответственности”), Лобанову по итогам работы за 1-й квартал 2006 года велено депремировать на 50%, Павлова - на все 100%...

Мрак!.. Вот, очевидно, они и решили реабилитироваться. Всей прокуратурой. Раскрыв данное преступление в рекордно короткие сроки.

Не так давно в прессе прошла информация: убийцы Елены Найденко задержаны. Это - группа подростков. Женщина была убита с целью ограбления.

Казалось бы, все хорошо. Известно, на что бывают способны подростки, сбившиеся в стаю и остро нуждающиеся в деньгах!..

Но... имеются, знаете ли, неувязочки.

Пятеро подростков, обвиняемых в совершении преступления, действительно проходили вечером 17‑го по той дороге, на обочине которой был потом обнаружен труп.

Говорит мать одного из них, Степана Ковалева:

- Степан никогда не отрицал, что они компанией там действительно шли. Изначально по делу он и его приятели проходили как свидетели. Но в сентябре все вдруг изменилось.

Пятого сентября 2006 года старший следователь прокуратуры области В. Волох задержал Степана и водворил в камеру Багратионовского РОВД. На следующий день мы с моей сестрой поехали туда (мы живем в поселке Нивенское). Поднялись на 3-й этаж (там находится уголовный розыск). Сестра шла первой. Плач Степана мы услышали издалека. Его, несовершеннолетнего, допрашивали без адвоката, без матери, без психолога... На него кричали: “Тебя в тюрьме петухом сделают!”

Он тоже кричал: “Не бейте меня! Я ни в чем не виноват!”

Сестра начала стучаться в дверь (запертую на ключ). Высунулся мужик: “Ты кто такая?”

- Пустите, я его тетя! - сказала сестра.

- Иди отсюда! - ее вывели во двор под конвоем! Автоматчики!

Я тоже стучала в дверь. Опять высунулся оперативник. Он стоял так, чтобы я не могла заглянуть в кабинет. Потом вышел сотрудник милиции, вывел меня из здания и дал указание дежурному больше меня не пускать.

Мы с сестрой побежали в районную прокуратуру. Написали жалобу. Помощник прокурора Батуро Т.Э. нас успокоила, сказала, что во всем разберется.

Затем появился следователь Волох и сообщил, что будет еще один допрос, я должна присутствовать, а государство предоставляет Степе дежурного адвоката.

Я возразила. Сказала, что сама найду адвоката, и пошла в адвокатскую контору. Там я заключила соглашение с защитником, но следователь и районный прокурор заявили отвод. Дескать, этот адвокат когда-то в прошлом защищала - совсем по другому делу! - одного из подозреваемых подростков.

Защитник по назначению появился ближе к вечеру, с бутылкой пива в руках. Нам он сразу сказал, что у Степана следы удушья на шее и что он, адвокат, якобы вызвал “скорую”. Которая так и не появилась - а нам ее вызвать не позволили под тем предлогом, что-де зачем дублировать вызовы.

Потом адвокат заявил мне: “Живете в стране непуганых идиотов! Вы что, не знаете: было бы дело, а на кого повесить - найдем!”

...Когда привели Степана, он был в таком состоянии, что словами не опишешь: красно-синие полосы на шее, сам - желтый, в полной прострации... Потом он сказал, что из камеры его забрали в шесть утра и все это время били. Один оперативник намотал ему на голову черную тряпку, затянул на шее скотчем. Другой в это время сдавливал Степе шею руками. Степу подняли за ноги, стянули с него брюки, пообещали засунуть зонтик в задний проход... Затем ударили головой об пол, бросили на пол и долго пинали ногами.

...Мне с трудом удалось добиться освидетельствования сына в бюро судмедэкспертизы.

(Следователь Волох был категорически против. Настаивал на том, чтобы экспертизу провели в СИЗО, в присутствии тюремного врача и следователя.)

...Судебно-медицинский эксперт дала заключение о том, что у Степана имелось 13 кровоподтеков на шее и ссадина на левой голени. Но наше требование возбудить уголовное дело в отношении сотрудников милиции, избивавших Степана, отклонили и прокуратура района, и прокуратура области.

(Ну, да! Душить несовершеннолетнего, вымогая “чистосердечное признание” - это ведь не преступление. Так все делают. А вот киллера, взятого с поличным на похищении человека, расколоть на сенсационное заявление об участии в заказном убийстве Олега Поканевича - это, сами понимаете, перебор. Вот за ТАКОЕ уголовное дело схлопочешь мигом. Чтоб не тех “колоть” неповадно было! - прим. авт.)

