Новые колеса / История автомобилей / БАНДИТ БОННО ГРАБИЛ БАНКИ на лимузинах “Делоне-Бельвиль”

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Труп сбросили в канаву

24 марта 1912 года из ворот парижского завода “Дион-Бутон” выехал новенький автомобиль. Путь ему предстоял неблизкий. Машину перегоняли в Ниццу - заказчик уже полностью оплатил покупку. За руль уселся опытный шофёр. Рядом, на всякий случай, посадили механика. Неподалеку от городка Монжерон они увидели, что дорогу им перегородили две конные повозки. Рядом стоял прилично одетый месье небольшого роста и подавал сигнал остановиться. Не чуя беды, шофёр Монтинье притормозил. Будь у него чуть больше времени, возможно, водитель и узнал бы в маленьком господине знаменитого “автомобилиста” Бонно. Но не успел... Потому что в тот самый момент, когда машина остановилась, из кустов выскочили сидевшие в засаде бандиты. И открыли огонь. Бандиты буквально изрешетили шикарный автомобиль пулями. Убили шофёра и тяжело ранили механика, который упал и притворился мёртвым. Он слышал, как Бонно кричал своим людям: “Вы с ума сошли! Прекратите! Они уже готовы! Вы испортите машину!”. Тела убитого шофёра и раненого механика бандиты вытащили из салона и сбросили в придорожную канаву. А сами забрались в автомобиль и понеслись по дороге. Они очень спешили. И не проверили, мертвы ли их жертвы. Это и спасло жизнь механику...

Гастон Утиный Нос

“... Наконец пришел тот, кого ждала Зоя, - угрюмый, плотный человек с узким лбом и холодными глазами. Усы его были приподняты, цветной воротник облегал сильную шею. Он был отлично одет, но без лишнего шика. Это был Гастон Утиный Нос, в прошлом вор, потом бандит из шайки знаменитого Бонно...”.

”Делоне-Бельвиль” образца 1911 года с кузовом ландоле

Так в романе Алексея Толстого “Гиперболоид инженера Гарина” едва ли не единственный раз в советской литературе мелькнуло имя человека, некогда наводившего ужас на всю Францию - Жюля Бонно - предводителя знаменитой банды “автомобилистов”.

Зимой 1911-1912 годов “автомобилисты” терроризировали всю страну, держа в страхе буржуа в провинции и сотрудников столичных банков, владельцев загородных домов и патрульных полицейских в Париже. “Автомобилисты” себя бандитами не считали. Они объявили войну обществу. А потому убивали легко, не мучаясь угрызениями совести.

Бонно вполне можно было бы сравнивать с Фантомасом. Отчасти и потому, что писатели Пьер Сувестр и Марсель Аллен работали над серией своих романов о страшном злодее в маске в то же самое время, когда творил свои чёрные дела неуловимый Бонно. Первый роман о Фантомасе вышел в свет 10 февраля 1911 года. А к сентябрю 1913 года соавторы уже надиктовали 32 романа. Так что сейчас трудно сказать, кто у кого черпал вдохновение... То ли писатели у реального преступника, то ли Бонно у похожего на него необыкновенно популярного литературного персонажа...

Человек с ружьём

...Но история со стрельбой в шофёра и механика в тот мартовский день 1911 года на этом не закончилась. Потому что “Дион-Бутон”, въехав в городок Шантильи, резко затормозил возле банка Societe general. Ворвавшись в банк, налётчики крикнули: “Руки вверх!”. И, не дожидаясь выполнения команды, открыли шквальный огонь. Как подкошенные, сразу рухнули на пол трое служащих - бедняги находились в тот момент в операционном зале. Пока незваные гости очищали сейфы, бандит Суди, прозванный за ловкость в обращении с оружием “человеком с ружьём”, стоял возле машины на стреме. Беря на мушку любого, показавшегося ему подозрительным.

