НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Криминал / МОИ ДРУЗЬЯ КИЛЛЕРЫ. Боксёр Кайнов назвал имена убийц и оказался на свободе

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • МОИ ДРУЗЬЯ КИЛЛЕРЫ.
    Боксёр Кайнов назвал имена убийц и оказался на свободе

13 октября 2007 года на пороге кафе “Фёст” в центре Калининграда был расстрелян заместитель председателя городского совета Зелено­градска Виктор Кондратов, депутат и предприниматель.

Личная неприязнь

Вопреки сложившейся практике, когда “заказные” преступления остаются нераскрытыми (а в “заказном” характере убийства Кондратова никто особо не сомневался, сразу были озвучены и фамилии предполагаемых “заказчиков”) - подозреваемые были вскоре задержаны.

Виктор Кондратов

А 28 июля 2009 года состоялся суд. Который признал виновными в убийстве Кондратова двух бывших боксёров - Владимира Дулуба и Илью Дычко. Правда, о “заказчике” на суде не говорилось ни слова. Убийство было признано совершённым “на почве личной неприязни”. Дулуб получил 10,5 лет лишения свободы, Дычко - 6,5 лет... А вот их бывший товарищ боксёр Евгений Кайнов, фигурировавший на предварительном следствии в качестве основного подозреваемого - был переквалифицирован в свидетеля. К уголовной ответственности его не привлекли.

В прошлом номере “НК” мы начали рассказ об этом непростом деле. Рассказ сугубо документальный, основанный только на официальных материалах - показаниях подозреваемых и свидетелей, протоколах, заключениях экспертов и т.д., и т.п. Наши комментарии - минимальны. Ибо необходимости в них нет.

Лежал на полу, смотрел телевизор

Напомним, на первых допросах Евгений Кайнов от всего отказывался и предлагал довольно путаную версию происходящего. А через четыре месяца (которые он провёл под арестом, в СИЗО) неожиданно сам попросился на допрос... во время коего, 4 января 2008 года, нарисовал картину, совершенно отличную от предыдущей.

Нет, Кайнов по-прежнему не признавал себя виновным в гибели Кондратова. Он по-прежнему утверждал, что не принимал никакого участия в совершении этого преступления. Зато теперь он вспомнил, кто убивал депутата. Кайнов назвал имена своих товарищей-боксёров. Правда, “кто непосредственно произвёл выстрелы в Кондратова В.В. 13.10.2007” у входа в кафе “Фёст”, ему неизвестно.

“Проснулся я в тот день (убийства Кондратова), - сообщил Кайнов, - дома на ул. Трибуца <...> в 15-16 часов. Находился там же, дома, лежал на полу и смотрел телевизор <...> о чём именно были программы, я не помню.

Дома со мной всё время был Костя Виноградов (приятель, с которым вместе Кайнов снимал квартиру - где реально проживала целая толпа, - прим. ред.). Я собирался пойти на тренировку. Однако из дома я не вышел, т.к. ключей от входной двери у меня не было, а дверь была закрыта. Костя на мой вопрос ответил, что не знает, где находятся ключи от квартиры.

<...> Также считаю необходимым отметить, что ещё раньше Дулуб звонил мне на мобильный телефон. Однако я не взял трубку, т.к. не хотел прерывать свой отдых.

<...> Позже Дулуб позвонил на мобильный телефон Косте Вино­градову. Костя передал трубку мне. Дулуб поинтересовался у меня, дома ли я. Я сказал, что они (Дулуб и Дычко) забрали ключи от дома, и я из-за этого не могу пойти на тренировку. Дулуб ответил, что он и Дычко скоро вернутся”.

“Я был в шоке!”

“Где они были в это время и чем занимались, я не спрашивал, а Дулуб не сообщил. Как я понял, Дычко и Дулуб были вместе. Тогда же я узнал, что они были на моей автомашине “Ауди-6”, перерегистрированной на Валеру Бартенёва. <...> Ключи от машины всегда лежали на одном и том же месте в квартире.

<...> Я продолжал лежать и отдыхать. Потом так случилось, что я встал и прошёл к компьютеру, и в этот момент через окно заметил, как <...> проехала моя “Ауди-6” по направлению от магазина “Рита” в сторону магазина “Копилка” <...> Было примерно около 19 часов.

<...> Примерно через 5 минут Дычко и Дулуб пришли домой. Первым - Дычко, который открыл входную дверь ключом, Дулуб зашёл сразу за ним.

Я спросил, почему они проехали мимо дома. На что кто-то из них (кажется, Дычко) сказал, что за ними гналась милиция - в связи с тем, что произошла какая-то перестрелка с их участием. Кто из них стрелял, в кого именно стрелял, из какого оружия производились выстрелы, они не говорили.

<...> Я был в шоке от услышанного. А именно, от того, что моя автомашина оказалась замешанной в какой-то перестрелке и последующей погоне.

<...> Я сказал им, что сейчас собираюсь ехать на машине <...> и в том случае, если меня остановит милиция, я ничего скрывать не стану и сообщу, что на машине были они.

