Дней
Часов
Минут
Секунд

НЕВИНОВНЫЙ ЖУРНАЛИСТ
СИДИТ В ТЮРЬМЕ



 

 

НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Политика / Я НЕ ГОВОРЮ “МЯУ” ХОРОМ! Как “бомж” Леденёв стал миллионером и лидером “Справедливой России”

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • Я НЕ ГОВОРЮ “МЯУ” ХОРОМ! Как “бомж” Леденёв стал миллионером и лидером “Справедливой России”

Помните старый анекдот: американского миллионера спрашивают о том, как он сколотил свой первый капитал.

- О, очень просто! - отвечает тот. - Дедушка дал мне один цент, я купил лимон, выжал его и получил литр лимонада. Продал лимонад по десять центов за стакан... купил ещё лимонов... и т.д., и т.п. А потом дедушка умер, и я получил миллион долларов в наследство.

Элита общества

Сергей Леденёв - в недавнем прошлом глава Неманского района, депутат Калининградской областной Думы, вице-губернатор в команде адмирала Егорова, ныне лидер регионального отделения “Справедливой России”. А ещё Леденёв - долларовый миллионер.

Сергей Леденёв с женой Людмилой (вместе уже 35 лет): “Предпочитаю спать со своей супругой Люсей”

Сегодня мы беседуем - преимущественно! - о том, как можно обзавестись целой кучей “зелёных” на постсоветском пространстве.... и можно ли это сделать самому, без “богатого дядюшки из Америки или целой обоймы номенклатурных родственников”.

- Я родился в простой семье, в Немане, в 1955 году, - говорит Сергей Иванович Леденёв. - Папа был сварщиком, мама - дорожником, жили скромно. Ещё школьником я подрабатывал в “Автодоре” - рубил кусты, косил траву. Деньги тратил на покупку боксёрских перчаток, велосипеда - в общем, всего, что мне было нужно для спорта. В 1972 году, окончив школу, я поступил в калинин­градскую мореходку (КМУ). Профессию выбирал осознанно. Чтобы выучиться - и пойти туда, где честно можно зарабатывать неплохие деньги.

Профессия моряка тогда считалась престижной. Элита общества!.. Я учился на электронавигационном отделении. Кстати, вместе с другими курсантами участвовал в восстановлении ДКМ, бывшей биржи... А вообще - молодость прошла напротив “Атлантики” (рыбацкого ресторана) и в Матросском парке (после его стали называть - им. 40-летия ВЛКСМ, а теперь - Балтийский).

Последний из чёрной сотни

- Закончил КМУ с рабочим дипломом в 1975 году. Пошёл в Пионерскую базу “Океанрыбфлота”. Был сразу назначен начальником радиостанции на последний пароход из так называемой “чёрной сотни”: СРТ “Анапа”. Жуткая “консервная банка”.

С. Леденев

У плавсостава “деревянные паспорта” (то есть, заход в иностранный порт даже не предполагался). Мы уже стояли на рейде, а послед­них матросов ещё вылавливали по кабакам. Они просыпались на второй день и плакали, понимая, что уже в море...

Первый мой рейс был в Северное море, где мы ловили сайду. Кошмарный рейс! Мы и тонули, и волной нас накрывало... Из строя вышли все радионавигационные приборы, антенну снесло, пароход стал ходить боком... но план мы всё-таки додолбили!

За три месяца я получил 1.850 рублей - таких денег моя мать не имела за целый год работы! Она даже представить не могла такую кучу денег СРАЗУ! Но я всё-таки собирался уходить - достала меня эта “консервная банка”. А тут к нам в базу приехал вербовщик откуда-то с юга и стал меня сманивать. Начальник радионавигационной службы об этом прознал - и отправил меня на визированный пароход, “с заходом” в загранпорт!

Это был уже СРТР. Серьёзная радио­рубка, совсем другой уровень комфорта. Мы ловили мойву в Баренцевом море (это была первая путина!) Отработали - и пошли на Канары, в Лас-Пальмас. Капитан у нас был легендарный - Анатолий Иванович Гурьянов. Выпить мог бочку - но рыбу чувствовал без всяких приборов!

Въехал в ухо

С. Леденев

- На Канарских островах мы затарились спиртом в баклажках, коньяк наливали прямо в пакеты для расфасовки рыбы... Ну, понятно, прикупили презенты домашним: зонтики, косыночки, кримплен на костюм для жены... А капитан только один раз появился на палубе - в трусах, майке и тапочках - и больше мы его не видели. Пил. Никто уже не мог с ним пить за компанию. Мне был двадцать один год, весь ливер - в полном порядке, но и я не выдерживал.

