НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Криминал / БРОСИЛА ЖЕНА, СЕЛ В ТЮРЬМУ. Почему грабитель Александр Зимин не стал уголовником

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • БРОСИЛА ЖЕНА, СЕЛ В ТЮРЬМУ.
    Почему грабитель Александр Зимин не стал уголовником

Тюрьма? Что дала она как средство борьбы с преступностью? Нуль! Она превратилась в академию порока!

С.К. Гогель,

приват-доцент юридического факультета Императорского Московского университета

Метла-воспитатель

“Зона” (исправительная колония общего режима №8) для Александра Зимина началась с метлы. Тогдашний начальник воспитательного отдела Урсов протянул ему инструмент лично.

- Это первая обязательная проверка, - поясняет Александр. - Будешь работать, значит - готов сотрудничать с администрацией колонии. После этого тебе прямая дорога в “активисты”. Садись, пиши заявление. Нет - отправишься в штрафной изолятор. (Это тюрьма в колонии, где заключённые содержатся строго в камерах.) Там рога пообломают, и вмиг встанешь “на путь исправления”. То есть, выбора нет.

Александр в прожжённого зека играть не стал. Срок он получил впервые. История с парнем приключилась типично российская - бросила жена, запил. Работал Александр - строителем-отделочником (выполнял частные заказы), так что собутыльники нашлись быстро. С одним из случайных “приятелей” повздорил по пьяной лавочке (уже и причину вспомнить не может). Короче - слово за слово, побил Александр мужика и забрал у него портмоне с документами и 500 рублями наличности. Чтобы не выёживался.

Как похмелье прошло - одумался, но было поздно. Арестовали грабителя (нашли его быстро - прятаться-то у него и в мыслях не было). Представитель прокуратуры Центрального района Калининграда Физулаева попросила дать Зимину три года условно. Но судья Попова решила, что преступника может исправить только колония. Так и отправился Александр на “зону”.

...В общем, Зимин воспитателю Урсову перечить не стал - тут же сделал всё, что гражданину начальнику требовалось.

- В актив, так в актив, - решил парень. - Лишь бы не трогали.

А “тронуть” могли очень даже больно. Так излупцуют - мама не горюй. Александр с первого момента понял - права качать ни к чему. Себе выйдет дороже. Тут у человека одна задача - выжить. Приспособишься к существующим порядкам - тогда есть шанс выйти на свободу. Не то что с чистой совестью - хотя бы не инвалидом.

Можно, конечно, и на большее расcчитывать - с максимально возможным комфортом сидеть. Но для этого нужно либо бешеные бабки иметь, либо уж очень большой сволочью быть. Впрочем, и то, и другое на “зоне” - не редкость.

Богатеи и сволочи

Чтобы сидеть с комфортом, деньги нужны немалые. С самого начала отбывания срока можно проплатить администрации и попасть в “тёплое местечко” (пожарная часть, санчасть, библиотека). Понятно, что там условия полегче. Не то что в столярном цехе, где зэки изготавливают стулья. Там даже от новичков требуют выполнения плана - 800 штук в день. Не выполнишь - изобьют. Сейчас, правда, и туда кризис добрался - половину работников сократили.

Длительное свидание (с ночёвкой) с “гражданской женой” опять-таки за деньги можно организовать. Стоит это удовольствие от 6 до 8 тысяч рублей. За 3 тысячи сотрудник администрации передаст с воли мобилу. Ну, и прочие поблажки реально организовать. Короче, плати чаще - и больше тебя “крепить” не будут. (То есть не изведут придирками. К форме одежды, например. Вроде мелочь, но штрафной изолятор за это обеспечен.) Поощрения тоже приходится покупать. А как иначе? Без них об условно-досрочном освобождении даже заикаться не стоит.

Деньги администрация принимает с опаской. Как правило, на указанную гражданином начальником сумму родственники заключённого закупают телевизоры, компьютеры или различные стройматериалы и привозят это добро прямо к воротам колонии. Там всё сдают - что на нужды исправительного учреждения пойдёт, а что “налево” - установить трудно.

Второй способ облегчить себе жизнь - втереться в доверие администрации. Кому это удаётся - отдельная тема. Комендантом “зоны”, к примеру, является некто Бирюков. (9 лет получил за изнасилование.) У него масса полномочий, и администрация к мнению насильника прислушивается.

В столярном цехе командует осуждённый. У него не только мобильный телефон, но и ноутбук имеется. И вечно “главный столяр” “вмазанный” ходит - наркотики получает регулярно.

