НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Криминал / КРОВАВЫЙ УЖИН В ДВОРИКАХ-2. Убийца Морозов требует суда над журналистами. И ещё 3 000 000 рублей

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • КРОВАВЫЙ УЖИН В ДВОРИКАХ-2.
    Убийца Морозов требует суда над журналистами. И ещё 3 000 000 рублей

48-летний житель посёлка Дворики Анатолий Сторчевой умирал быстро, но страшно. Врач прибывшей из Зеленоградска “скорой” только ахнул, глядя на развороченный - выстрелом в упор - живот бедолаги.

- Кто его так?

Сожительница истекающего кровью Сторчевого начала что-то путано объяснять. Мол, Тольку подстрелили где-то на краю села... из-за ворованного янтаря. Таким - подстреленным - он и пришёл домой. Медик не поверил: “С такими-то ранениями? Да он бы и трёх шагов не сделал. И полоса крови тянулась бы следом - шириной в метр”.

Спустя несколько часов Сторчевой скончался. Убийцу долго вычислять не пришлось: как выяснили местные пинкертоны, грех на душу взял сын сожительницы, 22-летний Андрей Морозов. То ли шутки ради, то ли ещё зачем, парень зарядил гвоздями, болтами и гайками свой самопал и жахнул в отчима с трёх шагов. Поскольку дело было в 2003 году, до ужесточения Уголовного кодекса РФ, юный душегуб получил всего 6 лет колонии строгого режима.

А спустя год Андрей Морозов, уже сидя в “девятке” на Советском проспекте в Калининграде, оформил явку с повинной. Типа признался, что до посадки на нары (за убийство гражданина Сторчевого) случайно оказался свидетелем другого преступления - убийства односельчанки, 27-летней Натальи Герасимовой. По его словам, порешил несчастную... конченный им впоследствии Сторчевой. Стукнул ни с того ни с сего девушку топором, затем взвалил труп на плечо - и тайно закопал в берёзовой рощице. Метрах в 500 от дома.

На вопрос следователя, отчего Морозов признался только через год после смерти Герасимовой, тот выдал: “Сразу не мог... Боялся Сторчевого”. Дескать, сожитель матери пригрозил ему, Андрею, топором: “Если кому сболтнёшь - будешь следующим”.

Объяснение Морозова в прокуратуре прошло на ура. После эксгумации трупа пропавшей Наташи её родственников “обрадовали” - дело закрыто! Во всём виноват Сторчевой, а он уже на том свете. Так что - виноватых нет.

Однако семья Герасимовых (мать Наташи, родной брат и две сестры) вместо изъявления благодарности пошла по инстанциям с жалобами. Мол, как же так? Морозов провёл служивых, как сельских! А те и уши развесили.

Вопросы, которые задавали Герасимовы, были просты и логичны.

Во-первых, почему Морозов признался год спустя после смерти Наташи? Утверждение, что он-де боялся Сторчевого - явная ложь. Всем Дворикам известно, что Морозов регулярно лупил доходягу Сторчевого - по три раза на дню (а потом и вовсе убил).

Второе. Если даже допустить, что Морозов Сторчевого боялся... то почему заявил о смерти Наташи Герасимовой лишь через 11 месяцев после того, как он был осужден за убийство Сторчевого? Покойники ведь не мстят.

Далее. Сторчевой не мог пронести Наталью на плече 500 метров, даже если бы сильно хотел. Поскольку сам весил от силы 45 кг. И состояние здоровья от бесконечных пьянок и побоев было такое, что не убей его Андрюша Морозов - вскорости сам отдал бы Богу душу. А вот Наталья Герасимова, напротив, была девушкой дородной. В полтора раза тяжелее Сторчевого.

Светлана Ивановна и Наталья Герасимовы (в центре)

Были у Герасимовых и доводы повесомее этих сомнений. В один голос члены семьи твердят: в разное время им признавались (причём при свидетелях!) брат Андрея - Влад Марченко, невеста Влада Олеся Пахущих и... даже мать Андрея, Морозова Люба - что Наталью убил именно Андрей Морозов. Признавались кто в припадке раскаяния, кто по пьяной лавочке. (Характерно, что начали каяться они только после того, как труп Наташи откопала следственная группа.)

Однако слушать стенания Герасимовых прокуратура не пожелала. Ишь назойливые какие! Им говорят, дело прекращено, а они никак не успокоятся.

И тогда мать убитой Наташи, Герасимова Светлана Ивановна, пришла в нашу газету.

В мае 2005 года было опубликовано интервью со Светланой Герасимовой (“Кровавый ужин в Двориках”).

...И вот - продолжение той истории.

Нет, прокуратура и милиция не предъявили обвинение истинному убийце Наташи. Проявил активность... заключённый Андрей Морозов! Собственноручно направив в Ленинградский районный суд Калининграда (по месту нахождения нашей редакции) иск против журналистов. Мол, из газетной статьи следует, что Наташу убил он. А поскольку такого приговора суда не было, и даже обвинения по поводу смерти односельчанки ему никто не предъявлял - значит... его доброе имя пострадало! Репутации (в Двориках или в тюрьме, Морозов не уточнил) нанесён непоправимый вред.

Свои моральные страдания Андрей Морозов оценил в 3.000.000 (три миллиона) рублей.

