Дней
Часов
Минут
Секунд

НЕВИНОВНЫЙ ЖУРНАЛИСТ
СИДИТ В ТЮРЬМЕ



 
 

 

НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Криминал / “НА ИГЛЕ” НАРКОЛОГА. Когда врачи не лечат, а вымогают деньги

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • “НА ИГЛЕ” НАРКОЛОГА.
    Когда врачи не лечат, а вымогают деньги

Открытое письмо врача Ивана Горбатова, опубликованное в “НК” №183 (“Муж да жена - одна сатана. В областной наркологиче­ской больнице правят бал отпетые супруги”), вызвало целый ряд откликов. Но самый, пожалуй, интересный - это письмо Алевтины Сестрецкой, приехавшей в Калининград из Барнаула, чтобы попытаться “вытащить” своего племянника-наркомана.

Влюбился в девушку

Алевтина Ивановна - врач. Там, в Барнауле, она работала в наркологическом диспансере, а соответственно, она “в теме”. То, что происходит у нас, повергло её в ШОК.

- Складывается такое впечатление, - говорит Алевтина Ивановна, - что в Калининграде разрушена система медико-социальной реабилитации.

Так получилось, что мой племянник давно “на игле”. Банальная, знаете ли, история: влюбился в девушку, которая оказалась наркозависимой. Чтобы не потерять любимую, принял самое идиотское решение на свете: стать таким же, как она. Девушку в итоге он всё равно потерял: её родители увезли лечиться за границу, а он... Пытается как-то жить.

Моя сестра - его мать - даёт ему деньги, так что он, по крайней мере, избавлен от необходимости добывать их путём “уголовщины”.

У него бывают периоды, когда после дикой ломки он держится без наркотиков месяц... два... Однажды - целый год! Но срыв неизбежен. И всё возвращается на круги своя. Какое-то время назад мы находили спасение в том, что определяли его на дневной стационар в наркологическую больницу. Периодически он проходил амбулаторное лечение, а главное - получал психологическую и социальную помощь.

Я знаю, что штатные специалисты - психологи и социальные работники - общались с семьями больных, при необходимости - улаживали проблемы в школе или институте, помогали с трудоустройством... Сейчас этот комплекс выпал полностью.

Реабилитация на бумаге

- Оказалось, что главврач Калининградской областной наркологической больницы г-жа Митрофанова сократила восемь специалистов данного профиля, и в больнице осталось всего два психолога. А если учесть, что один - то в отпуске, то на больничном, а объём работы колоссальный (это ведь не только консультации, но и тренинг, а очень часто у больного возникает потребность пообщаться с психологом “здесь и сейчас”), ясно, что “психологическая реабилитация” существует теперь лишь на бумаге. А социальная - отсутствует вообще.

Я слышала, что каких-то больных будто бы направляют в частные реабилитационные центры. Но ведь в большинстве таких “альтернативных” центров проводится только так называемая “трудовая терапия”, т.е. фактически больных используют в качестве бесплатной рабсилы в сельском хозяйстве и на “грязном” производстве. Никакого медицин­ского сопровождения нет и в помине.

Кроме того, многие центры - в ведении различных религиозных общин (точнее, сект - типа евангелистов). А значит, что и психологическое сопровождение отнюдь не бесспорно...

Далее. Для лечения наркозависимых в областной больнице существует отделение, рассчитанное на пятнадцать коек. Реально - это отделение ТОЛЬКО для ВИЧ-инфицированных. Больной, которого сия скорбная чаша миновала, и сам не захочет лечиться в таком отделении - да ему и не дадут. Всех, кто не ВИЧ, отправляют в поликлинику на “анонимное лечение”. Которое обходится в 1.500-2.000 рублей в сутки и сводится, в сущности, к тому, что больному выписывают платный рецепт на сильнодействующее средство. Хотя по Конституции каждый (!) наркозависимый имеет право на БЕСПЛАТНУЮ медицинскую помощь.

Анонимные капельницы

- Есть ещё один нюанс.

Существует определённый объём лечения - стандарт, утверждённый министерством здравоохранения. В частности, больным положено внутривенно вводить инфузионные лекарственные препараты (чтобы избавить организм от токсинов). Реально больным, которые лежат в отделении, или вообще не ставят капельницу - или выписывают четыре, а ставят две. Остальное - идёт анонимным больным, естественно, за деньги. Если это не вторичный оборот лекарственных средств - то, что это?!

Мой племянник, у которого много сопутствующих заболеваний, попросил капельницу. Ему ответили: “Тебе не надо”. Но он-то знает, что НАДО. Не новичок в этом деле, к сожалению...

Я видела “план лечения” моего племянника. По идее, врач, оценив соматическое, психологическое, психическое состояние больного, должен для каждого составить индивидуальный план лечения. Здесь - абсолютно одинаковый для всех план отпечатан на листе формата А4. Врач просто ставит свою подпись - и всё! Такие “мелочи”, как возможная аллергия, непереносимость каких-либо компонентов - никого не волнуют. Это, знаете, в XIX веке так барин-филантроп в своём поместье “пользовал” крестьян без разбора касторкой и содой - от всех болезней подряд.

