НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Криминал / СТАЛ МЭРОМ - СЕЛ В СИЗО. Как выполняется план по борьбе с коррупцией

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • СТАЛ МЭРОМ - СЕЛ В СИЗО.
    Как выполняется план по борьбе с коррупцией

  Печальный сюжет, о котором мы рассказывали нашим читателям в мае прошлого года, имеет своё продолжение.

“Седьмой отдел”

Напомним, 21 мая 2008 года был задержан Рустем Садыков, управляющий делами администрации Зеленоградского муниципального образования.

(Садыков живёт в Зелено­градске больше 20 лет. Приехал в конце восьмидесятых по распределению, окончив Горьковскую школу милиции. Работал следователем в Зеленоградском ОБХСС - до тех пор, пока не потеряло смысл само словосочетание “хищение социалистической собственности”. Затем уволился, стал адвокатом. В администрацию его пригласил мэр Юрий Стельмах, тоже бывший офицер милиции.)

По словам жены Садыкова, Анны Донсковой, она давно уже ждала неприятностей. В свете той нешуточной борьбы за землю, что развернулась в Зеленоградском районе. А особенно после убийства заместителя председателя городского совета депутатов Виктора Кондратова (его застрелили на пороге кафе “Фёст” 13 октября 2007 года) и неоднократных попыток сместить главу города Ю. Стельмаха - ожидать можно было чего угодно. Вплоть до нападения бандитов, “несчастного случая” или заминированного автомобиля. Но вот ареста как-то не предполагалось...

Наверное, ареста бы и не случилось, если бы примерно в это время не был создан так называемый “седьмой отдел” - по борьбе с коррупцией. Как всегда в таких ситуациях, новой правоохранительной структуре необходимо было о себе заявить. Ну, и план, разумеется, выполнить. Оправдать, так сказать, своё существование, “взяв” не какую-нибудь мелкую сошку, а ФИГУРУ. И.о. мэра курортного города на эту роль вполне годился.

Вырубка деревьев

Впрочем, мэров небольших муниципальных образований немало. О том, почему выбор пал именно на Садыкова, могут поведать... фамилии, упоминающиеся в материалах уголовного дела. Тем более, что это уголовное дело стало ПЕРВЫМ для “седьмого отдела”.

- Рустем исполнял обязанности главы районной администрации, поскольку Стельмах находился в отпуске, уехал на Украину, - говорит Анна Донскова. - 21 мая Рустем ездил в “Водоканал” и к обеду вернулся в администрацию. В здании на ул. Ленина, 20, около служебного кабинета его поджидала некто Оксана Карпенко.

Муж рассказывал, что Карпенко работала на Викторию Сальникову, супругу покойного бизнесмена-табачника Александра Сальникова (тот был убит 1 апреля 2005 года в Калининграде, на улице Соммера, 2, в подъезде собственного дома, - прим. авт.).

Ещё 9 апреля 2007 года Рустем написал на имя главы администрации Стельмаха докладную записку: 7 апреля на участке, прилегающем к дому №3 по ул. Пионерской, фирма ООО “Балтик-строй” незаконно вырубила деревья. Представитель ООО “Балтик-строй” Олеся Глущак предъявила разрешение на производство земляных работ - без номера, без даты... И вообще, по этому документу фирма имела право только на геологические изыскания на земельном участке площадью 900 кв. метров... Был составлен акт, вызван наряд милиции. Застройщику предложили явиться в администрацию со всеми бумагами.

“Буду строить, где захочу!”

9 апреля к Садыкову пришли О. Глущак и В. Сальникова. Их сопровождал депутат городского совета Н. Барабан. Разговора не получилось - вышел скандал. По словам Рустема, Сальникова и Глущак так и не объяснили, на каком основании фирма “Балтик-строй” рубила деревья. В итоге фирма была оштрафована. Вероятно, с тех пор Сальникова и заимела на Садыкова зуб.

По крайней мере, известно, что она бросила в его адрес такую фразу: “Тоже мне начальник нашёлся! Я буду строить, где захочу!” А через год возникла новая ситуация.

