Дней
Часов
Минут
Секунд

НЕВИНОВНЫЙ ЖУРНАЛИСТ
СИДИТ В ТЮРЬМЕ



 
 

 

НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Криминал / “В МОЕЙ СПАЛЬНЕ НОЧЕВАЛИ ПРЕСТУПНИКИ”. Как опер Селиванов ловил торговцев золотом и взяточников

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • “В МОЕЙ СПАЛЬНЕ НОЧЕВАЛИ ПРЕСТУПНИКИ”.
    Как опер Селиванов ловил торговцев золотом и взяточников

Сегодня мы продолжаем разговор о том, как ловила преступников ПРЕЖНЯЯ милиция, как работали уголовный розыск, прокуратура, ОБХСС.

Пивбар “У ворот”

Федор Михайлович Селиванов, оперуполномоченный ОБХСС с 26-летним стажем, рассказывает:

- Всё это ерунда, будто в годы советской власти “телефонное право” определяло, кого “прихватывать” за хищение социалистической собственности, а кого - не трогать. Мы таких “тузов” брали!.. Была в Калининградской области очень важная дама - Вера Михайловна, председатель горрыбкопа... В этом самом горрыбкопе вообще творились прелюбопытные дела. Я уже говорил о том, что мы как-то получили сигнал (точный, тогдашнего начальника УВД генерала Щербакова кто-то проинформировал), что Тофик, бывший вор-карманник из Риги, набирает на базах сигарет “Мальборо”, которые здесь стоили по 2 рубля, и увозит в Азербайджан, где сдает в рестораны по 10 рублей за пачку...

Когда цепочка с этим Тофиком стала раскручиваться, всплыло ещё одно интересное обстоятельство: начальник снабжения судов (существовала такая структура при горрыбкопе) якобы привёз в Калининград на реализацию несколько вагонов яблок из азербайджанского города Хачмас. Вот только город этот расположен так, что справа - Каспий, слева - пустыня, и яблок там нет по определению. Не выращивают там яблоки, климатические условия не те...

В итоге начальника снабжения судов посадили. И председателя обл-потребсоюза Маменко, который возглавлял всю эту схему с перепродажей “Мальборо” - тоже. А пока он был ещё на свободе, Вера Михайловна (я говорил о ней выше) очень любила с ним ходить в пивбар “У ворот”. Не знаю, какие отношения её с Маменко связывали, но в пивбар они наведывались регулярно, а Шилова, директор заведения, должна была им выкатывать пару бутылок коньяка, водочку, закуску бесплатно... Да ещё “на дорогу” с собой давать. А чтобы потом покрыть недостачу, Шилова со всех официанток собирала деньги. А те, в свой черед, выкручивались: там недольют, тут - обсчитают...

Работала в этом пивбаре жена одного сотрудника милиции. Вот она ко мне приходит, всё рассказывает... Я передаю информацию своему коллеге. Молодой такой парень был, только начал работать. Я ему не сказал, кто - источник информации, так, когда всех в пивбаре начали крутить, и этой тетке досталось. Так её в оборот взяли, что до “посадки” почти довели. Пришлось мне звонить судье, объяснять ситуацию.

А тетку проинструктировали: всё отрицать. И она стояла, как пуговица, насмерть: “Я никому ничего не давала. И ничего противозаконного не делала”. В общем, обошлось.

А Маменко за все его дела весёлые посадили лет на четырнадцать. Веру Михайловну тоже, но у неё какие-то проблемы со здоровьем начались, так что чуть было даже в психушку не попала... А то и попала, не знаю.

“Это я тебе взятку давал!”

- У нас ведь как было: начинаешь заниматься одним эпизодом, цепляешь - и вытаскиваешь ТА-АКОЕ... Скажем, мой коллега Иваненко Николай (недавно умер) в восьмидесятых годах разбирался с черешней, которую то ли привезли в Калининград и продали в сети городской торговли, то ли сделка прошла чисто на бумаге, а реальной черешни никто и не нюхал.

