НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Криминал / “ИДИ, СУКА, ОТСЮДА!” Киллер не стал убивать жену футболиста Павла Когана

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • “ИДИ, СУКА, ОТСЮДА!” Киллер не стал убивать жену футболиста Павла Когана

Мы продолжаем разговор о советских нравах и обычаях в нашей давно уже несоветской стране. В смысле, о городе Советске.

“Мade in Sovetsk”

Знающие люди утверждают, что уже в середине восьмидесятых здесь было весело. Стремительно набирало обороты кооперативное движение. Уже упоминавшийся нами Александр Жуков по кличке Феликс, лихо развернувшийся впоследствии в Калининграде, первым в экс-Тильзите начал вываривать в тазу джинсы (бизнес сверхприбыльный во времена тотального увлечения “варёнкой”). Оборот был впечатляющим. Продукцию Феликс гнал в Нижний Новгород, в Свердловск - буквально вагонами.

Затем он поучаствовал в другом сверхдоходном бизнесе: на базе “Радуги”, бывшего военного завода, в Советске было налажено целое производство “гаек” - то бишь колец из поддельного золота. Фальшивки были высочайшего качества: с пробой, металл не реагировал на ляпис - специальную кислоту, с помощью которой проверяется подлинность “голды”...

Гайки “made in Sovetsk” приобрели поистине всероссийскую известность (занималась этим бизнесом, прежде всего, тюрьма - или те, кого тюрьма “допускала” и “ставила”). Но судьба Феликса закончилась трагически: правоохранительные органы инкриминировали ему ряд преступлений, он скрылся, был объявлен в федеральный розыск - и убит на съёмной квартире в Каунасе.

А Советск уже вовсю занимался контрабандой. “Теневой бизнес” развивался, в основном, в трёх направлениях: обмен валюты; торговые операции с сигаретами; нелегальная поставка за границу водки. (В городе, в подвалах, работали мини-цеха, где малолетки разливали “огненную воду” и клеили на бутылки акцизные марки. По старому доброму принципу, сформулированному ещё в Одессе времен НЭПа: “Вы хочете марок? Их есть у меня”.)

Направления эти существуют и поныне. Правда, последние несколько лет трудно стало договариваться с литовской таможней. Поэтому фокусы в духе Дэвида Копперфильда осуществляются реже. (Помните старый анекдот? Таможенник говорит Копперфильду, сумевшему сделать невидимым поезд: “Эка невидаль! Вон, видишь вагон с сигаретами? Бах - шлёпает печать на декларацию - и уже зелёный горошек!”)

Сменилась “крыша”

Теперь контрабанда идёт преимущественно через Неман.

Всем, кто “в теме”, известно: имеются в городе две бригады, которые “держат путь”.

Павел Коган

В их распоряжении катера, плоты, водолазы... Обратиться к ним может любой желающий (если, конечно, имеет соответствующие контакты и деньги). Обговариваются часы работы. Когда наступает “время че”, к берегу подъезжают грузовики с товаром. В радиусе двух-трёх километров расставлены мальчишки с мобильниками, которые отслеживают любое перемещение. Товар перегружается в катера, те быстро летят по Неману, на том берегу - стремительная перегрузка... Всё! Тридцать минут - вся операция. Зарабатывают бригады около $500 за один “переброс”.

Естественно, всё это - секрет Полишинеля. То бишь в Советске “тайные тропы и способы” известны каждой собаке... так же, кстати, как и “точки”, где торгуют наркотиками... Как и расценки на то, чтобы попасть на приём к мало-мальски значимому должностному лицу... Как и то пикантное обстоятельство, что многие люди, к примеру, из бригады Феликса успели к началу XXI века получить образование, сменили широкие брюки на строгие деловые костюмы, отложили подальше бейсбольные биты и уселись в чиновничьи кресла... записав на жён и тёщ свои магазины-кафе-пивнушки-автостоянки...

