НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Криминал / “БАНДИТЫ НАМ УГРОЖАЛИ”. Мэр Зеленоградска Юрий Стельмах знает, за что убили его друга Виктора Кондратова

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • “БАНДИТЫ НАМ УГРОЖАЛИ”.
    Мэр Зеленоградска Юрий Стельмах знает, за что убили его друга Виктора Кондратова

Убийство заместителя председателя Зеленоградского городского Совета Виктора Кондратова по-прежнему в центре внимания. То, что задержаны подозреваемые, в сущности, ничего не меняет: люди ждут, когда “всплывёт” заказчик.

Обыски у депутата облдумы Сергея Кононова только подлили масла в огонь - но не прибавили определённости в ответе на вопрос, кто же всё-таки НАСТОЯЩИЙ убийца.

Семья рыбаков

...О Кондратове говорят много. Некоторые версии произошедшего в “НК” уже опубликованы. А сегодня мы предоставляем слово тому, кто был ближе всего к погибшему и в делах, и в политике - мэру Зеленоградска Юрию Стельмаху. Который - сам по себе фигура, вызывающая интерес, т.к. различных мифов про него сложено не меньше, чем про Кондратова.

- В Калининград-ской области я с семьдесят девятого года. С того времени, как поступил в Калининградское мореходное училище. Там я и познакомился с братом Кондратова Николаем, который был старше Вити на четыре года. (Александр Дацышин, ныне зам. полпреда президента, тогда учился в КМУ вместе с Витей.) Николай был удивительным человеком. Очень сильный физически - настоящий русский богатырь - он брал первые места по бегу, гиревому спорту, лёгкой атлетике, тяжёлой атлетике, занимался единоборствами. В рукопашном бою ему не было равных. До КМУ он служил в ракетных войсках, там вступил в партию и был очень авторитетным и уважаемым человеком не только среди курсантов, но и офицеров.

В. Кондратов

...Кондратовы вообще из Курской области, из деревни Печки. Большая семья: пять братьев и четыре сестры. Я был почти сирота и меня в этой семье приняли как родного. Василий, Анатолий, Александр, Николай, Виктор - все они вслед за старшим, Василием, решили связать судьбу с морем. Но у всех получилось по-разному. Василий и Анатолий до сих пор рыбаки. Александр в девяностых годах погиб: вышел из дому и пропал. Потом нашли убитым в районе Шпандина. О Николае и Викторе разговор особый.

В 1983 году был, если помните, комсомольский набор в правоохранительные органы. По путёвке горкома комсомола меня направили на работу в милицию. Я начинал патрульно-постовым в Московском райотделе, потом учился в Высшей школе милиции в Горьком. По окончании вернулся в Калининград. Работал в 6-м отделении при уголовном розыске. Моим начальником был Николай Егоров. Мы познакомились с ним еще в 1981 году. Я занимался рукопашным боем, на этом и сошлись. А подружились году в восемьдесят шестом.

“Вы чего нашу водку воруете?”

- В 1989-м при уголовном розыске УВД Калининградской области было создано специальное подразделение - 6-е отделение - по борьбе с организованной преступностью. Егоров стал его первым начальником. Сначала в отделе было четыре человека: он, Гарпенюк, Токарев и Довыденко. Потом в марте 1990 года на место Довыденко пришёл я. Шестой отдел впоследствии был реорганизован в оперативно-розыскное бюро (ОРБ), а уж потом - в УБОП. Так и начинался УБОП. Егоров, кстати, делать карьеру не стремился: на место начальника ОРБ он сам предложил полковника Мандрыкина, бывшего начальника уголовного розыска Мурманска, кавалера ордена Красной Звезды.

Мандрыкин был мощным аналитиком и грамотным руководителем, при нём ОРБ гремело на весь регион...

О том, что за время, пока я учился в Горьком, Николая Кондратова и Витю осудили, я узнал много позже. Встретил Колю возле “Уюта”. Я - к нему, а он развернулся и уходит.