Г-жа Сальникова подавала в городскую администрацию документы, чтобы продлить разрешение на строительство гостиницы коттеджного типа на той же улице Пионерской, 3а. Однако получила письменный отказ. После чего хозяйка “Балтик-строя” обратилась к Садыкову за разъяснениями. Рустем вызвал сотрудника администрации, и тот сказал Сальниковой, каких документов не хватает.

Через некоторое время именно Карпенко доставила необходимые бумаги. Их проверили, разрешение Сальниковой продлили. И тогда же, по словам мужа, состоялся разговор о памятнике...

Дело в том, что Юрий Стельмах накануне пообещал ветеранам отремонтировать монумент героям Великой Отечественной войны, установленный в городском парке. Предполагалось, что ремонт проведёт ООО “Твоё жильё”. Рабочих фирма пообещала выделить бесплатно, но требовались деньги на материалы (все средства фирма получала под расписки, обязуясь впоследствии отчитаться за каждый рубль). Вот Садыков и рассказал об этой ситуации. Сальникова тут же откликнулась: “Я готова помочь”. Вероятно, тогда и возникла эта идея - “оказать активную помощь” сотрудникам правоохранительных органов, сведя личные счёты с Садыковым руками убоповцев.

Протокол допроса

Документально, в материалах уголовного дела, этот эпизод изложен следующим образом (читаем протокол допроса Садыкова):

“<...> В апреле 2008 года я (Садыков) спросил Н. Ишкулова, представителя ООО “Твоё жильё”, не смог бы он выполнить работы по замене каменного покрытия площадки вокруг памятника. Ишкулов сказал, что нужно рассчитать стоимость этих работ. Позже он назвал мне стоимость - порядка 900 тысяч рублей.

Я спросил Ишкулова, в каком объёме он мог бы сделать эту работу за свой счёт, на что Ишкулов ответил, что готов в качестве подрядчика выполнить работы на 100.000 рублей, в качестве благотворительности городскому поселению. Я согласился с Ишкуловым и сказал, что постараюсь подыскать предпринимателей, готовых профинансировать работы на оставшиеся 800.000 рублей, т.е. меценатов.

Я с Ишкуловым договорился, что вопросом приёма денег я лично заниматься не буду.

<...> В начале апреля 2008 г. я спросил Сальникову, не смогла бы она пожертвовать денежные средства на ремонт памятника погибшим воинам <...> Сальникова сказала, что может оплатить работы на сумму 10 тысяч рублей, а также предоставить стройматериалы, а именно тротуарную плитку. Возможно, я тогда же дал Сальниковой номер телефона Ишкулова, чтобы она согласовала с ним размер, цвет, фасон, качество тротуарной плитки, необходимой для ремонта. После этого случая с Сальниковой я более не встречался”.

На ремонт памятника

“После 12 мая Карпенко (которую Сальникова мне представила как специалиста, занимающегося работой по взаимодействию с администрацией) стала “набиваться” на встречу со мной.

При встрече Карпенко сказала, что отделу архитектуры, а именно Преображенскому Алексею Станиславовичу (зам. начальника отдела архитектуры) что-то не нравилось. Я вызвал к себе Преображенского и с его слов понял, что Карпенко не мотивировала срок продления. Тогда же Преображенский в присутствии Карпенко назвал документ, который бы соответствовал заявленным сведениям.

Карпенко сказала Преображенскому, что необходимый документ привезёт в тот же день. <...> Ещё до этого я рассказал Карпенко, что у меня с Сальниковой была договорённость о том, что та поможет средствами на ремонт памятника. Я спросил Карпенко, готова ли она выполнить обязательства Сальниковой.

Карпенко ответила: “Да, мы готовы”.

Я спросил её: “Тысяч пятьдесят дадите?” <...> Карпенко ответила: “Да”.

<...> Хочу отметить, что, если бы Карпенко отказала в средствах, то никакого отказа в продлении разрешения на строительство на этом основании она бы не получила.