Поэтому назвать сегодняшний бизнес более цивилизованным - язык повернётся едва ли. Скорее, сменилась “крыша”. Как, впрочем, и везде в многострадальной РФ: сегодня бизнесмены повсеместно “отстёгивают” не бандитам, а силовикам. И именно силовики “держат рынок” в общероссийском масштабе. А Советск... всего лишь “часть от целого”.

И судьба футболиста и бизнесмена Павла Когана, убитого 8 июля 2005 года, - наглядное тому подтверждение.

Мы уже рассказывали о том, что Павел Коган, один из лучших футболистов “Балтики” в 1985, 1988-1990 и 2000-2002 годах, поставлял в Литву водку и сигареты. По словам людей знающих, бандиты его не трогали. Во-первых, уважали как личность. Во-вторых, знали, что у него, благодаря спорту, приличные связи в Москве, в Литве и Германии. В-третьих, у Когана была своя группа крепких ребят, способных постоять за себя.

“Мам, всё нормально”

Смотрящим Коган не подчинялся, хотя знакомство, конечно, водил. (Известно, что Павла Когана задерживали правоохранительные органы Литвы: его пригласил в Палангу на свой день рождения клайпедский криминальный авторитет Сигитас Гейдюргис. Аккурат в разгар пышного празднества всех собравшихся повязали полицейские: Гейдюргиса подозревали в совершении целого ряда убийств, в том числе гражданина РФ Павла Степанова, чей труп был обнаружен в пруду неподалеку от Клайпеды. Гости же “попали под раздачу”. Но инкриминировать Когану - кроме “сомнительных связей” - было нечего.)

Татьяна, Павел и Иван Коганы

Год от года бизнес Павла становился всё более “прозрачным”, он приобретал лицензии, вкладывал деньги в недвижимость, в производство...

В Советске его любили. Он был добрым и щедрым человеком. Друзья охотно давали ему в долг: он брал $5.000, а возвращал $10.000, причем без всякой предварительной договоренности о процентах. Он помогал даже малознакомым - и не ждал за это никакой благодарности. И деньги за помощь не брал.

Его гибель для многих стала настоящим шоком. Хотя, в принципе, кого сегодня удивишь “заказухой”? Вот и незадолго до убийства Павла Когана в Советске пропал бизнесмен, хозяин процветающей фирмы. Интеллигентный человек, бывший учитель. Поговаривали, что перед этим на него “по-жёсткому” наехали силовики. Объясняя, кто в доме хозяин...

Мы писали и о том, как именно был убит Коган.

Числа шестого июля он улетел по делам в Москву, где должен был находиться дней десять. Но у младшего брата Ивана (из-за драки) возникли проблемы с милицией, его задержали. Павел вернулся, чтобы помочь брату. И знали о том, что он уже здесь, только несколько человек - мы с отцом, Ваня, Пашина гражданская жена Татьяна, его охранник (он его сначала отправил на две недели в отпуск а, вернувшись, позвонил) и... партнёр Павла по бизнесу, человек, прежде работавший в таможне.

Буквально из аэропорта Коган позвонил матери: “Мам, всё нормально. Завтра я еду в Калининград, к обеду должен вернуться”. Но завтра его уже ждали.

Наёмный убийца

Около 15.00 он подъехал к своему дому на окраине Советска. Павел был за рулём “БМВ”, госномер М 888 НО/39. Он думал, что жены Татьяны нет, но она оказалась дома. Павел успел нажать на пульт, чтобы открылись ворота. Супруга вышла - и тут через забор перескочил человек в чёрном камуфляже, в маске (видимо, он сидел за кучей мусора). Он кинул под машину Павла гранату, а Татьяне крикнул: “Иди, сука, отсюда!”

Она побежала домой (там оставался ребёнок), а Павел ударил по газам, помчался прочь. Ему вслед стреляли. Может быть, он уехал бы, но осколки от разорвавшейся гранаты и пули повредили автомобиль. Тот встал. Коган выскочил из-за руля, впопыхах вместо мобильника схватив пульт от ворот, перепрыгнул через забор и скрылся в саду. Нападавшие потеряли его из виду.