- Меня тоже били, - говорит Юрий Бородин, один из обвиняемых (он выпущен из СИЗО под подписку о невыезде). - Забрали в поселке Нивенское, когда мы с братом ждали автобус. Повалили на землю, надели наручники, затолкали в машину, повезли в УБОП на ул. Невского, стали допрашивать в кабинете на 3-м этаже. (Несовершеннолетнего! Без отца - матери у Бородина нет, без адвоката, без психолога... - прим. авт.) Мне говорили: “Вали всех пацанов! А ты ничего такого не делал”.

Я сказал, что никто из нас “ничего такого” не делал. Потом появилась психолог. И сказала, что, если я не признаюсь, она наведет на меня порчу, я через год сгнию, у меня выпадут зубы и ногти (!!! - прим. авт.).

Потом она ушла. А следователь областной прокуратуры Волох спросил, как меня допрашивать: по-детски или по-взрослому. Я ответил, что по-нормальному. И стал рассказывать, как было на самом деле.

“А, так ты по-плохому! Ну, сейчас расскажешь ВСЕ!”

Волох вышел, а в кабинете появились трое сотрудников милиции в масках. Они пристегнули меня наручниками к стулу, со сведенными за спину руками. Достали из шкафа электрический шнур, пообещали, что задушат меня, если я не признаюсь. Потом один из них ударил меня ногой в плечо. Я со стулом опрокинулся на спину, прямо на руки. Меня стали бить в грудь, по ребрам. Потом подняли меня, расстегнули наручники и вышли из кабинета.

Появился Волох и спросил: продолжать - или я буду признаваться.

Признаваться мне было не в чем. Меня опять били. Пытались сорвать брюки, говорили, что меня опустят, запетушат...

Так продолжалось до трех часов ночи. В три меня выпустили - и сказали, чтобы в Нивенское я не ехал.

Я переночевал у бабушки на ул. Дзержинского. На следующий день меня опять допрашивали. Правда, не били.

На третий день, когда я опять отказался признаться, пришел человек в гражданской одежде, но в маске, несколько раз ударил меня по лицу. Потом застегнул наручниками руки за спину и стал что-то засовывать мне под ногти. Было очень больно. Но признаваться мне было не в чем.

Человек ушел. Появился Волох, взял с меня подписку о невыезде и пообещал, что со мной поговорят по-другому, когда мне исполнится восемнадцать. Исполнилось уже...

- Волох рапортует в прессе, что преступники-де сознались, - продолжает мать Степана. - На самом деле “сознались” только двое из пятерых. Мальчики, давшие “чистосердечное” признание, - детдомовские. Вступиться за них некому. Можно представить, что с ними делали! В показаниях они путаются, на очной ставке отводят глаза... Весь поселок Нивенский знает, что их ночью привозили на место преступления, инструктировали...

Есть еще одно обстоятельство: наш Степан где-то за месяц до 17 марта сломал ногу. Перелом обеих костей, сложный, со смещением. Он был в гипсе от бедра до голени, передвигался только на костылях.

Мальчики эти говорят: мол, они шли по дороге, увидели Елену, решили ее ограбить, ударили ее по голове костылем, она упала на спину... и тут Степан прыгнул (!) ей на ноги, а другой мальчишка ее задушил. А Степан потом будто бы сел на корточки (!) и засунул убитой костыль во влагалище. А потом отбросил костыль, взял женщину за ноги и понес труп.

Они будто бы забрали у убитой 10.000 рублей, телефон, цепочку. Тут же это все где-то продали и спокойно разошлись по домам.

Я спрашиваю во время очной ставки: “На Степе был гипс?”

- Да.

- Так как же он мог сесть на корточки?! И как он мог идти, неся труп за ноги, если он вообще без костылей шагу не мог ступить?

Следователь мне: “Не путайте мальчишек!”

А чего их путать? Они не могут внятно сказать даже, в чем была жертва - в штанах или в юбке. И почему, если ее ограбили, в ушах у нее остались золотые сережки, а на пальце - кольцо?!

И потом - сторож на заводе, где работала убитая, сначала говорил, что она ушла в одиннадцатом часу. Почти в это время мальчиков видели уже у поселка Владимирово. Женщина одна торопилась на работу, а пацаны у нее спросили, сколько времени. А потом она же обратила внимание на то, что в кустах (где утром был найден труп) кто-то был с мобильным телефоном...

Теперь сторож утверждает, что Елена ушла с работы около восьми! И якобы, когда свидетельница встретила компанию, это было уже после убийства.

