Дней
Часов
Минут
Секунд

НЕВИНОВНЫЙ ЖУРНАЛИСТ
СИДИТ В ТЮРЬМЕ



 

 

НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Криминал / “Я ЭТИХ “БОЙЦОВ” САЖАЛ В ТЮРЬМУ...” К директору “Альты” приезжали бандиты

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • “Я ЭТИХ “БОЙЦОВ” САЖАЛ В ТЮРЬМУ...” К директору “Альты” приезжали бандиты

Альфред Кальникас, директор “Альты”, не раз бывал в редакции нашей газеты. Открытый и доступный в общении, он сам приезжал, чтобы прокомментировать ту или иную конфликтную ситуацию. А возникали они регулярно. Похороны, кладбище, покойники - мало того, что весьма скорбная сторона нашего бытия, но ещё и криминальная.

Несколько лет назад в “Новых колёсах” было опубликовано интервью Кальникаса. Возможно, калининградцам будет интересно прочитать его вновь. Уже после смерти Альфреда Винцентовича.

* * *

- Периодически ко мне приезжают бандиты. Такие крутые ребята на трёх-четырёх джипах. Двое-трое заходят в мой кабинет, остальные закрывают контору, блокируют двери...

Бандиты

- Все в цепях, рукоятки пистолетов торчат наружу. Начинают разными именами сыпать. По нескольку часов приходится с ними беседовать! Нет, они не хамят. Пытаются, чтобы речь была гладкая, солидная. Варианты разные предлагают. Мол, мы тебе можем лес на гробы дешевле поставить. Я им: “А мне квитанции нужны!” Они стоят, мобильниками в затылках чешут: “С квитанциями у нас тяжело...”

Иногда пугать начинают. Дескать, Кальникас, о детях подумай. И рисуют мне перспективы: мол, получу массу неприятностей в прессе, заболею, быстро умру, опять детей моих вспоминают...

Потом они уезжают, а я долго думаю о детях, и бегу в управление по борьбе с оргпреступностью...

Семья

- Вы не жалеете, что оказались на кладбище?

- На самом деле работа тяжёлая. У людей горе. А поможешь - и чувствуешь внутреннее удовлетворение. Я в ритуальное русло попал случайно. После школы окончил мореходку и ходил в море. Случилось так, что мне закрыли визу. Чтобы заработать визу, я в 1984 году пошёл трудиться сварщиком. Но и тут мне не повезло. Ехал однажды в общественном транспорте, в автобусе, никого не трогал, как вдруг ко мне подходит милиционер и говорит: “Пройдёмте!” А мне тогда было 24 года - молодой ещё. Я ему отвечаю: “Да отстань ты!” Вроде бы я его толкнул. На самом деле этого не было, просто руку отдёрнул.

Народ тогда был сознательный - навалились на меня всем скопом, скрутили, и препроводили в УВД. Там выяснилось, что я не тот, за кого меня милиционер принял. Но оштрафовали за сопротивление милиции. В общем, виза мне не светила...

Обратился на ул. Коммунальную - в бюро по трудоустройству. Сначала мне предлагали место заведующего “пятой” бани на ул. Грига. Там чисто женский коллектив. Они возмутились: “Куда молодого парня к нам в начальники!”

А потом в газете попалось объявление: требуется на работу положительная семья. Мы и пошли: отец, мать и я. Оказалось, зовут в “Бюро спецобслуживания при комбинате коммунальных предприятий” - так называлась городская похоронная служба. Меня назначили начальником. До самого наступления капитализма моё предприятие занимало первое и второе места в соцсоревновании... Так что я руковожу “похоронами” уже двадцать лет.

- Так возник “семейный бизнес” Кальникасов? У вас действительно вся семья при похоронном деле?

- Да. И я не вижу в этом ничего плохого.