Потом очевидцы рассказывали, что Павел метался по дачам, искал телефон. А человек в камуфляже искал Пашу. Наконец, Коган выбежал на железную дорогу, хотел через поле махнуть к дому родителей. Там его и встретили.

Киллер прекрасно ориентировался на местности. Вероятно, он хорошо знал все пути отступления, которыми предположительно мог воспользоваться Коган, и ждал именно там, где надо. Наёмный убийца ничего не боялся. Стрелял с пятнадцати-двадцати метров, из пистолета неустановленного образца, профессионально... Так что шансов спастись у Когана не было.

- Сотрудники милиции свидетелей, которые видели и Пашу, и киллера, вообще не опрашивали, - рассказывает мама Когана, Галина Ивановна. - А буквально через несколько дней охрана таможни на этом поле проводила учения - так что никаких следов, конечно же, не осталось... А дальше началось такое, что я все больше склоняюсь к версии: “заказчик” - партнёр.

“Я скажу,кто “заказал” Пашу”

Через сорок дней после гибели Павла его брат Иван был найден мёртвым в своей квартире. При очень странных обстоятельствах. Весь Советск знал, что Иван ищет “заказчика” брата. Ещё накануне он говорил матери: “Подожди, родная. Ещё несколько дней - и я скажу тебе, кто “заказал” Пашу”.

И вот... с утра Денис, старший сын Павла, позвонил дяде Ивану. Тот не отвечал. Родные встревожились, пошли к нему домой, звонили в дверь, стучали... Наконец Денис подтянулся (квартира Ивана - на первом этаже, но окна высокие), заглянул внутрь через окно... Ваня сидел на диване согнувшись.

Дверь выломали. Иван Коган был мёртв. Перед ним стояли фотографии Павла и его, Ваниной, дочки Настеньки.

Знакомые по секрету шепнули матери Когана, что в крови у Ивана был такой высокий процент содержания этилового спирта, будто он выпил ведро водки. А ведь ещё в половине десятого вечера Иван звонил своей жене (она была у родственников) и разговаривал с ней абсолютно трезвым голосом. А друзья, бывшие с ним в этот день рядом, утверждали, что он не пил ничего, кроме двух бутылок пива...

Родители Ивана написали заявление о возбуждении уголовного дела. Им отказали. Дескать, несчастный случай.

- А ещё через некоторое время у Пашкиного сына Дениса сожгли машину, - вспоминает Галина Ивановна. - Он ставил машину на служебную стоянку (один его друг держит мойку). Полыхало хорошо. Даже помещение на стоянке выгорело. Пожарные приезжали... И снова - никакого уголовного дела. Якобы Денис сам оставил тлеющий окурок в салоне машины. Но, во-первых, он же не идиот. А, во-вторых, если пожар произошёл по вине Дениса, почему же ему не предъявляют никакого обвинения. Знают, что нет оснований?

* * *

...Галина Ивановна плачет. В одночасье был разрушен весь мир большой и дружной семьи Коганов, известной далеко за пределами не только Советска, но и Калинин­градской области.

Глава семьи - Борис Самуилович Коган - футболист. Долгое время он выступал за местную “Красную звезду”, затем был тренером этой команды, работал в спортшколе. Его отец - военный журналист Алфеев - погиб в Кёнигсберге в последний день войны, на одном из памятников павшим героям его фамилия выбита золотыми буквами.

Самуилом Коганом звали второго мужа матери - человека уважаемого, талантливого педагога, который и усыновил Бориса.

Галина Ивановна долгое время работала в торговле, в контрольно-ревизионных структурах, преподавала в техникуме. Сыновья любили мать, а по примеру отца посвятили себя футболу. В “Балтике” Павел дебютировал семнадцатилетним. Играл в 1985-м, 1988‑1990, 2000-2002-м годах. Провёл в составе команды 158 матчей, забил 25 мячей... Играл он также за ЦСКА-2, “Кубасс” (Кемерово), “Тигину” (Бендеры), “Турас” и “Кареду” (Литва), за “Балтику-2”.