- Ты чего?!

- Ты большим человеком стал, - отвечает, - а я зэк.

- Какой зэк?!

- Грабитель, разбойник.

Оказывается, в 1986 году на свадьбе у Вити, которую отмечали в “Причале”, произошёл инцидент: ребята увидели, как неизвестные - человек шесть - несут из подсобки водку. Подошли: “Вы чего нашу водку воруете?” Те, не вдаваясь в объяснения, и Витю, и Колю послали. Завязалась потасовка. Потом выяснилось, что эти шестеро парней водку не украли, а купили у работников кафе из-под полы (в стране-то был объявлен “сухой закон”, и со спиртным была большая напряжёнка). Недоразумение разъяснилось, но... двое из этих шестерых оказались сотрудниками милиции. И когда они, побитые, вернулись к себе в отдел, их заставили написать заявления: якобы их попытались ограбить.

Витю и Колю - на второй день Витиной свадьбы! - приехали задерживать за грабёж. Ребята не сразу поняли в чём дело, ну и, естественно, сопротивлялись. Их “успокоили”, запихнули в СИЗО. Там они проторчали три-четыре месяца. Потом грабёж переквалифицировали (доказать его было невозможно), Вите и Коле дали условный срок за “хулиганку”. В суде вдруг “выяснилось”, что они-де избили шестерых. На процессе за них боролось руководство мореходного училища, особенно командир роты капитан 3 ранга Васьковский Игорь Владимирович.

“Я не хочу умирать!”

- Визы им, конечно, закрыли. Витя пошёл работать на завод, а Коля устроился в “Уют” грузчиком.

Я смотрел материалы дела. Оно было полностью сфабриковано. Следователь (знакомый, с которым я советовался) говорил Коле, чтобы тот подавал на пересмотр и на реабилитацию, но тот отказался. Ему не хотелось снова проходить через всё это.

ООО “Бизнес-технологии 90-х” Мы порешаем ваши проблемы...

Я поговорил с Егоровым и порекомендовал Колю в службу безопасности одного из предприятий. Там он и работал.

А в 1995 году его сильно избили. У него был отёк легких. “Скорая” приехала, но медики ничего не стали делать. Сидели и ждали, когда он умрёт, а он был в сознании и повторял: “Я не хочу умирать, помогите!” Всё это происходило на глазах у его жены.

Пятого мая 1995 года Николая похоронили.

После смерти Коли я стал теснее общаться с Витей. Не сказать, что в это время мы встречались часто. Я работал в милиции до 1993 года, а потом уехал из Калининградской области (так надо было) и вернулся только через пять лет. И тут оказалось, что из всех, с кем дружил в УБОПе, остался только Егоров. Миша Галковский, самый близкий друг Николая Алексеевича, погиб в 1997-м: они с семьёй поехали на море - отдохнуть, искупаться... В Куликово был шторм. Только Миша разделся, рядом закричала женщина: “Девочка тонет!” Людей вокруг было много, но спасать девочку кинулся только Миша. Он доплыл до неё, нашёл, вытащил - и тут к нему подплыл ещё один мужик, как потом выяснилось, офицер УИНа. Миша передал ему девочку. Тот спросил: “Сам на берег выберешься?” Галковский ответил, что доберётся, только на волне отлежится... Но - не справился. Он устал, а волны были большие...

Через час его море вынесло. Говорят, его несла такая волна, что казалось: он сам из моря выходит, выпрямившись в полный рост...

Это случилось буквально за пару дней до его дня рождения. За этот поступок Галковский Михаил Леонидович был посмертно награждён орденом Мужества. Его именем названа одна из улиц Калининграда.

...В 1998 году я познакомил Егорова с Витей Кондратовым, и мы решили общаться поближе. Однако Виктор стеснялся своего прошлого и даже на дни рождения старался не приходить, так как там появлялись и судьи, и прокуроры.