Здесь - небольшое отступление. Вы когда-нибудь пробовали самостоятельно подготовить судебный иск? Без юридической подготовки справиться сложно. Я бы сказал, невозможно. А уж чтобы составить бумагу грамотно, со ссылками на законы... тут без специалиста и вовсе не обойтись. Будь за спиной хоть два высших образования. (У Морозова, к слову, ни одного... вроде бы он даже среднюю школу толком не закончил.) Но вот чудо - при составлении иска убийца проявил редкую грамотность. Просто прокурор какой-то...

В общем, случай с Морозовым поразителен... и не единичен! В 2006 году наша редакция столкнулась с целой серией подобных исков!

Вообще-то высокопоставленные чиновники, у которых в подчинении не то что отдельные юристы, а целые юридические службы, жаловались на журналистов всегда. Но засвеченные на страницах нашей газеты мелкие жулики обычно в суд не торопились. А убийцы и вовсе помалкивали (такие деятели, если и сводят счёты, то только не через суд).

Однако самое удивительное даже не в том, что рядовые “герои” наших критических публикаций неожиданно освоили юридические тонкости. Странно другое. Во-первых, они начали делать это практически одновременно, словно по указке невидимого дирижёра.

Во-вторых, все такие иски (а их в производстве Ленинградского районного суда Калининграда уже полдюжины) словно под копирку написаны. Меняются только фамилии “потерпевших” (истцов) и суммы требуемой компенсации (за “нанесённые газетой нравственные страдания и ущерб репутации”).

Суммы запрашиваются не то что внушительные, а астрономические: от 600 тысяч до 28 миллионов! При этом опровержения указанных в газете фактов “потерпевшие” (истцы) не требуют. Хотя, по логике, деньгами - в отличие от опровержения - доброе имя (если оно, конечно, есть) не восстановишь.

А как к серии непонятных исков отнеслись судьи?

Принимают с удовольствием. И удовлетворяют при малейшей возможности. Даже при наличии железобетонных доказательств правоты журналистов.

Вот лишь один пример. Около полутора лет назад в нашу редакцию обратилась 82-летняя Адель Перфильева, жительница Калининграда, в прошлом - узница фашист-ского концлагеря. Со слезами поведала, как над ней измываются соседи по дому. Бьют, душат... в общем, развлекаются как могут. Пенсионерка назвала фамилии извергов. В защиту пенсионерки газета опубликовала интервью.

На могиле Натальи Герасимовой

По просьбе пожилого человека - ещё до публикации - я лично проверил данную информацию. Её подтвердили и люди, много лет знающие бабушку, и её дочери, и адвокат, которого дочери наняли для защиты мамы. О том, что избиения имели место, говорил и акт медицинской экспертизы - в котором врач отметил у старушки многочисленные травмы.

После появления статьи в газете - граждане-хулиганы затаились. И то сказать... Впереди-то их ждал уголовный суд! (По заявлению доведённой до отчаянья пенсионерки.) Но - Фемида оказалась гуманной. Судья Центрального района Калининграда Попова посчитала, что расследование бабуля провела неважное - и в итоге не предоставила необходимых улик. Видеозаписей, как её лупили... или письменных признаний соседей-мучителей. А на нет и суда нет.

Попенять милиции (чтобы те установили, кто же бил несчастную гражданку) судья Попова типа не догадалась.

Получив на руки оправдательный приговор, соседи воспряли духом. И подали в суд... на нашу газету. (Повторюсь, иск - точная копия иска Морозова. Впечатление - писал один человек.)

И вот здесь Фемида (в лице судьи Токарского) оказалась непреклонной. Дескать, господа депутаты-журналисты, бабульку защищали?! Защищали... Высказаться по поводу избиений на страницах своей газеты ей дали? Дали... А судом установлено, что указанные граждане били Перфильеву? Никак нет. Значит, платите “потерпевшим”. (Опровержения в газете соседи не требовали. Им нужны были только деньги.)

Доводы газеты, что статья в защиту Перфильевой появилась значительно раньше вердикта судьи Поповой (оправдавшей соседей “за недостаточностью доказательств”) её коллега Токарский пропустил мимо ушей. (На столь одиозное решение суда газетой подана кассационная жалоба, но результат её рассмотрения предугадать нетрудно.)

...Похоже, что в случае с иском Андрея Морозова нам готовилась та же участь. Заплатить “морально пострадавшему” по счетам.

Однако... нашла коса на камень. Чтобы подтвердить однажды сказанное в нашей газете, на судебное заседание приехала почти вся семья Герасимовых. Включая несовершеннолетнего сына убитой Наташи. И поведали судье (под протокол!) ТАКОЕ... что у того волосы дыбом встали. (А сельские реалии таковы: без вести пропавшие, убитые, расчленённые на куски селяне - при полном бездействии власти.) И служитель Фемиды взял паузу - на два месяца.

А мама покойной Натальи - с нашей помощью - направила письма Президенту России и Генеральному прокурору РФ. Чтобы хоть Владимир Путин заставил работать наших следователей-прокуроров. Чтобы убийца Наташи Герасимовой все-таки понес заслуженное наказание.

О. Березовский

P.S. В своих письмах семья Герасимовых также попросила защиты. Из тюрьмы им передали весточку: маме убитой Натальи, Светлане Ивановне - не жить.



Если вам понравилась эта статья, переведите нам любую сумму.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money

236040, г. Калининград
ул. Черняховского, 17
(второй этаж)
тел. (4012) 991-210

‎+7-900-567-5-888.


Архив номеров
Архив номеров




Федеральные СМИ,
которые пишут
об Игоре Рудникове

Новая газета

THE NEW TIMES