НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Политика / ПРОКУРОР ПРОСИТ 4 ГОДА УСЛОВНО для Игоря Рудникова. И три с половиной - Олегу Березовскому

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • ПРОКУРОР ПРОСИТ 4 ГОДА УСЛОВНО ДЛЯ ИГОРЯ РУДНИКОВА.
    И три с половиной - Олегу Березовскому

27 июля в Псковском районном суде закончились прения по уголовному делу, возбужденному в отношении депутата Калининградской областной Думы, учредителя “НК” Игоря Рудникова и журналиста “НК” Олега Березовского. Помощник прокурора Псковского района Борис Великанов, произнося заключительную речь, уложился в сорок пять минут.

Гособвинитель Великанов (слева) курит большую сигарету

(Впрочем, 26 июля он вообще отказался выступать в суде, говоря, что не готов. Хотя на подготовку к заключительной фазе судебного процесса стороне обвинения давалось две с половиной недели... не говоря уже о месяцах предварительного следствия! Так что можно предположить: псковские прокуроры до последней минуты консультировались со своими калининградскими коллегами на предмет того, СКОЛЬКО лет лишения свободы просить для подсудимых.)

Несмотря на прелюбопытные обстоятельства, вскрывшиеся в суде (вкратце о них мы уже писали, а подробно расскажем после вынесения приговора) и “технические ошибки”, выявленные в составленном работниками Калининградской областной прокуратуры обвинительном заключении, Великанов заявил, что подсудимые “по всем составам преступлений” должны быть признаны виновными. Основание - показания потерпевших. То есть милиционеров. А вот к показаниям тех людей, которых сами следователи отнесли к “свидетелям обвинения”, особенно С. Решина и Д. Якшиной, Великанов призвал суд “отнестись очень критически” и не принимать их во внимание.

Ещё пикантнее обвинитель высказался насчёт вещественного доказательства: видеозаписи, сделанной 8 марта 2005 года “потерпевшими” сотрудниками милиции (на таможенном терминале, когда омоновцы изымали тираж “НК”, не имея на то документов). “Фактов насилия и оскорбления со стороны Рудникова и Березовского, - заявил обвинитель, - на видеопленке не зафиксировано. Но это не значит, что их не было вовсе!”

Далее Великанов проинформировал суд, что И.П. Рудников “характеризуется отрицательно по месту жительства как личность”. Обвинитель проигнорировал почти 5.000 подписей, собранных в поддержку Рудникова в Калининграде и Пскове; около ста телеграмм, пришедших на адрес суда; обращения целых коллективов - ветеранских, трудовых... выступление спикера Калининградской областной Думы С. Булычева, который высоко оценил и человеческие качества Рудникова, и его депутатскую деятельность... позицию председателя Псковского профсоюза военных пенсионеров Балынского, личные поручительства целого ряда достойных людей...

Натурально, всё это меркнет перед показаниями одного (!) жильца дома 17 по ул. Черняховского, отозвавшегося о Рудникове негативно. А та маленькая деталь, что сей почтенный жилец - до того, как в доме разместилась общественная приёмная депутата Рудникова - лет десять успешно торговал самогоном, и лишь после вмешательства Рудникова прекратились пьяные сходки во дворе, а в подъезде перестали валяться тела “постоянных клиентов”... - повторяем, “деталь” эта обвинение не смущает.

Странно, что не был найден ещё один “беспристрастный свидетель” в квартире этажом выше - там раньше торговали наркотиками!..

Впрочем, обвинитель с нескрываемой досадой в голосе констатировал: “Прокуратура в ходе расследования столкнулась с тем, что люди, которые могли бы дать показания против Рудникова, их НЕ ДАВАЛИ”. И вообще, мол, куда ни сунься - кругом одни помощники депутата Рудникова! Сплошные заинтересованные лица!..

Этот пассаж особенно мило звучит в устах обвинителя на процессе, куда “потерпевшие” сотрудники милиции и около десяти “свидетелей” в погонах были доставлены чуть ли не строем!.. Их официально представил полковник А. Лаврентьев, назвав себя СТАРШИМ, хотя все его “временно подчиненные” были из разных милицейских подразделений!

