Дней
Часов
Минут
Секунд

НЕВИНОВНЫЙ ЖУРНАЛИСТ
СИДИТ В ТЮРЬМЕ



 

 

НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Криминал / И НИКАКОГО ГЕМОРРОЯ! На деньги наркоторговцев адвокат Лузан хотел купить целую следственную группу

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • И НИКАКОГО ГЕМОРРОЯ! На деньги наркоторговцев адвокат Лузан хотел купить целую следственную группу

В ночь с 5-го на 6 декабря 2006 года следователя управления федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков Татьяну Николаевну Попову срочно вызвали на службу. В общем-то, ничего из ряда вон выходящего не произошло - задержали некую гражданку Валентину Корсукову, которая попалась при попытке сбыта 200 граммов героина. Рутина. Нечто подобное в управлении чуть ли каждый день происходит.

Корсукова была личностью известной, и уже не раз попадала в поле зрения госнаркоконтроля. На этот раз цыганку Валю взяли с поличным и сомнений в том, что она прочно и надолго сядет на нары - ни у кого не было. Но, как выяснилось чуть позднее, история получилась неординарная. Нет, наркомафия не пыталась угрожать следователям, брать СИЗО штурмом и силой освобождать подельницу.

Ничего сверхъестественного (в виде использования массового гипноза или поголовного сглаза надзирателей) не выкинула и сама задержанная. Перцу в это пресное разбирательство добавил адвокат Валентин Васильевич Лузан, нанятый для защиты наркоторговки. Именно он первым попался в ту ночь на глаза Поповой.

Валентин Васильевич, проявивший недюжинную для своего солидного возраста прыть, так спешил взяться за доверенное ему цыган­ским табором дело, что примчался в управление госнаркоконтроля на улицу Иванникова раньше следователя. Поахал, повздыхал, посетовал на тяжкую долю адвоката... В общем, поговорил о том, о сём - не более того. На часах было два ночи, и Татьяна Николаевна слушала Валентина Васильевича вполуха. К тому же личность адвоката, любившего говорить елейным голосом, была в управлении давно известна, а его деловые качества никого особо не впечатляли. У Лузана в этих стенах даже кличка была соответствующая - Лизун. Раньше он работал прокурором Правдинского района, но потом, по неизвестным причинам, подался в адвокаты...

В кабинете следователя Поповой Валентин Васильевич в эту ночь долго задерживаться не стал. Постарался произвести на следователя хорошее впечатление и ушёл.

Тем временем, наркоторговка Валентина Корсукова была заключена под стражу, а её уголовное дело оказалось в производстве старшего следователя Оксаны Петровны Михалочкиной. Она же возглавила следственную группу, в состав которой вошла и Татьяна Попова.

Группа начала обычную в таких случаях работу. Господин Лузан тоже не дремал. Перво наперво взял в оборот мужа обвиняемой - Платона Корсукова. Потерявший “кормилицу” глава семейства был готов на любые материальные издержки, лишь бы вытащить на свободу свою законную половину. Не самому же, в конце концов, героином торговать?! Так что такой матерый адвокат, да ещё бывший прокурор, казался Корсукову настоящим подарком судьбы. А Валентин Васильевич изо всех сил старался продемонстрировать свою значимость и неограниченные возможности.

- Да я в своё время в Правдин­ском районе в свой день рождения амнистию объявлял! - успокаивал он пригорюнившегося Платона. - И никто слова сказать не мог.

- Как так? - открывал рот доверчивый Корсуков.

- Во-первых, я прокурор или кто? - распалялся Лузан. - Все глаза вылупят: почему, почему? А я говорю - день рождения у меня! Сорок пять! Мне плевать, что законно, а что нет. С начальником милиции водки выпил и, айда, камеры проверять. Всех выпустил! Вот так. И никакого геморроя!

Ну и как такому орлу не довериться? Ведь всё у него схвачено.

Платону оставалось только деньги собрать и адвокату их передать. А уж тот своё дело знает! Супруга вскорости непременно на свободе окажется и к привычному бизнесу вернётся. Семья будет довольна...