Курят даже в палатах

- Что ещё меня удивило, так это сугубо мужской персонал в отделении для наркозависимых. Как правило, с такими больными работают медицинские сёстры, прошедшие “школу” реанимации. Чтобы быстро могли найти вену, подключичную артерию, безболезненно ввести иглу, поставить катетер. А когда в отделении сплошные “медбратья” - возникает подозрение, не применяют ли по отношению к больным силу... И нельзя ли “выпросить” (не за “спасибо”, конечно) лекарство, которое не назначено врачом. Я думаю, фельдшер - чтобы ночь прошла спокойно - вполне может пойти на такую “самостоятельность”.

Мне известно, что некоторое время назад в отделении умер наркоман, а причины так и остались официально не названными. Я, кстати, и в вашей газете читала о такой ситуации.

Поражает меня и то обстоятельство, что в коридоре отделения (и даже в палатах!) разрешено КУРИТЬ. Как правило, в больницах для этой цели существуют курительные комнаты. (Не говоря уже о том, что больной, по идее, должен на время лечения воздержаться от отравления никотином.) А здесь... дымят вовсю! Атмосфера - как в колонии: застоявшийся, заматерелый табачный дух. Который не очень-то предрасполагает к выздоровлению.

Я интересовалась эффективностью лечения. Но цифры, которые озвучивает г-жа Митрофанова (60% больных будто бы излечиваются), вызывают очень большое сомнение.

Статистика фальсифицируется. Раньше в свидетельстве о смерти указывалось, что остановка сердца произошла из-за передозировки наркотиков. Сейчас пишут просто: остановка сердца, без конкретных причин. Вот и снижается - по бумагам - смертность от наркотиков. Тогда как реально показатели растут, и средний возраст наркозависимых становится всё моложе.

Платные услуги

- Анонимное лечение (без психолого-социальной реабилитации) заведомо обречено на провал. Более того, когда услуги медиков становятся платными - врачи, по большому счёту, не мотивированы на абсолютное излечение. Зачем перекрывать “трубу”, по которой к тебе поступают финансы?!

А ведь у нас в стране и в Европе существует колоссальный опыт реабилитации наркозависимых. В Казахстане отличные показатели; существует роскошная - и абсолютно бесплатная для больных - программа, совместно разработанная голланд­скими и ярославскими врачами.

То есть в российской глубинке научились эффективно возрождать наркозависимых к нормальной жизни, а в Калининграде г-жа Митрофанова успешно ликвидировала даже то, что было накоплено её предшественником Аменицким.

Насколько я знаю, профилактическая работа (в школах, в вузах) тоже сведена к нулю. Дескать, читать лекции о вреде наркотиков - вредно. А не читать?! Кто доказал, что вреднее? Группы медицинского мониторинга в наркологической больнице нет, ничего не исследуется, всё сведено к наживе.

Я беседовала с врачами больницы. Знаю, что существует целая команда специалистов, которые хотят работать эффективно. Но... главврач Митрофанова, судя по всему, в этом не заинтересована.

Это, в принципе, понятно - у каждого из нас свои приоритеты. Удивляет позиция областных властей: всё-таки наркозависимые больные - это не источник дохода, а серьёзная проблема регионального уровня. По крайней мере, во многих регионах России её рассматривают предельно серьёзно. А ведь в Калининграде, портовом городе на границе с Европой, вопрос стоит гораздо острее, чем в упомянутом выше Ярославле, откуда (перефразируя Гоголя) хоть три дня скачи, ни до какой границы не доскачешь...

Так что племянника своего я заберу в Барнаул. Попробуем там его вылечить.

Редакция “НК”

В России от наркотиков погибает 80 человек в день

Около 80 человек ежедневно погибает в России от употребления наркотиков, сообщил глава МВД Рашид Нургалиев в эфире радио “Милицейская волна”.

По его данным, ежегодно в стране умирает около 30 тысяч наркоманов, “а в сутки от наркотиков погибают около 80 человек”.

- Только на официальном учёте в органах минздравсоцразвития, по данным на прошлый год, состояло более 550 тысяч человек. Сейчас в стране насчитывается около 2,5 млн. наркоманов, - признался Нургалиев. - Большую часть в общем объёме наркотиков в России составляют импортируемые. Основная проблема - это экспансия наркотиков опийной группы из Афганистана. Ежегодно силовики изымают из оборота 2,5-3 тонны наркотиков.

Калининградская область долгие годы занимала лидирующее положение по числу смертей от наркотиков. Пиковый период пришёлся на 2005 год, когда более 400 человек умерло из-за приёма наркотиков. Однако, если верить сотрудникам Госнаркоконтроля, на сегодняшний день смертность в области удалось снизить в 22 раза.



Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money