Новые колеса / Криминал / “НЕ УБИВАЙТЕ МОЕГО МУЖА!” в СИЗО Алексей Козлов стал инвалидом. Доживёт ли он до суда?

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • “НЕ УБИВАЙТЕ МОЕГО МУЖА!” В СИЗО АЛЕКСЕЙ КОЗЛОВ СТАЛ ИНВАЛИДОМ.
    Доживёт ли он до суда?

Из директоров - на нары

В феврале 2006 года председатель совета директоров ОАО “Система” Алексей Петрович Козлов попал под следствие - его заподозрили в уклонении от налогов. Почти два года господин Козлов ходил к следователю как на работу - чуть ли не каждый день. И вот 3 июня 2008 года, когда председатель совета директоров в очередной раз прибыл в знакомый до боли кабинет следователя, его взяли под стражу. Надели на бедолагу наручники и увезли в СИЗО. “Чтобы не сбежал, - объяснили оперативники. - А то человек он неместный, с московской пропиской... Вдруг уедет в столицу. Где его там искать?..”

Через два дня Козлову предъявили новое обвинение - преднамеренное банкротство ОАО “Система”. Судья Ленинградского района Калининграда Поникаровская постановила: на время следствия избрать для обвиняемого меру пресечения в виде содержания под стражей. С тех пор Козлов сидит в СИЗО на улице Ушакова. Скоро уж год будет.

На днях в редакцию “НК” пришла Вера Кандаурова, жена бывшего генерального директора, и рассказала о злоключениях своего супруга.

Свадьба за решёткой

- Насколько нам известно, Алексей Петрович на момент ареста не был женат. Когда вы вышли за него замуж?

- С Алексеем мы собирались пожениться давно, - призналась Вера Анатольевна. - Так что менять свои планы мы не стали. 22 января 2009 года мы заключили официальный брак. В тот день я приехала в СИЗО вместе с работницей ЗАГСа, нам выделили небольшое помещение, привели Алексея и дали на всё про всё 15 минут.

- Конвоиры поздравили с законным браком?

- Какое там! Только подгоняли - быстрее, мол. А после завершения церемонии новобрачного молча увели. С каменными лицами.

- А почему вы не дождались суда? Вот освободили бы Алексея - и свадьбу сыграли на свободе.

- Мы надеялись на скорое освобождение. Но шёл месяц за месяцем, а следователи снова и снова продлевали в суде срок содержания под стражей. И ни конца, ни края этому не видно. И я не хотела, чтобы тюрьма разрушила нашу будущую семью. Мне кажется, так должна была поступить каждая любящая женщина. Ведь я знаю, как тяжело Алексею.

После регистрации нашего брака я не раз обращалась с просьбой об изменении меры пресечения. На подписку о невыезде. Или на большую сумму залога. Ведь первоначально следствие ссылалось на то, что Алексея в Калининграде ничего не держит - может сбежать. Теперь он женился, прописан по моему адресу. Да и вообще - он же не серийный убийца! Зачем его целый год держать за решёткой? Тем более, что здоровье у него резко ухудшилось.

Особо опасный сердечник

- А чем именно страдает ваш муж?

- 1 августа 2008 года у Алексея прихватило сердце. Прямо на заседании суда Ленин­градского района Калининграда, где рассматривалось ходатайство следователя о продлении срока содержания под стражей. Пришлось вызывать “не­отложку”. Врачи установили - сердечный приступ. И потребовали отправить Алексея в больницу - для уточнения диагноза и лечения. Судья Алексенко медикам не поверила.

Алексей Козлов и Вера Кандаурова

Вызвали ещё две бригады “Скорой помощи”. Те в один голос повторили то же самое. Но на судью это никакого впечатления не произвело - и Алексея вновь увезли в камеру. В больницу везти не разрешили. Следователь Пряничникова прямо так и сказала: “Я его из СИЗО взяла, туда и верну!”

- И как - обошлось? Больше приступов не было?

