Дней
Часов
Минут
Секунд

НЕВИНОВНЫЙ ЖУРНАЛИСТ
СИДИТ В ТЮРЬМЕ



 

 

НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Криминал / ЕЁ УБИЛИ. Игорь Ростов, муж погибшей журналистки Ольги Котовской, считает, что следующим будет он

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • ЕЁ УБИЛИ.
    Игорь Ростов, муж погибшей журналистки Ольги Котовской, считает, что следующим будет он

16 ноября этого года погибла калининградская журналистка Ольга Котовская. По версии следствия, она около пяти часов вечера поднялась по лестнице на четырнадцатый этаж высотки у пересечения Литовского вала и улицы 9 Апреля. Зашла на балкон, общий для всего этажа, не принадлежащий ничьей конкретной квартире. И - бросилась вниз.

...В её сумочке были найдены документы и мобильный телефон. Никакой предсмертной записки Ольга не оставила. На то, что собирается покончить с собой, никому из близких не намекала. Напротив, она была окрылена решением, которое накануне вынес арбитражный суд - и, казалось, наконец, будет разрешён многолетний спор вокруг телекомпании “Каскад”.

Игорь Ростов

Ольга Котовская, основавшая первую в нашем регионе независимую телекомпанию, была знаковой фигурой в калининградской журналистике. Наверное, когда-нибудь о “людях из девяностых” будут вспоминать так же, как мы, рождённые в СССР, о “шестидесятниках”. Это было особое племя. (Именно “было”: иных уж нет, а те - далече... от прежних взглядов и убеждений.) Опьянённые Свободой слова и Гласностью, молодые, энергичные, смелые - журналисты 90-х создавали новое “информационное поле” - работая страстно и жадно... Собственно, “Каскад” и начался-то со страсти, вспыхнувшей у двух случайно встретившихся людей. Так об этом рассказывала сама Ольга в интервью нашей газете три года назад.

- Тогда, в конце 1991 года, имея за плечами уже более чем десятилетний опыт работы на государственном телевидении и множество телевизионных наград за победы на различных, в том числе и всесоюзных, фестивалях, я поняла, что у меня есть силы и огромное желание создать что-то абсолютно новое. <...> С несколькими коллегами мы пырхались в разные стороны, пытаясь найти деньги для покупки телевизионной техники. Но где тогда, в начале 90-х, были эти деньги? Несколько долгих месяцев прошло в мучительных поисках. Пока не произошла случайная, но судьбоносная встреча.

Как-то я заглянула в гости к одной своей знакомой. А к ней, в свою очередь, случайно зашел её старый знакомый, о котором она много и увлеченно рассказывала... <...> Я уже знала о том, что Игорь Ростов (а это был именно он), профессиональный журналист и фотограф, был вынужден уехать из Калининграда, оставшись без работы за публикацию в газете “Калинин­градский комсомолец” вполне невинной фотографии полуобнажённой девушки, которая, прикрывшись той самой газетой, лежала на пляже. <...> Мы разговорились, он пошёл меня провожать, мы никак не могли расстаться. Оказалось, что нам очень легко и интересно вместе. Короче говоря, он в меня влюбился, а я рассказала ему о своей мечте.

Ольга Котовская

И тогда он принимает решение: если любимая женщина мечтает о создании своего телевидения - так тому и быть! И пошло-поехало.

Я познакомила его со своими коллегами <...> В начале 1992 года мы единогласно избрали его генеральным директором организации, которая существовала только на бумаге.

Ну а дальше... Дальше бесконечные хождения по банкам, поиск контактов, сумасшедшие рассказы о том, какое замечательное и абсолютно независимое от государства телевидение мы сделаем. На нас смотрели как на фантазёров. Но нашёлся один человек, который поверил и решил рискнуть. Это была Людмила Ивановна Герасименко, вице-президент банка “Балтика” - она решилась дать нам кредит (гигантскую по тем временам сумму в 30 тысяч долларов) под залог оборудования.

И мы поехали в Москву за двумя камерами, тремя видеомагнитофонами и телевизионным пультом. Господи, какое это было счастье!

