НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Политика / РУЧИЩЕЙ МЕЖДУ НОГ. Ревизор Батманова рассказала, как любил женщин Батяня - экс-губернатор Горбенко

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • РУЧИЩЕЙ МЕЖДУ НОГ.
    Ревизор Батманова рассказала, как любил женщин Батяня - экс-губернатор Горбенко

Мемуары - особая литература. Помнится, в “Звёздных войнах” Лукаса старый джедай Оби-Ван Кеноби говорит своему молодому ученику: “Тебе ещё предстоит узнать, как часто истина зависит лишь от точки зрения на неё”. А мемуары и есть конкретная точка зрения. На то, что происходило со многими, но каждому запомнилось по-своему. Подчас - диаметрально противоположно...

“Загадки замка Шаакен”

В таких городах, как наш Калининград, писать мемуары чертов­ски сложно. Действующие лица-то не на Луне, а здесь, рядышком. Ходят по одним с автором улицам, случайно встречаются за соседними столиками в кафе... да и деловые контакты остались (если не у самого автора, то у детей и внуков).

Леонид Горбенко: “Я из своих врагов делаю себе друзей”

Поэтому большинство воспоминаний “камуфлируется” под некую абстрактную реальность... с персонажами, которые, конечно, угадываются, но прямо не названы. А значит, и в суд писателя не потащат - за оскорбление чести и достоинства - если сюжет окажется очень уж смачным.

Книга Валентины Батмановой “Загадки замка Шаакен”, отпечатанная в ООО “Типография “Искра”, представляет собой любопытное исключение. Это не историческое исследование, как можно подумать, исходя из названия. Валентина Батманова, профессиональный ревизор, много лет проработавшая в областном контрольно-ревизионном управлении, вспоминает события своей жизни. Которые, естественно, разворачивались на весьма пикантном социокультурном фоне.

Схватились за голову

Вот лишь несколько пассажей, посвящённых Леониду Петровичу Горбенко (уже не губернатору, а начальнику рыбного порта).

“Вскоре на стол Татьяны Семёновны легло новое распоряжение на ревизию Калининградского морского рыбного порта. Руководство области обеспокоилось огромной задолженностью по налогам и сборам этого предприятия, а также резким снижением грузооборота. В этот раз сотрудники контрольно-ревизионного управления работали совместно с комиссией из налоговых органов. Ревизии была подвергнута финансово-хозяйственная деятельность порта за период, когда им руководил Леонид Горбенко, который снова вернулся на прежнюю должность после того, как на должность губернатора был избран другой человек.

Леонид Горбенко: “Вот такая!”

Приступив к проверке, ревизоры запросили все договора, бухгалтерские и финансовые документы. Проверяя сплошным путём банковскую деятельность, они сразу же обратили внимание на ежедневные перечисления больших финансовых средств на счета коммерческих структур. В основном закупались строительные материалы. Кроме того, немалые деньги выдавались из кассы под отчёт конкретным людям также для закупки строительных материалов.

Но вот парадокс: на территорию порта ни кирпич, ни доски, ни другие закупленные товары так и не поступили. Устным распоряжением начальника порта они направлялись на строительные объекты, не имеющие никакого отношения к предприятию. В то же время, согласно актам получалось, что все материалы были использованы на ремонты объектов рыбного порта. Так, например, на ремонт причала было списано двадцать тысяч облицовочного кирпича стоимостью пятнадцать рублей за штуку.

Татьяна Семеновна стала приглашать для бесед начальников цехов, через которых списывались сотни тысяч рублей. Люди пожимали плечами и твердили одно и то же: “Мы делали так, как нам велел Леонид Петрович, поэтому - все претензии к нему”.

Проверкой документов только за один год были установлены неправомерные расходы денежных средств на десятки миллионов рублей. Но это были, как говорится, цветочки. Когда проверкой занялись налоговые органы, то схватились за голову. Выяснилось, что порт в течение двух лет не платил налоги бюджету”.

Он бросился за мной...

“Эпизодические лица”, правда, пофамильно не называются - но каждый может себя легко угадать. Даже в таких “картинках маслом”, как эта.

Рассказывает одна из героинь мемуаров:

Валентина Батманова

- После того, как Леонид Петрович покинул кресло губернатора и вернулся в порт, он стал вести себя, словно волк в овчарне. Никого не слушал, делал всё, как ему хотелось, - вдруг она расплакалась. - Он постоянно был пьяным. Его рабочий день начинался с того, что ему приносили из ресторана “Губернатор” выпить и закусить. Занимался он только своими делами, проблемы порта его совершенно не интересовали. Он на глазах у всех выжимал из порта всё, что только мог.

Вытирая платком слезы, откровенно призналась:

- Он меня однажды пьяный встретил на лестничной площадке третьего этажа, подхватил своей огромной ручищей между ног и впился зубами в губы. Прокусил до самых дёсен. Я вырывалась, кричала, звала на помощь, но никто не посмел выйти из кабинета и заступиться за меня. Тогда я проскользнула мимо него и бросилась бежать вниз. А он, разъярённый, бросился за мной следом. Я забежала на первом этаже в музей, он - за мной. Старичок-хранитель музея спрятался от греха подальше. Но потом, увидев на моём лице кровь, позвал племянника жены Горбенко, который работал в своей частной фирме на втором этаже здания порта. Только тогда он оставил меня в покое.

Женщина высморкалась в платок.

