невиновный человек
сидит в тюрьме



 

НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Криминал / АФРИКАНЫЧ ИЗ УГРОЗЫСКА. Почему опер Морсков не пристрелил вооружённого бандита

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • АФРИКАНЫЧ ИЗ УГРОЗЫСКА.
    Почему опер Морсков не пристрелил вооружённого бандита

То есть не из тех, которые сидят в роскошных офисах и начинают разговор с клиентом с “озвучки” стоимости собственных услуг, а кто действительно вгрызается в дело и честно пытается вытащить своего подзащитного из любой передряги.

В Калининградской области всего несколько бывших сотрудников уголовного розыска сегодня работает адвокатами. Поэтому мы продолжаем нашу “милицейскую сагу” - и для начала расскажем об адвокате Морскове, человеке уже сугубо штатском, но которого до сих пор считают матёрым сыщиком.

Сергей Африканович Морсков не даёт интервью, предпочитая говорить о своих товарищах. Но в середине 90-х его имя буквально прогремело на весь Калининград...

“Залётные” рэкетиры

Однажды в милицию обратился за помощью предприниматель: на него “наехали” рэкетиры. Требовали денег, угрожали в противном случае прибегнуть к “аргументам” типа молотка и паяльника.С. Морсков Между прочим, светанули пистолет (предприниматель его рассмотрел и утверждал, что “ствол” - газовый). В общем, всё по схеме.

Рэкетиры были “залётные”. И очень осторожные. На связь выходили, как в шпионском кино. Решено было отправить бизнесмена на назначенную ими встречу - и там уже их брать.

Операцией руководил Морсков. Парня тщательно проинструктировали, отработали с ним все элементы предстоящего “рандеву”. Ситуация осложнялась тем, что бандиты “забили стрелку” в людном месте, на площади Василевского, около ресторана “Солнечный камень”, в шесть часов вечера. Т.е. когда на расположенной поблизости автобусной остановке полно народа.

К этому времени милиция стояла на “товсь”. Район встречи был оцеплен, мимо остановки курсировали милицейские машины - разумеется, без опознавательных знаков. Ещё и номера на всякий случай меняли, чтобы опытный наблюдатель от рэкетиров (мало ли!) не заподозрил неладное.

Перестрелка у Музея янтаря

Предприниматель приехал в назначенный час. Вылез из своего “Мерседеса”... и тут к нему приблизился мужчина, выскочивший из такси.

Короткий разговор, сотрудники милиции на “низком старте”... Сейчас рэкетир отвалит, ему сядут на хвост (надо же вычислить, где второй!).

И тут произошло непредвиденное: предприниматель, вместо того, чтобы спокойно отойти в сторонку, - прыгнул в машину и, как на танке, попёр на рэкетира.

Тот, натурально, выхватил ствол - и давай палить по лобовому стеклу! (Как потом оказалось, газовый пистолет был переделан под боевые патроны.)

Люди на остановке (в пяти метрах от “места действия”) - в ужасе. Тут уж пришлось отбросить всякую конспирацию. Сотрудники милиции ломанули за бандюком. Тот - бежать. При этом отстреливаясь. Причём преследователи-то, считая, что у преступника газовое оружие, палят в воздух (канонада стояла такая, прямо жуть), а он - по “живым мишеням”, без особых комплексов.

...Морсков сразу понял, где надо встречать вымогателя - около гаражей за башней “Дона”. И рванул туда, чтобы перехватить беглеца. Позиция была ещё та: погожий летний вечерок, в гаражах возились мужики, поблизости гуляли мамаши с колясочками. Стрельба, доносившаяся от Музея янтаря - и быстро приближавшаяся! - их не испугала, не заставила спрятаться - скорее наоборот. Любопытно стало, шеи повытягивали... Готовые жертвы шальных (или прицельных) пуль. А также - потенциальные заложники для загнанного в угол рэкетира. Который, кстати, был уже виден. И Морсков двинулся ему навстречу. С пистолетом. Один. (Хотя, по тогдашнему его статусу, начальника криминальной милиции Ленинградского РОВД Калининграда, вполне мог отсидеться в машине, руководя операцией “дистанционно”.)

