НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Криминал / ФАШИСТЫ В МИЛИЦИИ. Кто устраивает погромы “чурок” в янтарном рае

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • ФАШИСТЫ В МИЛИЦИИ.
    Кто устраивает погромы “чурок” в янтарном рае

“С октября 2007 года я работаю строителем в пос. Долгоруково, восстанавливаю казармы. Проживаем всей бригадой в одной из казарм. 26.06.2008 г. около 12 часов ночи мы собирались ложиться спать. Вдруг в нашу комнату зашли молодые люди, около 8 человек, примерно 18-ти лет, и без предупреждений меня начали избивать... Я знаю, что эти ребята из посёлка Долгоруково. Я их видел на футбольном поле...”

Из показаний Набиева Хуманазара, 1966 г.р.

“Поохотиться” на гастарбайтеров

Слова “скинхед” и “антифа”, к сожалению, давно уже не нуждаются в расшифровке. Всем известно: скинхеды - это бритоголовые крепыши, которые мнят себя истинными “белыми людьми”, любят кричалки на немецком, сбиваются в стаи и нападают на тех, у кого “недостаточно славянская внешность”.

“Антифа” - идеологические противники скинхедов. Готовые вступить врукопашную с доморощенными фашистами. Вынужденные существовать практически в подполье, а во время редких встреч с журналистами (на конспиративных квартирах) - закрывать лица. Опасаясь не столько мести скинхедов, сколько... реакции правоохранительных органов. Потому что - парадоксально, но факт! - российские правоохранительные и судебные органы к фашистам чрезвычайно снисходительны.

Во-первых, крайне неохотно признают националистическую подоплёку совершаемых скинхедами нападений и убийств, до последнего стараясь делать вид, будто всё это - банальные ограбления и хулиганство. (Между тем, правозащитники утверждают, что в 2008 году по мотивам национальной ненависти было убито и покалечено больше людей, чем когда бы то ни было.) Во-вторых, зачастую сотрудники упомянутых выше органов... сами не прочь “поохотиться” на гастарбайтеров.

Идеальная жертва

А почему бы и нет? Гастарбайтер - “идеальная жертва”. Существо фактически бесправное. Привезённое в чужую страну, безъязыкое, часто - лишённое законных видов на работу и жительство. И неважно, что страна эта - одна из экс-братских республик. Гастарбайтеры уже не помнят о том, что жили когда-то вместе с нами в “большой семье братских народов”.

Точней, не помнят этого “аборигены”. И ведут себя соответственно. Упиваясь сознанием полной своей безнаказанности. Гастарбайтера можно толкнуть, обозвать его “чуркой”, объяснить “понаехавшим тут”, кто в доме хозяин... Гастарбайтера можно ударить - если вдруг зачесалась рука. Разве пойдёт такой жаловаться, что бы с ним ни случилось? Побоится. Да и не сможет. Где уж ему, с его-то двумя-тремя заученными русскими фразами... Вот и стала “дикая охота” явлением нашей жизни. Чудовищным - но вполне распространённым.

Удар в лицо

...Историю о том, что случилось в апреле прошлого года в посёлке Долгоруково Багратионовского района, мы складывали по кусочкам, как мозаику: информация поступала из самых разных источников. Вкратце сюжет таков: 30 апреля 2008 года, поздно вечером, к бывшей военной казарме, в которой жили строительные рабочие-узбеки, подъехал белый микроавтобус с тонированными стёклами.

Один из рабочих, Махаткадир Кучканов, в это время на свою беду вышел на улицу (он направлялся в туалет). Заметив микроавтобус, он решил переждать. Мало ли!.. Но “микраш” остановился. Из него выскочили двое молодых людей, одетых в гражданское. Ничего не говоря, они приблизились к Кучканову, подхватили его с двух сторон и потащили в автобус. Он перепугался: никого из этих людей он раньше не видел; причину, по которой его волокут в “микраш”, ему не объяснили...

Кучканов начал вырываться - но, на всякий случай, никого старался не бить. Бить начали его. Жестоко. Кулаками, ногами. Один мощный удар пришёлся в лицо, остальные - по туловищу.

Несколько раз ему сильно попали по печени. Кучканов громко закричал, зовя на помощь своего бригадира, но тот не выходил.