Вышли на промысел. Но пока капитан не выпил всё, неделю ничего не ловили. Но никто не волновался: все знали, что Гурьянов план сделает. И действительно - сделал. Мало того! Поймать рыбешку было проще, чем сдать её на плавбазу: там целая очередь выстраивалась из судов.

Гурьянов завлёк на пароход первого помощника начальника плавбазы и так его накачал, что тот удрал ночью. И рыбу у нас взяли без очереди. За этот пятимесячный рейс я получил больше 2,5 тысяч рублей. Плюс валюта. Ездил потом в Ригу, в валютный магазин “Альбатрос”... жену в кино водил по паспорту моряка (билеты без очереди!).

Потом я попал на РТМ “Тропик” - большой такой корабль, типа “Тукана”, на нём размещался штаб нашей рыболовецкой экспедиции. Я был флагманским начальником радиостанции, но... въехал в ухо свому акустику.

Я был молодой (он - старше лет на восемь), пахал за себя и за радиооператора (200 знаков принимал на слух - Морзе до сих пор, как родной язык понимаю). А этот акустик, Саша, начал мне открыто хамить. Ну, и схлопотал.

Катастрофа

- Акустик мне в ответ ничего не сказал, вроде бы мы даже помирились. Тем более, проблем и без того хватало: обледенение, опаздывали к Новому году... Матросы срубали лёд - а срубили антенны... Но, слава Богу, обошлось.

Пришли в порт. Отпуск. Я сижу в Немане. А акустик Саша решил вопрос по-своему. Вызывают меня, комсомольца, на парткомиссию, рта не дают открыть, заявляют, что я хулиган и надо вывести меня из плавсостава на год. Для меня - парня из Немана! - это была катастрофа.

Но делать нечего. Просидел несколько месяцев на берегу, нашёл кое-какую работу - а летом меня вызвали. Никто в рейс идти не хотел - и меня послали на тот же “Тропик” радиооператором. А оттуда я попал на вообще “козырный” рейс. В Луанде пароход оказался без начальника радиостанции (тот внезапно заболел), и меня отправили туда. Пять дней - лов, три дня - в иностранном порту... Пиво, пляж... и совсем другие деньги!

В общем, Бог всё видит. У меня было всё: лучшие путины, лучшие корабли. Деньги зарабатывались достойно. А тот урод-акустик на какие корабли ни попадал - они никогда не выполняли план. И через какое-то время я его встретил - помятого, унылого, в старом болоньевом плаще...

А я своей карьерой был очень доволен. И деньгами - тоже. Купил машину - “Жигули”-“шестёрку”, соорудил пристройку к дому... Рестораны, “Альбатрос”, отпуск... Но в 1985 году жена поставила вопрос ребром. Давай, дескать, ищи себе работу на берегу.

Знакомство с Шалимовым

Серёга Леденёв (слева)

- Я упирался: мне предложили пойти на подменку в Мозабмик - но жена настояла. И оказалась права. Я списался на берег вовремя. Уже началась перестройка. Происходила смена эпох. Через три-четыре года профессия моряка безнадёжно утратила статус суперденежной и престижной. А я за это время успел “влиться” в береговую жизнь.

Устроился поначалу в “Неман­Агропромэнерго”. Тут, кстати, и познакомился с Юрием Шалимовым (который станет впоследствии “движущей силой” многих “сюжетов” в моей жизни). Шалимов работал в совхозе “Лунинский” агрономом-семеноводом. Но тогда я его особенно и не запомнил: так, бегал некто в шапке-ушанке из непонятного пыжика...

Карьеру здесь я сделал неплохую: за два года поднялся от сельского энергетика до главного инженера. Поступил заочно в КВИМУ, на радиотехнический факультет (правда, закончил потом экономический). Но... было очень мало денег. Оклад главного инженера - 280 рублей. А привычки-то остались моряцкие: хорошие рестораны, дорогие вещи...

В стране между тем начиналось кооперативное движение. Вот я и предложил директору комбината создать при предприятии кооператив по переработке вторичного древесного сырья. Планировали выпускать штакетник, кухонную мебель, садовый инвентарь...

Директор сначала был вроде “за”, а потом отказался. Я уволился. Помню, мне удивлённо говорили: “Сергей Иванович, вы - бомж!”

Ещё бы! Виданное ли дело, чтобы главный инженер уходил в кооператоры! Я попытался сам зарегистрировать кооператив.

Я подал в суд на советскую власть

- Тогдашний председатель Неманского горисполкома заявил, что тем самым я подорву экономику государственного предприятия - Неманского ДСК.