Вместе с Дмитрием Чепелем, которого хорошо знал с детства, и братом Иваном выступал в ФРГ за любительскую команду “Нойштерлец”. Также вместе с Чепелем он играл во Вьетнаме. На его счету более 150 матчей в чемпионате области в составе “Немана” и “Красной звезды” (145 забитых мячей). В 1999 году всего за один сезон Павел Коган забил 47 голов и вошёл в тройку лучших бомбардиров за всю историю региональных первенств.

Иван выступал за местную команду. Тоже вполне успешно.

В конце 2001 года Павел Коган дал нашей газете обширное интервью “Дедушка “Балтики”. Павел Коган 17 лет играет в большой футбол”. Оно было опубликовано 20 декабря в “НК” №87. Вот некоторые выдержки из него.

“Нас просто обманули”

- Что помешало тебе закрепиться в столице? (Павел играл в “ЦСКА-2”, - прим. ред.)

- Я всё время там играл в основе, но постоянно хотел домой. Цели куда-то уехать и играть тогда не было, поэтому стремился на родину. Душа не лежала к чужбине. В футбол, конечно, хотел играть, но думал, что лучше за “Балтику” буду выступать.

- Может, по молодости лет ещё не все понимал, всё-таки в неполных 20 лет трудно принять правильное решение?

- Может быть. Но вернулся, стабильно выступал в основе “Балтики” (65 матчей и 9 забитых мячей в 1988 и 1989 годах), потом вместе с тренировавшим нас в 1989 году Геннадием Сарычевым уехал в Кемерово. Там возникли большие проблемы с финансированием, и команда фактически развалилась. Приехал в Калининград.

Со мной встретился Виктор Зибаровский. Сказал, что создаётся клуб и хотелось бы своих, местных игроков вернуть. Обещал очень много. Условия, мол, хорошие будут... Я согласился вернуться и подписал контракт на 3 года. Но получилось, что нас (и меня в том числе) просто-напросто обманули. Часть подъёмных обещали выплатить после первых двух-трёх матчей. Отыграли где-то шесть матчей, а не только про подъёмные никто не заикался, даже не кормили нас. И вообще отношение к футболистам было наплевательское (для сравнения: в 1989 году “Балтика” заняла 4-е место и вышла в “буферную” зону, а в 1990-м - 21‑е место во 2-й лиге - прим. авт.).

...Так вот, в Калининграде пошли непонятные дела. Вернее, они были мне понятны. Зибаровского заботил только свой личный карман.

Я заявил ему, что больше не хочу находиться здесь в такой обстановке. Меня пытались удержать силой: мол, контракт ты уже подписал. Но денег я никаких не получал. Стало ясно, что все обещания оказались пустыми словами, чтобы заманить в ловушку.

Зибаровский объявил, что молдаване должны заплатить деньги за мой переход к ним. Для “Тигины” сумма не имела значения, и мой переход согласовали. Я уехал в Молдавию. Надо сказать, что там оказались очень порядочные люди, нашим тренером был Иван Карас, до недавнего времени тренер национальной сборной Молдавии.

Павел Коган любил футбол за открытую борьбу

- Сколько времени ты там провёл?

- Почти два года. В конце 1991 года мы играли в Полтаве, и я получил очень тяжелую травму - лопнула коленная чашечка.

- В таком случае футболист заканчивает карьеру...

- Обычно так и бывает. Мне сделали операцию, вторую. Стала развиваться газовая гангрена. В Москве армейские врачи сделали третью операцию, всё вычистили. Полтора года я провёл в гипсе, потом отошёл и постепенно восстановился. Позвали вместе с Дмитрием Чепелем играть в Германию, в ландеслиге (четвёртый эшелон немецкого футбола, - прим. авт.).

- В Германии какие условия были?

- Хорошие очень, платили хорошо.

- Сколько?

