Дней
Часов
Минут
Секунд

НЕВИНОВНЫЙ ЖУРНАЛИСТ
СИДИТ В ТЮРЬМЕ



 
 

 

НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Футбол / “КАКАЯ ТЫ ПАДЛА!” Экс-капитан “Балтики” Андрей Румянцев предлагает вернуть прежних тренеров

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • “КАКАЯ ТЫ ПАДЛА!” Экс-капитан “Балтики” Андрей Румянцев предлагает вернуть прежних тренеров

Футболист Андрей Румянцев приехал в Калининград в 1993 году. Раньше он даже не знал о существовании нашего города, но влюбился в него сразу. Защищал цвета “Балтики” в её лучшие годы - с 1994-го по 1997-й, а потом ещё и в 1999-м. Завершив карьеру футболиста, Андрей остался в Калининграде. Сейчас ему 40. Мастер спорта живёт в съёмной комнате и работает в такси “Балтика”...

За шиворот

- Андрей, как вы стали футболистом?

Андрей Румянцев

- В Нижнем Новгороде я жил рядом со стадионом “Локомотив”. Увидел, как ребята там, в хоккейной “коробке”, играют в мини-футбол... Раз посмотрел, два посмотрел - и пристроился к ним. Тренер пришёл, говорит: “А это что за новенький?” А я ему: “Хочу играть...” Мне тогда было шесть лет - сопляк совсем! Остальным-то было по восемь. Так и пошло, не по возрасту.

- И долго вы так тренировались?

- Когда мне было 16, в Нижнем Новгороде появился тренер - Александр Мирзоян, бывший игрок “Спартака”. Практически за шиворот он затащил меня в команду мастеров - Нижегородский “Локомотив” (вторая лига союзного футбола).

- Почему за шиворот?

- А вы представьте: вам 16 лет. Что хочется? Погулять с друзьями, отдохнуть... А тут раз - и режим.

- Суровый режим?

- Две тренировки в день. Тут ничего не поменялось.

- Что дальше?

- В 1987-м - призыв в армию (спортивная рота). Играл за СКА “Ростов”, ЦСКА...

Батька пришёл

В этот момент к столику в кафе, где мы беседовали, неожиданно подошёл бывший тренер “Балтики” Анатолий Иванов (недавно он отметил свой 70-летний юбилей), а следом бывший футболист и директор “Балтики”, небезызвестный Дмитрий Чепель...

- Йо-о-о! Это батька! - радостно воскликнул Румянцев и обнялся со своими соратниками.

Вскоре мы продолжили.

После Бормана ничего не страшно

- Что после армии?

- Женился. Мне предлагали остаться в Москве, играть за ЦСКА. Но я был патриотом Нижнего Новгорода. Кстати, в это время там появился Борман. Знаете кто это?

- Нет.

- Валерий Викторович Овчинников. Он стал главным тренером Нижегородского “Локомотива”, и с ним я проработал три года. После Бормана уже ничего не страшно.

- Почему?

- Настолько он был жёсткий и непорядочный человек, что после него я никого не боялся.

- В чём выражалась его непорядочность?

- Да во всём. Непорядочный - это я ещё мягко сказал. Просто не могу подобрать слово. Но какой бы он ни был, из “никакой” команды второй лиги он сделал коллектив, который просто разрывал соперника! Овчинников умел собрать футболистов, поставить их на игру - и они давали результат. Это было главное.

И в 1991 году “Локомотив” вышел в высшую лигу. Хотя команда была - “7 червей”. Молодые пацаны и несколько дядек, которые действительно брали за шкирку. Надо - и всё!

Команда принадлежала Горьковской железной дороге, и её начальник (Шарадзе) очень помогал. Уж не знаю, в чём они там сошлись с Борманом...

А в 1993 году у Бормана произошёл нервный срыв. На этом фоне ему показалось, что команда хочет его снять. А у нас этого даже в мозгах не было! Просто в тот период образовалось много сильных команд, и мы всем проигрывали.