Ф.Селиванов

Попутно Иваненко вышел на одного таксиста. Тот получил в личное пользование белую “Волгу”... и продал её в Литву в два раза дороже. А через неделю у него опять белая “Волга” - и с ТЕМИ ЖЕ номерами! Он её опять продает - и опять ездит на белой “Волге” с таким же государственным номером.

В общем, со стороны казалось, что у человека одна машина, он на ней ездит - а реально это была уже третья “Волга”. Во времена тотального дефицита! Когда люди десятилетиями стояли в очереди, чтобы купить автомобиль!..

Ясно, что в “схеме” был задействован сотрудник ГАИ, причем не из последних. Кто-то же давал одинаковые номера! Стали раскручивать дело - застрелился начальник областного управления ГАИ.

...Кроме прочих, всплыла фамилия Федорова, заместителя председателя горисполкома. По всему выходило, что организатор - именно он. Пришли к нему с обыском я и мой коллега Морозкин. Жил Федоров на улице Софронова, занимал большую квартиру (он её из двух квартир сделал). Дверь - дубовая. Вещей столько - мы трое суток, с 9.00 до 21.00 обыскивали квартиру и составляли опись всего, чем она была набита. Там и книги дефицитные, и хрусталь, и мебель такая, что простому человеку и во сне бы не приснилась... А сын, кстати, у Федорова был наркоманом. И по просьбе отца за парнем неофициально следил один из сотрудников уголовного розыска. Сынок утаскивал что-то из отцовских вещичек, сбывал (особенно дефицитные книги, “Битва железных канцлеров” Пикуля, например, по тем временам была как у.е.), а сотрудник угро - возвращал добро Федорову.

Во время обыска нашлась у Федорова интересная тетрадь: он вёл подробный учет всех полученных взяток. Когда мы взяли этот списочек и стали проводить очные ставки, Федоров попытался извернуться... В тетради написано, допустим, “Иванов, 20.000 рублей”. Вызываем Иванова.

Федоров: “Да это же я у тебя в долг брал!” А тот вопит: “А пошёл ты! Это я тебе взятку давал!” - и рассказывает со всей откровенностью, когда, за что и сколько. Потому что по закону если тот, кто давал взятку, раскается и даст чистосердечные показания, от уголовной ответственности он освобождается...

В общем, Федоров сел. И никто не мешал нам отправить его на скамью подсудимых.

Как на “Кварце” золото воровали

- А то ещё была ситуация. Грузчики на заводе “Кварц” воровали особые такие разъёмы: 180 штырей в каждом, и все - позолоченные. А потом умельцы из них дома золото добывали.

15 кг штырей - 300 граммов чистого золота. Золотишко сбывали в Армению - там частные стоматологи из него зубные коронки делали. Перекупщиками были такие Славик Арустамян из Еревана и Багдасарян из Нагорного Карабаха.

...Славика Арустамяна я забрал в Ереване (еле нашел!). Привёз в Калининград. (Я их, кстати, всегда возил без наручников. И вёл себя с ними по-человечески...) И вот - приезжаем мы, а следователя, который занимался этим делом, нет. И девать мне Славика некуда. Веду его к себе домой. Жене говорю: “Стели ему в спальне!” Она: “Может, в детской?” Я говорю: “Не-ет. В детской - балкон, рядом с ним лестница, ещё сбежит”.

В общем, постелила жена Славику в спальне. Он ванну принял. Я открыл бутылочку, налил по паре рюмок - себе и ему. Покушали. Я ему говорю: “Поел? Иди спать ложись”. А утром отвёз его куда надо, оформил.

(Четыре года Арустамяну потом дали. Он отсидел, в Ереван не вернулся: в Советске сошелся с какой-то женщиной, кооператив открыл по копчению мяса. Мы с ним потом как-то встретились, он меня выпить с ним пригласил.)

...Второго - Багдасаряна - тоже я привез. Он жил в Мардакерте (город рядом со Степанакертом). Я приехал - его нет. Сделал в доме обыск, изъял всё: документы, деньги до копеечки... Вернулся в гостиницу. В три часа ночи - стучат в дверь. А у меня в номере - деньги, золото... только оружия нет. Открываю. Стоит небритая рожа.