Захватив около 50 тысяч франков наличными, бандиты помчались по дороге, ведущей в Париж. Полицейские Шантильи попытались было организовать преследование, но... Вот тут-то произошло то, чего флики, ну никак не ожидали. Они попытались одолжить автомобиль у одного семейства, но... получили категорический отказ. Правда, в каждом городе Франции тогда уже существовал телефон, и полицейские, не мешкая, сообщили о происшествии в Париж. Оттуда поступила команда - досматривать все автомобили подходящих марок. Эта мера должна была помочь, но... не помогла. Бандиты переусердствовали со стрельбой при захвате машины, и она сломалась возле Аньера. Завести её не смог даже великий механик Бонно. Мастерских поблизости не было. Поэтому пришлось бросить “Дион Бутон”, а самим пешком добираться через поля к ближайшей железнодорожной станции. Только приехав в Париж, они узнали, что это их и спасло: все автодороги были взяты под контроль. Кстати, это был один из двух раз за всю историю банды Бонно, когда на дело они отправились не на шикарном “Делоне”...

Театры Цезаря

Жюль Бонно был старше большинства участников группы. Родом - из прекрасного города Лиона. С вершины Фурвьер, где когда-то строил свои театры Цезарь, в ясный день открывается дивный вид на заснеженную вершину Монблан. Прекрасный пейзаж, зовущий к приключениям... Биографы гангстера утверждают, что, возможно, это и повлияло на свободолюбивый и независимый нрав Бонно.

Жюль впервые открыл для себя наш дивный мир весенним утром 1876 года. Семья, как охарактеризовал её в собственных записках сам Бонно - неблагополучная. Его ранняя молодость была богата криминальными эпизодами, характерными для выходцев из пролетарских кварталов. Жюля много раз арестовывали. В основном, за драки. Несколько раз он попадался на кражах. Однако настоящим вором стал не сразу. Сначала его призвали в армию, где Бонно сделался лучшим стрелком своего подразделения. Вернувшись на гражданку, Жюль пошёл работать. В родном Лионе ему посчастливилось устроиться в гараж. Но тут же он столкнулся с личными проблемами, характерными для людей с необузданным нравом. Будучи отменным механиком, Бонно никак не мог ужиться со своими нанимателями.

Угодил за решётку

Бонно обожал машины. И в совершенстве овладел элитарными в то время навыками их вождения. И даже стал отчаянным и довольно удачливым гонщиком. Автомобили стали страстью Бонно, частью его души. Но о своем “моторе” он, конечно, и мечтать не мог. Тогда подобная роскошь была доступна лишь очень немногим. Жюль Бонно. Будущему бандиту пока еще 20 летИ чтобы хоть как-то удовлетворить свою страсть к вождению, Бонно стал угонять автомобили. Просто, чтобы покататься. Больше всего он приходил в восторг от шикарных “Делоне-Бельвилей” с мощнейшими 7-литровыми двигателями. Такие машины заказывал в то время даже российский император Николай II. Об этом Бонно хорошо знал из рекламных проспектов. Современники утверждали, что именно это обстоятельство и заставило бандита полюбить “Делоне-Бельвили”.

Поскольку Бонно всё так же продолжал скандалить с хозяевами, его отовсюду увольняли. К тому времени Жюль был женат, и у него родилась дочь. Однажды, когда его в очередной раз уволили, малышка заболела и умерла. Потому что её не на что было лечить.

Бонно снова устроился на работу, но тут началась забастовка. Жюль, бывший среди пикетчиков, ввязался в драку с полицией. Его арестовали вместе с другими. И он в очередной раз угодил за решётку. Срок дали пустяковый. Но пока Бонно сидел, жена бросила его, уйдя к секретарю профсоюза. Тому самому, что организовал забастовку. Выйдя на волю, Бонно очутился у разрушенного семейного очага. Да вдобавок ещё и разочаровался в легальной борьбе рабочих за свои права. А также в профсоюзах и пролетарской солидарности вообще. Жюль легко освоил другую элитарную профессию - медвежатника.

Возле Шерлока Холмса

Жюль время от времени продолжал угонять автомобили. И теперь уже не только в рамках хобби, но и для дела. Так, постепенно Бонно изобрел невиданный в те годы воровской прием: очистив очередную кассу, он уезжал с места события на ворованной машине. Это давало колоссальный выигрыш во времени и потрясающую мобильность.