А дальше... Морсков прицелился выскочившему прямо на него бандиту в лоб. Тот, уставший, поднял руку и навёл пистолет тоже... Несколько жутких секунд, когда два вооруженных человека, готовых нажать на спусковой крючок, смотрят друг другу в глаза...

Они работали без “глухарей”

Морсков мог убить бандита. В данных обстоятельствах никто не поставил бы ему этого в вину. Рэкетир тоже мог - и даже странно, почему он этого не сделал, терять-то ему (после перестрелки с ментами) было нечего. Но... он почему-то опустил пистолет. Может, почувствовал силу противника? Признал его над собой превосходство?.. А сзади уже подбегали сотрудники милиции.

С. Морсков

Бандита взяли. После громкой пальбы в центре города, но без потерь. Фантастика - при всех-то имевшихся в наличии обстоятельствах!

“Подельника” его тоже арестовали - это было уже делом техники. А о Морскове до-олго потом говорили. Особенно ценя его личное участие в процессе поимки бандита.

...Сергей Африканович Морсков, пришёл в уголовный розыск в начале 80-х, в тот “золотой век” калининградской милиции, когда раскрываемость преступлений составляла 95-98%, а убийств-”глухарей” было штуки две в год (!), и то из разряда “немотивированной бытовухи”. Сейчас ЭТО кажется сказкой (десятки нераскрытых убийств “висят” практически за каждым РОВД!). Но ещё большей сказкой кажется то, что, к примеру, зам начальника Ленинградского РОВД Раев требовал от своих сотрудников отрабатывать малейшую вероятность невиновности подозреваемого не менее тщательно, чем доказательства его вины. А за мелькнувшую в голове “идею” подбросить “имярек” наркотики или патроны, “предприимчивого” оперативника увольняли без колебаний. По крайней мере, Морсков таких оборотистых подчиненных гнал, не взирая на их былые заслуги.

Мужской ласки ей захотелось...

Первое убийство, в раскрытии которого принял участие Морсков, тогда ещё совсем молодой оперативник, было совершено в посёлке Октябрьском, на ул. Аксакова. Пожилую, сильно пьющую тётку грохнули чем-то тяжёлым по голове. Труп обнаружили спустя неделю, уже практически разложившимся. Из квартиры убитой пропали кое-какие вещички.

Душегуба искали целый месяц. Перетрясли весь рынок - покойная там частенько тусовалась. В конце концов выяснили: был некто, квартировавший у покойницы. И вроде бы числились за ним кражи... Когда его вычислили, преступник находился в СИЗО, по другому делу. Упирался он недолго. Потом признался: да, мол, проживал у старушки. Однажды она, засосав чекушку, начала к нему приставать: захотелось ей вдруг мужской ласки. “Квартирант” её оттолкнул, а затем ударил разделочной доской по голове. Она упала - и душа вон. Ну а он сграбастал, что подвернулось под руку получше и был таков...

“К ментовке своей пошёл...”

Ещё одно “заковыристое” преступление Морсков раскручивал вместе с Николаем Маркиным, которого называли оперативником от Бога.

В своей квартире на ул. Гагарина была обнаружена убитая молодая женщина - Шевелёва. Соседи удивились тому, что дверь в квартиру открыта, заглянули - а там труп. С ножевыми ранениями. И имущество “подчищено” основательно: ни золота, ни магнитофона...

Потом во дворе был найден окровавленный нож. Судя по тому, что следов борьбы в квартире не было (как и следов взлома), убийцу Шевелёва знала, сама его впустила и вообще - находилась с ним в весьма близких отношениях.

Но... Шевелёва была замужем. Муж её, военнослужащий, находился в Афгане и должен был вернуться (по ранению) дня за два до её гибели. Но подзадержался. Ни о каких “друзьях”, любовниках, тайных связях убитой никто из её домашнего окружения не знал. И это понятно: с какой стати “мужняя жена” будет звонить направо и налево о своих “приключениях”?!

Работала она, кстати, в милицейском общежитии на Нарвской. Туда и отправились оперативники, дабы переговорить с коллегами погибшей. А те (коллеги!) - выпивали. Вот им, тепленьким, и показали фотографию трупа. А они-то ещё не знали, что с Шевелёвой - такая беда... И в состоянии шока одна девица - проговорилась. Сказала, что у Шевелёвой совсем недавно завёлся “приятель” - какой-то моряк. Та подцепила его на переговорном пункте, ночью, и встречалась с ним раза два, и практически никому о нём не рассказывала.

