НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Криминал / В КАЛИНИНГРАДЕ ПОХИЩАЮТ ЛЮДЕЙ. Три месяца в плену у “чёрных риэлтеров” находился бывший солдат-”афганец”

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • В КАЛИНИНГРАДЕ ПОХИЩАЮТ ЛЮДЕЙ.
    Три месяца в плену у “чёрных риэлтеров” находился бывший солдат-”афганец”

- Если бы вас убили, то уголовное дело точно завели! - обнадёжил Александра Достовалова следователь управления СК на ул. 9 Апреля, 60 б. - А так... Можете и отказ получить. Как из милиции.

Однако заявление здесь всё же приняли. Затем в следственном отделе Александр в очередной раз рассказывал о том, как его похитили, обманом вывезли из Калининграда на хутор в районе посёлка Большаково и принуждали подписать доверенность на продажу квартиры.

Правда, через два с половиной месяца Достовалова освободили. Он оказался в Калининграде - без паспорта и без жилья. Чтобы восстановить документы, мужчина отправился за справкой в ООО ЖЭУ №7 (ул. Иванникова, 1), в ведении которого находится двухкомнатная квартира № 3 по улице Космической, 20 в Калининграде. В ней Александр прожил всю жизнь - с самого детства до момента похищения. Однако в ЖЭУ №7 ему заявили, что он из квартиры выписан, а его учётная карточка - потерялась. Кому сейчас принадлежит жильё на Космической - неизвестно.

Ноги отказали

Как правило, пострадавшие от “чёрных риэлтеров” не рискуют отстаивать права на утраченную собственность. В Калининградской области квартирные аферисты на скамью подсудимых вообще не попадают. Хотя хозяева квартир, одинокие любители заложить за воротник, исчезают регулярно. Редко кто-то из них возвращается обратно.

Александр Достовалов

Бывшему “афганцу” Александру Михайловичу Достовалову повезло - он выбрался из передряги живым. На днях Александр пришёл в редакцию “Новых колёс, чтобы рассказать, как он стал жертвой “чёрных риэлтеров”.

- Всё началось с того, что я пустил в одну из комнат своей “двушки” квартирантку - Нину Александровну Ильченко. Я жил с граждан­ской женой Ольгой в одной комнате, а Ильченко - в другой. В январе 2009 года моя жена скончалась от сердечного приступа. Она иногда жаловалась на сердце, но к врачам не обращалась. Я очень переживал её кончину, у меня от стресса даже отказали ноги. Я с трудом передвигался. Пережить тяжёлое время мне помогли друзья, Наталья и Олег Копыловы.

С Натальей я знаком ещё с детства - мы были соседями по Космической. Она дружила с моей младшей сестрой, я их частенько из садика забирал. Некоторое время после смерти жены я гостил у них, в одном из посёлков пригорода Калининграда. Затем я решил вернуться в областной центр и лечь в больницу, так как с ногами становилось всё хуже и хуже. К тому же нужно было приватизировать квартиру.

В общем, я позвонил Нине Ильченко и попросил её съехать. Она стала жаловаться, что сейчас зима, ей некуда деваться. Я её не торопил, дал срок - до 10 марта.

21 февраля 2009 года мы приехали на Космическую вместе с Олегом Копыловым и моей падчерицей Татьяной Шмелёвой (дочерью умершей гражданской жены Ольги).

“Мы ловим аферистов”

- Ильченко встретила нас в штыки, - продолжал Достовалов. - Стала кричать, что я не работаю, что я чуть ли не бомж. И что сейчас она вызовет милицию...

У меня действительно был трудный период в жизни. Но какое ей до этого дело?

И тут в квартире появились двое мужчин. Один лет 38-40, его называли Анатолич. Другой - Володя, молодой парень. Старший представился милиционером, показал “корочки”. И предложил мне проехать в отделение милиции на улицу Клиническую. Дескать, там выясним, что к чему. Я взял с собой паспорт и пошёл с ними.

- Вы запомнили его звание и фамилию?

