Дней
Часов
Минут
Секунд

НЕВИНОВНЫЙ ЖУРНАЛИСТ
СИДИТ В ТЮРЬМЕ



 
 

 

НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Криминал / КОМУ НА РУСИ В ТЮРЬМЕ ХОРОШО. Колония строгого режима ИК-9 в Калининграде открыла “рай для избранных”

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • КОМУ НА РУСИ В ТЮРЬМЕ ХОРОШО.
    Колония строгого режима ИК-9 в Калининграде открыла “рай для избранных”

Сколько раз в нашу редакцию приходили сообщения из “мест не столь отдалённых”, и во всех - рассказы об ужасах российской “исправительной” системы. Реформируют, наши колонии, реформируют, а всё без толку. И вот, наконец, в наши сени влетела первая ласточка с благой вестью: письмом заключённого ИК-9 (исправительной колонии, расположенной на Советском проспекте в Калининграде) Константина Олеговича Филимонова (осуждённый 7-го отряда). По его словам, нынче в российских застенках люди живут не просто хорошо, а даже припеваючи. Правда, не все, но лиха беда - начало! Итак, начнём по порядку.

Персона, особо приближённая к императору

- Есть на “девятке” осуждённый Вячеслав Зайченко, - делится своими наблюдениями Константин Олегович. - Его официальная должность - нарядчик по питанию, неофициальная - заместитель начальника ИК-9 по “всем вопросам”. В ведомстве Зайченкова находятся самые важные участки производства в колонии:

1. Мастерская холодного оружия: ножи и сабли. Этим добром одаривают руководство УФСИН (управления федеральной службы исполнения наказаний). Там, как известно, что ни генерал - то казак, что ни полковник - то охотник.

2. Изготовление сувениров: резьба по дереву, нарды, шахматы, шкатулки, картины. Вещички дарят прочим важным персонам. Проверяющие из других ведомств (типа прокуратуры) не чета суровым “боевым” начальникам из УФСИН, млеющим от вида холодного оружия. Некоторым изысканным особам “предметы высокого колониального искусства” подавай. Голую деревянную бабу на коне, например. Или инкрустированные шахматы.

3. Цех по производству тротуарной плитки. Его организовал на собственные “трудовые” сбережения (взятки) бывший важный милицейский чин из Москвы. На зоне его зовут “золотым полковником”. Погорел, бедолага, в столице, теперь занимается бизнесом в калинин­градской неволе.

И везде Зайченко пользуется неограниченными полномочиями: набирает и увольняет по своему усмотрению зэков на работу, следит за выполнением плана и порядком. Если, к примеру, кому-либо из осуждённых через забор перебросили водку или наркоту - требуется заплатить Зайченко определённую сумму денег. Не заплатишь - попадёшь в оперативную часть. Там изобьют и отправят в штрафной изолятор. Зайченко это легко обеспечит - он у начальника зоны подполковника А.В. Ермолаева особым доверием пользуется. Потому неограниченные полномочия имеет.

Я есть любить руссиш гестапо!

Осуждённый Зайченко неофициальное разрешение на пользование мобильником имеет - трубу он даже не прячет, хотя другие за такую вольность сразу в штрафном изоляторе окажутся. Не далее, как в сентябре 2010 года ему обеспечили длительное свидание со своей подругой - гражданкой Германии. Обыскивать “лицо особо приближённое к Ермолаеву” никто из вертухаев не посмел, и зэк отправился на свиданку с мобилой.

И надо же такому случиться, как раз в этот момент в колонию нагрянули проверяющие из УСБ (управления собственной безопасности УФСИН). Заглянули они в комнату длительных свиданий - а там Зайченко с немецкой подругой и мобильным телефоном. Проверяющие залезли в память, а там - номера мобильных телефонов всего руководства ИК-9, Калининградского УФСИН и заключённых из числа приближённых Зайченко.

- Вот ни хрена себе! - обалдели от такой наглости уэсбешники.

- Телефон не мой, - ушёл в глухую несознанку Зайченко. - Он моей девушки.

И кивнул на подругу. Мол, она, по старой арийской традиции, просто с ума сходит от мужчин в форме. Особливо - от брутальных тюремщиков. Поэтому регулярно им всем названивает, предлагая отдаться. Пока безуспешно, чему Зайченко свидетель.

Сотрудники УСБ отвели Зайченко в оперативную часть, а сами провели в его “апартаментах” обыск. Там обнаружили холодильник под завязку набитый продуктами из зэковской столовой: куриные окорочка, яйца, говяжья вырезка, рис... Спёр, подлец!

И что вы думаете? Уэсбешники ушли, а Зайченко даже не наказали. Всё осталось по-прежнему. Даже сотовый телефон с контактами “друзей” мужику вернули...

Золотой полковник и наркокурьеры

Сотрудники УСБ в тот раз проверили и “колониального бизнесмена” - бывшего милиционера из Москвы, делового партнёра Зайченко. Помимо тротуарной плитки, он занят ещё одним прибыльным делом - работает в небольшом магазинчике на территории “девятки”. Обыскали зэка-предпринимателя. Правда, ничего существенного не нашли. Только цифровой фотоаппарат, айфон, около двухсот тысяч рублей и “серая бухгалтерия” на тротуарную плитку. За эту “мелочь” “золотому полковнику” дали всего трое суток штрафного изолятора с выводом на работу (всё в тот же магазин).

Что скажет подполковник Ермолаев?

Короче, сидеть нынче можно с комфортом. На зоне даже наркотики употреблять можно. Вопрос лишь в цене. “Дурь” на территорию заносят в основном сотрудники оперативной части. Хотя есть и другие каналы поставок - забросы через забор, например. Но с этим “злом” опера борются не щадя сил - конкуренция, понимать надо.

Некоторые сотрудники оперативной части всё же были пойманы уэсбешниками и уволены, против отдельных даже возбуждены уголовные дела. Выжили лишь “папины детки”, чьи родители занимают или занимали высокие посты в УФСИН.

Сейчас они стали осторожней - наркотики распространяются через “сексотов” (секретных сотрудников из числа зэков). Через них идёт сбор информации о рынке сбыта и конкурентах. Сексоты не сидят в штрафном изоляторе - для этого есть заключённые, которые колются “без ведома начальства”.

Хозяин “девятки”

В общем, развлечений хватает. Причём на всякий вкус. Сейчас, к примеру, вся зона азартно гадает: к кому на следующий раз заявится УСБ - к директору производства, заместителю начальника колонии по тылу или (чем чёрт не шутит) к самому начальнику учреждения Ермолаеву. Так время и коротаем...

От редакции. Мы хотели получить комментарии к письму Филимонова от начальника ИК-9 подполковника А.В. Ермолаева. Наш журналист связался с приёмной господина Ермолаева. Сначала секретарь вежливо попросила перезвонить попозже, затем и вовсе отказала в беседе с хозяином “девятки”. Мол, недосуг подполковнику всякие жалобы комментировать. Занят. Понятное дело - его служба и опасна, и трудна... Пришлось печатать, как есть - без возражений, опровержений и уточнений.



Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money