- Как?

Леденёв с внуком

- Отвлечёшь людской ресурс!

- Но на заводе 140 человек работают, а у меня в кооперативе десять!

- Всё равно отвлечёшь.

...Тогда я подал в суд на совет­скую власть - за отказ регистрировать кооператив. Но тут в Немане прошли выборы, главой города стал руководитель “Неманагропром­химии” Ершов Н.Н., который в моём кооперативе был соучредителем...

Естественно, необходимость судиться отпала. Но за это время я нашёл в Калининграде коллег-строителей - и учредил уже строительный кооператив “Рагнит”.

Я создавал организацию нового типа. Не брал специалистов старого советского профиля. Мы с моими сотрудниками вместе учились всему. В Литве, в Польше, в Германии... В Советске возвели первый таможенный переход - были субподрядчиками у польской фирмы, выигравшей тендер.

Строили здание Сберегательного банка в Немане, бюро занятости, пятиэтажки, частные дома - в том числе и в Калининграде, и в Светлогорске - на знаменитой улице Верещагина.

У меня самого - самый большой дом в Немане.

Хорошие подряды давали нам оборотный капитал. Постепенно мы приобрели технику - от крана до штукатурной станции. Чтобы избежать проблем с наличкой и выплачивать зарплату рабочим день в день, стали учредителями Неманского коммерческого банка...

Его звали “Аминь”

- Но апогеем нашей деятельности я считаю строительство в Советске конфетной фабрики “Рута”. Скажите, где ещё генеральным подрядчиком у литовцев выступала калининград­ская фирма! И объём подряда был внушительным - около $1.500.000

Я был избран депутатом Неман­ского городского совета.

Неман, 1999 год. Александр Орлов, Валерий Фролов, Юрий Савенко. Инаугурация Леденёва (Леденёв - на сцене)

А тут произошла приватизация Неманского ЦБК. Надо сказать, комбинат был очень серьёзный - на нашей бумаге (и этим гордились все жители Немана) печатался журнал “Огонёк”. А ещё ЦБК выпускал особую бумагу для игральных карт.

И вот... ЦБК приобрёл некий Амин - англичанин иранского происхождения. Вряд ли он был толковым бизнесменом - просто богатый папа дал ему денег “на инвестиции” в российскую экономику. К Амину прилепились предприимчивые ребята из Израиля. Эшелон с бумагой уходил из Немана в Россию - обратно не возвращались ни тепловоз, ни вагоны, ни деньги. За два года завод был “раздет” догола, образовался чудовищный долг по налогам, по зарплате и т.д. - 180.000.000 рублей при одном $1 равном 6 рублям. Тридцать миллионов долларов! В городе с 12.000 человек населения!

Потом израильские мальчики ловко исчезли... исчез и несчаст­ный иранец (в Немане его звали “Аминь”). Всё в городе остановилось. Безработица - колоссальная. ЦБК ведь градообразующее предприятие. В заводской столовой в долг кормили тех, кто ещё худо-бедно работал. Зарплаты не платили. Женщины брали суп и приносили его домой в баночках - кормить детей. Кто-то брал зарплату куском кабеля, кто-то фрагментом оборудования...

Дело - труба!

- Я почувствовал всю эту катастрофу на себе: мой бизнес тоже замер, ведь у людей больше не было денег. И тогда я пошёл во власть.

Губернатор Горбенко аккурат в это время додавил главу Неманского района Нафеева - тот досрочно сложил полномочия. Я избрался главой района. Надо сказать, Горбенко, сам бывший рыбак, ко мне благоволил: он вообще уважал моряков.

Губернатор Горбенко, Юрий Шалимов, Сергей Леденёв, Александр Саканов. 2000 год

И вот я сижу в моём новом кабинете. И понимаю: дело - труба! В сторону Немана железная дорога уже разбирает ветку, приватизированный Овчинниковым “Цепрусс” в Калининграде довольно потирает руки, предвкушая, как завод-конкурент будут резать на металлолом...

Поймать тех, кто разорил Неманский ЦБК, невозможно - они “растворились” во множестве фирм на таких островах, что их и на карте не сыщешь... Но я понимаю: надо убедить Горбенко, что порезать завод - не выход из положения. Всего-то можно на этом деле получить $500.000. И как дальше людям жить, чем заниматься? Игра не стоит свеч.

И Горбенко внимает моим доводам. Начинается цивилизованная процедура банкротства. Приезжает конкурсный управляющий - Раиса Викторовна Лапидус (из семьи известных врачей). Эффектная женщина! Чернобурка, высоченные каблуки, длинная сигарета - в нашей-то деревне! Мы работаем вместе - и добиваемся, чтобы все государственные долги сосредоточились в одних руках.