- Нет. Он мельком показал документ. Да я и не особо приглядывался. Младший (Володя) занял место рядом со мной, на заднем сиденье иномарки. Тот, которого называли Анатолич, сел за руль. Впереди, в пассажирском кресле развалилась какая-то девушка... Мы подъехали на Клиническую, в отдел милиции.

Анатолич вылез из машины и приказал нам его ждать: “Я узнаю, там начальник или нет”. И ушёл. Потом вернулся и сказал, что надо ещё подождать.

Вскоре меня пересадили в другую машину, за рулём которой был некий Ренат.

Анатолич объяснил: “Мне надо заступать в наряд. Я подъеду позже, а вы покатайтесь пока”.

И мы поехали по городу.

Я тогда заподозрил неладное. Говорю: “Отвезите меня домой. Чего вы меня катаете?”.

Они - ни в какую. Стали уверять, что милиция вышла на группу людей, которая занимается аферами с квартирами. Мол, мою квартирантку арестовали, и мне пока не надо дома показываться, а лучше где-то переждать время.

Мы ещё поколесили по городу, а потом приехали на улицу Киевскую. Они меня завели в квартиру на втором этаже дома, который находится рядом с универмагом, напротив рынка. Дверь открыли своим ключом. Пришёл ещё один мужчина, приезжий из Казахстана. Ему велели меня не выпускать. Пообещали приехать за мной на следующий день. Тот, что из Казахстана, меня покормил. Потом показал диван, на котором я буду спать. По моей просьбе сходил в магазин за сигаретами. Уходя, закрыл дверь на замок.

Пленник

- Вы поверили, что это действительно милиционеры и что они говорят правду?

- Да. Я действительно поверил. И в то, что моя квартирантка - мошенница и её арестовали. На следующий день за мной приехали: “Мы сейчас покатаемся, а потом поедем разбираться”. Меня опять посадили в машину и повезли.

Когда я увидел, что автомобиль направляется за город, стал возмущаться. Но они приказали: “Молчи - так надо!”

Меня привезли на хутор - за Большаковым. Представили хозяину и объявили: “Он поживёт здесь, а потом мы за ним приедем”.

Александр Достовалов

- Хозяин как к этому отнёсся?

- Воспринял как должное. На хуторе жила семья: литовец Игорь Муцкис лет 45-ти, его жена Ольга, двое детей, племянник и ещё две старшие сестры Муцкиса. Меня отвели в комнату, где стоял один диван и ещё валялись какие-то стройматериалы. По распоряжению хозяина меня кормили два раза в день.

- Уйти нельзя было?

- Поблизости я видел ещё несколько домов, а вокруг - лес и поле. Я с больными ногами далеко бы не ушёл. На следующей неделе они предложили написать доверенность на Рената о купле-продаже квартиры. Я отказался. Тогда я уже смекнул, что меня похитили, чтобы завладеть квартирой.

Но 25 февраля они всё равно повезли меня в Советск. Я настаивал, что ничего подписывать не буду. Заехали в одну нотариальную контору - там ничего не вышло. Заехали в другую. Там женщина-нотариус предложила им выйти из кабинета и оставить меня с ней одного. Я объяснил, что никаких доверенностей писать не буду. Она попросила мой паспорт. А я до этого прятал его, чтобы мужики не видели (в носок засовывал). А тут ей отдал. Она вышла с ним в другую комнату и куда-то стала звонить.

Я слышал, как она кому-то говорила, чтобы приостановили все дела, которые попытаются провернуть с моим паспортом.

Затем меня опять привезли на хутор. За мной всё время приглядывали, одного не оставляли. А если уходили из дома, то закрывали дверь на ключ.

“Отдай паспорт по-хорошему”

- Спиртное вам предлагали?

- Нет. Один только раз угостили, 23 февраля. Они знали, что я участник афганских событий (После армии остался на сверхсрочную службу и попал на два года в Афганистан.)

Те, кто держал меня на хуторе, потом уже ничего не скрывали. В открытую говорили: “Что-то твои менты-бандиты за тобой не приезжают!”