- Я директор гостиницы!

А за спиной у директора кто-то визгливым голосом заводит: “Я Багдасарян. Ты деньги забрал, детей кормить нечем...”

- Деньги не здесь, а у заместителя начальника отдела милиции. (Это я специально говорю. Мало ли что!)

- Врёшь! Я с ним выпивал!

- Утром, - успокаиваю его, - к девяти часам приходи с женой, всё ей верну до копеечки. А тебе - шиш.

Так и сделал. Утром жене всё отдал. А его - не могу вывезти! В Азербайджан аккурат в это время приехал с визитом Брежнев. Везде его огромные портреты, метров пять высотой; плакаты, лозунги... “Широко шагает Азербайджан!” А таксист, который нас в аэропорт вёз, добавляет: “В Ереван за продуктами”.

Брежнев, кстати, тогда опозорился. Начал приветственную речь читать: “Товарищи афганцы!.. Тьфу, не то подсунули!..” (Он перед этим с визитом в Афганистане был, вот и запутался.)

...А в аэропорту нас ждал сюрприз: билетов нет. Я упрашиваю: “Дайте куда угодно, лишь бы в Прибалтику! Таллинн, Рига, Вильнюс...”

Отвечают: “Ничего нет!”

Тогда я в милицию кинулся: “Слушай, ребята, у меня тут шесть раз судимый преступник, а билетов на самолёт нет. Так я его вам оставлю, сами транспортируйте!”

Сразу же нашлись билеты на Таллинн. А оттуда мы перелетели в Калининград на маленьком самолётике. И снова - некуда девать Багдасаряна! Везу домой. Жена только вздыхает: “Ой, у этого глаза злые. У Славика хоть добрые были...” (Потом Багдасарян вроде бы умер в “девятке”.)

Рижский бальзам

- А то ещё было дело по военторгу №540.

...Воронин Иван Ильич из Днепропетровска дал взятку начальнику военторга (тот, кстати, вскоре стал заместителем начальника базы “Реффлота”).

Получил 7.000 бутылок рижского бальзама (тоже по тем временам дефицит страшнейший). Когда нам стало известно об этой “сделке”, послали меня в Днепропетровск найти Воронина и доставить его в Калининград. Приезжаю, навожу справки. Оказывается, наш герой и у себя на родине отличился: взял в одном из совхозов 300.000 рублей, сказал, что лес привезёт. И, натурально, ни леса, ни денег. И теперь днепропетровская милиция его тоже ищет.

Иду я по его домашнему адресу. Открывает девушка лет шестнадцати.

Ф.Селиванов

- Твой отец, - говорю, - должен мне тысячу рублей, никак не отдаёт. Где бы мне его найти?

- Отец уже шесть лет с нами не живёт, - отвечает девушка. - В посёлке Деивка есть Галя Потина, у неё он и будет.

Я - в Деивку. Январь, снегу - по пояс, а тут ещё дождь пошёл. На мне были ботинки, десантные, за 16 рублей 20 копеек купил по случаю - и то еле пробрался. Дом у этой Гали красивый, только что построенный. Справа от забора - овраг, слева - электричка ходит.

Стучу в ворота. Никто не открывает. Только собака лает

Смотрю - рядом бытовка, оттуда пар валит. Подхожу, стучусь. Вылезает мужик с огромным животом.

- Тебе чего?

- Мне Воронин нужен.

- Это я.

Я ему говорю: так, мол, и так, надо с вами побеседовать, пожалуйте в милицию. А он отвечает: дескать, приду, но сейчас не могу, только со смены вернулся, спать хочу. Я расспросил, на каком он заводе работает, кем.

- Ладно. Отоспитесь и приходите.

А сам поехал проверить - на всякий случай. Благо, электрички часто ходили. Спросил на заводе, а там Воронина И.И. и в помине никогда не было. Мне аж плохо сделалось. Всё, думаю, преступника упустил.

“Нашёл себе ночью бабу...”