Олег Березовский и Игорь Рудников после выхода из СИЗО. Псков

До вынесения приговора мы не будем приводить доводы, звучавшие в суде - относительно беспочвенности предъявленных обвинений. Но вот всего лишь несколько штрихов.

Самыми ярыми “потерпевшими” были командир взвода ОМОН В. Шумский и сотрудник управления по борьбе с налоговыми преступлениями Д. Евсевьев. Шумский, по его словам, пострадал больше всех: его (196 см ростом, имеющего 110 кг живого веса, обученного приемам рукопашного боя, специалиста по силовым единоборствам) Рудников-де пытался вытащить из машины через окно, причиняя тем самым физическую боль (видеозапись показала, что Рудников к нему даже не прикасался). Евсевьев (накачанный, весящий 85 кг, кандидат в мастера спорта по греко-римской борьбе) тоже, по его заявлению, испытывал боль, когда Рудников его толкал.

Судья спросил: “Вы были в верхней одежде?”

- Да.

- Что, Рудников так сильно вас толкал, что вы почувствовали боль через зимнюю одежду?

- Да.

- Синяки остались?

- Нет.

- А на спортивных тренировках вас толкают? Синяки остаются?

- Да.

В общем, Рудников своей физической формой может гордиться. И претендовать на звание мастера спорта по борьбе с “греко-римским” КМСом. Экстерном.

...И хотя комментарии здесь излишни, нельзя не сказать вот о чем. Почти все “потерпевшие” сотрудники милиции подали в суд заявления с просьбой взыскать с Рудникова и Березовского по миллиону рублей. Во столько каждый оценил свои “физические и нравственные страдания”. При том что НИ ОДИН из потерпевших не сказал, что его УДАРИЛИ. Максимум - толкнули... Или же он испытал “неприятные ощущения от прикосновения Рудникова”. Прямо не омоновцы, а хризантемы, опадающие от дуновения ветерка.

Между тем, речь идет не о случайных гражданах, якобы пострадавших от “беспредельщиков” - депутата и журналиста. “Потерпевшие” - специально подготовленные, обученные, экипированные люди, в чьи обязанности входит (в числе прочего) ПРЕСЕЧЕНИЕ массовых беспорядков. То есть каждый из сотрудников милиции в любой момент может стать объектом не какого-то там случайного “прикосновения”, а НАПАДЕНИЯ. И должен быть готов его отразить. Законом всё определено четко: сотрудники милиции обеспечиваются оружием, спецсредствами, а главное - их СТРАХУЮТ. Именно на случай получения какой-либо травмы во время исполнения служебных обязанностей. Вот адвокат Рудникова и осведомилась у “потерпевших”: “Почему вы не предъявляете страховку? Если вы подверглись физическому насилию - это должно быть подтверждено страховой компанией. Которая прежде провела бы собственное расследование, чтобы объективно оценить размер причиненного вам физического вреда. Ах, нету страховки?.. И даже судебно-медицинского освидетельствования не имеется? Ну... в таком случае странно, что свои “неприятные ощущения” вы оценили всего в миллион рублей каждый. Могли бы и на миллиард замахнуться”.

- У меня нет злости на этих людей, - сказал Рудников, выступая в судебных прениях. - Мне их жаль. Система заставила их пойти против совести. Ко мне, как к депутату и журналисту, часто обращались за помощью сотрудники милиции - от рядовых до генералов. И я помогал тем, кто стал жертвой Системы (скажем, квартиру, которая предназначалась капитану, в обход очереди забрал себе подполковник, или начальство “зажало” ОМОНу боевые за командировку в Чечню), понимая, что это вызовет недовольство со стороны действующего руководства УВД и других силовых структур... Я сам тринадцать лет прослужил в армии и знаю, какие существуют рычаги давления на человека в погонах. Можно, к примеру, лишиться службы, когда ты стоишь в очереди на жилье, а твои близкие тоже работают в Системе. У “потерпевшего” Гомина Д.А. - отец, бывший сотрудник правоохранительных органов, ныне возглавляет несколько частных охранных структур. Если бы сын отказался сыграть свою роль в данном процессе, у отца могли бы возникнуть проблемы - ведь лицензии на осуществление частной охранной деятельности выдаются в УВД... У “потерпевшего” Плеханова М.В. отец - тоже бывший сотрудник милиции, и тоже зависит от руководства правоохранительных органов...