Четверо на одного

В это время один из нападавших надел на правую руку Кучканова наручники и застегнул. Рабочего сбили с ног. Он лежал на асфальте, недалеко от входа в казарму-общежитие, а незнакомцы со всей дури пинали его ногами. Из “микраша” к ним подбежали ещё двое и рьяно включились в “процесс”.

Кучканов продолжал кричать. Теперь он звал своего сына. Нуруддин Кучканов вскоре выбежал - и тогда один из нападавших, подсветив зажигалкой, показал ему... милицей­ское удостоверение. После чего с руки Кучканова-старшего сняли “браслет”, а трое парней в штатском забежали в общежитие. Минут через пять они выскочили на улицу. За ними высыпали рабочие - и узбеки, и русские.

Повар Мунавархан Давронова (одна из немногих хорошо говорящих по-русски) стала кричать на непрошенных визитеров, говоря, что они не имели права врываться ночью в общежитие, что все живущие тут имеют регистрацию, законное право работать и т.д., и т.п.

(Работники ООО “Антикстрой” действительно присутствовали на территории района абсолютно легально. Все необходимые документы, включая пропуск в пограничную зону, на них были оформлены, казармы - переведены в жилые помещения, так что ни о какой “незаконной миграции” не могло быть и речи.)

Но ночные гости слушать её не стали - погрузились в “микраш” и спешно ретировались.

“Ты не дал им закурить!”

Избитого Кучканова втащили в общагу. Он еле дышал и обливался кровью. Сын вызвал “Скорую помощь”, Кучканова доставили в Багратионовскую больницу, где он пролежал шесть дней.

Как и полагается в таких случаях, из больницы сообщили в райотдел милиции, дежурный - сообщение принял и... зарегистрировал. На следующий день в палату приехала и опросила избитого девушка-милиционер - Ольга Бугрова...

А дальше начинается самое интересное.

Кроме того, что его били милиционеры (сыну показали удостоверение), Кучканов сообщил Бугровой и номер того белого микроавтобуса - с цифрами “838”... И ещё сказал, что человек десять, как минимум, видели нападавших и смогут их опознать.

Через несколько дней, когда Кучканов всё ещё находился на стационарном лечении, к нему пришёл молодой человек в гражданской одежде, представился сотрудником милиции, но документов не предъявил... Попросил выйти на улицу. А там - поинтересовался, имеет ли Кучканов какие-либо претензии в связи с избиением.

Тот сразу понял, чем может закончиться этот разговор. И на всякий случай ответил, что особых претензий нет - просто обидно. Избили-то ни за что!

Но парень всё равно возмутился: “Как это - ни за что? У тебя вышел конфликт с мужчинами из-за того, что ты не дал им закурить!”

Кучканов удивился: и закурить у него никто не спрашивал, и конфликта, в сущности, не было. По крайней мере, никакой “вербальной стадии”: его, Кучканова, сразу начали бить... Без какой бы то ни было “увертюры”.

Но молодой человек дал гастарбайтеру лист бумаги, на котором были напечатаны только фамилия Кучканова, дата его рождения и место жительства, и попросил поставить две подписи, вверху и внизу.

Рабочий выполнил требование. А что ему ещё оставалось? “Качать права”, когда ты еле двигаешься, разговариваешь и дышишь с трудом, а перед тобой сотрудник милиции - едва ли реально.

Помощник прокурора

Ну а потом, естественно, на свет божий появился “отказной” материал за подписью дознавателя Багратионовского РОВД Д. Маргайлика - полный противоречий. Где не было ни слова о милицейском удостоверении, о номере белого микроавтобуса. Зато значилась та самая “версия”: мол, Кучканов вышел покурить, мимо проезжал микроавтобус, из него вышли неустановленные лица, попросили закурить, Кучканов не дал, завязалась драка.

Короче, сам виноват. Не надо было отказывать “белым людям”. А надо было, типа, поклониться и сказать: “Спасибо, масса, что не побрезговали”.

В общем, нет оснований для возбуждения уголовного дела.