Параллельно с этим принялся адвокат Лузан следователя обхаживать. Поговорив несколько раз с Татьяной Николаевной по телефону о том, какая у всех сегодня жизнь тяжёлая, решил, что пора брать быка за рога. 21 декабря Валентин Васильевич снова заглянул в кабинет Поповой. Сразу же начал говорить о необходимости изменить меру пресечения обвиняемой Корсуковой с содержания под стражей на подписку о невыезде. Затем деловито поинтересовался, есть ли в кабинете “прослушка”. Получив утвердительный ответ, взялся за карандаш и бумагу. Выведя на листочке “10 - 15 тыс. у.е.”, показал его Татьяне Николаевне и сказал:

- Это можно получить за изменение меры пресечения Корсуковой.

Сразу после первой записки адвокат написал следующую. Её смысл сводился к тому, что прокуратура не будет возражать против такого решения.

Кроме того, Лузан написал ещё и третью записку, в которой сформулировал предложение, как поделить взятку между Поповой и её руководством.

С чувством выполненного долга Валентин Васильевич порвал записки, выбросил клочки в корзину и покинул кабинет.

Следователь Попова долго размышлять не стала и немедленно отправилась в отдел собственной безопасности. С этого момента деятельность Лузана оказалась под пристальным контролем старшего оперуполномоченного А. Шершуна.

Не ведавший об этом адвокат продолжал активно гнуть свою линию. Включившейся в игру Поповой сразу бросились в глаза некоторые странности в поведении Лузана. Он почему-то беспокоился лишь об изменении Корсуковой меры пресечения. При этом не мог не знать, что даже если её отпустят под подписку о невыезде, свободная жизнь обвиняемой продлится совсем недолго - лишь до суда. Шансов на благополучный исход судебного процесса не было никаких. Корсуковой грозил срок до 9 лет лишения свободы - вне всяких сомнений.

Но Лузан вплоть до 11 января неустанно названивал Поповой, объясняя, какие выгоды им обоим принесёт именно временное освобождение обвиняемой.

- Цыганский табор уже всё собрал, - вкрадчиво сообщал адвокат. - Торганули, наверно, наркотиками. На это дело у них заложено пятнадцать штук “плесени”. Десять - вам, пять - в прокуратуру. Прокуратура своё уже получила, а ваша доля лежит у меня в кармане.

Следователь лишь изредка кратко говорила в трубку “угу” и ждала развития событий.

Но обещанных денег адвокат почему-то не нёс ни в госнаркоконтроль, ни в прокуратуру. Только повторял, что сотрудники прокуратуры вообще все поголовно им прикормлены и по гроб жизни обязаны.

Как выяснилось позже, Лузан тянул с расплатой не случайно - всеми силами он старался вытянуть у Платона ещё больше денег.

- Значит вот, до завтра надо будет ещё деньжат! - напрягал цыгана адвокат. - Суки! Определили ещё в такую же сумму!

Платон разделял возмущение адвоката корыстолюбием следователей, матерился, но, судя по всему, в очередной раз раскошеливался. Верил, поди, что раз адвокат жену из СИЗО обещал вытащить, то и в дальнейшем ей больше на нарах париться не придётся.

Сколько он всего денег адвокату передал - одному Лузану известно!

А следователи госнаркоконтроля всё сидели в своих кабинетах, как “дуры” - не подкупленные!

Правда, адвокат продолжал нудно канючить о предстоящем барыше, который золотым (вернее, зелёным) дождём прольётся на борцов с наркотиками. Но только после того, как Корсукову освободят под подписку о невыезде. Короче, освобождение - утром, деньги - вечером.

- Для изменения меры пресечения, - заметила утомленная бесконечными просьбами адвоката Татьяна Николаевна Попова, - вообще-то необходимы веские аргументы!

- Какие аргументы? Сколько? - по-своему истолковывал слова следователя Валентин Васильевич. - Давайте, я вам три тысячи рублей американских дам.

Лузан вообще за это время неоднократно менял не только размер взятки, но и способ её передачи. То по почте предлагал переслать, то в машину следователю подложить, то лично вручить. Но о своей выгоде не забывал никогда. Аппетит его только разгорался. В конце-концов, предложил “сообразить на троих”. То есть разделить пресловутые десять тысяч долларов между руководителем следственной группы Михалочкиной, Поповой и собой, любимым.