Ломал ноги бандитам

- Я в это время был директором компании “Зурбаган”. Её зарегистрировали англичане на российское физическое лицо, и торговала она рыбой. Сельдь шотландской популяции, которую используют для приготовления консервов и пресервов, давалась местным предпринимателям на реализацию. А те не торопились расплачиваться. Меня пригласили именно для того, чтобы я, как юрист, решил проблему неплатежей. И я сумел это сделать.

Заработал денег, стал вкладывать в своё дело. Занялся переработкой рыбы, строительством (мы делали мансарды в домах на ул. Карла Маркса). Начал нормально жить. Ещё в 1993-м снял квартиру на Острове - однокомнатную, 14,5 квадратных метров, и там мы до 2001 года жили с женой и двумя дочерьми (а до этого - в общежитии). Потом купил в Калининграде недострой, стал возводить его своими руками...

...Виктор сначала ходил в море на судах прибрежного лова (визу-то ему из-за судимости не открывали). Потом пошёл на ЖБИ, там возглавил МЖК, строил дом на ул. Музыкальной, где они с женой Риммой Васильевной и жили впоследствии. Они очень любили друг друга... Вместе начали заниматься бизнесом: Римма торговала, Витя вещи подносил, охранял её, за товаром мотался. Он никогда никому не платил. Обзаводиться бандитской “крышей” он считал ниже своего достоинства. Так что схватки боевые на рынке случались - при одной такой, в Борисово, где на авторынке Витя и Коля (он ещё был жив) вдвоём гоняли всех приблатнённых авторитетов, я сам присутствовал.

Потом Витя стал гонять из Германии и продавать машины. Появились деньги. Они с женой взяли на Северной Горе, на улице Герцена, в аренду у мэрии помещения, открыли магазин, стали вкладывать средства. Позже получили разрешение и сделали пристройку-кафе. Затем достроили гостиницу, открыли ещё один магазин...

Со стороны уголовного мира продолжались попытки “наехать”. Но... Витя мог и бейсбольную биту взять. Бывало, что он ломал ноги прямо около гостиницы - беспредельщикам, которые хотели поиметь с него денег... Чужого он не брал, но своё - защищал. Спортсмен, побывавший в СИЗО, он, конечно, балансировал на грани. Имел разные контакты. Знал всех криминальных авторитетов, и они его знали. Дистанцироваться Виктор не мог. Если ты никому не платишь, ты должен отвечать на любой вызов, чтобы твой бизнес не уничтожили - не спалили, к примеру, гостиницу.

Многие предприниматели тогда старались вести себя так, чтобы было непонятно, кто они... Витю нельзя назвать ангелом, но он не был бандитом. И он никуда не лез.

Начальник штаба

- Короче, мы общались, дружили. И вот однажды он попросил меня подъехать к ресторану “Солнечный камень”, а при встрече сказал: “Юра, ты сейчас будешь меня ругать. Я тебя без тебя женил. У нас есть общий друг, Саша Дацышин, он баллотируется в Государственную Думу, и попросил помочь. Надо возглавить его предвыборный штаб в Зеленоградске!”

Предложение меня крайне удивило: до сих пор я был довольно далёк от политики. А Витя уговаривал: мол, соглашайся, это же наш, мореходец... Товарищество, выручка... Я согласился. Поехали в штаб. Ситуация сложная: я никого не знаю!

Мне посоветовали, на кого из людей можно опереться: например, Галину Петровну Веселову, которую в Зеленоградске очень уважают. Начал с её помощью выстраивать штаб. Внутри Зеленоградского отделения партии “Единая Россия” был в это время конфликт, поэтому ко мне отнеслись терпимо: я никакую из “воюющих сторон” не поддерживал. Дацышин выборы проиграл, но по Зеленоградскому району он получил хороший результат: был первым. Деньги, которые мне заплатили, как начальнику штаба, я распределил среди агитаторов.