Этим бы, наверное, всё и закончилось. Но отказной материал попал на глаза помощнику прокурора Багратионовского района Дмитрию Зотикову (он осуществлял надзор за законностью разрешения сообщений о преступлениях). Материал сразу показался ему подозрительным. Хотя бы из-за того обстоятельства, что в объяснении, взятом у Кучканова Ольгой Бугровой, цифра “3” в номере микроавтобуса была исправлена на “0”.

Зотиков решил сам побеседовать с Кучкановым-старшим и очевидцами. Выяснилось, что хорошо говорят по-русски только сам Кучканов (он когда-то служил в армии на территории России) и та самая повариха Давронова, которая не побоялась тогда, ночью, потребовать, чтобы сотрудники милиции оставили её в покое.

С камнем в руках

Картина из их показаний вырисовывалась мрачная. Более того, почти через месяц после избиения Кучканов всё ещё не мог работать; еле ходил, обмотанный шерстяным платком, держался за живот и кривился от боли. Было видно, что он вообще остался жив чудом. А Давронова утверждала, что к избиению (которое “сопровождалось высказываниями в адрес граждан Узбекистана, направленными на возбуждение национальной розни и дискриминации по национальности”) причастен сотрудник ГИБДД ОВД по Багратионовскому району, которого наглядно она хорошо знает и может опознать.

Бригадир узбекских строителей З.А. Уралов, в свой черед, сказал, что наглядно ему хорошо известен сотрудник ГИБДД, который поздно вечером 30 апреля был в общежитии и, соответственно, мог участвовать в нанесении Кучканову побоев.

Уралов сообщил, что этот сотрудник ГИБДД ездит на “Ауди” синего цвета. И добавил, что и.о. дознавателя Маргайлик (тот самый, написавший “отказной” материал) приезжал в общежитие ТОЙ ЖЕ НОЧЬЮ, когда были учинены беспорядки (Кучканова к тому времени уже увезли на “скорой”), вызвал Уралова на улицу “для беседы”, в ходе которой угрожал. А в руках - очевидно, для вящей убедительности, - держал камень.

Выяснилось также, что Ольга Бугрова брала письменное объяснение у Давроновой (где повариха заявляла о причастности к избиению Кучканова сотрудников милиции), но... в материалах проверки оно почему-то отсутствовало (то ли Бугрова, то ли Маргайлик его умышленно не приобщили).

В итоге Зотиков пришёл к выводу, что в действиях Маргайлика и Бугровой усматриваются признаки преступления - они умышленно скрывали известные им факты избиения Кучканова сотрудниками милиции. Оставалось найти тех, кого Маргайлик и Бугрова так старательно покрывали.

Зотиков пообещал гастарбайтерам, что виновные обязательно будут наказаны. И сообщил о случившемся прокурору.

Сын судьи

Вскоре удалось установить, что в отделе милиции действительно есть сотрудники, по описанию похожие на тех, кто бил Кучканова. А белый микроавтобус, в номере которого имеются цифры 838, принадлежит стажёру ОБЭП ОВД Багратионов­ского района Василию Яшкову (кстати, сыну федеральной судьи).

Все эти сведения Зотиков передал по инстанции - в Гурьевский межрайонный следственный отдел СУ СК.

По идее, уголовное дело следовало возбуждать по ч. 4 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий, совершённое группой лиц). И это - при условии, что националистическая его подоплёка была бы проигнорирована. Потому что реально здесь просилась совсем другая статья. Гораздо более тяжёлая, чем просто должностное преступление.

И вроде бы уголовным делом даже занялись. По крайней мере, следователь С. Сумароков опросил и бригадира строителей Зидана Уралова, Кучканова-старшего и Давронову.

Зотиков лично возил их к Сумарокову. По дороге Давронова сказала, что милиционерам, избившим Кучканова, ничего не будет. Здесь Россия, а значит, всё можно купить и обо всём договориться.

Зотиков убеждал Давронову в том, что совершившие преступление, ответят по всей строгости закона. Но всё-таки дал пару-тройку рекомендаций, как вести себя в том случае, если уголовное дело не возбудят.

“Ты в своём уме?”

...Следователь Сумароков внимательно выслушал и потерпевшего, и свидетелей. Вскоре он сообщил Зотикову, что из описаний, данных узбеками, следует, что Кучканов был избит оперуполномоченным угрозыска ОВД Багратионовского района сержантом А. Мирным и лейтенантом Иванкиным. Не исключено, что им помогал ещё один опер угрозыска - С. Юшко.