- (Замялся) Прилично. Жильё нам снимал клуб, летом мы жили в особнячке на берегу красивого озера.

- Итак, в 1993 году ты вернулся домой из Германии...

- Да, подумывал даже “завязать” с футболом. Тем более, что травма давала о себе знать. Год в Советске занимался разными делами, но не футболом. Потом случилась неприятность, вырвавшая меня из жизни на 14 месяцев.

- Тебя арестовали. За что?

- Да я сам не понял, за какие-то полутеррористические действия, поджоги и прочее. Я находился под следствием 14 месяцев. Сидел в СИЗО. Четыре или пять судов в Советске были, они ничего не могли решить. Потом судья погиб, который вёл моё дело. Затем передали дело в облсуд, те отфутболили в Черняховск. Там уже черняховский судья разбирался и понял, что ничего преступного в моих деяниях нет. Было доследование, приведшее к прекращению дела. В феврале 1996 года меня выпустили на свободу, и я опять решил играть в футбол. За неманский “Неман” на первенство области.

- Почему не за родную “Красную Звезду”?

- Когда-то это была команда, но отношение местной власти к ней оставляло желать лучшего. Я считаю, что это неправильно было.

- И как успехи в “Немане”?

- В первый год 24 мяча забил, потом 47 удалось.

- Вот это результативность!

- Во-первых, сам футбол мне был в удовольствие. Понятно, что и уровень ниже, но поле и ворота везде одинаковые. Там, конечно, нет такого давления, как на игроков “Балтики”. В этом сезоне, например, до такого состояния доводили, что в ворота не мог с пяти метров попасть. Да и неприятно, когда тебя освистывают... Вот я с “Химками” не попал в пустые ворота. Почему?.. Что, я не могу попадать?! Тогда бы и раньше не забивал мячи.

- Так почему всё-таки?

- Когда чувствуешь свою ненужность, то пропадает кураж.

- У тебя было три прихода в “Балтику”. С двумя мы разобрались. Третий раз ты появился в команде во втором круге сезона-2000. Кто тебя пригласил?

- Чепель и Карман.

- В отличие от двух первых пришествий, когда тебе было 17 и 20 лет, ты уже был намного старше - за 30. Не было ли опасения, что не потянешь?

- Я считал, что если меня зовут, то могу пригодиться.

- Ты всё-таки ветеран по возрасту. А если точкой отсчёта считать начало выступлений за “Балтику”, то тебя можно назвать последним из могикан.

Павел Коган

- Признаюсь, тяжело было возвращаться. Особенно, когда я первый раз вышел на поле - раздавались крики и свист. Я не привык и не люблю, когда меня оскорбляют. Меня удивляет и возмущает, когда из толпы так называемых болельщиков кричат различные непристойности и гадости. По-моему, только не уважающий себя человек способен на такое.

- В прошлом сезоне ты провёл всего 5 матчей...

- Меня дозаявили только во втором круге, а потом у меня была тяжёлая травма, полученная не на футбольном поле, а в результате встречи с доблестными правоохранительными органами. Поэтому я не смог как следует восстановиться. К нынешнему сезону я уже готовился по полной программе.

- ...После домашнего матча ты садишься в машину и едешь в Советск. Что делаешь по приезде?

- Ужинаю, спать ложусь. Много не сплю. Следующий день отдыхаю с семьей.

- Свою семью представь, пожалуйста.

- У меня очень хорошая семья. Двое детей - Денису 15 лет и Павлу 5 лет. За сыновьями ухаживает моя супруга Таня. Денис очень хорошо в футбол играет, выступает за юношей “Немана”.

- Почему не в “Звезде”?

- У меня категорическая антипатия к Советску. Точнее, к тем людям, которые стоят около футбола. А сам Советск я люблю, это мой родной город.

- Жена Таня, я видел, приезжала на матчи. Свои оценки даёт?

- Ещё как! Ругается, бывает, почище иных болельщиков.

- Она разбирается в футболе?