Нам было предложено вступить в “ЕР”. А в 2004 году, когда началась подготовка к выборам Президента РФ, меня “сосватали” возглавить штаб по Зеленоградскому району. И снова мы с Кондратовым хорошо справились. Мне даже грамоту дали - от этого я испытывал некоторую неловкость, т.к. работали на износ вместе, а грамоту дали только мне, как начальнику штаба.

Между тем, в зеленоградском отделении “ЕР” внутренний конфликт усиливался. И тогда мне предложили это отделение возглавить. Я сомневался: всё-таки я человек в районе пришлый. Но Кондратов в это время перебирался в Зеленоградск: у ветерана ФСБ он купил земельный участок с заложенным фундаментом дома и начал строиться. Он меня и убедил, что надо соглашаться.

Водка и деньги на выборах

- Потом были выборы главы Зеленоградского района. Проходили они очень трудно. Зеленоградск был расколот на два лагеря: противостояли друг другу сторонники главы района и его заместителя.

Юрий Стельмах

Мы с Кондратовым решили ни к кому не примыкать, но нас активно пытались вовлечь в одну из групп.

И тогда у меня родилась мысль пригласить поучаствовать в выборах Олега Васильевича Шлыка, только что сложившего полномочия вице-губернатора Калининградской области. Это предложение одобрила и Веселова Галина Петровна.

Кондратов сомневался: “Он не пойдет!” Дескать, что ему после должности вице-губернатора пост главы района? Но мы со Шлыком были знакомы по региональному политсовету “ЕР”. И мы ему сделали предложение относительно выборов прямо в лоб, в его кабинете на Дм. Донского, 1. Он опешил: “Ребята, вы чего? Времени месяц остался! Представляете, если я не пройду?!” Мы обещали: “Поддержим и будем работать”. Убедили.

Провели его кандидатуру от партийной организации, включились в предвыборную кампанию и за месяц сделали то, что другие делали в течение полугода. Шлык на выборах был, скорее всего, вторым. Но стал третьим.

Я до этого не участвовал в выборах глав муниципальных образований. И когда я увидел всё ЭТО (масштабный подкуп избирателей, деньги, раздающиеся направо и налево, водку, льющуюся рекой, и т.д., и т.п., - прим. ред.), у меня волосы дыбом встали. Я писал заявления в милицию и прокуратуру, свято веря в государство. Хотя и понимал, что в определённые структуры пробираются не только государственные люди...

Сейчас я не могу сказать ВСЕГО - воздержусь, чтобы дать возможность следствию наконец разобраться в том, что ТОГДА происходило. Но я тогда испытал настоящий шок. Стыдно было перед Шлыком, хотя я понимал, что мы работали по его продвижению - эффективно, честно, не жалея сил. Переживал весь работавший на победу коллектив.

Следующие выборы были в 2005 году. Шегеда выдвинул свою кандидатуру на пост главы муниципального образования “Зеленоградское городское поселение”. Больше никого не было. Кондратов баллотироваться не мог, как не имеющий высшего образования. И опять убедил меня выставить свою кандидатуру. И тут же заявился Губаров.

Покушение

- Эти выборы я проиграл. За два дня до голосования на меня было совершено покушение. Сразу за окружной дорогой, уже в черте Калининграда, напротив мототрассы, мой автомобиль дважды таранила машина, которая сначала долго преследовала меня. Один раз я успел увернуться, второй раз удар пришёлся в левую сторону... На скорости я врезался в придорожное дерево. Вытаскивали меня через заднюю дверь - только она более-менее нормально приоткрывалась. Весь переломанный пролежал в больнице четыре месяца.

В. Кондратов

Главой Зеленоградска был избран Губаров. Одновременно Виктор Кондратов, его жена, Римма Васильевна, и я избрались в депутаты городского Совета. (А всего мы тогда выставили от партии кандидатов на каждый участок. Но прошли только трое. Остальные понадеялись на то, что их, местных, в Зелено-градске и так знают, и не вели практически никакой агитации.) Когда мы оказались в Совете, то поняли, что будет очень непросто.