Нельзя сказать, чтобы Бонно был “упорным вором”, несколько раз он пытался завязать. Во время одной из таких попыток он уехал в Лондон. Там судьба свела его с Артуром Конан-Дойлем, ставшим к тому времени маститым писателем. Жюль стал личным водителем литературного папаши Шерлока Холмса. Правда, через некоторое время Бонно наскучило это занятие, и он вернулся во Францию. На родине его былыми похождениями уже вовсю занималась полиция - Бонно усиленно искали. Анархисты отвели его к своему соратнику Таллону, имевшему весьма удобное место для укрытия - он служил сторожем на одном из лионских кладбищ. В его домике Бонно нашёл наконец-то свое счастье. Жена Таллона, красавица Жюдит, полюбила отчаянного вора, и его израненное сердце утешилось этой любовью.

Ограбление банка

Около десяти утра, 21 декабря 1911 года, на улице Орденер показался роскошный “Делоне-Бельвиль”. За рулём сидел Бонно. Он и его подельник Гарнье угнали машину в Булонь-Сюр-Сене. На ней банда выехала на свое первое большое дело. Кроме Бонно и Гарнье, в машину залезли ещё два бандита - Дедонье и Каллеман. Машина остановилась напротив одного из банков, но никто из сидевших в ней не вышел. Публика, любопытствуя, собралась вокруг дорогого автомобиля, чтобы рассмотреть, кто это подъехал с таким шиком? Зевак пришлось разгонять криками и угрозами, но они не расходились до тех самых пор, пока из дверей банка не вышел инкассатор. В руках он держал портфель, в каком обычно перевозились деньги. Рядом шествовал охранник. Это были те, кого поджидали сидевшие в автомобиле. Они прямо из салона открыли огонь. Охранники, спасаясь от прицельного огня, попрятались, кто куда. А инкассатор, тяжело раненый несколькими пулями, упал на ступенях банка. Дедонье, подбежав к нему, выхватил из слабеющих рук портфель и бросился назад к машине. Победно трубя клаксоном, похитители в “Делоне-Бельвиле” помчались прочь, развивая скорость свыше 80 километров в час.

...Автомобиль налетчики бросили на берегу моря в Денье, а в Париж вернулись на поезде.

Деньги и стукачи

Ограбление банка в Шантильи. Добыча составила 50 тысяч франков. Рисунок из журнала

Вечерние газеты взахлеб комментировали это происшествие, сообщая подробности: “Раненый инкассатор Каби жив, хотя состояние его тяжёлое”; “В портфеле, захваченном бандитами, находились не деньги, а ценные бумаги на 300 тысяч франков”. Читая эти статьи, бандиты ликовали! Вот она та слава, о которой каждый из них мечтал! Дебют, что и говорить, им удался. Хотя практиче­ской пользы - никакой.

Что делать с ценными бумагами, бандиты не ведали. Сами-то они никогда финансовыми операциями не занимались.

Теперь люди Бонно появлялись то здесь, тот там, совершая многочисленные, очень неумелые попытки грабежа. При этом гибли люди. “Бандиты на автомобиле” начали наводить панику на население. Если вспомнить только что появившегося тогда во Франции литературного персонажа Фантомаса, то общего у него с Бонно было довольно много. Недаром же плодовитые писатели Сувестр и Аллен изучали все сообщения в прессе о всех преступниках и всех преступлениях.

Розыск банды шеф парижской полиции поручил опытному сыщику - комиссару Жуэну (немного напоминает имя комиссара Жува из книг и фильмов про Фантомаса). Но тот не стал гнать горячку. А попытался вначале определить, в каких слоях общества нужно искать “автомобилистов”.

Крючком за мошонку

А бандиты тем временем решили попытаться разменять ценные бумаги, захваченные на улице Орденер. Для этого обратились к перекупщикам краденых ценностей. Их отыскали с помощью посредников. Видя затруднительность положения пришедших к ним “мокрушников”, опытные акулы подпольной биржи предложили продать им ценные бумаги номиналом в 50 тысяч, за... 500 франков. И бандиты согласились! Проведя ряд облав по квартирам парижских анархистов, полиция взяла в оборот двух фальшивомонетчиков. У них-то и нашли ценные бумаги. Те самые, из портфеля инкассатора Каби.