<...> Дычко и Дулуб никак на это не отреагировали”.

“Ничего себе перестрелка!”

“Я поехал на мойку на ул. Горной в Калининграде, т.к. считал, что машина грязная. Следует также учесть, что я продолжал находиться в шоковом состоянии от услышанного. На мойке я оставил машину, выпил кофе <...> Приехал Илья Дычко, который <...> предложил мне передать “Ауди-6” Бартенёву.

<...> Я позвонил Бартенёву, мы с ним договорились о встрече <...> Бартенёв вышел из “Валенсии” по телефонному звонку <...> и сказал мне примерно следующее: “Ничего себе перестрелка! Около “Фёста” депутата убили!”

<...> Я был в шоке и спросил Бартенёва, что мы будем делать дальше. Он ничего не мог предложить, т.к. испугался ещё сильнее, чем я.

(Далее следует описание перемещений Кайнова по городу: он встретил свою девушку Юлю, проводил её до дома, а сам вернулся в квартиру на Трибуца, - прим. ред.)

<...> Дверь мне открыл Дычко. Я спросил, не связана ли перестрелка с убийством депутата у “Фёста”. Дычко ответил, что связана. С его слов ясно выходило, что убийство совершено им и Дулубом <...> О том, как именно произошло убийство, что послужило мотивом, Дычко не говорил”.

“Женя ведёт меня убивать”

Далее снова - описание перемещений по городу. Кайнов, по его словам, отвёз Дулуба и Дычко на ул. Красносельскую, где жили какие-то их знакомые. Потом поехал к своей девушке Юле, потом - к Бартенёву.

Напомним, во время одного из допросов Бартенёв, рассказывая о вечернем визите к нему Кайнова, сказал:

“Женя <...> попросил меня отойти в сторону, за дом, в неосвещённое место <...> Когда мы дошли до края освещённого места, то я вновь предложил поговорить здесь. Но он звал меня всё дальше и дальше. Я понял, что Женя ведёт меня убивать”.

У Кайнова, понятно, другое объяснение:

“Я хотел забрать машину у Бартенёва, чтобы ездить на ней на тренировки (ту самую “Ауди”, на которой убийцы уходили от погони милиции! - прим. ред.). Я попросил Бартенёва пройти в арку, чтобы поговорить там. Бартенёв затрясся, сказал, что хочет взять сигарету, и ушёл. Я ждал его, но он исчез, на мои телефонные звонки не отвечал <...> Я допускаю, что Бартенёв может использовать ситуацию с моим арестом для того, чтобы не платить мне за машину”.

(Фигурирующая в деле “Ауди-6” была переоформлена на Бартенёва. Но, по взаимной договоренности, ездить на ней продолжал Кайнов, пока Бартенёв не расплатится полностью, - прим. ред.)

Вопросов о “заказном” характере убийства депутата Кондратова - в январе 2008 года Кайнову уже не задают. В марте 2008-го Кайнов на очередном допросе уточняет свои новые показания.

“За нами едут менты!”

К этому времени уже “расшифрован” опрос Кайнова на “детекторе лжи”. Но... “в ходе проведения теста на выяснение того, держал ли Кайнов в руках орудие убийства Кондратова В.В. и стрелял ли он сам в потерпевшего, не было получено выраженных психофизиологических реакций на эти вопросы”. А в “ходе проведения теста на выяснение того, что Кайнов Е.А. делал в момент выстрела, были получены выраженные психофизиологические реакции на стимулы:

- стоял рядом со стрелявшим;

- отдыхал дома”.

То есть фактически “детектор лжи” не дал ничего: реакции Кайнова вполне допускали двоякое истолкование.

Итак, 21 марта 2008 года Кайнов конкретизирует свои январские показания:

“13 октября 2007 года <...> около 19 часов 05-10 минут на телефонный номер Кости Виноградова позвонил Дулуб. Костя передал телефон мне. Дулуб сказал следующее: “За нами едут менты!” Голос его был неспокойный. Я стал спрашивать, на моей ли они машине. Дулуб ответил, что на моей. Я сказал: “Нормально вы делаете!” После этой фразы он бросил трубку”.

Чёрный пистолет

“Я запаниковал <...> Вскоре пришли Илья Дычко и Дулуб. Илья сказал, что произошла перестрелка (“Так получилось, мы стреляли”).

<...> Я стал кричать, паниковать <...> вошёл в комнату, взял какие-то свои вещи и принёс в коридор, чтобы положить в спортивную сумку, которую я поставил возле трюмо в прихожей. Когда я опустил руку в сумку, под эластичными бинтами обнаружил какой-то твёрдый предмет, вытащил его и увидел, что это пистолет <...> чёрного цвета, с рукояткой, обмотанной каким-то коричневым материалом или изолентой. Возле меня стоял Дулуб Володя.

Я тут же бросил пистолет на трюмо и стал кричать на Дулуба, т.к. он находился рядом. Я стал спрашивать, зачем он бросил мне в сумку пистолет. Чёткого ответа от Дулуба я не получил”.