Долго и трудно разрабатывался и утверждался Устав города, в котором было прописано, что глава города (на неосвобождённой основе) является председателем городского Совета, а глава администрации муниципального образования должен выбираться на конкурсной основе.

И тут от партии мне предложили участвовать в конкурсе. А я ещё на костылях ходил.

- Вы что, - говорю, - с ума посходили? Мне уже хватило.

Но в конце 2006 года меня пригласил к себе губернатор Боос. Мы долго разговаривали. Георгий Валентинович сказал, что он пришёл сюда наводить порядок, а хозяйство ему досталось непростое, и Зеленоградск - один из самых сложных населённых пунктов. Убеждать он умеет. Сказал, что мы - люди государственные... и надо кому-то приводить всё в соответствие с законом. И выбор пал на меня.

Я дал согласие.

Правительство области оказало мне поддержку, в декабре 2006 года я победил на конкурсе, и уже 20 декабря 2006 года был утверждён на посту главы администрации Зеленоградского городского поселения. Кондратов мне много помогал. Понятно, что многие не хотели видеть меня в этой должности: я - пришлый, а в Зеленоградске много такого, о чём до сих пор знали только “свои”...

“У тебя лес вырубают!”

- 28 декабря 2006 года я зарегистрировал администрацию как юридическое лицо, получил печать. Помещения у нас ещё не было - сидели в 15-метровой комнатке штаба партии. Коллектива не было тоже - и я за новогодние праздники объехал тех, кто мог бы работать в администрации. Приглашал профессионалов - и люди поверили, и откликнулись.

Образовался костяк команды. В феврале 2007-го для администрации освободили первый этаж помещения ДЮЦа. Мы начали разбираться с документами... и стали выясняться вещи, мягко говоря, удивительные.

...И вот однажды, в воскресенье утром, позвонил мне Кондратов: “Слушай, мэр! Ты там спишь, а у тебя лес вырубают! Полтора гектара!”

Я вскакиваю, еду... Приезжаю. Действительно, рубят. Какие-то гастарбайтеры. Приглашаю старшего:

- На каком основании идёт вырубка? У вас разрешение есть?

- Есть.

- Где?

- Сейчас привезут.

...Не привозят. Опять еду. Вырубка продолжается. Снова приглашаю старшего приехать в администрацию с документами. В ответ - ноль реакции. Лес тем временем уже вырубили, забор ставят.

Я поднимаю шум. Сообщаю об этом в правительство.

И тут приходит ко мне на приём господин Кухарев Леонид Юрьевич.

- Я - генеральный директор ООО “МПК”. Это я здесь (в смысле, там, где вырублен лес, - прим. ред.)строю. Со мной нельзя так поступать. Вы меня поняли?..

Говорит он это спокойно, не повышая голоса. Я отвечаю:

- Но и вы меня поймите. Где документы, разрешающие строительство?

Он (мягко, тактично): “Документы у меня есть”. И протягивает бумагу, подписанную главой района Губаровым, но датированную числом, когда выдача разрешений на строительство в черте города уже являлась прерогативой администрации городского поселения.

Я - к Губарову:

- Так нельзя!

Он отвечает: “Но городской Совет депутатов ведь решил передать полномочия району!” (Напомню, Губаров, будучи главой исполнительной власти района, одновременно являлся председателем городского Совета депутатов Зеленоградска.)

- Но это соглашение не подписано главой администрации городского поселения, а значит, не вступило в силу!

Губаров молчит.

Цена вопроса - миллионы долларов

- Я делаю запрос в ГАСН - и оказывается, что таких разрешений на строительство выдано очень много. Так, фирме Кухарева (ООО “МПК”) постановлением главы муниципального образования “Зеленоградский район” Губарова от 8 марта 2006 году предоставлен земельный участок площадью 15.000 кв.м. - несмотря на то, что акт выбора данного земельного участка не оформлялся должным образом. А по новому Земельному кодексу РФ право аренды должно было разыгрываться на аукционе (с поступлением денег от продажи права аренды в бюджет муниципального образования).

