Дней
Часов
Минут
Секунд

НЕВИНОВНЫЙ ЖУРНАЛИСТ
СИДИТ В ТЮРЬМЕ



 
 

 

НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Криминал / “Я НЕ ПРИЧАСТЕН К УБИЙСТВУ КОНДРАТОВА”. Почему депутат Кононов покинул “Единую Россию”

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • “Я НЕ ПРИЧАСТЕН К УБИЙСТВУ КОНДРАТОВА”.
    Почему депутат Кононов покинул “Единую Россию”

Скандал, связанный с выходом депутата Калининградской областной Думы Сергея Кононова из партии фракции “Единой России”, продолжается.

Напомним, 25 октября на очередном заседании Думы Сергей Кононов сделал официальное заявление:

“Вчера у меня в офисе и в моём доме провели обыск с совершенно нелепой формулировкой: неприязненное отношение к Кондратову (Виктор Кондратов - заместитель председателя Зеленоградского городского Совета, был убит 13 октября на входе в одно из самых модных в Калининграде кафе - “Фёст”, на улице Гостиной, - прим. авт.). Я всю жизнь честно работал, служил народу, и мне неприятны эти медвежьи вопиющие выходки. Я примерно представляю, кто за этим стоит. И это ужасно, когда эти люди с грязными руками приходят в дом моих родителей. Я заявляю о выходе из партии и фракции “Единая Россия”, но продолжу служить во благо своих избирателей”.

...Обыск в доме Кононова-бизнесмена, владеющего контрольным пакетом группы компаний “Клондайк” - наделал в городе много шума. Событие это моментально обросло слухами, порой чудовищными. Пожалуй, ТАК МНОГО о Кононове никогда ещё не говорили. Тем более, что до сих пор этот удачливый предприниматель не стремился к особой публичности - и многие факты его биографии стали известны широкой общественности только сейчас (вступив в противоречие с мифами).

“Сарафанное радио” мигом окрестило Сергея Кононова чуть ли не очередным Доном Корлеоне местного розлива. “В строку” ему поставили буквально каждое лыко: джинсы Cavalli и костюмы от Армани, часы “De GRISOGONO” и эксклюзивные запонки, характерную “боксёрскую” внешность и короткую “братковскую” стрижку, молодую жену - и номер “999” на супермощном автомобиле (естественно, чёрного цвета)... А тут ещё такое пикантное обстоятельство: двое из трёх задержанных в качестве подозреваемых в убийстве Кондратова - боксёры, тренировавшиеся на “Трудовых резервах”. А один из этих двоих - мастер спорта международного класса по боксу Евгений Крайнов - знакомый Кононова. Да, ещё и второго подозреваемого взяли в производственной гостинице, принадлежащей “Клондайку”.

Натурально, молва представила задержанных - как исполнителей, а заказчиком... сами понимаете, кого. Дескать, дыма без огня не бывает. И без оснований с обыском к депутату-единороссу (!) никто не придёт.

Уголовного дела в отношении Кононова, правда, нет. Но в свете минувшего обыска со-вершенно не ясно: дела НЕТ - или НЕТ ПОКА?

Мы связались с Сергеем Кононовым и попросили его прокомментировать ситуацию. Кому, как не нам, понятно, какие чувства должен испытывать человек, вовлекаемый в игру по чужим правилам. Вовлекаемый жёстко. Без сантиментов. И без всякого уважения к статусу народного избранника, коим Кононов облечён. Речь не о пресловутой “депутатской неприкосновенности”: перед законом все должны быть равны. Речь о том, что человеку, представляющему интересы не одной тысячи избирателей, ДАЖЕ НЕ ОБЪЯСНИЛИ, что от него, собственно, хотят. И что собираются найти в результате обыска...

- О вас сейчас говорят очень много. Всякого. Как складывалась ваша жизнь на самом деле?

