Дней
Часов
Минут
Секунд

НЕВИНОВНЫЙ ЖУРНАЛИСТ
СИДИТ В ТЮРЬМЕ



 

 

НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Криминал / ЧАСЫ ОЛЕГУ ВРУЧИЛ ПУТИН. Четыре года назад в центре Калининграда был убит О. Поканевич

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • ЧАСЫ ОЛЕГУ ВРУЧИЛ ПУТИН.
    Четыре года назад в центре Калининграда был убит О. Поканевич

12 февраля 2004 года в центре Калининграда был расстрелян руководитель агентства охранной безопасности “СВЕЧВ” Олег Поканевич. О. ПоканевичЭто заказное убийство до сих пор не раскрыто, хотя правоохранительным органам Олег Поканевич - отнюдь не “чужой”. С 1993-го по 1999 год он служил в ОМОНе УВД Калининградской области. (Бывшие оперативники угрозыска рассказывают, что, когда в Кёниге брали матёрого бандита Зольникова по кличке Красный, тот, вооружённый, скрылся в каком-то саду и засел там. Его обложили - но соваться под пули и брать преступника никому не хотелось: знали, что Красный будет стрелять на поражение. Взял Зольникова омоновец Поканевич.)

Четыре раза Олег выезжал в боевые командировки в Чечню. Был ранен. Награждён медалью “За отвагу” и орденом Мужества...

Уволившись из ОМОНа, он вместе со своими шестью товарищами создал “Союз ветеранов чеченской войны”, а впоследствии - ряд сопутствующих охранных фирм. Элиту “СВЕЧВ” составили два десятка бойцов, прошедших “горячие точки”... Агентство охраняло многих известных бизнесменов, политтехнологов, “звезд” шоу-бизнеса.

“Он был мне и сыном, и другом”

О том, как погиб Поканевич, мы уже неоднократно писали. Сегодня речь - о другом. О том, что было ДО... и что происходит ПОСЛЕ.

Говорит Юрий Фёдорович Аничев, отчим Олега:

Калининградский ОМОН. В центре - О. Поканевич

- По крови мне Олег не родной, но он был мне и сыном, и другом... Он родился в августе 1970 года в посёлке Полесское Киевской области. Мать его прожила со своим первым мужем недолго. Когда Олежке исполнилось полгода, она его забрала и вернулась в родную Житомирскую область. Устроилась работать на мясокомбинат, получила комнатку. Когда Олег подрос, мать перешла на железную дорогу, а его отдала в школу-интернат, чтобы он не болтался сутками без присмотра.

Юрий Аничев

Я - офицер-политработник - перевёлся на Украину с Сахалина. У меня была своя невесёлая история: первая моя жена спилась, наш с нею брак превратился в формальность. Когда я познакомился с Ольгой Поканевич, то понял: мы должны быть вместе. С бывшей женой я развёлся, отсудил у неё сына Сергея (редчайший случай по тем временам, чтобы сына отдали отцу, а не матери!). С Ольгой мы расписались. Десятилетнего Олега забрали из интерната, я привёз Сережу - и стали мы жить нормальной семьёй.

Скоро наши мальчишки договорились: в один и тот же момент Олег назвал меня “батей”, а Сергей Ольгу - “мамой”.

...Потом я отвоевал в Афгане, был ранен, остался без руки... Дали нам трёхкомнатную квартиру. Мебели почти не было. Мы раздвигали стол и играли на нём в теннис книжками (ракетки тоже считались дефицитом, зато шариков было навалом).

Олег рос очень самостоятельным. Давить на него было нельзя... И воспитывать его было не просто. Я его собирался усыновить официально, но для этого требовалось согласие его родного отца. Тот отказался. А в 18 лет переделывать все документы - сложнее, и времени это требует больше. Так что фамилии у нас остались разными, но дружили мы крепко.

“Батя, я тебе обещаю...”

- Надо сказать, когда меня послали в Афган, Ольга была беременна нашей дочкой, на третьем месяце...

Ольга Поканевич

А Олег как-то пришёл из школы весь синий. Она его потащила в поликлинику, сделали анализы - всё в порядке. А Олег вдруг потерял сознание. На “скорой” его увезли в больницу с диагнозом “перитонит”. Операция шла часов шесть. Хирург Нимец Олега спас, мать - выходила... А меня даже в отпуск не отпустили.