Тогда Борман устроил девятичасовое собрание...

- Собрание длилось 9 часов?!

- Да, девять часов команда сидела на собрании, а Борман говорил. Это похлеще Жириновского! А закончилось всё тем, что ему под руку попалась дверь... он расху...чил её всю! Всех послал и сказал, что больше к нам не подойдёт.

А у нас оставалось, по-моему, 6 игр. Пять из них надо было выиграть и одну сыграть вничью. Только тогда мы бы остались в высшей лиге.

Купите мне 40 игр

- Борман ушёл, все в шоке. Нашим вторым тренером был Валерий Синау - человек, который сам всю жизнь играл в футбол. И у него были потрясающие человеческие качества. Он с людьми общался легко, всегда был со всеми на равных.

На первой же тренировке Синау заявил команде: “Ну что я могу сказать? Всё в ваших руках”. Он поставил мяч в центре поля, сел на него, положил рядом сетку с мячами и выдал: “А теперь делайте, что хотите. У вас два часа времени. Кому что надо, тот то и делает”. А сам сидел и смотрел. Где-то что-то подсказывал. И в конечном итоге команда осталась в высшей лиге. Хотя, конечно, такой вариант - не панацея.

В Калининграде я подобное видел при Дергаче. Он вообще не тренировал. Только проиграл здесь всё, что было можно. Он разрушил здесь всё. Позиция была такая: у нас 42 игры. Купите мне 40, остальные две я выиграю сам. И у нас будет результат. Сам же Чепель его в итоге и выкинул.

Я остаюсь!

- Как вы оказались в Калинин­граде?

- Я приехал сюда со своим товарищем - Сашей Щукиным. Нас пригласили, мы приехали. Самое интересное - я даже не знал, что есть такой город Калининград.

Меня растила бабушка, и оказалось так, что в далёкой молодости она сюда попадала по распределению. Но в итоге не попала и осталась в Нижнем Новгороде. Ну, это как судьба уже: не она - значит, я.

“Балтика”. Май 1995 года

А приехал сюда, и мне очень понравился город. Первое, что мы с Санькой здесь сделали (после того, как заселились в общежитие для футболистов на ул. Нарвской) - поймали такси и попросили водителя провезти нас по городу. Он нас повёз, как на экскурсию, по всем досто­примечательностям. И я говорю: “Саня, я остаюсь здесь!”

Футбольный бум

- С 1994 года начал играть за “Балтику”. Главными тренерами были Шперлинг и Иванов, второй тренер - Бондарев, а руководил клубом Зибаровский. Потом, уже с Ткаченко, все они друг друга дополняли, и каждый выполнял свою функцию.

- Как вы влились в новый коллектив?

- После Бормана мне всё было по барабану.

В 1995 году мы вышли в высшую лигу. 1996-1997 годы были самые успешные в Калининграде. Был самый бум. Помню это ощущение, когда ты выходишь, а трибуны вокруг ревут... Ты смотришь, а там даже свободного места нет! И тебя начинает лихорадить, как лошадь перед скачкой. Выходишь и думаешь: “Порву всех!” Вот это состояние, вот это адреналин! Это передать нельзя. Это можно только испытать.

- Какие моменты запомнились? Всё-таки играли с лучшими командами страны...

- А я с ними уже играл. Поэтому ничего нового не было. Они какими были, такими же и остались. Да, был “Спартак” - команда, на голову сильнее всех. Там действительно были собраны лучшие. И победить эту команду - очень большой успех. Поэтому, когда мы здесь их обыграли 1:0... вы знаете, для города это был шок. Это был просто праздник! А футболист, когда заканчивается игра, ни о чём уже не думает. Вроде хочется порадоваться, но сил нет - устал, как сволочь.

Пиво для команды

- Был такой факт интересный. Наверное, из наших футболистов никто не рассказывал.

В 1997 году у нас было плохое начало - первые матчи проигрывали. Приходим на утреннюю тренировку, и Ткаченко объявляет: “Позвоните все своим родным, сегодня вечером надолго задержимся - после тренировки будет собрание”.