Ленинградский РОВД, конец 90-х. Второй справа (в верхнем ряду) - Сергей Морсков

Оперативники перерыли все бумаги на переговорном пункте, а потом, вооружившись несколькими фамилиями, решили “прощупать” Межрейсовый дом моряков (а кто ещё по ночам шарахается?). Завалились в МДМ как будто пьяненькие: “Где такой-то живёт?”

- А-а, наверно, он опять к своей ментовке пошёл!

...Поняли, что выстрел - в “яблочко”. Поехали на базу тралового флота, к которой был приписан морячок, узнали адреса жены, родственников.

Жена с ребёнком жили в общежитии. Когда оперативники к ней приехали, оказалось: она с супругом и малышом подалась в Белоруссию. В гости. Соседи охотно сообщили, что морячок вернулся из рейса “не пустой”: привёз магнитофон, подарил жене золотую цепочку... В общем, в Белоруссии мужика уже встречали. Повязали прямо с “вещдоками”. Он даже не отрицал, что убил Шевелёву - из-за денег, из-за вещей.

Не поделила бутылку...

А то ещё в посёлке Октябрьском было совершено преступление: топором зарубили пожилую женщину. Дочь этой женщины обвинила в содеянном собственного сожителя... Его, кстати, обнаружили подле трупа мертвецки пьяным, - действительно! - с окровавленными руками. На вопрос “Ты?!!” - он ничего вразумительного ответить не смог.

Но сыщикам показалось, что подозрителен не он - а дочка убитой. И тогда Морсков и его товарищ по угрозыску Александр Павлович Кулешов сыграли с ней в “злого” и “доброго” следователей.

Нет, “злой” Морсков её не бил (он вообще терпеть не мог рукоприкладства). Он ей категорично заявлял: “Доказательства есть. На десятерых хватит. Лучше признавайся по-хорошему. Вот статья - а вот смягчающие вину обстоятельства”. И т.д. И всё это - рублеными фразами, металлическим голосом...

А “добрый” оперативник, наоборот, активно “разводил философию”: мол, вы такая замечательная женщина, симпатичная... и не вы виноваты, а вас жизнь довела... А тётке - сорок лет, а в посёлке её зовут какой-нибудь там Манькой-Дунькой-Облигацией... А тут к ней уважительно обращаются: “Мария Афанасьевна...”, да вникают в перипетии биографии, сочувствуют её горю...

Короче, покаялась “Мария Афанасьевна”.

С матушкой она, как оказалось, не поделила бутылку спиртного. Вот и жахнула её сгоряча топором. А потом поняла, что придётся нести наказание, и решила свалить вину на сожителя, который, пьяненький, лежал рядышком, как бревно... (Сейчас бы, наверное, в такой ситуации никто не стал тратить время на “распутывание клубков”. Дескать, зачем?! Ведь тот, на кого убийство можно “повесить” - в наличии. Так чего ещё там “копать”?!)

Молотком по голове

А Морсков с товарищами однажды раскрывал преступление вопреки имеющемуся в материалах дела чистосердечному признанию!.. Накануне Нового года в квартире убили старушку. Сначала её ударили по голове молотком, потом затянули удавку на шее, а затем ещё и бросили тело в ванну, которую заполнили водой. Тройная подстраховка! Убийство было явно совершено с целью ограбления: пропали телевизор, магнитофон, кое-какие вещички...

А когда бабушка уже лежала в ванне, пришёл домой её внучок, единственный наследник (он в этой квартире был прописан, и всё имущество, и деньги на сберкнижке, - всё отходило ему). Был он крепенько пьян, привёл с собой подругу. Лужи крови в прихожей они не заметили, прошли на кухню, сели выпивать, потом заглянули в санузел... а там!!!

Внучок и вызвал милицию. Ботинки у него к этому времени были в крови, на момент совершения преступления алиби отсутствовало, зато мотив имелся железный... Ничего внятного в своё оправдание сказать он не мог... А соседи, наоборот, говорили. Что якобы видели, как он (высокий, худой, в синей куртке) шёл по двору, сгибаясь под тяжестью телевизора и магнитофона...