Спасибо Батяне

- Я стал председателем совета кредиторов. Раиса Викторовна нашла инвесторов с конкретными деньгами (на тот момент это было спасением). А главное - я добился, чтобы Горбенко принял политиче­ское решение запустить завод. К нему ведь никого не подпускали. И жужжали в уши: мол, Неманский ЦБК запустить невозможно, это “гроб” для любого политика... Я однажды до одиннадцати вечера его ждал в коридоре на Дм. Донского. Он выходит из кабинета - а я ему навстречу как метнусь из-за колонны... И пригласил его на торжественное открытие.

Губернаторы меняются, а чиновники - остаются: Тадей Мазепа, Игорь Шевляков, Игорь Краснянский, Сергей Леденёв, Михаил Цикель, Юрий Шалимов, Леонид Сергеев, Сергей Лаптев, Валерий Осякин, Александр Торба, Галина Янковская, Владимир Егоров, Тамара Кузяева. Калининград, 2005 год

А сразу запустить завод - невозможно. Кабели срезаны, всё разбито... Тогда мы пускаемся на авантюру.

Батяня в назначенный день приезжает, вылезает из “мерина”, с ним - свита: журналисты, чиновники... Ну, ленточка, кнопка... Он нажимает - мы врубаем насосную станцию. Насосы ревут, лампочки моргают. Фикция чистейшая! Но публика в восторге, Батяня доволен произведённым эффектом: “Кто сказал, что я завод не запущу?!”

И постепенно завод и впрямь запустился. Это, кстати, была единственная процедура банкротства в Калининградской области, после которой предприятие снова заработало.

...В 2003 году я избирался в Думу. Тогда ещё можно было совмещать статус депутата и кресло главы районной администрации.

Жил на зарплату депутата. Ну и, конечно, доходы от бизнеса, возглавляемого женой. Потом я стал заместителем губернатора Егорова - и сложил полномочия, когда был назначен новый глава региона, Георгий Боос.

Коктейль Молотова

- Ушёл в “Русскую пушнину”. Проработал там год - не понравилось. Честно говоря, я не стремился к какой-то суперцели. Считал, что мне всего хватает. Но... уже начинались приключения.

На думской тусовке: Владимир Никитин, Сергей Леденёв, Михаил Дударев, Юрий Кузяев, Борис Шушкин, Борис Баталин, Григорий Корнюшенков, Владимир Багалин. Калининград, 2004 год

Г-н Шалимов возглавил местную “Единую Россию”, а я из “ЕР” вышел, ещё будучи депутатом... Те, кому досталась власть, всегда хотят прижать независимых. Чтобы все встали в строй и хором говорили “Мяу”. А я не хочу говорить “Мяу” хором!

Меня начали давить. Возникали разные ситуации. В 2006 году после расстрела Павла Когана, которого я знал как прекрасного футболиста (он, житель Советска, играл за Неман, и наша команда стала чемпионом Калининградской области; вёл детские спортивные секции), у кого-то, видимо, возникло желание на меня “наехать”. Я не занимался с Пашей бизнесом. Но... после всех разделов-переделов, связанных с его гибелью, у меня в Немане внезапно сгорело здание, которое я купил и собирался реконструировать. Это был сигнал. Но могла быть и просто хулиганская выходка.

Я обратился в милицию. Вроде бы возбуждённое по факту этого поджога уголовное дело не прекращено до сих пор. Но никого не нашли.

А затем - в четыре утра - в окно моего дома кинули бутылку с “коктейлем Молотова”. У нас был маленький внук, мы спали внизу, в зале, на мягком уголке. Вдруг взрыв, пламя!

Я просыпаюсь, хватаю внука... К счастью, у меня на окнах стояли специальные стеклопакеты. Разбилось только первое стекло. Я выскочил во двор - уже никого. (Через забор метали. Сильной рукой.)

Я написал заявление в милицию уже на имя генерала Кириченко. Выехала группа собровцев. Разместились ребята у меня. Жили почти месяц. Перетряхнули за это время весь Советск, раскрыли попутно массу преступлений, но ни метателя, ни заказчика не нашли.

По примеру Фиделя Кастро

- Где-то в это же время Михаил Цикель, генеральный директор “Янтарьэнерго” сделал предложение быть его заместителем. Я прошёл все согласования в РАО ЕЭС. Но... опять вмешались силы в лице моего “друга” Шалимова, который явно скучает, когда я ухожу из большой политики. Он жёстко “наехал” на Цикеля - и я, не желая подставлять порядочного человека, вынужден был уволиться. Так что у меня в трудовой книжке есть прямо-таки коллекционная запись: ОДИН месяц работы в “Янтарьэнерго”. Так недолго я ещё нигде не работал. Но меня всё это не пугало.