Сумароков сказал также, что Иванкин и Мирный признались ему в приватной беседе, что действительно избили узбека без какого-либо для этого повода. (Если учесть, что Мирный - уроженец Киргизии, а Иванкин - переселенец из Казахстана, то задуматься об этнической подоплёке этого избиения - прямой резон.)

6 июня Сумароков пояснил, что по результату проведённой им проверки будет возбуждено уголовное дело - правда, в отношении “неустановленных сотрудников милиции”. А через неделю выяснилось, что никакого дела Сумароков возбуждать не стал, а направил материал проверки... в ОВД Багратионовского района.

Зотиков спросил: “Ты в своём уме?” На что Сумароков ответил, что незаконность своих действий вполне понимает, но он - человек маленький, его начальник Гурковский ему приказал... На днях-де к Гурковскому приезжал начальник ОВД Багратионовского района полковник милиции Припаньковский “с какими-то очень серьёзными людьми” - и все они обсуждали, что делать с сотрудниками милиции, избившими узбека.

Сошлись на том, что НИЧЕГО делать не надо, иначе в уголовном розыске “работать и раскрывать преступления будет некому”.

По кличке “300 баксов”

И тут необходим небольшой экскурс в историю.

По состоянию на июнь 2008 года начальник ОВД Багратионовского района А.В. Припаньковский уже исчерпал лимит по ЧП в подведомственной ему структуре.

Так, в 2007 году был осуждён подчинённый Припаньковского - сотрудник ИВС Е. Силаев, издевавшийся над задержанным гражданином Польши и “прославивший” отдел на всю Россию (не говоря уже о сопредельной державе).

В том же 2007 году Припаньковский был привлечён к дисциплинарной ответственности. Ему “впаяли” неполное служебное соответствие - за то, что из ИВС удрали трое подсудимых (разобрали стенку и “дёрнули” в Польшу).

Кроме того, ни для кого не секрет, что в ОВД приграничного Багратионовского района коррупция не то что “имеет место”, а прямо-таки цветёт и пахнет. (Но это - тема отдельного “крупного разговора”.)

Вполне резонно предположить, что очередное ЧП, в котором оказались бы замешаны сотрудники Багратионовкого ОВД, нужно было Припаньковскому как “здравствуй” среди ночи. Возбуждение уголовного дела в отношении двоих, а то и троих его подчинённых за совершение ими должностного преступления неминуемо означало бы конец милицейской карьеры самого Припаньковского.

В общем, Припаньковский проявил свою заинтересованность... и уголовное дело стало спускаться на тормозах. Не за деньги - а в силу “взаимопонимания” между милицией, прокуратурой и следственным отделом СУСК.

Концы в воду

Преступление, совершённое в отношении Кучканова, было квалифицировано по ч. I ст. 115 УК РФ (умышленное причинение лёгкого вреда здоровью). Т.е. как дело частного обвинения, которое возбуждается в органах дознания ПО ЗАЯВЛЕНИЮ ПОТЕРПЕВШЕГО. А Кучканова сначала перебросили вместе с сыном на стройку в Гвардейск, а позже вообще отправили в Узбекистан (хозяина строительной фирмы заставили купить билеты на самолёт).

Уголовное дело находилось в производстве у дознавателя ОВД Бойковой. Но... в материалах уже не было ни одного объяснения, данного гражданами Узбекистана... - только рапорт Зотикова на имя прокурора района об обнаружении признаков преступления.

В конце июля, после жалобы Зотикова, дело забрали в отдел по надзору за следствием и дознанием прокуратуры Калининградской области. Оттуда - вернули. По пути куда-то подевались материалы следственной проверки (то ли утрачены, то ли не приобщены - так и лежат у кого-нибудь в столе на всякий пожарный случай).

...Зотиков тщетно пытался добиться правды: факты укрывательства преступления были, что называется, налицо. Писал служебные записки, рапорты... записался на приём и подробно изложил всё, что у него есть по “узбекскому делу” лично прокурору области Алексею Самсонову...