Олег выжил, но на месте послеоперационного рубца появилась грыжа. Тем не менее, он стал кандидатом в мастера спорта по вольной борьбе. В 17 лет поступил в военное артиллерийское училище в Тбилиси.

Его брать не хотели - дескать, с грыжей нельзя. Тогда я надел парадный мундир и пошёл в училище. Я знал, что начальник - “афганец”, в 1983-1984 годах он был начальником штаба артиллерии 40-й армии, где я служил. И надо же! Встретил смутно знакомого подполковника. Оказывается, мы с ним встречались на Дальнем Востоке. Я ему объяснил ситуацию. Вскоре меня пригласили к начальнику училища. Зашёл, представился. Тот спрашивает: “В Афгане где был?” Я перечислил все операции. Начальник распорядился: “Зачислить!” Так Олега взяли в училище. А после первой сессии его прооперировали и грыжу удалили.

Первые полгода дались ему сложно. Тем более уже шла волна рыночной экономики. Он решил было уходить из училища, но я ему сказал: “Что бы ни случилось со страной, Вооруженные силы останутся. Лучше жить немного беднее, но честнее”. После первого курса Олег решил, что останется. А он был человеком слова.

Помню, как-то он приехал в отпуск. А у меня в гараже стоял восемнадцатилетний “Москвич”. Но бегал исправно. Олег взял машину (в моё отсутствие), а когда возвращался домой, его завертело на песке, он опрокинулся, машина сделала три оборота, стойки погнулись... Я ему, конечно, высказал. А он ответил: “Батя, я тебе обещаю: через год я приеду на своей машине, а ещё через год поменяю её на лучшую. И водителем я стану”.

И действительно, через год он приехал на собственных “Жигулях”... Потом поменял их на “Мерседес”. И стал водителем от Бога.

Как построить “дембелей”

- После училища Олега отправили в Калининград, в артиллерийский полк. Кандидат в мастера спорта по вольной борьбе, он имел ещё и чёрный пояс по карате и третий разряд по прыжкам с парашютом... В августе ему исполнился 21 год - а дали ему под начало взвод, половину которого составляли двадцатилетние “дембеля”. Так что Олегу пришлось и кулаками доказывать, что он - командир.

Олег Поканевич (слева). В Чечне

Только он этот взвод “построил”, как купил подержанную тачку - “копейку”. Комполка был в экстазе: как это?! Летёха приезжает на службу на МАШИНЕ?! И комполка начал к нему придираться, за каждый окурок в расположении части устраивал ему выволочку прямо при подчиненных...

Олег протерпел два года, потом решил перейти в “Вымпел” - не получилось.

В армии был полный развал, и он пошёл в ОМОН. Я ему поставил условие: “Ты никогда в жизни не поднимешь дубинку на пожилого человека, и не будешь принимать участия в разгоне народных манифестаций”. Он это условие принял.

...Служба была тяжелая. Однажды утром он заступил на дежурство, вернулся через сутки, упал в постель... отоспался - рассказал: в одном кафе засели два придурка. Веселятся, хамят персоналу, цепляются к посетителям. Из кафе позвонили в ментовку, оттуда - Олегу, в ОМОН. Подъезжают ребята в кафе. Там накурено, на полу - плевки, два братка куражатся... Олег подошёл, представился, а браток ему: “Слушай, старлей...” И щёлкнул его по берету. Ну... ребята в ответ щёлкнули прикладами. Началась потасовка. А у братков охрана - человек десять. Пришлось всех ломать.

Заломали, отвезли... Не успели сдать оружие - набежали “братковские” адвокаты. Пришлось объясняться, отписываться... “Батя, - говорил Олег, - я даже не думал, что государство ко мне так отнесётся!”

Бандиты “наехали”

- А потом пошла Чечня. Четыре командировки! Хорошо, что он знал, что такое тактика, стратегия... Омоновцы ведь ничего не умели, кроме силовой борьбы. И их никто не готовил к боевым действиям. Моя война в Афгане была более-менее цивилизованная, но как Олегу досталось, я представляю!

Первый эпизод был самый страшный. Не успели ребята приехать и расположиться, их окружили и долбали восемь часов... Потом, спустя годы, на 40 дней после гибели Олега, его начштаба скажет: “Когда группу окружили, матёрые опера растерялись. А лейтенант Поканевич мне предложил: “Давайте я буду командовать от вашего имени”. В боевой обстановке он был компетентнее - и вывел группу. Только один омоновец был тогда легко ранен”.