А 19 марта утром племянник Муцкиса зашёл ко мне и объявил: “Готовься, поедешь в Калининград”.

Меня посадили в машину и привезли в РОВД на Клиническую. Тут опять появился этот Анатолич, который мне 21 февраля корочки предъявлял. Я подумал: наконец милиция во всём разберётся.

В книге приёмов Ленинградского РОВД записали меня, этого Анатолича и другого Володю - знакомого Рената. Они зашли в милицию со мной. Мы сидели и ждали в коридоре. Вышел один милиционер в звании полковника, другой - в звании подполковника. Полковник спрашивает меня: “Ты чего здесь ждёшь?”

Я говорю: “Меня привезли - надо разобраться!”

Он сказал подполковнику: “Возьмите с него показания, отпечатки пальцев и сделайте ксерокс паспорта”.

Мы поднялись в 18-й кабинет. Там были человека четыре милиционера. Со мной зашли Анатолич и Володя. Женщина-следователь спросила, кто я такой, кто они такие. Они представились моими родственниками.

Я ей объяснил, что они мне никакие не родственники, что меня вывезли за город на хутор и там держали. Она их выставила из кабинета. Я назвал всех по именам, объяснил, что они мне предъявляли милицейские корочки.

После этого меня сфотографировали, взяли отпечатки пальцев, сделали ксерокс паспорта...

В милиции пообещали, что меня отвезут домой. Я вышел из кабинета. Те двое, Анатолич и Володя, меня ждали. Посадили в машину и повезли не домой, а опять за город, на хутор. В тот же день у меня отобрали паспорт. Сказали: “Или ты по-хорошему отдашь, или мы заберём - по-плохому”. Пришлось отдать.

После этого я ещё 20 дней жил на хуторе. 9 мая хозяин посадил меня в машину и отвёз в Калининград. Высадил прямо на дороге, недалеко от города.

Я добрался до своей квартиры. Открыл ключом дверь. Внутри - бардак. Стал искать документы - ничего нет. Пропал военный билет, моё удостоверение “афганца”, 170 именных акций “Лукойла” (одно время после армии я работал в нефтеразведке), квитанции об оплате коммунальных услуг. Пошёл к соседу - узнать, что и как. Тот вспомнил, что появлялись какие-то люди и уверяли, что Достовалов тут уже не проживает.

А 11 мая в дверь позвонили. Открываю - на пороге стоят двое: женщина средних лет и молодой парень с папкой для документов. Спрашивают: “Вы продаёте квартиру?”

Я ответил: “Никогда не собирался её продавать!”

Они тут же развернулись и ушли. Я понял, что аферу с квартирой мошенники всё же провернули. Пошёл в милицию, начал восстанавливать паспорт. Мне выдали временное удостоверение личности гражданина Российской Федерации.

Нотариус Коноваленко

После возвращения домой АлександрДостовалов получил письмо из Федеральной регистрационной службы (ул. Соммера, 27). В нём говорилось о приостановлении гос. регистрации прав на его квартиру по ул. Космической, 20-3. Регистрация приостанавливалась до 27 мая 2009 года. Причина - “направление запроса по доверенности”.

Александр Михайлович отнёс документ в милицию - показать, что с его паспортом уже совершают незаконные сделки. В милиции ответили, что этими делами не занимаются: “Выясняйте всё в Госрегистрации”.

Александр поехал на Соммера, 27. Но там к его словам отнеслись скептически. Начальница повертела в руках бумажку и заявила, что доверяет своим подчинённым. А если он, Достовалов, с чем-то не согласен, то должен обратиться в суд.

Позже выяснилось, что в документах, поданных на регистрацию собственности, фигурирует доверенность, якобы оформленная Достоваловым 20 марта 2009 года на некоего Владимира Васильевича Пруса. Бумага заверена нотариусом Калининградского городского нотариального округа Ольгой Ивановной Коноваленко (реестр №876).

