Дней
Часов
Минут
Секунд

НЕВИНОВНЫЙ ЖУРНАЛИСТ
СИДИТ В ТЮРЬМЕ



 

 

НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Политика / НА РАЗБИТЫХ ДОРОГАХ УМИРАЕТ “ЛЕКСУС” ЛАПИНА. Сити-менеджер устроил гаишникам публичную порку

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • НА РАЗБИТЫХ ДОРОГАХ УМИРАЕТ “ЛЕКСУС” ЛАПИНА.
    Сити-менеджер устроил гаишникам публичную порку

На очередной планёрке сити-менеджер Феликс Лапин озаботился безопасностью дорожного движения в Калининграде. Поэтому на трибуне появился командир городского отдельного батальона дорожно-патрульной службы ГИБДД Юрий Шелест.

- Всего за 2008 год в Калининграде совершено 14.769 дорожно-транспортных происшествий, - бодро отрапортовал гаишник. - В 614 авариях пострадали люди. Погибли 39, увечья получили 646 человек.

- Цифры впечатляют, - вздохнул Лапин. - И заставляют задуматься. Может, вы нам и причины такого вот неважного положения дел назовёте?

- Все причины - на поверхности, - не растерялся Шелест. - Водители нетрезвые по городу катаются. В прошлом году мы изловили более 3.000 пьяниц за рулём. На полосу встречного движения некоторые лихачи выезжают - за это нарушение задержано 2.300 водителей.

Платить по искам

- Я так понял, что пьянство и лихачество за рулём - это и есть основные причины большого количества ДТП и человеческих жертв на дорогах, - уточнил сити-менеджер.

- Нет, - возразил милиционер. - Дефекты дорожного покрытия очень часто приводят к тяжёлым последствиям на дорогах. Плюс ещё плохое освещение в тёмное время суток. Улица Александра Невского, например, является одной из самых аварийных и опасных в городе. Сейчас в ГИБДД рассматриваются 10 дел по авариям, которые произошли по причине плохих дорог.

- И по искам должна будет платить городская казна? - Лапин в упор посмотрел на докладчика. - Сколько по-вашему улиц дорожной сети Калининграда находятся в ненормативном состоянии?

- Да все основные магистрали, - выдал Шелест.

- Какой объём инвестиций вы предполагаете? - сити-менеджер строго посмотрел на милиционера.

Командир батальона потупил взор и ничего не ответил.

Погибла девочка

- А чтобы улицу Борзова привести в порядок, вы тоже не считали, сколько нужно денег?

Шелест замотал головой и промычал что-то нечленораздельное.

- А, может, легче знак повесить - ограничение скорости 20 км/час? - предложил Лапин. - Транспорт будет ползти еле-еле. И безобразная дорога уже никому не будет помехой.

Чиновники недоумённо посмотрели на Лапина. Шутит сити-менеджер или говорит серьёзно?

- Какие ещё претензии у вас есть к содержанию улиц? - Лапин продолжал взглядом сверлить гаишника.

- Ну, есть ещё претензии, - замялся Шелест. - Например, не везде выставляются ограждения вдоль тротуаров. Не всегда укладываются “лежачие полицей­ские” там, где это необходимо. Не могу не привести пример трагичного случая на улице Сергеева в прошлом году. Только после того, как на этой магистрали погибла девочка, городская администрация соблаговолила пошевелиться и выполнить все необходимые мероприятия.

Произнеся это, Шелест громко выдохнул. Каждое слово давалось ему с трудом. Сити-менеджер не отрывал глаз от гаишника. Чиновники затаили дыхание, ожидая, чем всё это закончится.

Кто ответит за трагедию?

- Вы что говорили здесь про улицу Сергеева? - после паузы с металлическими нотками в голосе начал Лапин. - Я ведь к вам обращаюсь!

Милиционер Шелест не проронил ни слова.

- Теперь мы восстановим цепь событий, - продолжил глава администрации. - После того, как дорожное полотно на улице Сергеева было восстановлено, требовалось согласование управления ГИБДД. Это перед тем, как открыть движение по этой улице. Как вы думаете, необходимые подписи были собраны?

Шелест по-прежнему молчал.

- Тогда отвечу я, - неожиданно повысил голос Лапин. - Да! Собраны! Все должностные лица в ГИБДД поставили свои автографы. То есть, по их мнению, там всё было в полном порядке. Никаких ограждений, светофоров, “зебр” и “лежачих полицейских” не требовалось. И после всего этого вы теперь пытаетесь обвинить городскую администрацию. Что, мол, мы там что-то недоглядели и что-то недодумали. А из-за этого погиб ребёнок.

Шелест весь сжался в комок.

- Пешеходов надо тоже штрафовать, - уже более миролюбиво продолжил Лапин. - Я живу напротив почты и регулярно вижу, как пешеходы там переходят улицу.

Потраченные миллионы

- Да я и сам бы не прочь сделать так, чтобы все улицы в городе стали гладкими и хорошими, - развивал мысль сити-менеджер. - Тем более, что сам езжу на автомобиле повышенной комфортности. И у меня сердце кровью обливается, когда я вижу, как он разбивается и калечится на наших дорогах. (Лапин говорил о своём тёмно-синем “Лексусе” - прим. авт.). Но, увы, никакого финансирования не хватит, чтобы в городе кардинально изменить ситуацию.