<...> Впервые “Каскад” вышел в эфир в День космонавтики, в день полёта Гагарина в космос. Так начался наш полёт в неизведанное...

В маленькой 20-метровой комнате на территории радиотелевизионного передающего центра на Нарвской разместились бухгалтерия, рекламный отдел, журналисты, монтажёры, звукорежиссёры. Водитель подвозил еду. Здесь же, на большом чёрном кожаном диване, все и спали.

- Первые пять лет мы с Игорем, - продолжает Ольга, и было видно, какое удовольствие доставляют ей воспоминания, - работали вообще без выходных, без праздников и без отпусков. Это было очень сложное, но очень счастливое время. Мы строили новое, современное, динамичное телевидение, строили с нуля, будучи абсолютными бессребрениками, относясь к новорождённой компании действительно как к своему ребёнку. Часто мы шли вслепую - не было ни разработанных законов для независимых СМИ, ни обучающих программ. Первых сотрудников компании учила профессиональной журналистике я сама. В дальнейшем это стало настоящим кредо компании - постоянное развитие, учёба, участие во всевозможных фестивалях, конкурсах... На счету “Каскада” несколько десятков престижных наград.

 В центре: Ольга Котовская

Мы были первопроходцами дециметрового вещания в Калининграде. <...> Затем появилась “Европа плюс”. Частоту 104,5 выбивала лично я. Ходила по министерствам, вела диалоги с какими-то немыслимыми военными чинами - так как частоты нужно было согласовывать с оборонными ведомствами. Под натиском нашей бешеной энергии и целеустремленности военные отступали...

Мы развивались. <...> Мы росли вместе с молодым нарождающимся калининградским бизнесом, который тогда, в те годы, так же как и мы, был ещё в коротких штанишках. <...> Мы были настоящей командой, работали и отдыхали вместе. <...> Мы уже не помещались на 20 метрах. И тогда где-то был приобретён железнодорожный вагончик. Его ярко раскрасили, положили внутри пол, на окна повесили жалюзи - так у нас с Ростовым появился наш первый кабинет на двоих, а у журналистов - редакционная комната.

<...> В 1998 году грянул кризис. Пришлось закрыть некоторые программы, отправить в неоплачиваемый отпуск почти всех сотрудников. Но никто тогда не ушёл, рекламный рынок потихонечку стал отходить от дефолта, всё вернулось на круги своя. <...> Мы решили занять денег и вложить их в собственное помещение.

<...> Это время пришлось на период губернаторства Леонида Горбенко. Мы подробно освещали все действия власти <...> Горбенко возненавидел Ростова, организовал самую настоящую информационную войну через подконтрольные СМИ (газету “Д.Д., 1” и созданный тогда же телеканал “Дюны”).

В конце 1999 года на Игоря было совершено бандитское нападение - двое хулиганов набросились на него, избили железными палками, когда он поставил машину в гараж и уже направлялся домой...

Тогда мы жили на втором этаже старого немецкого особняка на улице Тельмана <...> Я что-то почувствовала, выбежала во двор и увидела Игоря, ползущего к дому с окровавленным лицом. Увидев меня, нападавшие бросились бежать. Возможно, мне удалось предотвратить худшее.

Ростову пришлось пролежать около полутора месяцев в больнице <...> Именно тогда Игорь решил, что для большей безопасности нам необходимо построить дом. Он осуществил свою мечту <...> построив замечательный, красивый и уютный дом на пустыре.

<...> Мы продолжали интенсивно развиваться. <...> Коллекцию наград и призов пополнили такие престижные награды, как “Тэфи-регион” <...> Мы всерьёз задумались о том, что “Каскаду” необходимо перейти на более качественный технический уровень, перевести всю вещательную систему на цифру. Начались поиски инвестора...

Далее Ольга подробно рассказала о том, что, на её взгляд, предшествовало возникновению конфликтной ситуации вокруг “Каскада”.

Не верьте тем, кто утверждает: о мёртвых или хорошо, или ничего. Мёртвые ведь остаются людьми. А люди бывают разными.