Л. Кухарев (Лёня Кустанайский)

Далее. ООО “КЛК” (директор - также Л.Ю. Кухарев) получило участок под застройку 40-квартирного жилого дома на ул. Тургенева (хотя по Генеральному плану на ул. Тургенева запланировано строительство 1-4-этажных жилых домов). Затем в бумагах слово “40-квартирного” превратилось в “многоквартирного”, добавились “встроенные автостоянки боксового типа”. О том, что изменен разрешенный вид использования территории под застройку, население не информировалось; акт выбора земельного участка к моменту подписания постановления уже утратил силу. Участок также предоставлялся не с аукциона, деньги в бюджет города не поступили.

ООО “Марк-Торг” - опять-таки безо всякого аукциона - получил участок под строительство многоуровневой гостиницы в ПЕРВОЙ зоне округа санитарной и горно-санитарной охраны, где категорически запрещается проживание и осуществление хозяйственной деятельности, т.к. зеленоградская земля считается особо охраняемой природной территорией.

ООО “РСУ-7” решением Губарова предоставлен земельный участок по ул. Садовой - под строительство трёх трёхквартирных жилых домов. Вместо этого там проектируется многоэтажка: одна девятиэтажная секция с цокольным и мансардным этажами и две восьмиэтажные. Хотя по Генплану улица должна застраиваться 1-4-этажными жилыми домами. Опять же, участок выделялся в обход аукциона.

И это ещё не все примеры. Выяснилось, что некоторые объекты уже построены, а разрешения на это никогда не давалось. Или участок предоставлялся на основании документа, утратившего силу, который, в свой черёд, служил основанием ещё для целого ряда бумаг.

Девятиэтажка на променаде

- И пошло-поехало. Как вам, к примеру, девятиэтажное здание на променаде?! Или на участке, который по Генплану предназначался для строительства пансионата, где могло бы появиться немало дополнительных рабочих мест для зеленоградцев?

А что значит “прилепить” многоэтажку, не подводя к ней коммуникаций? Г-н Кухарев планировал лишь на одном из участков построить 28.000 кв. метров жилья - без инфраструктуры, на старых сетях. А у города - острейшие проблемы с канализацией, с водой... Город бы потом и кувыркался с этим домом! Господин Кухарев получил бы сверхприбыль, а город - головную боль. (По самым скромным прикидкам, объём такого вот “нелегитимного” строительства - десятки тысяч квадратных метров... и миллионы долларов прибыли, - прим. ред.)

Тот самый участок ООО “МПК”, та самая незаконная стройка

Я говорю Кондратову:

- Витя, ты представляешь?! Ты понимаешь, КУДА мы влезли?

Он говорит:

- За нами партия, за нами правительство области. Не переживай, будем сообщать обо всём в правительство, нас не оставят.

Я стал докладывать в правительство обо всех случаях незаконного строительства. Было о чём! Тем более, пошла “волна сопротивления”. Еду по городу. Вижу: рабочие тянут электрокабель, с явным нарушением СНиПов. Подхожу: “Разрешение есть?”

- Есть!

Смотрю: опять разрешение выдал район. Приглашаю подрядчика, объясняю: ситуация спорная, лучше приостановить строительство. Но никто не слушает. Телеканал “Премьер” тут же снял предвзятый репортаж о том, что-де компания “МПК” собирается переложить коммуникации, отремонтировать крыши, а негодяй мэр им этого не позволяет. Застройщики обратились в правительство с жалобой: дескать, я не выполняю программу “Доступное жильё”.