Ну, ладно, позвонили, предупредили. Вторая тренировка проходила на базе. Смотрим - баню затопили, хотя не по графику. Потренировались, сходили в баню. Выхожу после неё и вижу во дворе большой накрытый стол: зелень, закуска какая-то, рядом шашлык готовят... Думаю: “Что-то здесь не то...”

А Ткаченко говорит: “Никто никуда не уезжает, все - за стол”.

Представьте, это начало сезона! И вдруг приезжает командный “Рафик”, полный пива “Хольстен”! Вытаскивают эти ящики, ставят пиво, вино (кстати, тоже “Хольстен”, я даже не знал, что есть такое) и пакеты с подарками.

У всех футболистов шок!

Потом приехал Зибаровский с представителем компании “Хольстен” - нашим спонсором. Тоже сели за стол. Говорит: “Сейчас посидим, а потом, когда я скажу, вы выскажете друг другу всё, что вы друг о друге думаете”.

Естественно, всё это дело затянулось. Кто-то пил вино, кто-то пиво... А потом начали высказывать друг другу: “Какая ты падла (извиняюсь за выражение), ты здесь не добежал, а я за тебя корячился, и т.п.”

- Это Ткаченко придумал?

- Это не он придумал. Это он взял у кого-то. Здесь велосипед уже изобретён. Надо только головой думать. У нас сейчас большое преимущество - у нас есть выбор. А раньше действительно изобретали.

Ткаченко был прав

- В каком году вы покинули “Балтику”?

- В 1997-м я уехал в Краснодар и месяцев семь играл там за “Кубань” (1-я лига).

- Получается, пошли на понижение?

- Да.

- По какой причине покинули “Балтику”?

- Правду сказать или красиво?

- Правду.

- Ткаченко ко мне подошёл и говорит: “Знаешь, как раньше в армии политруки были, к которым прислушивались все? Так вот ты в команде стал такой же”. Футболисты меня слушают, а он меня просто-напросто не ставил на игры.

- Почему?

- В чём-то вина моя, значит, была. Ткаченко, кстати, нормальный мужик. Он тогда был прав. Нельзя оставлять двух человек, один из которых руководит командой, а второй руководит внутри команды. Хотя ничего плохого я команде не желал никогда. Всегда болел только за неё.

Хочу играть

- Что было после “Кубани”?

- В 1998 году я вернулся в Калининград. Посоветовали заняться судейством. Попробовал, съездил на судейские сборы в Гатчину (под Санкт-Петербургом), получил очень хорошие оценки, и вроде бы меня рекомендовали. Но оказалось, что не моё это. Очень хотелось играть, и возраст ещё позволял (29 лет).

- Сейчас в “Балтику” пришёл Бузникин. Ему 33, и ничего...

- Да, Бузникин хороший парень, интересный. Я его видел.

Так вот в то время директором “Балтики” стал Чепель, а тренером - Дергач. Я пришёл к Чепелю и сказал: “Хочу играть”. Он спросил: “Сможешь?” А я говорю: “Ну, давай попробуем”. И он согласился: “Скажет главный тренер, что ты способен - значит, будешь играть. Палок в колёса никто вставлять не будет”. Ну и всё.

Было очень тяжело. После полугода без тренировок... Но в конечном итоге я бежал так, что молодые пацаны не могли угнаться.

В клубе было много финансовых передряг, и продержался я там год. Ведь никому не хочется работать бесплатно. А возраст уже не позволял перейти в какую-то другую команду. Тогда все делали ставку на молодёжь. Легче заключить контракт с молодым мальчишкой, навешать ему лапши на уши и потом с него зарабатывать деньги.

С возрастного ты уже мало что заработаешь. Он должен приносить пользу в той команде, в которой он находится.

Отпустил с чистым трансфертом

- Где закончилась ваша карьера?