Ольга тоже бывала разной - как всякий живой человек. Я вспоминаю её такой, какой впервые увидела в конце 80-х. Молодая, весёлая, небогатая, Ольга обитала в небольшой квартирке на Московском проспекте, куда запросто можно было завалить среди ночи в полузнакомой компании. Помню, как мы сидели на полу, пили что-то очень “народное”, гремела музыка, но её заглушали наши голоса - так яростно спорили мы о том, что представляет собой современная журналистика. И как быть с трагическим парадоксом: известно ведь, что интеллигентный человек никогда не заговорит в доме повешенного о верёвке, а журналист приходит в дом повешенного именно говорить о верёвке! Свобода слова, мораль и нравственность, права и обязанности журналиста - обо всём этом говорилось просто и без фальши и пафоса.

Естественно, иначе и быть не могло. Если начинающие бизнесмены в это время привыкали к мысли, что весь мир у них в кармане, - мы искренне верили в спасительную, очистительную силу журналистики и готовились занять своё место на баррикадах...

О, эти романтические мальчики в белых шарфиках и девочки, готовые пойти на крест за правду!

Ольга тоже была романтична. Даже превратившись в “бизнес-вумен”, она, прежде всего, оставалась журналисткой. Да, конечно, деньги ей были нужны, как всякому из нас. Тем более, что новое время открывало и новые горизонты. Но главной ценностью для Ольги оставалась ПРОФЕССИЯ. И никто не мог отлучить её от ПРОФЕССИИ - только смерть.

...Узнав о трагедии, Игорь Ростов первым же самолётом прилетел из Москвы в Калининград (в столице Ростов работает на “ТНТ” - заместителем генерального директора, генеральным директором “ТНТ-Регион”). Он категорически отметает версию правоохранительных органов о самоубийстве. “Это убийство, - говорит Ростов. - Не удивляйтесь, если меня найдут мёртвым на рельсах”.

Многолетняя близкая знакомая Ольги Котовской, помогавшая ей по домашнему хозяйству, рассказала, что в тот трагический день ничто не предвещало беды. С утра Ольга была дома. В 9.30 поговорила по телефону с 26-летней дочерью Ксенией (у дочери этот разговор не вызвал никаких тревожных мыслей). А в 14.30 Ольга вдруг сорвалась с места - забежала к домохозяйке, сказала, что отлучится. Мол, ей надо в какое-то кафе. Домохозяйка удивилась: “Оля, мы ведь обедать собирались. Я и суп грибной приготовила...”

Ольга уже была в дверях: “Вернусь - и поедим твоего супа...”

Она не вернулась.

...Кто-то из американских фантастов однажды сказал: “А что, если Земля - это ад какой-то другой планеты?” Очень возможно. В любом случае, Ольга Котовская сейчас там, где ей светло - в памяти тех, кто был с ней рядом.

Глубочайшие соболезнования родным и близким. Мужества им и способности всё пережить.

Д. Якшина

Заявление Союза журналистов по поводу гибели Ольги Котовской

16 ноября 2009 года при невыясненных обстоятельствах ушла из жизни известный калининградский журналист Ольга Гурьевна Котовская.

В 1991 году Ольга Котовская вместе с группой единомышленников создала независимую телекомпанию “Каскад”, которая впоследствии выросла в мощную медиа-группу, включающую в себя два телеканала, еженедельную газету, две радиостанции, рекламное агентство. Долгое время, являясь главным редактором НТРК “Каскад”, Ольга Гурьевна воспитала целую плеяду журналистов, занявших достойное место в профессии. Под руководством Котовской телекомпания неоднократно становилась призером и лауреатом профессиональных конкурсов, “Каскад” являлся признанным лидером в информационном телевещании в регионе.

Выражаем глубокие соболезнования родным и близким покойной. Память об Ольге Гурьевне Котовской навсегда останется в наших сердцах.

Правление Калининградского регионального отделения Союза журналистов России просит правоохранительные органы провести самое тщательное расследование гибели О.Г. Котовской с возбуждением уголовного дела. Мы настаиваем на том, что версия о самоубийстве является на сегодняшний день самой удобной. Поэтому призываем не идти по наиболее лёгкому пути и рассмотреть другие версии, выявить максимальное число лиц, владеющих информацией обо всех обстоятельствах трагического происшествия.



Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money