Прокуратура и Боос

- В правительстве состоялось четыре совещания по этому поводу! Г-н Кухарев приходил на них лично. И высказывал возмущение, что ему, честному предпринимателю, запрещают строить и проводят “всякие там совещания по десять раз, вместо того, чтобы дать возможность строить”.

Ещё в 2006 году губернатор Боос направил предписание главе района Губарову:

“<...> Запретить предоставление земельных участков, расположенных на территории муниципального образования “Зеленоградский район”, под строительство без предварительного согласования мест размещения объектов и положительного заключения государственной экологической экспертизы по проектам строительства (реконструкции) объектов Управления Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Калининградской области.

<...> Приостановить действие актов органа исполнительной власти муниципального образования “Зеленоградский район” о предоставлении земельных участков, принятых с нарушением действующего законодательства <...>”

То есть от Губарова потребовали приостановить действие незаконных актов, которые он понаподписывал.

Тем не менее, ООО “МПК” продолжал застройку как ни в чём не бывало. Мы обратились в прокуратуру. (Кстати, меня тоже таскали в прокуратуру: якобы я препятствую строительству.) Но вот 19 сентября и.о. прокурора района Гринь отправил Губарову предписание: отменить распоряжение о выделении земельного участка ООО “МПК”. Только после этого строительство было приостановлено - за две недели до гибели Виктора Кондратова.

А 29 октября 2007 года губернатор лично провёл совещание по незаконной застройке в Зеленоградске. Выслушав доклады вице-премьера Шалимова, главы района Губарова и мой, в присутствии всех руководителей силовых ведомств, прокуратуры и министров дал указание Губарову отменить незаконное постановление о выделении земли прямо 29 октября(“Сегодня же!”). И доложить об исполнении. А силовикам - взять всё под контроль и дать соответствующую оценку представленных мной документам.

...Надо сказать, что за время нашей работы люди нам поверили, потянулись. Мы начали публиковать в местной прессе все постановления, общаться с горожанами. Впервые созвали городской сход, публично обсуждали проблемы, имеющиеся в муниципалитете. Обследовали весь жилой фонд. А это 371 дом - из них 264 признали ветхими или аварийными, требующими сноса или капремонта. Всю информацию опубликовали в местной газете “Волна”. (В 2005 году аварийными было признано всего три дома!)

Отремонтировали дорогу. Собрали предпринимателей, которые хотят строиться в Зеленоградске, сказали им: “Нам в карман ничего не надо, даже не загружайтесь. Сделайте дорогу на улице Солнечной (там не то, что проехать - пройти было нельзя, торчали вывороченные из земли бетонные плиты) и дет-скую площадку”.

...Отремонтировали муниципальную баню (она была грибком изъедена до бетона, СЭС распорядилась её закрыть - единственную в Зеленоградске!). Нашли инвестора, убедили его построить комплекс бытовых услуг с обременением - ремонтом бани. И он за два месяца сделал конфетку: переложил проводку, плитку, заменил котёл, открыл кафе... При этом для детей билеты в баню льготные, а инвалиды Великой Отечественной войны могут мыться бесплатно. Провели переговоры с инвестором, готовым вкладывать деньги в городской парк, капитально отремонтировали 4 кровли, пять - на очереди до конца года. На 46 кровлях провели текущий ремонт - а это порядка 500 кв.м. Привели в порядок 7 подъездов. Сняли проблему остекления подъездов.

В общем, мы стали приобретать вес в глазах горожан.

“Пора надевать бронежилеты”

- Кондратов всю деятельность осуществлял вместе со мной, хотя и не являлся официальным должностным лицом. К нему и начали подкатываться с различными предложениями.

Г-н Кухарев разговаривал с ним напрямую. Несколько раз. Пытался “остановить процесс”. Кондратов, естественно, отказал. А потом сообщил, что ему посулили 30% от прибыли, если он на меня повлияет.

- Витя, нельзя. Нас размажут. Мы сядем на тот же крюк, на котором сидят все остальные.

И мы отказались.

Вообще у Виктора была жёсткая позиция: “Всё в город!”