Андрей Румянцев

- В Нижнем Новгороде. Хотя перед этим я ещё поиграл в Казахстане, за актюбинский “Актобе” (высшая лига Казахстана). Скажу откровенно: это был очень светлый момент в моей жизни. Это был последний год моей карьеры, и получалось всё! Я сам иногда был в шоке. Люди на трибунах просто смеялись - мяч всё время попадал в меня. Там ворота практически были не нужны. Хотя я был маленький, худенький...

- Вы там играли защитником?

- Я всегда играл защитником. Правда, сейчас это называется “опорный полузащитник”. А во времена Советского Союза это называлось “передний центральный защитник”.

И потом знаете, какая ситуация была... Чтобы перейти из команды в команду, обычно должны уплачиваться большие деньги. Но Чепель отпустил меня с чистым трансфертом. За это я ему очень благодарен. Потому что я получил год, о котором до сих пор вспоминаю с удовольствием.

- А почему вы там не задержались?

- Не могу это объяснить в двух словах. Во-первых, потому что это Азия. Там совершенно другие законы. Я приехал туда в 2000-м, а впечатление - будто вернулся в старый Советский Союз, где дети играют на площадках, где сосед в подъезде знает своего соседа... У нас сейчас этого нет.

Помню, зашёл в магазин купить пирожок. Продавщица берёт рукой этот пирожок и этой же рукой даёт мне сдачу. Я говорю: “Девушка, ну можно было что-то на руку одеть...” А для неё это вообще непонятно: “Что я должна одеть?” Всё, как в Советском Союзе...

Ну, и в клубе там были проблемы. Не было ничего, даже руководства команды. И вот они в авральном режиме всё это пытались создать.

Главным тренером был Равиль Рамазанов. Я опять же благодарен судьбе за то, что она свела меня с этим человеком. Несмотря на то, что он владел большими финансовыми средствами и был вхож в круги власти, он был как старший товарищ. Никогда не оскорбит, никогда не обманет.

Всегда пытался понять человека, найти причину, и только после этого говорил своё мнение, причём, оно всегда выходило правильным. Очень сильные человеческие качества.

Чепель знает всё

В этот момент Дмитрий Чепель стал собираться на выход из кафе.

- Ну, ты убегаешь что ли? - спросил Румянцев.

- Да, дружище, я поехал на встречу.

И экс-футболист “Балтики” вышел проводить своего экс-директора...

Через несколько минут Румянцев вернулся.

- Что говорит Чепель?

- Ну что говорит: “Я в курсе всех событий. Не думай, что я ничего не знаю. Я знаю всё”. Он ведь сейчас кем является?

- Президент Калининградской общественной организации “Федерация футбола”.

- Ну, вот. Поэтому там у него прямой доклад есть. Стукачей у нас достаточно.

Жить с женой не позволяет закон

- Но вернёмся к вашей карьере футболиста. Как она завершилась?

- Поехал в Нижний Новгород. Тот же самый “Локомотив”. Где я начинал, там и закончил.

- В каком году?

Дмитрий Чепель

- Я даже и не помню. Никогда не заострял на этом внимание. Вот честно сказать? Я даже не знаю, какое сегодня число. Какая разница? Живём и живём.

- Потом вы вернулись в Калинин­град?

- Да, а здесь всё по плану. Развёлся с первой женой.

- Дети у вас есть?

- Да, дочь Анастасия.

- Сколько ей сейчас?

- 16.

- Она осталась с мамой?

- Да. Живут в Калининграде. С дочерью мы общаемся.

- А новая семья у вас появилась?

- Конечно. Я ведь здоровый человек. У меня жена Виталия. Женщина, которую я очень люблю.

- Живёте вместе?

- Нет. У неё есть сын, у меня - дочь... Я вам сейчас объясню - люди же могут не понять. Мы живём в разных домах. Но мы женаты. По российским законам я не имею права жить с ними вместе. И ни один юрист ничего не может с этим сделать. Хотя уже 4 года пытаемся. Я могу находиться там только до 23.00 без согласия соседних жильцов.