- Возвращаюсь на электричке к Гале Потиной. Темно уже. Кругом лужи. Сунулся в подсобку - а Воронин там. Двух жареных кур в газету заворачивает - собирается. Мужик он крепкий. А я - без оружия. На мое счастье, мимо ехали ребята на ПМГ. Рослые такие сержанты. Я их останавливаю, предъявляю документы, объясняю ситуацию. Захожу в бытовку вместе с ними.

- Иван Ильич, я из Калининграда. Пройдемте.

Он отвечает: “А я понял. У тебя из-под куртки тельняшка торчит”. И снимает верхнюю одежду.

- Вы чего?

- Знаю, куда еду. Можно вина выпить?

Я разрешил. Он два стакана опрокинул, тюлькой закусил. На ПМГ добрались до УВД без приключений. Окунул я его на ночь в изолятор, утром доставил на аэродром, а самолёты не летают. Официальная версия: погода не та. А по слухам, военные самолеты сожгли весь керосин в Запорожье.

В зале ожидания яблоку упасть негде. Нас с Ворониным запустили в Красный уголок. Он меня всё упрашивал: “Поехали назад к Гале Потиной, переночуем, выпьем...”

В Красном уголке крыша дырявая, всё течёт. Поставил я скамейку, где посуше. Улеглись с Ворониным валетом. Он захрапел. Как потом оказалось, нарочно. А я уснул. Просыпаюсь минут через пятнадцать - нет Ивана! Выскакиваю. Стоит сержант милиции. Я к нему: “Такси не отходило?”

- Нет...

Ладно. Стою. Жду. Три часа ночи, четыре... В пятом часу начинает светать. А я ещё вечером Воронину - по его просьбе - на свои деньги купил 40 пачек сигарет. Он сказал, что курит только “Приму”, хотел с собой взять в СИЗО. Сигареты я положил в сумку, красную такую, мне жена сшила. И вот вижу - недалеко от аэропорта стройка, и из-за блоков сумка моя показалась! Подбегаю, хватаю его. Воронин: “Вот, нашёл себе ночью бабу, погулял с ней...”

А тут и рейс. Улетели. Он мне по дороге рассказывал про свои “подвиги” - как гнал газировку из канализационной воды... и ещё много всякого.

...Воронина я домой не поволок. Он толстый, потный, вонючий... Отвёз его в приёмник-распределитель для бродяг (документы-то его у меня были). Сказал, что надо установить его личность. Ему, конечно, про приёмник заранее не говорил.

- Пошли, Иван, оформлю тебя в гостиницу!

Он мне: “Хочу пива”.

Взял ему пару бутылок. Он прямо в арке на Генделя их “в одно лицо” принял, пот с него градом. И тут я его сдал. Он на меня потом жаловался - дескать, оскорбил я его, когда засунул в приёмник-распределитель.

А получил он за все свои торговые манипуляции - четырнадцать лет.

Спекулянт у любовницы

- Был и ещё интересный эпизод.

В Калининграде по “Альбатросу” (магазин, в котором по чекам Внешторгбанка отоваривались моряки загранплавания и члены их семей, - прим. авт.) было возбуждено уголовное дело на пять групп спекулянтов. Основным фигурантом являлся некто Кикоть Александр Ильич. Значился он во всесоюзном розыске, жил в Одессе, и тамошняя милиция ему “сдавала” всю информацию.

Отправили меня за Кикотем, я взял с собой Толика Трушлякова. Он крепкий, а в Одессе нас могли ждать любые сюрпризы. В Одессу прибываем - Кикоть дома не живёт. Просим помощи у КГБ. Дают нам в качестве сопровождающего сотрудника с машиной. И сообщают: Кикоть сейчас у своей любовницы, жены одного большого заводского начальника. Подъезжаем. Кэгэбэшника просим посмотреть за окном. Поднимаемся. Система - коридорная, квартира (любовница с Кикотем встречалась у своего отца дома) коммунальная, дверь - как в амбаре. Стучим: “Откройте, милиция!”

Не открывают.

А мы из машины с собой взяли свайку. Я нажал, Толик разогнался, ударил всем телом, дверь распахнулась, выскакивает голяком молодой парень...

- Кикоть Александр Ильич?