Парень поначалу всё отрицал. Его определили в камеру ИВС. И через пару часов он ПРИЗНАЛСЯ.

- Ты убил?

Сначала: неуверенно.

- А может быть, и я...

Потом категорично:

- Я.

Под водочку и огурчик...

Видно, в камере ему нашептали: свидетели тебя опознали, на обуви - кровь, алиби нет, значит, деваться некуда, колись, смягчение будет...

Но когда парня стали допрашивать, оказалось, что он “плавает” в деталях. Как именно он убивал бабку, объяснить он толком не сумел. Мялся.

А тем временем оперативники установили, что с бабкой у него были вполне нормальные отношения, и сам он вроде парень неплохой... Ну, не мог такой человек гвоздить бабушку молотком по черепу, а потом душить верёвкой и топить ещё теплое тело в ванной... Просто - не мог!

- Так ты или не ты? - спросили сыщики в лоб.

- Не я.

- Тьфу ты!

Через полутора суток его выпустили. Естественно, к делу был подключён весь “подсобный аппарат”. И через неделю один “человечек” сообщил: убивали бабку двое, представляются омоновцами. Один из этих “омоновцев” недавно продавал вещи, в том числе телевизор типа того, что заявлен в ориентировке... А до этого ребята совершили ещё пару краж.

Потом оказалось: убийцы были знакомы со своей жертвой. Точней, один “омоновец” - маменькин сынок, какое-то время подвизавшийся в уголовном розыске в качестве внештатного сотрудника, а после изгнанный - был “приятелем” внучка жертвы. К внуку преступники якобы и пришли в тот роковой вечер. Старая женщина приняла их ласково, напоила чаем, накормила - чтобы вскоре упасть с размозжённой головой.

Брали их ночью, в деревеньке, в Гурьевском районе. Они “гуляли” под водочку и огурчик, но в разных домах. Сдались без сопротивления, хотя оперативников, приехавших за ними, было всего двое...

Двойное убийство

А в конце 90-х Морсков искал преступников, совершивших двойное убийство.

Супруги Н. владели фирмой “Золотая рыбка”. Жили они на Московском проспекте, в квартире была хорошая дверь, а на лестничной площадке установлена видеокамера наружного наблюдения.

Дела у них шли вполне прилично. И в тот роковой день глава семьи снял со счёта в банке крупную сумму денег. И вот... вечером в дверь позвонили. Дома был только сын Н., мальчик лет десяти. Он посмотрел на монитор, подключённый к видеокамере, и увидел смутно знакомые физиономии: эти темноволосые смуглолицые люди бывали пару-тройку раз у его родителей. Мальчик открыл. Преступники связали его, заклеили ему рот скотчем и бросили в детскую комнату. В это время пришёл отец. Денег при нём не было (потом выяснилось, что он их оставил в офисе). Практически на глазах у ребёнка бандиты его задушили.

Когда вернулась мать, её долго пытали, отрезали ей палец, на котором было обручальное кольцо... Всё это происходило вечером, в многоквартирном доме - и никто из соседей не отреагировал на крики и шум.

...Женщину застрелили из обреза. А про мальчика преступники... забыли.

Разочарованные тем, что не достали денег, взбудораженные двойным убийством они - на счастье маленького пленника - ушли, не заглянув в соседнюю комнату, куда сами же его закинули.

Конечно, убийство это наделало много шума. Мальчик был в шоке, путался, менял показания - только через пару дней он более-менее пришёл в себя и начал говорить связно.

Преступников вычислили по акценту: проработали круг связей погибших и установили личности двоих братьев, из Грузии.

...Нас, журналистов, часто спрашивают: зачем вы пишете о том, какой была милиция когда-то? Чтобы противопоставить тогдашние “органы” - нынешним? Нет. Просто, чтобы парнишка, пришедший сегодня работать в милицию, знал, что не всегда там действовал принцип: “Пистолет получил - и крутись, как хочешь”. И что примером для подражания может быть не коллега, за год службы пересевший “со своих двоих” в крутой “Мерседес”, а нормальные мужики, которые честно делали свое дело... В общем, продолжение следует.

О. Николаева



Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money