С. Кононов

- Я родом из Кировской области. Оттуда был призван на срочную службу в Москву, с 1986-го по 1988 год служил в бригаде охраны Генштаба. Демобилизовался. Приехал в Калининград поступать в КТИ. У меня были тогда очень романтические представления о жизни, я хотел ходить в море... Но скоро женился. Жена училась в университете, приехала из Клайпеды. Сначала мы жили в общаге, но потом родилась дочь... Семью надо было обеспечивать, появились обязательства. Я сдал летнюю сессию за второй курс и бросил институт. Пошёл работать. Снял квартиру. Открыл фирму. Ездил в Турцию, возил вещи; в России скупал мокросолёные шкуры и отправлял на переработку в Германию и Польшу; возил из Литвы использованные автопокрышки...

Направлений в бизнесе было много. Но потом заводы в Польше, занимавшиеся переработкой шкур, обанкротились. Возникли материальные трудности. Пришлось преобразовывать долг в кожу, отдавать на швейные предприятия в Польше, привозить обувь, продавать... но это всё было так - побочное ответвление бизнеса. И мы с моим тогдашним компаньоном Владиславом Болтовским, сокурсником по КТИ, открыли компанию “Вестайл” по торговле и производству строительных материалов: поехали в Чехию, купили там партию строительного оборудования (прилавки, витрины), плитку, краску... открыли павильон на Центральном рынке. Года два-три работали вместе, потом спокойно разошлись. Без всяких потрясений, цивилизованно. У него осталась фирма “Вестайл”, у меня - “Вестайл+”.

Но в конце 90-х мы решили раскручивать собственный бренд. Так появилась компания “Клондайк”. Сначала это был оптовый склад-магазин на Калязинской. Потом на кредитные средства мы построили супермаркет на Советском проспекте (приобрели часть территорий у “Вестера”). Ещё - купили 4,5 га земли на окружной дороге у организации “Калининградстрой” (в чистом поле, с кривым-косым зданием на въезде). Наши строительные подразделения возвели там тысячи квадратных метров складских помещений. Свои магазины мы тоже строим сами (общая площадь - 25.000 кв.м).

Мы наладили производство окон, пластиковых ванн, тротуарной плитки... А полтора года назад начали строить свой первый многоквартирный жилой дом - девятиэтажку на улице Кошевого в Калининграде. Через месяц должны сдать его в экс-плуатацию.

- Как получили землю, если не секрет?

- Это была не муниципальная земля. Мы купили её по рыночной стоимости у частной компании.

- Какова рыночная цена вашего холдинга?

- Более 100 миллионов долларов.

- У вас есть какие-то деловые интересы в Зеленоградском районе?

- Это мой избирательный округ. А я принципиально не хочу мешать бизнес и политику. Поэтому там я не строю ничего. Да, у меня есть проект строительства 200 коттеджей в Заостровье - так называемые Малинки, но все вопросы, связанные с выделением земельных участков, были решены до выборов в областную Думу - и этот участок не находится на территории моего избирательного округа. Мы купили 14 га (на расстоянии 300-1000 м от моря) абсолютно легально, со всеми необходимыми сопроводительными документами. Мы работаем вместе с известной компанией “Паулс-ярд”, чья программа - комплексное освоение Балтийского побережья. Хотим уйти от модели Сокольников. Чтобы не было хаоса, а был разумный, цивилизованный уровень, с возможностью получать все услуги внутри кондоминиума, оставаясь при этом - в плане цены - в рамках эконом-бизнес-класса. Строительство ведётся не на деньги дольщиков. У нашей компании прозрачная и понятная кредитная история. Я могу смело сказать: нет ни одного человека и ни одного банка, у которого я бы взял взаймы и не вернул.

- Зачем вы пошли в политику?

- Я не хотел бы говорить высокими словами. Просто, когда достигаешь определенного рубежа, появляется понимание, чего ещё ты хочешь добиться. Депутатский статус не даёт мне никаких преференций. Моё нахождение в областной Думе НИЧЕГО мне не дает, кроме головной боли, потраченного времени и социальной нагрузки.

- Вы занимаетесь благотворительностью - но об этом широкой аудитории стало известно только сейчас...

- Мне неинтересно бегать с флагом и кричать, что бабушке починили крышу. У меня есть фонд “Развитие”, раз в два месяца мы распределяем 100 тысяч рублей в виде грантов одарённым детям. Мои помощники в районах ведут работу с заявлениями, специальная комиссии решает, кто из ребят наиболее достоин финансовой поддержки... Но деятельность этим не исчерпывается. Тратится много средств.