Олегу лично Путин, ещё премьер-министр, в Кремле именные часы вручал.

Олег Поканевич (в центре). 1995 год. Первая командировка в Чечню

...После второй поездки в Чечню Олег начал срываться. Однажды мы шли с ним по Центральному рынку. “Батя, бананы любишь?”

- Терпеть не могу.

- Нет, батя, ты бананы лю-убишь.

И он подходил к продавцу кав-казской наружности. И спрашивал... таким “особенным” голосом:

- Почём бананы?

А тот сразу же отвечал:

- Слюшай, дорогой, для тебя - бесплатно!

Я, конечно, Олега ругал. А он только отмахивался: “Батя, ты бы видел, ЧТО они ТАМ с нашими делают!”

Ну а через некоторое время его “подставили”. Одна тётка попросила помочь: дескать, “наехали” бандиты на её кафе, платить заставляют. Олег разобрался с “отморозками”. А через пару-тройку дней он ехал с дежурства, забежал в это кафе, попросил чаю. Ему принесли чай - и счёт. А у него с собой денег не было ни копейки. Ну, он и расписался на счёте. Думал, тётка поймет. Но на следующий день его вызвали к руководству, показали этот самый счёт:

- Позоришь офицерское звание!

В общем, Олег из ОМОНа ушёл. А за ним следом уволился весь взвод. Олег организовал “СВЕЧВ”. Он понимал, что охранная деятельность - перспективное направление. Но особенно его привлекал производственный процесс - на пилораме он мог пропадать часами. А “выбивать бабки” - не любил.

“Тётя Оля, чего вы хотите?..”

- Я не знаю, кто его “заказал”. В день, когда Олега убили, он должен был приехать к нам с Ольгой в Москву. Но его кто-то срочно вызвал. Он позвонил прямо из московского аэропорта: “Сейчас я улетаю, но завтра вернусь”. Оказалось, его вызвали на смерть.

Олег Поканевич

...За своих пацанов он был горой. Олег ведь придумал целую систему. Чтобы бизнес не страдал, у всех ребят были доверенности друг на друга. Так что из 23 фирм после смерти Олега “загнулась” только пилорама, остальное существует, но - уже записано на другого хозяина.

Мать Олега перед тем, как его убили, три года ухаживала за моим больным отцом... Когда ЭТО случилось, мы приехали в Калининград. Ребята спрашивали, имея в виду наследство: “Тётя Оля, а чего вы хотите?” Но нам бизнес Олега не нужен. Мы хотели только одного: переехать сюда, чтобы быть рядом с его могилой. Требовалась прописка - без неё ведь ни пенсию не получить, и на учёт в поликлинике не встать...

Самые близкие друзья Олега пообещали купить нам двухкомнатную квартиру. Прошло четыре года. Жильё за это время выросло в цене, доходы - упали... Квартира Олега на ул. Ермака фактически отошла его бывшей жене Инне - нам сразу же предложили, чтобы Ольга отказалась в пользу внука.

Мы выдвинули встречный вариант: Ольга вступит в свою часть наследства и тут же сделает доверенность на внука. Нам-то главное - прописаться! Жить там всё равно невозможно: квартира большая, но рассчитана только на одну семью...

Мы поначалу там останавливались, но... когда к Инне кто-то приезжал, мы были вынуждены слоняться по улице. А самое интересное - всё это время, пока мы гуляли, нас плотненько “пасли” какие-то крепенькие ребята - “шкафы”. Делая вид, что тоже гуляют и вообще - мы с ними сталкиваемся случайно. И разговоры наши телефонные прослушивались.

Короче, где-то есть предательство, но не понятно, кто иуда... И по сей день мы в подвешенном состоянии. Живём на съёмной квартире и ждём у моря погоды.

Уголовное дело по факту гибели Олега раскрывать никто не торопится. Несмотря на вопиющую дерзость, с которой оно было совершено.

Когда Олега хоронили, его товарищи клялись, что сделают всё возможное, чтобы найти преступников. Видимо, и это забыли?

Ольгу жалко. Матери-то тяжелее всех. Особенно, когда время идёт, а надежды на то, что справедливость будет восстановлена, - тают.

Редакция “НК”



Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money