- Вы живёте в собственной квартире?

- У меня пятиподъездный дом. Я весь его выкупил. А если серьёзно, то у меня там комната.

- Снимаете?

- Конечно. А квартира у меня была.

- Перешла первой жене?

- Да. Всё осталось там. Они эту квартиру продали, купили другую.

Стесняюсь очень

- В футбол сейчас играете?

- Последний раз играл в составе ветеранов “Балтики” против израильского клуба “Маккаби” (в июле прошлого года).

- Знаю, что сейчас вы работаете в такси “Балтика”.

- В такси я пришёл после того, как побыл директором игрового клуба, потом начальником цеха колбасного производства. Ещё ходил в море...

- Серьёзно?

- Да. Спортсмен, закончивший свою карьеру, это тот же самый ребёнок. Ищешь вариант выживания. Тебе же нужно как-то жить. А многие из тех футболистов, которые сейчас играют, уже в бизнесе. Голова у них болит не только о футболе.

- Футболисты изменились?

- Да, очень сильно. По-моему, у них сейчас материальные ценности гораздо выше.

- Так это уже и не считается зазорным.

- Я согласен. Это жизнь заставляет. Но, наверное, это неправильно.

- Вас узнают в такси?

- Да. Я, правда, стесняюсь очень.

- А чего стесняться?

- Нет, я нисколько не стесняюсь своей работы. Просто люди задают мне вопросы по футболу, я начинаю рассказывать, вспоминаю всё это, а сам думаю, что, возможно, я чего-то не сделал, что мог сделать. Не знаю...

- Какое-нибудь пособие вам, как бывшему спортсмену, выплачивают?

- Нет. Хотя, например, военным почему-то принято платить пенсию. А если человек 20 лет отдал спорту - наплевать. За это время он должен был себе заработать. А то, что у нас происходит в стране - сегодня заработал, а завтра эти деньги обесценились - это же не учитывается.

- А пойти в тренеры вы не думали?

- Да, я люблю это дело. Очень люблю. Но если я пойду в тренеры, то на что я жить буду? И на что моя семья жить будет?

Права за машину шампанского

- То, что я работаю в такси, не говорит о том, что я ничего не знаю. Общаюсь и с болельщиками, и с людьми, которые причастны к футболу.

- Водительское удостоверение у вас давно?

- С 1992 года. Опять же, Алексей, вы просто не жили в то время, когда это всё получалось. За права, например, мы с товарищем разгрузили машину шампанского в ГИБДД...

- В Нижнем Новгороде?

- Да. Хотя к тому времени я уже умел водить автомобиль. Гаишники вместе с нами проехали, убедились в этом, посмотрели, что правила соблюдаем.

Команда таксистов

- Я слышал, что в такси “Балтика” есть своя футбольная команда.

- Да, есть команда. Один из учредителей этого такси - Илья Чехладзе - любит футбол, и сам довольно прилично играет. И он за свой счёт это всё оплачивает. Причём, помогает не только футболу. Человек в спорте весь.

- В команде одни водители?

- Да! И довольно-таки интересная, приличная команда.

- Тренировки проходят регулярно?

- Два раза в неделю, в “Кварце” на Чекистов.

- Вы играете?

- В этом году нет.

- Почему?

- Алексей, я работаю сутки через сутки. Времени и сил на футбол просто не остаётся. Вот я в прошлом году походил, поиграл и похудел на 13 кг.

- Наверное, вас хотят видеть в составе...

- Очень хотят. Я и сам очень хочу. И буду играть - однозначно. Там и эмоционально разгружаешься, и удовольствие получаешь.

Самый дорогой футболист

- На “Балтику” ходите?

Андрей Румянцев

- Три года подряд я пытаюсь сходить на эту “Балтику”. Но меня хватает только на две первые игры.

- Почему?

- Не могу, и всё. Я смотрю и не понимаю их. Ведь в первой лиге главное - результат. Но они не играют на результат! У футболиста глаза должны гореть, он должен рвать соперника. А они этого не делают.