Расправа

Дело периодически “дёргали” на проверку, кидали из стола в стол... Но в итоге Зотиков стал первым в истории янтарного края прокурорским работником, в отношении которого... прокурор области возбудил дело об административном правонарушении! (Хотя прежде, даже когда прокурорские давили насмерть людей, наказание сводилось к объявлению строгого выговора.)

За что же привлекли Зотикова?

Находясь в отпуске, он возвращался с женой и ребёнком из Калининграда, из больницы. Недалеко от Багратионовска машину помощника прокурора остановил инспектор ГАИ. Нарушение! Оказывается, жена Зотикова, сидевшая на заднем сиденье, в пути достала малыша из детского автомобильного кресла (он расплакался) и взяла на руки, чтобы успокоить... Зотиков был за рулём и этого не видел.

Стандартная “цена” такого нарушения - предупреждение или сто рублей штрафа. Но... видимо, не в данной ситуации. Зотикова начали “прессинговать”. А Система не знает пощады. Тот, кто начинает “играть не по правилам”, очень скоро чувствует на себе всю мощь судебно-правового механизма.

Зотикову пришлось уволиться “по собственному желанию”. И “узбекское дело” было окончательно похоронено...

Зверски избиты

А 26 июня 2008 года, после футбольного матча “Россия-Испания” (шёл чемпионат Европы) группа молодых ребят из посёлка Долгоруково отправилась... в ту же казарму-общежитие. “Мочить чурок”. Мстить им (!) за поражение российской футбольной команды.

(Из рапорта оперуполномоченного Н. Куликова на имя начальника Багратионовского РОВД полковника милиции А. Припаньковского:

“Выехав на место происшествия, было установлено, что граждане Узбекистана проживают в пос. Долгоруково, в казарме. 26.06.2008 года около 12 часов ночи к ним пришла группа молодых людей (16-20 лет) в составе 8 человек и, поочерёдно заходя в комнаты казармы, избивали граждан Узбекистана. Перед уходом группа молодых людей забрала мобильный телефон марки “Сименс”, принадлежащий одному из граждан Узбекистана... Установлены лица, причастные к данному происшествию. Ими оказались Великанцев В.А. 1990 г.р., Кармилицин И.П. 1988 г.р., Голубенков М.А. 1990 г.р.”)

Среди других гастарбайтеров был зверски избит и брат бригадира Зидана Уралова - Зафар Уралов. С черепно-мозговой травмой и сломанным носом его госпитализировали, но... лечили неофициально целый месяц.

Материал из милиции был направлен по проторенному пути: мировому судье. Националистической подоплёки в “разборке” никто ни в правоохранительных, ни в судебных органах, естественно, “не заметил”. Так, ерунда всякая: побои, лёгкий вред... да и заявления от потерпевшего нету... Короче, “в отношении данных граждан”, как следует из другого милицейского рапорта, составлены административные протоколы по ст. 20.21 КоАП РФ, после чего погромщики и грабители были отпущены на свободу.

Гиблое место

Правда, сотрудники милиции на сей раз в побоище участия не принимали. Но разве не они его инициировали тем, что в прошлый раз виновные в форме НИ ЗА ЧТО НЕ ОТВЕТИЛИ?

...Что же творится в России? В кого превратились люди, чья профессия - охрана ПРАВОПОРЯДКА? Речь даже не о том, что проявления национализма в ЦИВИЛИЗОВАННОМ обществе рассматриваются и как уголовно наказуемое деяние, и как дурная болезнь. Речь о том, что в стране формируется (или уже сформирована!) “каста неприкосновенных”. В погонах и мантиях. Им - можно всё. Они ни за что не в ответе. За ними - сила. В своей стране они ведут себя как завоеватели на оккупированной территории... А в итоге город, где раньше не было этнических конфликтов, превращается в “гиблое место”. Он, когда-то ошибочно названный “цитаделью фашизма”, кажется, начинает оправдывать этот ярлык...

Редакция “НК”



Если вам понравилась эта статья, переведите нам любую сумму.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money

236040, г. Калининград
ул. Черняховского, 17
(второй этаж)
тел. (4012) 991-210

‎+7-900-567-5-888.


Архив номеров
Архив номеров




Федеральные СМИ,
которые пишут
об Игоре Рудникове

Новая газета

THE NEW TIMES