Ещё одно “лицо, приближённое к императору” - московский аферист по фамилии Харуг. Что-то он в златоглавой провернул криминальное, вот и попал в колонию. Тут же всех убедил, что имеет два высших образования: юридиче­ское и медицинское. Обещал осуждённым помочь с досрочным освобождением (за деньги, естественно). Многие Харугу поверили - как-никак столичный адвокат! И что? Деньги взял и кинул. Тем не менее, живёт припеваючи - работает в санчасти. По второй, так сказать, специальности.

Приспособленцы рангом пониже - те, что с красными повязками по колонии расхаживают. Секция дисциплины и порядка. Они на осуждённого любую кляузу написать могут - даже в штрафной изолятор отправить в состоянии. Приходится от них откупаться - конфетами, шоколадом. Но блюстители дисциплины и порядка всё равно доносы пишут - у них план от начальства по количеству замечаний.

В таких условиях простые зэки слово лишнее сказать не смеют. Все боятся.

Вешаются, режут вены

Боятся и сотрудники администрации. В первую очередь, друг друга и начальство. Вот, к примеру, прошёл по “зоне” слушок, что “главному столяру” дурь лично один из сотрудников администрации доставляет. Зэк в обдолбанном состоянии об этом не раз кричал (“бизнес”, мол, у них общий). Так это или нет - сказать трудно, но другие сотрудники администрации пытаются коллегу поймать. Сколько раз уже осуждённых просили информацию дать! Только кто на это осмелится? Ляпнешь лишнее, а как там дальше дело обернётся - неизвестно. Может, того, кому зэк доверится, в первую очередь свои же и сожрут. А потом ещё и на информаторе отыграются.

Да и вообще сотрудникам администрации доверять сложно. Абсолютное большинство из них на зэков смотрит, как на скотов. Заботятся только об одном - как бы перед вышестоящим начальством не оплошать. А что для этого надо? Постоянно и неустанно демонстрировать кипучую деятельность. Поэтому администрация больше всего любит заниматься построениями осуждённых. Денно и нощно офицеры и прапорщики ломают головы - как усовершенствовать этот процесс: как фланги расположить, в какую сторону зэк во время проверки из строя выйти должен, куда и каким шагом далее проследовать, и так далее.

В результате зэки “танцуют” на плацу по два часа. Даже зимой, когда чуть не половина контингента болела гриппом. Не удивительно, что после “парада” многие получили осложнения. Зато администрация и начальство довольны: у нас всё хорошо, зэки подчиняются, выдрессированы и ходят в ногу.

Но это ещё мелочи. Беда, если среди сотрудников администрации откровенный садист окажется. В колонии у такого будут все условия отвести душу. Делай что хочешь, хоть до смерти жертву доводи. И, что характерно, безнаказанно. Вот, к примеру, был случай, когда трое зэков за короткий промежуток времени с жизнью свели счёты. Осуждённый Дроздов повесился, а через несколько дней ещё один зэк горло себе перерезал. Затем и третий вены вскрыл. И все, как один, в смену дежурного Николая Тарского. Не исключено, что такие случайности-совпадения и дальше бы происходили, но Тарского повысили. Сейчас он начальник роты охраны.

На всю “зону” имеется лишь один человек, с которым осуждённый нормально поговорить может. Это командир 1-го отряда Дмитрий Николаевич Конопатский. От остальных “воспитателей” зэки слышат лишь одно: “Вы не люди, а преступники”. Такой вот исправительный процесс. Для Александра он закончился в феврале 2009 года. Как судьба сложится дальше - не знает. Не сломался, не озверел, выжил - и слава Богу.

Многие, кто прошёл тюремную “школу жизни”, выходят на свободу совсем с другими настроениями. “Откинувшихся” в стране немало. Общее число сидящих на нарах граждан перевалило за 800.000. Только в прошлом году ряды зэков пополнили 316.000 осуждённых. Так что шансы встретить выпускника “исправительной” системы на улице всё время возрастают. А если ещё пересчитать охранников (которые в одной с зэками школе жизни учатся), то совсем из дома выходить не захочется.

А. Федоров



Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money

236040, г. Калининград
ул. Черняховского, 17
(второй этаж)
тел. (4012) 991-210

Мобильный номер
редакции:
+7-900-567-5-888.


Архив номеров
Архив номеров




Федеральные СМИ,
которые пишут
об Игоре Рудникове

Новая газета

THE NEW TIMES