Ф. Лапин

Чиновники одобрительно закивали. Конечно, не хватит.

- Вы закончили свой доклад? - Лапин обратился к милиционеру.

- Осталась нерассмотренной одна проблема, - снова заговорил Шелест. - После того, как в этом году было урезано бюджетное финансирование на принудительную эвакуацию автомобилей, обстановка в городе осложнилась.

- В каком это смысле? - не понял Лапин.

- Теперь калининградцы бросают машины где попало, - шпарил Шелест. - Мы вот установили в городе систему ОСУД...

- Что установили? - переспросил сити-менеджер.

- Это “зелёная волна” на сленге водителей. Так вот она стала совсем неэффективной. Водители ставят машины под знаки. Занимают одну полосу движения. Получаются пробки. Например, как на улице Черняхов­ского.

- Можно подумать, это сразу было неясно, - стали переговариваться чиновники. - Вбухали миллионы. А что толку? Зачем было на улице Черняховского “зелёную волну” ставить, когда там трамвайные остановки через каждые 400 метров предусмотрены? И машинам всё равно разогнаться негде.

Водитель пьян!

- И с нетрезвыми водителями - тоже проблема, - говорил о наболевшем Шелест. - Вот, например, останавливает наш инспектор водителя. А он пьян. Понятно, страж порядка составляет протокол и... отпускает водителя на все четыре стороны. И этот пьяный водитель садится в свою машину и едет дальше. Как вы думаете, это нормально?

- Это вы мне такие вопросы задаёте?! - вскипел Лапин. - Да это же преступление! Что это за практику такую вы ввели?

- Обычная практика. А что же нам остаётся, когда вы перестали финансировать работу эвакуаторов из городского бюджета?

- Вы что же хотите, чтобы мы за бюджетные деньги вывозили автомобили пьяных водителей? Водитель где-то употребил, повеселился, погулял, а потом мы доставляем домой и его самого, и его автомобиль.

- Это нонсенс! - поддакнула шефу первый зам. главы Данута Смирнова. - У нас на социальные программы финансирование урезано по самое некуда... А вы нам такое предлагаете?

- Мало того, что мы содержим вас, - возмущался Лапин. - Так ещё и оплачиваем судебные иски за неправильные действия сотрудников ГАИ. В том числе и по эвакуации автотранспорта. Это ещё отголоски прошлого года.

- Да, мы вынуждены платить по искам до сих пор, - кивнула начфин администрации Светлана Мухомор.

Сто рублей - не штраф!

- Когда вы наведёте порядок на парковке за городской администрацией? - опять начал терзать Шелеста сити-менеджер.

- Мы стараемся как можем, - уже оправдывался Шелест. - Выставляем сотрудников. И самим фактом своего нахождения на посту они помогают навести порядок на парковке.

- А я говорю о тех случаях, когда вашего сотрудника на месте нет. И тогда там - полная вакханалия. Что, система штрафов у нас уже не действует?

- Кого таким штрафом испугаешь? - развёл руками Шелест. - Сто рублей - не штраф. Когда платная парковка тут же рядом стоит 30 рублей в час.

- Не может быть?! - удивился Лапин.

- Всё правильно, Феликс Феликсович, - наконец-то Шелест почувствовал себя на коне. - За проезд на запрещающий сигнал светофора - штраф 700 рублей. А за парковку под знак “Остановка запрещена” - всего 100.

- Вот мы за бюджетные деньги закупаем “лежачих полицейских”, - подала голос Мухомор. - А скажите, где они стоят на балансе? И кто за их сохранность отвечает?

- У них срок службы всего два года. - махнул рукой Шелест. - А формально “Дорсигнал” отвечает. Хотя за пару лет куда-то “ушли” 17 “лежачих полицейских”.

- Полное безобразие! - констатировал Лапин.

Украли ограждение

- А когда водители сбивают металлические ограждения, - вопросы у начфина, казалось, никогда не иссякнут. - Кого мы должны привлекать к ответственности?

- Ну, теоретически, страховая компания должна платить, - в раздумье произнёс Шелест. - Но практически сделать это нелегко. Для начала надо копию протокола пересылать в город­скую администрацию. Завести отдельный учёт подобных происшествий.

- Это надо обязательно делать! - включился в разговор Лапин. - И вот ещё что. Я заметил, что на Ленинском проспекте во многих местах демонтировано железное ограждение. Сдаётся мне, что это делают хозяева расположенных поблизости магазинов и магазинчиков. Так вот, надо проследить, где разгружаются машины, привозящие товары в эти торговые точки. И если я окажусь прав, то необходимо заставить владельцев этих магазинов восстановить всё ограждение. Но следует вести наблюдение.

- Будем следить! - по-ефрейторски щёлкнул каблуками Шелест.

А Лапин закрыл совещание.

Чиновники довольно заулыбались. В кои-то веки сити-менеджер не терзал их за состояние озера Верхнего. Не спрашивал, куда девалась черепица после капремонта старых немецких зданий. И когда, наконец, в городе начнут исправно вывозить мусор.

Ю. ГРОЗМАНИ



Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money