По-человечески я понять их могу. Но как они сами будут жить дальше с сознанием того, что пошли на сделку с совестью? Хочется верить, что в дальнейшем они совершат массу достойных поступков и будут бороться с НАСТОЯЩИМИ преступниками. Но этот “подвиг” в их послужной список занесен навсегда. В Калининграде я встретил бывшего первого заместителя начальника УВД области. Он пожал мне руку и сказал: “Не расстраивайтесь. Это те, кто давал на вас показания, должны стыдиться. Если, конечно, они считают себя мужчинами”.

Этот процесс - политический. Вот всего лишь один штрих: адмирал Валуев, выступая, фактически подтвердил, что его претензии ко мне вызваны не публикациями в газете, а тем, что я якобы испортил ему политическую карьеру. Он сказал: “Бывший командующий Балтийским флотом стал губернатором Калининградской области. Я тоже был командующим Балтийским флотом, но губернатором назначили другого человека”.

Значит, статьи в газете явились не причиной, а поводом для обращения Валуева в прокуратуру с требованием возбудить уголовное дело... У высокопоставленных судейских чиновников, у руководства прокуратуры и УВД тоже были свои поводы - и свои причины. Этот процесс - тотальное сбрасывание масок.

Открываем первый том уголовного дела и на первом же листе читаем: следователь Ким возбуждает уголовное дело по клевете по факту публикации в газете статьи под названием “Валуев и секс”. Но такой статьи в газете НИКОГДА НЕ БЫЛО. А вот в материалах дела мы находим 29 важных процессуальных документов, подписанных самыми разными лицами, от рядового следователя до прокурора области и председателя судебной коллегии, в которых говорится об этой несуществующей публикации.

И это не “техническая ошибка”, а показатель того, на каком качественном уровне велось предварительное следствие - с первого листа первого тома и до последнего. Суть дела никого не заботила. Главное - обвинить.

Когда я приехал из Пскова в Калининград, мне в руки попали результаты социологического исследования. Жителей города опрашивали, за кого они собираются голосовать на выборах мэра 2 декабря 2007 года, если Савенко не будет баллотироваться на эту должность. Я стою на первом месте. И теперь понятно, что прокуратура - всего лишь инструмент по устранению человека, который, по оценкам граждан, мог бы претендовать на пост главы города.

Ни Рудников, ни Березовский вины своей в совершении приписанных им преступлений НЕ ПРИЗНАЛИ.

Обвинитель же попросил назначить Рудникову срок: четыре года лишения свободы условно. Березовскому - три с половиной года условно.

Вопросы возникают даже у людей, не искушенных в юриспруденции.

По закону Рудникову и Березовскому, ранее не судимым, не могут назначить более 2/3 максимального срока, предусмотренного их статьями. Две трети от пяти лет - это три года четыре месяца. Прокурор требует четыре, с солидным “запасом” (очевидно, исходя из негласного правила: проси больше - получишь хотя бы половину).

И теперь судье Козловскому предстоит очень непростая задача: привести все “политические составляющие” к сколько-нибудь законному знаменателю. 20 августа в зале суда вновь соберутся все участники процесса. Приговор предполагается зачитывать три дня. Каким он будет, гадать бессмысленно. Остается лишь надеяться, что Андрис Козловский не позволит превратить себя в пешку на чужом игровом поле - и покажет, что Человек в Судейской Мантии может честно завершить даже самую мутную “шахматную партию”. Ставка в которой не меньше, чем жизнь...

Д. Якшина



Если вам понравилась эта статья, переведите нам любую сумму.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money

236040, г. Калининград
ул. Черняховского, 17
(второй этаж)
тел. (4012) 991-210

‎+7-900-567-5-888.

Архив номеров
Архив номеров




Федеральные СМИ,
которые пишут
об Игоре Рудникове

Новая газета

THE NEW TIMES