- Когда вы вступили в “Единую Россию”?

- В 2005 году, будучи предпринимателем.

- Сколько вы платили партии?

- Я платил членские взносы.

- Как вы стали помощником депутата Госдумы Артура Чилингарова?

С. Кононов

- С Артуром Николаевичем мы познакомились давно, ещё когда я служил срочную. Был приём в штабе Вооруженных сил - стран Варшавского договора, я руководил организацией охраны одного из мероприятий, на котором Чилингаров присутствовал. А я тогда очень интересовался всем, что связано с освоением Северного полюса. На этой теме и познакомились. Поддерживали отношения. Года два назад он предложил мне стать его помощником.

- И как Чилингаров отнёсся к вашему заявлению о выходе из “ЕР”?

- С пониманием. Не без вопросов, но по-человечески. У нас с ним отношения основаны не на бизнесе и не на партийности. Это нормальные человеческие отношения, которыми я очень дорожу. Но давайте сразу договоримся: вопрос о моей партийной принадлежности и вопрос о том, что у меня случилось, я разношу в разные стороны.

- Так что же конкретно у вас случилось?

- 24 октября ко мне в офис на Озерова пришли с обыском. Там у нас располагается несколько структур холдинга, плюс кабинет моего советника Николая Васильевича Коняева (бывший заместитель начальника УВД области, полковник милиции, - прим. ред.), приёмная депутата городского Совета Коняева Сергея Николаевича. Представители прокуратуры приехали в два часа. Сопровождали их собровцы в масках, с оружием. Руководил обыском сотрудник УБОПа, который не представился. Хотя ордер был выписан на “место работы Кононова”, парализована была вся компания. Перетряхнув все этажи, люди, проводившие обыск, забрали сервер, несколько компьютеров, компьютер из депутатского кабинета Сергея Коняева, кипу бумаг... - то, что относится к работе “Клондайка”, но не ко мне лично.

Параллельно проводился обыск в моей квартире на Вагнера, 40. Там мы живём с моей второй женой. Первый брак, от которого у меня две дочери, распался лет десять назад... Там изъяли какую-то бумажку, на которой был записан чей-то телефон, и два старых мобильника. Потом сели в машину, три машины с “мигалками” - сзади, и вся кавалькада потянулась в мой загородный дом в Заостровье. Там тоже что-то искали... забрали 148 охотничьих патронов (так называемая “утиная дробь”). Постановление суда было выписано даже на обыск дома моих родителей - там же, в Заостровье. Нелепый, выходящий за рамки здравого смысла шаг! Родители - пожилые люди, отец с 1941-го, мама - 1943 года рождения. Мне даже представить страшно, что было бы с ними, окажись они дома. К счастью, их не было, а ломать дверь сотрудники правоохранительных органов не стали... Обыск у меня продолжался до одиннадцати ночи.

- Вам объяснили, на каком основании проводились обыски в доме и офисе?

- Якобы у нас с Кондратовым были неприязненные отношения. Такая формулировка содержится в постановлении на обыск.

- Насколько хорошо вы были знакомы с Кондратовым?

- Мы познакомились в 2006 году в Зеленоградске, когда там в здании мэрии проводилось собрание партийного актива “Единой России”. Несколько раз мы потом встречались, решали разные вопросы, но все они были связаны с выборами мэра Зеленоградска. Выборы шли в течение года, голосование проводилось шесть раз, очень нервно. Поначалу я предложил своего кандидата, но потом мы все пришли к выводу, что Юрий Стельмах - фигура наиболее приемлемая.

Других точек пересечения у нас с Кондратовым не было. Виктор - человек, с которым нас ничего не связывало. После выборов мы с Кондратовым не обсуждали ни одного вопроса. Видел я его последний раз в “Платинуме” (ночном клубе на Дм. Донского, который принадлежит родным племянникам Кондратова - братьям Коротковым, - прим. ред.). Поздоровался, спросил, как дела с предстоящими выборами в Госдуму... Всё! Что является самым странным - меня НЕ ДОПРАШИВАЛИ! Обыск состоялся - и никаких вопросов ко мне, и никаких комментариев к обыску.