- Люди, окружающие Леонида Петровича, боялись сказать ему что-то против и только заискивающе заглядывали в его глаза. А меня за то, что не поддалась, осуждали и обзывали чуть ли не проституткой.

Его карта бита

Приводятся в книге и частные мнения.

“Горбенко никогда не был хорошим руководителем. Это его прихлебатели и подхалимы вбили в его голову, что он настоящий хозяйственник. Он всегда покупал на государственные деньги всех, кто ему был нужен, угодным приближённым платил большие зарплаты, а те ради денег готовы были пойти в огонь и в воду. Люди, которые не знают Горбенко, называют его батяней. Но поработав с ним некоторое время, убеждаются что он человек - ничто! Когда он сел в кресло губернатора, тут же предал интересы тех людей, которые помогли ему прийти во власть и готовы были с ним честно работать. Но он резко изменил отношение к этим людям, и когда срок его пребывания в должности главы региона подошёл к концу, то рядом с ним не осталось ни одного преданного человека, который бы мог поддержать его на выборах. Поэтому с первых дней выборной кампании стало ясно, что его карта бита, а рейтинг популярности упал до минимума.

Если бы вы видели, что он творил, когда отторгал нефтебазу от морского порта. Он всех людей перессорил, многих столкнул лбами, но своего добился. А когда снова вернулся в рыбный порт, то, как чёрт кочергой стал крутить маховик в обратную сторону”, - это в книге говорит начальник контрольно-ревизионного управления.

“Он обокрал весь порт...”

А это - вспоминает женщина, которая в своё время активно участвовала в избирательной кампании Леонида Петровича (в 1996 году тот, как известно, победил на губернаторских выборах):

“Проанализировав ситуацию, мы в избирательном штабе пришли к выводу, что Балтийский район Калининграда настроен против Горбенко. И это, несмотря на то, что детище кандидата находится на территории этого муниципалитета. И тогда ныне покойный Иван Владимирович Пименов сказал: “Надо что-то делать, чтобы расшевелить в нашу пользу не уважающий батяню район”.

Сидевший рядом с ним Владимир Алексеевич Бойченко предложил организовать агитационные группы и пройти по улицам Балтийского района с красочными буклетами. Лично мне, Сергею Журавскому и некоторым другим агитаторам поручили Балтийский рынок. Помню, набрала этих самых буклетов полную сумку и в сопровождении двух мужчин пошла по рядам. Останавливаю каждого, даю красочно оформленную брошюру с тезисами Леонида Петровича и призываю голосовать за Горбенко, попутно рассказывая, какой он грамотный, трудолюбивый и достойный человек. Одни люди буклеты брали, благодарили и обещали поддержать на выборах, другие отворачивались и уходили прочь.

Леонид Горбенко

Осталось совсем немного агитационной литературы, когда я решила подойти к одной бойко торгующей женщине. Для приличия похвалила её товар и протянула буклет, и, как обычно, попросила поддержать нашего кандидата.

В ответ она сделала свирепое лицо и как заорёт на весь рынок: “Ты за кого меня агитируешь голосовать? За этого вора? Он обокрал весь порт, он привык только брать и ничего людям не давать. Да он за свои деньги даже буханку хлеба себе никогда не покупает, а ты мне здесь про него песни поёшь, какой он чистый и пушистый”.

<...> Торговка меня сильно разозлила. Я у неё спрашиваю: “Что именно Горбенко у тебя украл? Почему ты его вором обзываешь?”

Женщина немного смутилась, но тут же нашлась и снова закричала на всю округу: “У меня лично он ничего не украл, но люди, которые работают у него в порту, много чего рассказывали”.

<...> Прошло время, закончились выборы, и мы с напарницей по агитационной работе пришли на этот рынок и купили себе по нескольку кофт у этой торговки. А тех людей, которые верили в порядочность батяни и которые привели его к власти, он быстро забыл и отстранил от себя. <...> Помнится, Леонид Петрович любил повторять: “Я из своих врагов делаю себе друзей”. Но друзей он растерял, а те люди, которые не воспринимали его всерьёз, так навсегда и остались его врагами”.

Страшный суд

В книге Валентины Батмановой много рискованных откровений. Но ведь этим и привлекает читателей мемуарная литература. А главное, тем она и полезна. Вы только представьте: человек годами любовно выстраивал собственный имидж. Если позволяли деньги, покупал прессу и “мордоделов”-имиджмейкеров... старался вылепить “идеальный образ” и, словно коврик в технике пэчворка, сплетал себе репутацию из тщательно распиаренных добрых дел и разумных поступков.

И вот у него уже ореол святости над головой, а на прилавки книжных магазинов вдруг - бах! - и падает бомба. МЕМУАРЫ. В которых он предстаёт таким, каким его запомнил конкретный человек (имеющий, кстати, на это полное право). И ничего с этим уже не поделать. Как не замазать сусальным золотом проступающий негатив.

В общем, ещё Лермонтов сказал в XIX веке, обращаясь к “сильным мира сего”: “Но есть и Высший суд...” И он - страшный суд - действительно есть. И, прежде всего, это - суд Памяти. И коллективной - и чьей-то индивидуальной, как в случае с “Загадками замка Шаакен”.

Д. Якшина



Если вам понравилась эта статья, переведите нам любую сумму.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money

236040, г. Калининград
ул. Черняховского, 17
(второй этаж)
тел. (4012) 991-210

‎+7-900-567-5-888.


Архив номеров
Архив номеров




Федеральные СМИ,
которые пишут
об Игоре Рудникове

Новая газета

THE NEW TIMES