- Да.

- Одевайся.

Он хватает плавки, натягивают брюки, рубашку, курточку... Застегиваем на нем “браслеты” - все-таки в розыске человек! Ведём его быстро в машину. И тут отец его любовницы как заголосит: “Караул! Грабят!” Из квартиры ка-ак ломанет целая толпа. Я предъявляю удостоверение: “Спокойно, граждане, задержан опасный преступник”. Один из жильцов квартиры бежит прямо на меня: “А шо это за удостоверение? Я не вижу!” Я пистолет достаю: “А так лучше видно?”

...В самолёт мы поднялись первыми, раньше всех пассажиров. Сели. А у Кикотя руки скованы спереди, он изловчился - и начал из кармана чеки (“боны”, - прим. авт.) выбрасывать: “Это следователю, это вам, всем хватит!”

...Улетели из Одессы - и надо же: проблемы с шасси. Садимся в Минске, запихиваем его в СИЗО, ночуем, утром - снова в самолёт. А в аэропорту я его отпустил кофе попить. Стоит он за стойкой, пьёт. Рядом - девушка. Вижу, он ей что-то шепчет. Оказалось, он её просил позвонить по такому-то номеру в Москву, сказать, что его взяли. Я переписал у девчонки паспортные данные, говорю: “Если ты номер нечаянно запомнила и позвонишь, тебя привлекут как соучастницу”.

Не знаю, звонила она или нет... В Калининград мы прилетели за пятнадцать минут до Нового года. В управлении на Советском проспекте, 7 натыкаюсь на генерала Щербакова. Докладываю. Он распорядился: Кикотя в СИЗО. А меня на своей машине подвёз до дома. Так что я к бою курантов успел.

“Я допрашиваю, не жравши...”

- Вот такая была работа. Ни перед кем мы не лебезили. Я мог и с генералом сцепиться. Однажды Щербаков на меня наорал: “Я тебя три часа жду! Можешь плохо кончить!” А я на флоте в секретной части служил, адмиралов металлической дверью по лбу щелкал. Отвечаю: “Я сижу, допрашиваю, не жравши...” Щербаков всё понял правильно. И он, и его преемник генерал Бычков, и начальник криминальной милиции полковник Шушаков ценили специалистов.

А мы - о государстве думали больше, чем о себе. Вот ни черта к старости и не нажили. Сколько раз я слышал от тех, кого задерживал, фразу: “Я богатый человек, я могу тебе дать...” (и предложения в ассортименте). Но даже в голову не приходило, что таким предложением можно ВОСПОЛЬЗОВАТЬСЯ.

А сегодня... в правоохранительных органах работают мальчишки. Молодежь надо учить, и нас толковые начальники всегда призывали чутко относиться к начинающим сотрудникам, отдавать себе отчет в том, что оперативником невозможно стать, если ты не проработал хотя бы пять лет... А сейчас тот, кто всего год-два в органах, уже считает себя корифеем. А разгул преступности такой, что квартиру заместителя начальника УВД обворовали!

И профилактика отсутствует напрочь. На рынке у граждан в открытую скупают валюту, золото, мобильники - явно “паленые”...

Я живу на Озерной, 1. Дом вроде бы строился специально для сотрудников милиции. Реально - из сорока четырех квартир не более десяти занимают сотрудники милиции. Остальные квартиры - проданы. Насколько это всё законно?.. И таких примеров множество.

...А в итоге... окружающая нас реальность столь же “безопасна”, сколь “безопасен” заплыв в концентрированной серной кислоте. И рассказы о том, как когда-то оперативники разъезжали по городам и весям на электричках (!) и попутках (!) и как отсутствие “навороченного” автомобиля не мешало им арестовывать “навороченного” преступника... и как оперативник устраивал своего “подопечного” на ночевку в собственной спальне... а не укладывал его мордой в асфальт и не бил беспричинно по почкам, а поил пивом и покупал сигареты - воспринимаются как передача радио “Ностальжи”... с терпким привкусом сказок Шахерезады.

Ну а “сага” наша будет продолжена.

О. Стороженко



Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money