- Ежели вы вдвоём, - бубнил Лузан, - то я буду третьим. Тогда в десять тысяч мы на троих “вваливаемся”.

А чтобы втроём “ввалиться”, нужна была уже и вовсе сущая безделица. Требовалось просто показать адвокату постановление об изменении меры пресечения с гербовой печатью (просто показать, даже не передавая в руки) и Попова немедленно получит вожделенные три тысячи долларов. Следующий транш в три тысячи должна была получить Михалочкина. Но уже после того, как Корсукову отпустят. Ещё три тысячи Лузан, по всей видимости, решил дать в виде взятки себе. За старания. А что дальше, после суда, с Валей Корсуковой произойдёт - адвокату, судя по всему, было абсолютно “фиолетово”.

- Деньги у Платона есть, - откровенничал он Поповой. - Но взять их сейчас - вот наша задача!

Как говорил классик, вчера было рано, а завтра будет поздно. Платона тоже не вечно можно за нос водить. И вот 11 января адвокат, наконец, назначил следователю личную встречу в торговом центре “Акрополь”. Для передачи взятки.

Сотрудники отдела собственной безопасности быстренько подготовили Попову к разговору с адвокатом, снабдили поддельным постановлением, оснастили звукозаписывающими устройствами, видеокамерой и отправили на “место преступления”.

На втором этаже торгового центра к Татьяне Николаевне подошёл Лузан. Мельком взглянув на постановление, он даже не стал вникать в суть написанного. Просто проверил наличие печати и остался доволен. И деньги, помещённые в полиэтиленовый пакет, он тут же передал Поповой. Одну тысячу евро и 28.000 рублей. При этом адвокат лично пересчитал купюры, уронив пару из них на пол. Волновался, вероятно.

Покончив с делом, Валентин Николаевич с чувством выполненного долга отправился восвояси. Но далеко не ушёл. На первом этаже его ждали сотрудники ОСБ...

Так из одного уголовного дела (о торговле наркотиками) появилось ещё одно, адвокатское - о даче взятки должностному лицу.

Лузан, конечно, пытался выкрутиться, уверял следствие, что дал Поповой деньги в долг - нуждалась, мол, следователь. Как не помочь? Но всё без толку. Слишком уж много улик было против Лузана - и аудиозаписи его переговоров, и видео, зафиксировавшее момент передачи денег...

Распоряжением управления Федеральной регистрационной службы по Калининградской области от 2 апреля 2007 года за номером 31 адвокатская деятельность Валентина Васильевича Лузана была приостановлена. А в июне 2007 года Центральный районный суд Калининграда вынес ему приговор. За преступление, предусмотренное частью 1 статьи 291 УК РФ (дача взятки должностному лицу лично).

Подсудимый на процессе свою вину признал полностью. Учитывая смягчающие вину обстоятельства, хронические заболевания и положительную характеристику с места работы, суд назначил Валентину Васильевичу Лузану наказание в виде лишения свободы сроком на 6 месяцев условно. Приговор вступил в силу 18 июня 2007 года.

С тех пор адвокатской деятельностью экс-прокурор Лузан не занимается. Наши попытки выйти на связь с Валентином Васильевичем и получить какие-либо комментарии по поводу его успешной операции по подрыву финансового положения наркомафии - к успеху не привели. Удалось лишь поговорить по телефону с его сыном Алексеем (кстати, он адвокат), который обещал всё сообщить отцу. Но сам Лузан после этого - как в воду канул.

Более удачной оказалась попытка связаться с семьёй Валентины Корсуковой, которая за торговлю наркотиками осуждена на 8 лет и четыре месяца лишения свободы. Её муж, Платон, разговаривать не захотел, а вот дочь - Анжела - дала волю чувствам и высказала всё, что думает о бессердечных следователях и негодном адвокате, “тянувшем с них деньги”. По журналистам тоже мимоходом прошлась. Но в конце разговора попросила: “Напишите об этом паскуднике!”

А. Захаров



Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money