...Понимаете, мы все - небогатые люди. Я воспитываю Степана без отца, у Юры - нет мамы, еще один парень - тоже из неполной семьи, двое - детдомовцы. С нами проще справиться. И я очень боюсь, что сейчас все будет сфабриковано. Подтасовано время убийства... потом появятся какие-нибудь “улики”... Или обвинение целиком будет построено на выбитых “признаниях”...

Мой сын не виноват. Я это знаю. И еще - все в Нивенском знают, что один человек - его называют Вольдемаром - СРАЗУ после убийства Елены сжег свой плащ.

Почему?

Я задавала этот вопрос Волоху. Он только посмеялся. Мол, а вы что делаете со своими старыми вещами?

Я сказала: отдаю людям, выбрасываю... но уж точно не жгу! Но сотрудники прокуратуры свою “картину преступления” уже написали. “Лишняя” информация им не нужна.

...Вот такие дела.

Конечно, всякое случается... И родители очень часто узнают жестокую правду о детях последними. Но... помните, года два назад в Калининграде недалеко от ул. Полковника Ефремова была изнасилована и убита школьница? Первого сентября. Обвиняемых тогда “вычислили” сразу: подросток, у которого странным образом оказался мобильник убитой девочки, “сдал” двоих своих приятелей. Якобы школьницу насиловали и душили они, а он стал случайным свидетелем и получил “за молчание” мобильник.

Ребят посадили в СИЗО, где они провели несколько месяцев. Отец одного из парней потратил бешеные деньги - более полумиллиона рублей - на адвокатов, на экспертизы... Одежду, в которой они находились в тот роковой день, проверили буквально на молекулярном уровне, но не нашли ни следов крови, ни следов спермы. Отсутствовали также какие-либо свидетельства того, что одежда ребят соприкасалась с одеждой убитой... Волосы, образцы кожи - все исследовалось самым тщательным образом. В итоге ребят выпустили. За отсутствием состава преступления. А вот к “чистосердечно признавшемуся” у следствия возникли ба-альшие вопросы.

Но... кто вернет парням время, не по своей воле потраченное на “тюремные университеты”? И кто вернет им веру в себя - и в справедливость нашей правоохранительной системы, если они доподлинно знают: не бейся за них родители, из последних сил и средств, Система закопала бы их... закатала бы в бетон и проехалась сверху на танке. Как “закатывает” сейчас Степана Ковалева со товарищи.

Разница лишь в том, что даже если его мама продаст все, что имеет, до последней ниточки, ТАКИХ денег ей не собрать. На это, очевидно, и делается расчет. Бедные - виноваты уже априори.

И еще. Когда в камере следственного изолятора повесился маньяк Романов, версий на сей счет было много. Ну там... нервы не выдержали, совесть проснулась... Или - зэки, в лучших традициях воровского мира, устроив так, чтобы надзиратель на секундочку отлучился, наказали того, кто глумился над маленькими девочками.

Но была и еще одна версия: “самоубийство” Романова организовано... сотрудниками правоохранительных органов. Потому что, когда маньяк начал “колоться”, он рассказал, в числе прочего, и о тех своих преступлениях, за которые КТО-ТО УЖЕ СИДИТ.

И если теперь вдруг объявится настоящий убийца, что делать с “назначенными”? И главное - что делать с теми, кто “назначал”?.. Вот и убрали Романова. От греха подальше. (Или, по крайней мере, не помешали ему “убраться”, заботливо снабдив простынкой и оставив камеру под присмотром дамы-надзирательницы, которой вдруг приспичило отойти.)

...Страшное, страшное время! Время, когда преступников не ищут, а подбирают. По ряду косвенных признаков. Когда адвокаты лишь имитируют защиту своих подопечных, работая при этом на обвинение... когда суды откровенно воспринимают себя частью репрессивной машины (и оправдательных приговоров выносят МЕНЬШЕ, чем в годы знаменитых сталинских “чисток”)... и когда вопрос “Кошелек или жизнь?” - утратил свой сакраментальный смысл. Ибо отсутствие кошелька автоматически означает отсутствие жизни.

Время, когда НАКАЗАТЬ могут, так ничего и не ДОКАЗАВ. Да, в принципе, так чаще всего и бывает.

И. Петрова



Если вам понравилась эта статья, переведите нам любую сумму.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money

236040, г. Калининград
ул. Черняховского, 17
(второй этаж)
тел. (4012) 991-210

‎+7-900-567-5-888.


Архив номеров
Архив номеров




Федеральные СМИ,
которые пишут
об Игоре Рудникове

Новая газета

THE NEW TIMES