“Король “Вагонки”

- Я пришёл руководить бюро в 1984 году. Тогда на кладбищах Калининграда творились страшные дела. Работники убивали посетителей, выкапывали покойников и выбивали им золотые зубы. Было громкое уголовное дело, посадили несколько землекопов, водителей автокатафалков и санитаров... Желающих на должность начальника бюро долго не могли найти. Ещё бы, там работали такие кадры! Лёха Гакс... настоящий монстр, “король “Вагонки”... четыре судимости имел. Ему человека пришить было, что плюнуть. Он одного “волка” убил за то, что тот могилу выкопал без спроса. Так избил, что у мужика и печень и почки отлетели.

Миша Гутенко, “держал” тогда Центральный рынок в Калининграде... Они ко мне в первый же день подвалили: “Не дёргайся, а в пятницу ты свою долю получишь”.

Ну, я им ответил. Гакс на меня так нехорошо посмотрел и говорит: “Вот у нас сейчас есть начальник бюро спецобслуживания, а через минуту его не будет”.

Я испугался до жути и вдруг выдал: “А ты не думаешь, что сейчас ты есть, а завтра тебя не будет?!”

Он опешил. А потом как заржёт. “Ладно, - говорит, - живи. Ты мне нравишься”. Ну а потом я этих “бойцов” сажал в тюрьму, выгонял с работы... Сейчас все они уже убиты. А на кладбище я навёл порядок. Мы постоянно получали переходящее Красное знамя - за выполнение и перевыполнение плана.

- А это как? Хоронили больше, чем умерло?

- Учитывается много факторов. И рентабельность предприятия, и работа с кадрами, и создание комфортабельных условий труда. Кстати, я - единственный из всех директоров похоронных предприятий по России, кто получил орден “За заслуги перед Отечеством”. А что до работающих у меня родственников - жена не находится у меня в прямом подчинении, её непосредственный начальник - наш главный инженер.

У тётки на диване

- Вы богатый человек?

- У меня очень хорошая четырёхкомнатная квартира, которую я купил, когда мне исполнилось тридцать семь лет. До этого жил у тётки, в углу на диване. Мои мать, отец, брат и сестра жили до смерти матери в родительской квартире на ул. Сержанта Колоскова. Через несколько лет после маминой смерти отец перебрался в Чкаловск к одной пожилой женщине.

Брат женился. Его жена работает начальником отдела в Сбербанке, и от банка она купила двухкомнатную квартиру на ул. Альпийской. А сестра с мужем - он военный пенсионер, капитан III ранга, работал в налоговой полиции - так и живёт в родительской квартире. Из всех своих родственников я самый обеспеченный.

- А что это за сауна на кладбище?

- Это оздоровительный центр. В котельной мы оборудовали помещение, где работники предприятия могут принять душ. Там есть парилка, комната отдыха с тренажёрами и комната сангигиены. Кстати, по европейским стандартам, наличие такого центра - норма.

- А милицейские и прочие начальники в вашу сауну частенько наезжают?

- Лично я ни одного не видел. Я к начальнику милиции на приём попасть не могу!

Компромат

- Ваши конкуренты принесли нам целых три характеристики на вас: как на курсанта - выпускника КМУ, на младшего лейтенанта, проходившего переподготовку в в/ч 1605, и на стивидора Калининградского морского рыбного порта. Везде звучит один и тот же мотив: недисциплинирован.

Совершает прогулы без уважительной причины, отстранён от работы за появление в нетрезвом виде... склонен к рукоприкладству, неодно­кратно лишался квартальной премии... необходим постоянный контроль со стороны старших... Это действительно так?

- Ну, во-первых, это было давно. Двадцать лет назад. Во-вторых, я не ангел. Я и подраться любил, и выпить мог. Бригадира докеров в порту избил, начальнику смены накостылял - они себе какую-то грубость в мой адрес позволили. Но за всё время работы в “Альте” никто на рабочем месте ни разу не видел меня пьяным. Я с красным дипломом окончил институт экономики и управления. Про орден я уже говорил.

Редакция “НК”



Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money