Сам Достовалов уверяет, что никаких доверенностей не подписывал. Никогда не видел ни этого Пруса, ни нотариуса О.И. Коноваленко. Каким образом чужие люди всё это провернули через нотариальную контору, для него загадка.

Какое же это преступление!

Достовалов обратился в ОВД Ленинградского района - по поводу пропажи документов: свидетельства о рождении, удостоверения о службе в Афганистане, военного билета, акций ОАО “Лукойл” (170 штук).

Проверку проводил и.о. дознавателя О/У ОУР ОВД по Ленинград­скому району лейтенант милиции А.А. Калинин.

“С 22.02.2009 года по 09.05.2009 г. Достовалов на улице Космиче­ской не проживал, а сдавал одну из комнат квартиры гражданке Нине Александровне Ильченко... Есть достаточные основания полагать, что документы взяла она, либо переложила в другое место... В ходе проведённых оперативно-розыскных мероприятий установить местонахождение Ильченко не представилось возможным. Материальный ущерб от пропажи документов не установлен... Полагать, что у неё имелся преступный умысел на хищение данного имущества с целью получения материальной выгоды, оснований нет. Установить свидетелей и очевидцев произошедшего, а также местонахождение документов, не представилось возможным...”

В возбуждении уголовного дела отказать - в виду отсутствия признаков состава преступления. Утвердил постановление начальник ОВД по Ленинградскому району полковник милиции А.В. Карпов.

- Когда я получил этот отказ, очень удивился, - вспоминает Достовалов. - Что значит эта фраза: “не представилось возможным”? Кто должен им “представить возможность” делать свою работу, выполнять свои обязанности?

Я направил в милицию ещё одно заявление. По нему назначили дополнительную проверку. Причём, занимался делом тот же Калинин. Во втором постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела он написал, что я якобы “вёл антиобщественный образ жизни, злоупотреблял спиртными напитками...”

И ещё: “Есть достаточные основания полагать, что документы могли быть переданы Достоваловым в процессе распития алкоголя неустановленным лицам. Данные события в точности заявитель помнить не может”.

Откуда у него появились эти “основания полагать” - неизвестно. В документе не сказано, кого конкретно он опрашивал и откуда получил такую информацию. Считаю это просто отпиской - чтобы ничего не делать и никого не искать.

Выставили на продажу

- Дознаватель не вызывал на допрос ни Олега Копылова, ни мою падчерицу Татьяну Шмелёву. Хотя они были со мной 21 февраля на Космической и являлись свидетелями того, как меня увозили эти люди. Они могут много чего рассказать.

А ведь когда я не вернулся домой, Наталья и Олег Копыловы поехали в милицию Ленинградского района и подали заявление о моём исчезновении. Видимо, 19 марта меня привозили туда, чтобы подтвердить, что я живой. Однако моим друзьям ничего не сообщили. Почему?

Сейчас в милиции и прокуратуре твердят одно и то же: “Вам повезло, что остались живым!” Выходит, у нас можно просто так похищать граждан! И преступникам за это ничего не будет. Если бы со мной что-то сделали, кто бы стал разбираться?

В ЖЭУ №7 выяснилось, что меня уже выписали из квартиры и мою учётную карточку потеряли. Нет её у них!

Знаете, когда я хотел свою гражданскую жену прописать, они мне столько препон выставили! Я не смог этого сделать. А тут!.. Всего два месяца прошло - меня уже выписали, квартиру приватизировали и выставили на продажу.

Сейчас я подключил к делу адвоката. Она посоветовала отменить доверенность. Но у меня нет паспорта, а в нотариальной конторе моё временное удостоверение не принимают. Сейчас я в своей квартире не живу - так мне посоветовала адвокат. Потому что, если теперь меня увезут, то уже с концами.

О. Рамирес



Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money

236040, г. Калининград
ул. Черняховского, 17
(второй этаж)
тел. (4012) 991-210

Мобильный номер
редакции:
+7-900-567-5-888.


Архив номеров
Архив номеров




Федеральные СМИ,
которые пишут
об Игоре Рудникове

Новая газета

THE NEW TIMES