Порядки в криминальной полиции были весьма жестокими. Преступников, задержанных при аресте, доставляли в участок, зацепив их рыболовным крючком за мошонку. Леску, привязанную к крючку, конвоиры наматывали себе на палец и убирали руку в карман. Это считалось вполне допустимой профилактической мерой, предохраняющей от попытки побега. А водить преступников в наручниках по улицам Парижа считалось неэстетичным. В комнатах для допросов преступников обрабатывали так лихо, что арестованные фальшивомонетчики раскололись буквально сразу. Назвали адреса, имена...

Застрелил постового

В конце февраля случилось ещё одно событие, поразившее парижан своей дерзостью и бессмысленной жестокостью. Украв очередной “Делоне-Бельвиль”, бандиты решили с шиком прокатиться. 27 февраля, около шести часов вечера, они со скоростью 120 километров в час неслись по улицам французской столицы. На знаки постовых, требовавших немедленно остановиться, они реагировали смехом. Ну, ещё бы! Догнать их было невозможно. Выскочив на улицу Риволи, автомобиль, игнорируя правила дорожного движения, понесся вперёд. Сбил тележку зеленщика. Потом едва не врезался в трамвай. Свернул на улицу Гавр. И помчался, не обращая внимания на свистки флика-постового. Однако, проехав ещё немного, машина попала в затор, образовавшийся в том месте, где улица выходит к вокзалу Сен-Лазар. Кипевший возмущением постовой, видя, что нахальный “Делоне-Бельвиль” застрял в пробке, ринулся к нему. Настигнув его, сунулся в салон и гневно потребовал от шофёра права. В ответ из глубины салона ему выстрелили в грудь из браунинга. Убитый наповал постовой рухнул на мостовую. Бонно, сидевший за рулём, совершил невероятный по ловкости манёвр. Сумел развернуться на маленьком свободном пятачке и погнал машину прочь.

В самое сердце

Банда Бонно захватывает очередной “Делоне-Бельвиль”

В вопросах взаимоотношения полов Бонно был традиционен, как буржуа. Возможно, это происходило оттого, что ни интеллектом, ни красотой он не блистал.

Небольшого роста, с маленькими беспокойно бегающими глазками, с широким, так называемым “чувственным ртом”. Он не пользовался особенным успехом у женщин. И знал об этом. Поэтому, когда Жюль влюбился в прекрасную хозяйку кладбищенской сторожки и та вдруг ответила ему взаимностью, он совершенно потерял голову. Широты его взглядов вполне хватало на то, чтобы терпеть рядом с любимой Жюдит её муженька. В свою очередь, месье Таллон, как идейный анархист, стоял выше таких мелочей, как пребывание “рогоносцем”.

Но... воровское счастье не бывает долгим! Бонно от любовных утех расслабился. Перестал делать обычную пересадку с машины на поезд после кражи - вечно спешил к своей Жюдит. Как-то, в небольшом городке, после ночного визита в контору нотариуса, где он вскрыл сейф, Бонно наследил. Кто-то заметил, как ночью от конторы отъехал автомобиль “Бюир”. Полиция взяла его след и проследила путь машины до самого Лиона. А потом сыщики обнаружили и сторожку Таллона. Бонно пришлось среди ночи спешно бежать на том же самом краденом “Бюире”. Правда, после этого случая Бонно уже никогда не садился ни в какие другие машины, кроме “Делоне-Бельвиля”. Не хотел испытывать судьбу...

При обыске у Таллонов полиция обнаружила 25 тысяч франков, которые презентовал им Бонно. Само-собой, флики сочли деньги крадеными, и супруги из кладбищенской сторожки переехали в тюрьму.

Арест Жюдит поразил Бонно в самое сердце.