Помню, пришёл на один из матчей “Балтики”, смотрю, там мотается в середине поля один игрок, “шланг” такой... Спрашиваю: “Кто это такой?” Мне говорят: “Это самый дорогой футболист “Балтики”.

Есть пара футболистов, которых я когда вижу в основном составе, то впадаю в шок.

- Кто они?

- Ну, зачем это говорить...

- Но вы говорите о футболистах, которые остались в команде?

- Да! Я не знаю, о чём вообще тогда разговаривать. В моих мозгах это не укладывается.

Мне непонятно, почему идут приглашения одного тренера, второго, третьего, четвёртого... Сколько уже их поменялось? И почему они меняются? Чьи это амбиции? Я не знаю. У нас кто достиг результата?

- Шперлинг, Ткаченко...

- Вот! Когда в “Балтике” работали Зибаровский, Шперлинг, Ткаченко, Бондарев, который тогда был как связующее звено между руководством и командой... Да, он никогда не пытался себя показать. Можно сказать, незаметный человек. Но это личность! Я не понимаю, почему этого человека сейчас вообще забыли? А ведь он столько лет отдал футболу.

Поставьте вот это всё руководство. Я просто убеждён. Ведь результат был при этих людях! И они сейчас все находятся в Калининграде. Почему бы не попробовать их поставить? Почему мы всегда ищем что-то новое?

- С клубом какие-то отношения поддерживаете?

- В позапрошлом и прошлом году Андрей Кляшторный давал мне абонемент. Но дело в том, что я сам по себе добрый человек и знаю, что долго на этих матчах не просижу, поэтому свой абонемент отдаю. Вот было: едет со мной человек, и я вижу, что он заядлый болельщик “Балтики”. Ну я взял и отдал ему абонемент. И не жалею. Пусть ходит.

Сначала голова, потом хвост

- Вы что-нибудь знаете о новом тренере “Балтики” Иване Ляхе?

- Нет. Судить можно будет по тому, что мы увидим. Всё остальное - ерунда.

- Сейчас руководство клуба проводит опрос, по какому пути развиваться клубу. Какое мнение у вас?

- Читал в вашей газете мнение Шперлинга. В 90-е годы его бы за это пристрелили, даже не задумываясь. Но он прав в том плане, что нужно сначала сделать команду, которая будет давать результат и под которую можно брать спонсоров. Эти же спонсоры будут создавать инфраструктуру. Т.е. нужно создать сначала голову, а потом вот этот хвост. Детский футбол не просто нужен, он необходим! Причём, здесь нужен спортинтернат.

Другого пути сейчас нет. Город небольшой, и здесь очень болеют за спорт. А если начинать с самых низов, это будет очень долго. Не каждый вытерпит, особенно с нашими переменами во власти. На этом всё может и закончиться.

Я хорошо помню время, когда в Калининграде был футбольный бум. А помните, на стадионе звучали объявления: “Директор фирмы такой-то за третий забитый мяч предлагает премию”.

- Да-да-да...

- Это было. И эти люди есть. И они от этого не откажутся. Вы только покажите игру.

Осталось прыгнуть с парашютом

- Андрей, вы о чём-нибудь жалеете?

- Совершенно не жалею. Я прожил свою футбольную жизнь от души. То, что было, это моё. Я доволен всем, что произошло. Я много поездил по Европе, а Россию так вообще всю вдоль и поперёк... И доволен тем, что судьба привела меня именно в Калининград.

Я сделал всё, чего боялся. Вот в такси, например, пошёл. Хотя город раньше не знал. Впрочем, нет - одного я ещё не сделал: надо с парашютом прыгнуть. На следующий день рождения (14 августа) обязательно.

- Могли бы вы, как ветеран “Балтики”, что-нибудь пожелать тем футболистам, которые сейчас у нас играют?

- Я их не знаю. Что я им буду желать? Пусть думают сами. Вот и всё.

А. Малиновский



Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money