- Да почти сразу после этого суда у Алексея случился инфаркт. В СИЗО вызвали “скорую” - откачали. Перевели Алексея в “больничку” - палату-камеру в следственном изоляторе. Но там никаких условий для лечения сердечников нет, а только общая терапия. Зам. начальника СИЗО по лечебно-профилактическому режиму Комарин дал заключение - в связи с высоким риском внезапной смерти Козлов не может находиться в следственном изоляторе. Медики СИЗО настоятельно рекомендовали отправить обвиняемого в областную больницу - на обследование.

- Удалось добиться лечения?

- С большим трудом. В ноябре 2008 года следователь отказала нам в отправке Алексея в областную больницу. Помогло только обращение в Центральный суд. Только в середине января 2009-го Алексея вывезли на обследование. Причём, под конвоем четырёх автоматчиков. Они всю больницу перепугали!

Алексей находился там всего три дня - прикованный к кровати наручниками. А ведь его даже по кабинетам на каталке возили! И тоже прикованным.

Все прежние диагнозы подтвердились, и Алексею дали вторую группу инвалидности. После этого вновь посадили в СИЗО.

Мне тоже угрожают

- Какие условия в камере?

- Конечно же, плохие. Сидят вчетвером - слава Богу, соседи - не рецидивисты. Холодно, тесно, сыро. Спят постоянно в куртках. Питание отвратительное. Хотя муж не жалуется, старается не подавать вида. Но я-то всё вижу, в каком он находится состоянии. У Алексея ко всему прочему ещё и язва желудка. Постоянно ношу ему лекарства. Понятно, что здоровье его не улучшается.

- А как суд объясняет необходимость содержания инвалида под стражей?

- Это вообще странная история. Алексей ранее судим не был, от следователей не бегал - напротив, активно им помогал. То есть, никаких причин подозревать, что он скроется - нет. А тут ещё инфаркт! Но каждый раз следователи упорно настаивают на продлении срока пребывания под стражей, а судьи их поддерживают.

Доходит до абсурда. 24 марта судья Баранова мотивировала своё решение оставить Алексея в СИЗО тем, что он может оказывать давление на следствие. При этом Баранова сослалась на свидетеля Светлану Владимировну Рикун (бывший главбух “Системы”). Светлана Владимировна заявила, что возвращалась вечером домой и мимо неё проехал мужчина на велосипеде. Поравнявшись с Рикун, мужчина представился: “Я киллер. Меня нанял Козлов”. И потом добавил: “Ещё раз тут тебя встречу - убью!” Вот только заявила об этом Рикун через 8 месяцев после “угрозы” - как раз перед судом. Почему же она раньше молчала? Почему не обращалась в милицию? И как Алексей мог нанять киллера, сидя в тюрьме? Однако суд принял во внимание только показания Рикун и решил дальше держать инвалида за решёткой.

- Как вы думаете, когда всё это закончится?

- 3 июня 2009 года истечёт один год содержания мужа под стражей. После этого его должны либо осудить, либо отпустить на свободу. Но это - по закону. В нашей стране, сами знаете, какая ситуация с правосудием. Вполне могут завести какое-нибудь новое уголовное дело, по другой статье. Вон, того же “киллера-велосипедиста” приплетут. Или ещё что-то выдумают.

Кстати, даже мне заказчики этого дела давно намекали: смотри, и на тебя уголовное дело заведём и посадим. Я ведь тоже предприниматель. И всё начнётся по новой. При том, что наркодилеров, грабителей и даже убийц отпускают на свободу под подписку о невыезде, а человека по хозяйственному делу держат за решёткой.

Я уже ничему не удивляюсь. В последнее время имущественные споры (а суть уголовного дела - передел собственности в акционерном обществе “Система”) решаются не в арбитражных судах, а в следственных изоляторах. Я считаю, что Алексея держат в тюрьме, чтобы заставить его признать всё и подписаться под всем, чего добиваются организаторы этого процесса. Но мой муж не считает себя виновным и не сдаст­ся. Он ждёт суда, а там многие обвинения могут развалиться. И я боюсь, что Алексею просто не дадут дожить до суда.

Редакция “НК”



Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money