Красная Венера

Вскоре удача улыбнулась полицейским. У них в руках оказался “человек с ружьем” - Суди. И ещё один бандит - Каллеман. Их сдала жена одного арестованного бандита - Луиза. Известная по кличке Красная Венера. После ареста мужа она недолго унывала и быстренько совратила Раймона Каллемана - чувствительного юношу, некурящего и вдобавок вегетарианца. Мотивацию этого поступка взбалмошной Луизы объяснить никто не берется. Как бы то ни было, оба опасных типа оказались за решёткой. А Луиза скрылась из Парижа.

Отыскать её бандитам так и не удалось. Зато флики напали на след некоего Моне-Сементова. И заполучили его записную книжку с адресами. Из этих записей флики и узнали, где отсиживается Бонно.

...Услышав шум голосов в лавке на первом этаже, Бонно понял - пришли за ним. С двумя браунингами в руке он затаился на лестничной площадке. И ждал, когда полицейские начнут подниматься наверх.

...По узкой лестнице первым шёл комиссар Жуэн. За ним следовал инспектор Кальмар. Оба безоружны - французские полицейские обычно револьверы с собой не брали. Рассчитывали на свой авторитет, крепость кулаков и... кастет. Жуэн опешил от неожиданности, нос к носу столкнувшись с Бонно. Бандит выстрелил в него из двух пистолетов одновременно. Комиссар с простреленной головой повалился на Кальмара, шедшего следом.

Бонно прыгнул в окно, которое выходило во двор. Ему опять посчастливилось уйти от полиции. Как оказалось, в последний раз...

Ловушка захлопнулась!

Убийство комиссара Жуэна подняло всю полицию на дыбы. Париж прочесывали с невероятной тщательностью. Все агенты знали: тот, кто первый принесет весть о Бонно, будет щедро вознаграждён.

...Когда на город опустилась ночь, из Шуази-Ле-Руа поступил сигнал от наблюдавших за домом и гаражом некоего господина Дюбуа. В нём появились люди, по описанию похожие на разыскиваемых. Среди них - раненый Бонно. Ловушка захлопнулась!

За Дюбуа присматривали давно. Просто так, на всякий случай. Он был очень странный, этот мсье Дюбуа! Родился в Одессе. Мать его была русская, урожденная Ботинская. Отец - француз Жозеф Дюбуа. Что заставило его покинуть Россию, полиции установить так и не удалось...

За шкуру полицейского

В предрассветных сумерках, соблюдая все меры предосторожности, по Шуази-Ле-Руа крался отряд фликов, возглавляемых шефом полиции Гишаром и его родным братом. Они подошли к гаражу Дюбуа, стараясь двигаться как можно тише. Но их старания оказались напрасными. Во дворе дома собачка подняла лай и разбудила своего хозяина. Когда Гишар приоткрыл ворота гаража, он увидел, что Дюбуа пытается завести мотоцикл, собираясь бежать.

- Руки вверх! - скомандовал Гишар. И тотчас же в ответ грохнул выстрел из браунинга. Дюбуа стал стрелять по полицейским, ранив в руку агента Арлоно. Потом попал в живот другому полицейскому. Те, унося с собой тяжелораненого товарища, стали отступать, ведя ответный огонь. Выстрелы из-за дверей гаража вскоре прекратились. Но когда агенты снова попытались приблизиться к дому, из окон второго этажа по ним открыли плотный огонь из автоматических карабинов. Гишар, во избежание лишних потерь, приказал отойти, окружить дом и ждать подкрепления от национальной гвардии и отрядов жандармерии.

Штурм форта Бонно

Осада продолжалась несколько часов. Бандиты сидели, забаррикадировавшись на втором этаже дома Дюбуа, расположенном над гаражом, как в укрепленном форте. Скорострельные карабины и приличный запас патронов давали им огневое преимущество. Постепенно в Шуази-Ле-Руа стала собираться толпа любопытных, чтобы поглазеть на спектакль “штурма форта Бонно”, как уже успели окрестить это событие в экстренных выпусках газет.