...Ко мне тоже подходили различные эмиссары. Предлагали очень большие деньги (полмиллиона долларов), чтобы “урегулировать вопрос и больше его не поднимать”.

Когда я отказался, Кондратов сказал: “Мы сюда влезли, надо себя беречь. Нам с тобой лоб зелёнкой уже помазали”.

Мы разговаривали с разными охранными структурами, но в итоге охрану брать не стали. С одной стороны, это деньги немалые. С другой - вроде как мы испугались. А мы ничего незаконного не сделали, чтобы бояться. И потом, от нас уже мало что зависело - весь материал был уже в правительстве и в прокуратуре. Мы, честно говоря, считали, что за нами правительство, власть, Дума - так что ОНИ не решатся.

...В пятницу 12 октября, после торжественного открытия бани, мы с Витей поехали в Калининград. Перекусили в кафе. И тут Витя сказал: “У меня такое чувство, что нам пора надевать бронежилеты и брать охрану. Меня “заказали”, а мы с тобой вместе ходим”.

- Ну, первым убивать меня будут. У меня ручка. Я же подписываю документы.

- Нет, убивать будут меня. Тебя будут ломать на моём примере.

- Но я же твердолобый, меня так просто не сломаешь.

- Но они-то этого не знают!

Решили, что в понедельник возьмём охрану. А в субботу Вити не стало. И я соотношу это только с той деятельностью, которую мы начали осуществлять.

Губернатор дал распоряжение, чтобы меня охраняли. Но я отказался. Я не хочу создавать вокруг себя ажиотаж. В какой-то степени я фаталист. Чему быть, того не миновать. И потом - если чиновник ходит под охраной, что делать простым гражданам? Да и на мысль это наводит на плохую...

Охрана даёт повод усомниться - и в чиновнике, и в его государственности. К тому же, смерть за смертью ИМ сейчас не интересна. ОНИ залегли. Губернатор дал указание правоохранительным органам серьёзно подключиться не только к расследованию убийства Кондратова, но и к выявлению всех случаев нарушения закона в распределении земельных участков на территории Зеленоградского района. Держит ситуацию на контроле, жёстко спрашивает с ответственных должностных лиц.

Надеюсь, что правоохранительные органы вытащат этот “корень” раньше, чем ОНИ снова поднимутся.

Ну и, конечно, надеюсь на то, что губернатор меня не сдаст. И в трудную минуту - поддержит. Потому что человек он государственный и за регион переживает по-настоящему.

Ящик Пандоры

...Юрий Стельмах был не голословен. Во время нашего разговора в редакции газеты каждый свой аргумент подкреплял документами. И вот такая вырисовалась ситуация. Очень опасная для Стельмаха (да и не для него одного!), если учесть, что “цена вопроса” только по Зеленоградску - десятки миллионов баксов. А в России с лёгкостью убивают и за меньшее.

Прибавьте сюда то пикантное обстоятельство, что очень многие VIP-персоны (в том числе и работающие в правоохранительных органах на высоких постах) сами получили участки земли на территории Зеленоградского района - причём, не через аукцион... А значит, вряд ли они заинтересованы в раскрытии истины. То бишь добираться до “заказчика” убийства Кондратова - не в их интересах. Заказчик ведь в процессе следствия может и “лишнего” порассказать!

В общем, Стельмах открыл “ящик Пандоры”, крышка которого может прихлопнуть или очень Больших Дядей - или, увы, его самого.

Первое, конечно, предпочтительней. Второе, к сожалению, вероятней.

Редакция “НК”



Если вам понравилась эта статья, переведите нам любую сумму.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money

236040, г. Калининград
ул. Черняховского, 17
(второй этаж)
тел. (4012) 991-210

‎+7-900-567-5-888.


Архив номеров
Архив номеров




Федеральные СМИ,
которые пишут
об Игоре Рудникове

Новая газета

THE NEW TIMES