(Дальше - уже известная читателям история с поездкой на мойку, к Бартенёву, метаниями по городу и т.п., - прим. ред.)

И, наконец, существенное уточнение:

“Я спросил (это уже глубоко вечером 13 октября 2007 года, - прим. ред.) Дулуба: “Это вы убили депутата возле кафе “Фёст”?”

Дулуб мне ответил: “Да”.

Продукты выстрела

И опять описываются перемещения, встречи с приятелями. Но, в сущности, это уже не имеет значения. Сумбурные, путаные показания, данные Кайновым на первых допросах, сразу после его задержания, ТЕПЕРЬ превращаются в целые “поэмы”, где выверено каждое слово. А каждый “поворот сюжета”, при всей его очевидной нелогичности, получает обоснование: ну, там... не просто парень колесит по городу в разыскиваемой милицией “Ауди, а “в состоянии шока”. Не просто вечером пытается затащить Бартенёва (которому сдуру “брякнули” лишнее) в тёмное место, а поговорить на деликатную тему без свидетелей”. И т.д., и т.п.

А то обстоятельство, что ранее судебной экспертизой “на смывах с тела и одежды Кайнова обнаружены следы продуктов выстрела”, и вовсе как-то “размывается”. И Костя Виноградов, вначале дававший показания о том, что НЕ НАХОДИЛСЯ с Кайновым весь вечер 13 октября 2007 года в одной, к тому же запертой на ключ снаружи, квартире, очень кстати припоминает совсем другие обстоятельства:

“Ранее я говорил, что 13 октября 2007 года Кайнова Е. не было дома, и он пришёл только около 20 часов. Эти данные не соответствуют действительности, т.к. в то время <...> дни для меня были похожи друг на друга, и я не придавал значения происходящим событиям. Уже после <...> я стал задумываться о событиях той субботы, потом действительно припомнил, что я и Женя Кайнов находились закрытыми дома. Вспомнил про разговоры Кайнова с Дулубом по телефону <...> и события 13.10.2007 г. вспомнил окончательно”.

О заказчике убийства

О методах, с помощью коих убоповцы “обеспечивают” необходимые в данный момент “воспоминания”, мы ещё поговорим - на примере Дычко и Дулуба.

Хотя, по некоторым сведениям, Косте Виноградову тоже досталось. Ибо сначала он должен был “вспомнить”, что Кайнова в квартире не было, а потом - совсем наоборот. Что же там было в “реале” - Костя, наверное, и сам уже забыл. На всякий случай - от греха подальше.

...В марте 2008 года расшифровывается ещё один тест на “детекторе лжи”: Кайнова спрашивали о том, известно ли ему, от кого получен “заказ” на убийство Кондратова.

(Когда проводилось обследование, мотив “заказного” преступления в уголовном деле ещё фигурировал в полный рост. Исчезнет он позже - и это тема отдельного, следующего, разговора.)

Но! При обследовании на “детекторе лжи” Кайнов дал “ярко выраженные психофизиологические реакции”, согласно коим “ему известно, что “заказ” на убийство получен, вероятно, от Кухарева Л.Ю.

Чтобы как-то объяснить эти реакции, в материалах уголовного дела появляется гениальная фраза:

“Очевидно, это стало известно Кайнову Е.А. <...> из газетных публикаций и высказываний сотрудников милиции”.

Заметьте, Кайнов содержится под стражей - в камере СИЗО, куда разрешается заносить только “Калининградскую правду”. А в этой газете о возможной причастности Кухарева к убийству депутата Кондратова не было написано ни слова.

Деятельное раскаяние

В общем, линия выстроилась. Кайнов, давший показания на Дычко и Дулуба, в принципе, следствию уже был не нужен. Мавр сделал своё дело - мавр может получить свой заслуженный “пряник”. 24 сентября 2008 года его вина переквалифицирована: теперь ему инкриминируют не участие в убийстве Кондратова, а лишь “заранее не обещанное укрывательство особо тяжкого преступления” (ст. 316 УК РФ). В ЭТОМ он охотно признаёт себя виновным полностью - и раскаивается.

В итоге - уголовное преследование в отношении Кайнова прекращается “в связи с деятельным раскаянием”. Евгений становится особо ценным (фактически - единственным) свидетелем обвинения по громкому делу. Его выпускают из СИЗО, где продолжают оставаться Илья Дычко и Владимир Дулуб. Их бьют, их “ломают”, но Дулуб упорно молчит, Дычко - признаёт вину частично. Слова “раскаяния” прозвучат только на суде. Как и почему - об этом читайте в следующем номере “НК”.

Свидетель Кайнов, кстати, в судебном процессе... не появился. Очевидно, вырвавшись из СИЗО, он постарался как можно скорее скрыться. Возможно, навсегда.

(Окончание следует)

   

236040, г. Калининград
ул. Черняховского, 17
(второй этаж)
тел. (4012) 991-210

‎+7-900-567-5-888.

Архив номеров
Архив номеров




Федеральные СМИ,
которые пишут
об Игоре Рудникове

Новая газета

THE NEW TIMES