Командир отряда национальной гвардии предложил расстрелять дом из легких полевых орудий. Но Гишар отклонил эту идею. Стрелять в населенном пункте из пушек было опасно. Тогда решили подорвать одну из стен дома динамитом. Сделать это вызвался лейтенант национальной гвардии Фонтэн. Он забрался под телегу, груженную досками, используя её как прикрытие от пуль, градом сыпавшихся на него. Подобрался к самой стене дома и подложил бомбу. Грохнул страшный взрыв, от которого обрушилась часть стены дома, а фасад загорелся. К пролому бросились полицейские с братьями Гишарами во главе. В нижнем этаже, прямо возле дверей они наткнулись на уже окоченевший труп Дюбуа - его убили ещё во время утренней перестрелки. Осторожно поднявшись по узенькой лестнице, полицейские вошли на второй этаж.

Пуля пронзила мозг

Оказалось, что стрелок, который вёл прицельный огонь по полицейским, погиб во время взрыва. Рядом с изуродованным трупом валялся карабин. Полицейские пошли дальше, держа оружие наготове.

Этот лимузин “Делоне-Бельвиль” был сфотографирован в полицейском гараже и хранился как вещественное доказательство преступлений банды Бонно. В верхней части кузова видны пробоины от пуль

Заглядывали поочередно в каждую комнату. В одной из них обнаружили баррикаду из матрасов, из-за которой по ним кто-то выстрелил из браунинга. Флики открыли ответный огонь. А когда укрывшийся за матрасами человек перезаряжал браунинг, бросились вперёд. Только скрутив бандиту руки, полицей­ские разглядели, что это был Бонно. Тяжелораненый, он истекал кровью. Когда преступника выволокли на улицу, толпа, подошедшая совсем близко к гаражу Дюбуа, заревела: “Смерть Бонно! Смерть ему! Смерть!” И попыталась растерзать бандита. С огромным трудом Гишару удалось отстоять свою добычу. С помощью жандармов и национальных гвардейцев, оттеснив толпу, они смогли запихнуть раненого в автомобиль. Чтобы отвезти его в ближайший госпиталь.

По дороге Бонно попытался бежать, чуть не выпрыгнув из автомобиля на ходу. Это тем более удивительно, что, привезенный в больницу, он не прожил там и получаса - скончался на операционном столе. Врачи были изумлены тем, что его вообще довезли. Они насчитали в теле Бонно 13 пулевых ран. Из которых четыре пришлись в грудь, несколько в живот и две в голову. Причем одна пуля, попавшая в голову, пронзила мозг!!!

Толпа, у которой отняли тело Бонно, “отыгралась” на трупах Дюбуа и неопознанного стрелка. Люди в исступлении рвали их тела, топтали их, отрезали уши, пальцы, носы... Обыватели убивали свой страх, в котором бандиты держали всю страну несколько месяцев. Ярость была такова, что собачку Дюбуа, обнаружившую приход отряда полиции, линчевали, повесив на дереве возле дома.

Завещание Фантомаса

В развалинах дома Дюбуа полицейские нашли несколько листов бумаги, исписанных Бонно. Их назвали “Завещанием Бонно”.

- Я знаменитый человек! - писал бандит. - Слава протрубила мое имя во всех концах света. Шум, поднятый печатью вокруг моей маленькой персоны, должен возбудить ревность и зависть среди тех, кто много трудится, пытаясь достичь известности, но не добивается ничего...” Далее следовало обвинение “глупо устроенному обществу”, виноватому во всех его бедах и... признание в любви к мадам Жюдит Таллон.

Однако и на этом история банды не закончилась! Когда в конце 60-х годов прошлого века в Европе вспыхнули народные волнения, нежданно-негаданно Бонно и члены его банды стали чуть ли не национальными героями, знаменами и идолами революционно настроенной молодёжи. А студенты Сорбонны потребовали назвать одну из аудиторий этого древнего университета именем Жюля Бонно...

Может, именно поэтому вышедшая в то время очередная экранизация историй про Фантомаса имела такой невероятный успех. За первый год проката кинокартину режиссёра Андре Юннебеля посмотрели 4,5 миллиона французов...

Ю. ГРОЗМАНИ



Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money