На “медвежьей” тусовке: Константин Хаипов, Михаил Дударев, Борис Грызлов, Константин Поляков, Сергей Леденёв, Виталий Ледник. Калининград, 2003 год

У меня есть биография! Я не стесняюсь ходить по своему городу, мне не стыдно смотреть людям в глаза. У меня трое детей, все имеют образование. Мы с женой отметили серебряную свадьбу... я езжу отдыхать с супругой. Люди моего возраста на отдыхе часто с молоденькими девочками.

Жена смеётся: “Ты динозавр! Вымирающий вид!” Мне повезло с женой. Она воспитала хороших детей, великолепно держит дом...

Кроме того, я открыл для себя способ зарабатывать хорошие деньги - и оставаться независимым.

В одном журнале я прочитал, что Фидель Кастро, уже будучи руководителем Кубы и непримиримым борцом с капитализмом, имел на нью-йоркской бирже брокера. Фидель Кастро правильно анализировал политическую и экономическую ситуацию, отдавал распоряжение брокеру - и зарабатывал много денег. Миллионы! И никто не мог на это повлиять. Куба - в блокаде, Кастро - в игре. Биржа - абсолютно аполитичная вещь для участников процесса.

Сам себе трейдер

- И вот, когда на меня началось административное давление, я ушёл в этот независимый бизнес.

В общем-то, я всегда занимался акциями. Даже “Олби” купил (помните, была такая финансовая пирамида, освящённая тогдашним премьер-министром Егором Гайдаром), до сих пор эти акции храню, в рамочке...

А тут - стал изучать точки роста, точки падения. Какую ценную бумагу продать, какую - купить. Благо, диплом КВИМУ у меня настоящий. Я собрал кучу литературы, прошёл массу курсов.

Открыл брокерский счёт в Сбербанке, звонил, просил продать или купить.

Сейчас я сам себе трейдер в режиме он-лайн. У меня свои депозитарии, свой вход на биржу... Сделок много. И никто не может вмешаться! Вот твой счёт, вот твой компьютер, твоё решение...

За последние четыре года игра на бирже - основной источник моих доходов. В хорошие времена я размещал на площадке $1.500.000.

В 2007 году стал долларовым миллионером на рынке. Деньги - в обороте. В кризисный 2008 год, правда, я потерял $700.000. Акела промахнулся: поверил руководству страны, которое твердило про “подушку безопасности” (дескать, кризис нас не коснётся). Две недели отдохнул - и лишился половины капитала. Плюс ещё много денег потратил на поддержку строительного бизнеса жены.

Мои “три кита” - семья, биржа и “Справедливая Р”

- Но, видимо, уйти из политики было не суждено. Сергей Миронов, лидер “Справедливой России”, предложил мне возглавить местное отделение партии. Это место занимал В.П. Никитин, но он сложил полномочия. Высший совет “СР” рекомендовал меня - и я поехал в Калининград с мандатом.

Сергей Леденёв: жизнь удалась

Знаете, когда КПСС разогнали, у бывшего секретаря Неманского райкома Клиневского была одна задача - угнать райкомовскую чёрную “Волгу” и спрятать её в лесу... Документы, учётные карточки коммунистов он бросил.

У меня задача другая - сделать партию дееспособной. Мы собираемся участвовать в выборах в областную и Государственную Думу, последовательно приводим на муниципальные выборы своих людей. В Слав­ске у нас 9 депутатов из 12, в Черняховске - фракция из 7 человек...

Мы не стали заниматься исполнительной властью: опыт показывает, что это означает всего лишь подвести своего человека под какую-нибудь статью Уголовного кодекса (мэров, неугодных правительству, именно так и снимают). А вот депутатский корпус - площадка, от которой можно оттолкнуться.

Сейчас в региональной “СР” состоит 2.600 человек. Мы входим в коалиции, ведётся повседневная работа...

Семья, биржа и “Справедливая Россия” - вот мои “три кита” на сегодня. Так что жизнь предельно увлекательна. А способы достижения целей, надеюсь, максимально эффективны.

И, наверно, в каком-то смысле, я должен быть благодарен тому же Шалимову - ведь именно благодаря ему (хоть и вопреки его желанию) ситуация сложилась именно так... как сложилась.

Такой вот, знаете ли, парадокс.



Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money