Я знаю, что я не причастен к его убийству. Но, видимо, определенные силы заинтересованы в том, чтобы дать расследованию некий вектор... Используя, в том числе, и то обстоятельство, что мы дружили с убитым депутатом Асламазяном.

- А Кондратов с Асламазяном были врагами?

- У них были разные отношения. Они и дружили, и враждовали... Но это ещё не основание, чтобы “переводить стрелки” на меня! Ходят слухи, якобы кто-то из моих менеджеров оказался на месте преступления. Дескать, хотел убедиться в том, что заказ исполнен. Но ведь это бред! Мало ли кто в выходной день мог оказаться в “Фёсте”?!

Ещё слух: кто-то там якобы жил в гостинице на окружной дороге. Так давайте в этом разбираться! Я его туда не селил. Я готов оказать помощь следствию - пожалуйста. Обращайтесь! Но не надо шмонать мой дом! Я буду максимально способствовать цивилизованному раскрытию преступления!

- А вы действительно знакомы с одним из задержанных - Кайновым?

- Несколько лет назад мы познакомились во время спортивных соревнований. Потом иногда случайно встречались, последний раз - месяца четыре назад, где-то в заведении типа кафе или ночного клуба...

- Как, по-вашему, кто мог “заказать” Кондратова?

- Ни для кого не секрет, что Виктор был непростым человеком. У него был сложный характер, а круг интересов - очень широк. В Зеленоградске я вообще увидел такой клубок, такое пересечение самых разнообразных интересов, что не могу делать никаких предположений. Сделал же кто-то предположение в отношении меня?

- А может быть, кто-то (из правоохранительных органов) просто пытается, воспользовавшись ситуацией, отщипнуть у вас кусочек бизнеса?

- Я бы это почувствовал. У меня работает много бывших сотрудников правоохранительных органов.

- У вас и бывшие зэки работают...

- Я не чураюсь общения с людьми, которые конструктивны по сути, но привлекались в прошлом.

- А сами вы никогда прежде к уголовной ответственности не привлекались?

- Нет. Я вырос в городе, где улица формирует представления о жизни... И опыт общения с милицией был - на вокзале, на рынке... Но обыск у меня проводили первый раз в жизни.

- Так почему же вы всё-таки вышли из партии?

- Я не хочу, чтобы события, связанные с обыском, бросали тень на “Единую Россию” и моих коллег по фракции “ЕР”. Та обстановка, которая сложилась вокруг меня, не даёт мне возможности общаться с избирателями от имени партии. Я не хочу, чтобы на этой ситуации спекулировали.

- На следующий день после обыска вы улетели в Москву. Искали защиты, жаловались?

- Поездка в Москву была назначена заранее. Мы собираемся создавать федеральную сеть “Клондайк”. Вообще-то через Москву я должен был лететь в Ставрополь, но рейс задержали, на самолет до Ставрополя я не успел, пришлось оставаться в Москве, только вчера вернулся... Я продолжаю заниматься своей работой. Но то, что задаваемый “вектор расследования” указывает на меня, внушает большие опасения.

...Что ж, время покажет, чем закончится вся эта история. Скорее всего, ничем. Помпезные обыски у депутата облдумы (“маски-шоу”, с перепуганными насмерть соседями и впавшими в кому офисными работниками), многочасовые допросы девчонок - студенток РГУ (одна из них встречалась с одним из задержанных; как-то у неё сел аккумулятор в мобильнике, она взяла телефон у сокурсницы, позвонила своему парню, тот перезвонил ей на чужую “трубу”... номер остался в списке набранных. И было это за день до убийства Кондратова. Хозяйку “трубы” трясли, как грушу, два часа - а она, бедная, искренне не могла понять, в чём дело) - всё это скорее имитация, чем отработка “рабочей версии”. Просто более качественная, чем обычно - с учётом статуса погибшего и его дружеских взаимоотношений со многими VIP-персонами. Ну а конкретные результаты станут известны, когда будут проверены показания двух задержанных боксеров - они уже заговорили.

Редакция “НК”



Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money