- Наверное, но она всегда на стороне зрителей. Старший сын Денис по делу устраивает “разбор” игры, указывает на мои ошибки.

- Ещё не устал играть?

- Нет. Пока есть силы, буду играть. Я вообще уважаю тех людей, которые занимаются спортом до 50 лет и даже дольше. Что касается меня, постараюсь принести “Балтике” пользу и думаю, что в следующем сезоне мы вернёмся туда, откуда вылетели с позором...

Водка “Барбаросса”

Это был последний сезон Когана в “Балтике” и большом футболе. Оставшиеся три с половиной года жизни Павел занимался бизнесом, а на поле - в любительских матчах - выходил только для души. В 2005-м он прекрасно понимал, к чему идёт дело. Независимый и отчаянный, не боявшийся и не плативший бандитам, Павел категорически отказался лечь под силовиков, когда такое предложение в очередной раз поступило - правда, уже в ультимативной форме. С ним много говорили, увещевали и угрожали... В конце концов, Коган распустил свою группу, уволил даже телохранителя - но не сдался. Он официально получил боевой пистолет (для этого достаточно оформиться в частном охранном предприятии) и, похоже, хорошо знал, когда и кто будет его устранять.

- Сегодня весь бизнес криминален, - говорит Галина Ивановна. - В Советске всё давно уже поделено. Когда Пашу убили, версий было много. В основном, следователь областной прокуратуры В. Шерстов - а допрашивал он меня всего один раз - “давил” на бытовуху. Мол, какие отношения были у Павла с прежней женой, со старшим сыном... Нормальные отношения!

Да, когда-то Дмитрий Чепель взял у Паши на реализацию две фуры водки “Барбаросса” (Паша возил её из Германии). Деньги - $130.000 - не отдал. Обещал рассчитаться квартирой. В Калинин­граде. Вроде бы и дали Паше квартиру, но в собственность не оформили. Дом этот - общежитие в Балтийском районе. Когда всё случилось, квартира, естественно, “уплыла”.

...Паша вообще людям верил. И мне тоже - наследства не надо. Я двоих сыновей потеряла! Лучше самой двадцать раз сдохнуть. Но главное - ясно же, “заказчик” - тот, кому Пашина смерть особенно выгодна.

На похоронах бывшие футболисты, кто с Пашей играл, говорили: “Это Чепель”. Якобы Чепель думал, что это Паша “гнал” на него весь компромат в СМИ. Но я думаю - не Чепель. Другой тут интерес, другой... Я в областной прокуратуре у Шерстова спрашивала:

- Мои версии проверялись?

- Да, проверялись.

- А чего же дело приостановлено? Может, мне приехать с вами поговорить?

- Не надо.

...Вот и всё. Ничего следователю не надо.

В тихом омуте

Уголовное дело по факту убийства Павла Когана действительно давно приостановлено. Со стандартной формулировкой: за невозможностью установить лицо, причастное к совершению преступления. (Хотя весь Советск в курсе, кто особенно был заинтересован в физическом устранении удачливого и толкового бизнесмена Павла Когана.)

Мать Павла, обратившуюся в нашу газету за помощью, буквально затаскали по судам. А ведь ей хотелось привлечь внимание, прежде всего, вышестоящих правоохранительных органов - к тому, что убийцу НЕ ИЩУТ. Свидетелей - не опрашивают.

Вот так и живёт маленький город Советск. Приграничный город в “пограничном состоянии” - такой ностальгически-тихий, если смотреть на него со стороны... Не зная, не задумываясь и не вникая. И постаравшись забыть о том, что в тихом омуте водятся самые оголтелые черти.

О. Тарасова



Если вам понравилась эта статья, переведите нам любую сумму.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money

236040, г. Калининград
ул. Черняховского, 17
(второй этаж)
тел. (4012) 991-210

‎+7-900-567-5-888.


Архив номеров
Архив номеров




Федеральные СМИ,
которые пишут
об Игоре Рудникове

Новая газета

THE NEW TIMES