<...> 20 мая 2008 года, после того, как Карпенко передала необходимый документ в отдел архитектуры, я подписал представленные Преображен­ским продление разрешения на строительство и постановление о продлении срока разрешения”.

Надели наручники

“21 мая 2008 г. я увидел Карпенко в своей приёмной около 13 часов. Я пригласил её зайти в кабинет. Карпенко сказала мне: “Спасибо, я всё получила”. Я ответил, что не за что. Карпенко сказала, что приготовила деньги на памятник. Я ей ответил, что с деньгами ко мне даже подходить не следует. Карпенко сообщила, что уже сняла деньги в банке наличными.

Я позвонил Ишкулову <...> сказал, что подожду Ишкулова, чтобы свести его с Карпенко (они визуально не знакомы). <...> Я и Карпенко встретили Ишкулова в фойе администрации на 1-м этаже. (Он приехал на “Мерседесе” с госномером М555 МА/39 - прим. авт.) <...> Я попросил Ишкулова оформить приём наличных денег от Карпенко. Ишкулов сказал, что может выписать приходный ордер <...> После этого Карпенко и Ишкулов вдвоём вышли из здания, сели в машину Ишкулова (я видел это через стеклянные двери) <...> Потом я заметил, что Карпенко вышла из машины и пошла в сторону вокзала <...> Ишкулов вышел из машины <...> Какой-то незнакомый мужчина набросился на него и повалил на землю.

Я дернулся, чтобы попытаться помочь Ишкулову, но в это время двое или трое мужчин задержали меня, поставили лицом к стеклянной стене администрации и надели на меня наручники. Тогда я понял, что на меня напали сотрудники милиции”.

Денежная дорожка

По словам очевидцев, картинка задержания была впечатляющей. Изъятые у Ишкулова 50.000 рублей - разложены на асфальте. Ишкулов и Садыков - в наручниках! - парятся на солнцепеке по обе стороны от “денежной дорожки”. Рядом толпятся зеваки. Настроенные, впрочем, благожелательно - то пирожок предложат, то - водички попить... Шоу, да и только!

Согласно протоколу личного досмотра, меченых купюр при Садыкове не обнаружили.

“При досмотре у задержанного обнаружено следующее: портмоне для хранения ключей <...> телефон “Nokia 6233” в корпусе чёрного цвета <...> телефон марки “Сименс СХ65” <...>кошелёк с находящимися в нём денежными средствами, в том числе иностранная валюта: доллары США в размере 800 <...> одна купюра достоинством 20 польских злотых; четыре купюры достоинством 1.000 рублей <...> девять купюр достоинством 100 рублей, три купюры достоинством 50 рублей, 6 купюр достоинством 10 рублей...”

“Предыстория” этого шоу станет известна позже: некий оперуполномоченный ОВД УБОП УВД по Калининградской области г-н Анисимов получил некую “оперативную информацию” (вполне можно предположить, от КОГО она поступила) о том, что Садыков, “занимая руководящую должность в муниципальном образовании, вымогает взятки с предпринимателей за выдачу различных разрешений, согласований, а так же (орфо­графия подлинника, - прим. авт.) за “покровительство”.

Имеет большое влияние на организации, занимающиеся строительством в г. Зеленоградске, осуществляет их “покровительство” за денежное вознаграждение”.

50.000 рублей на операцию

Взяв Садыкова в “разработку”, Анисимов сговаривается с Карпенко. Некто Е.А. Новик, проживающий в Калининграде на ул. Ангарской, якобы даёт Анисимову 50.000 рублей для проведения операции (типа, это деньги ООО “Экстрим”, зарегистрированного по адресу проживания Новика). Мечеными купюрами снабжают Карпенко... И - оп-п-ля! Подозреваемых утыкают носами в асфальт, ничтоже сумняшеся тем обстоятельством, что Ишкулов в машине дал Карпенко РАСПИСКУ, где чёрным по белому была обозначена сумма взноса. Ну, не такой же он идиот, чтобы давать расписку в получении ВЗЯТКИ?!

...Анне Донсковой о случившемся сообщили сотрудницы зелено­градской администрации. Мол, собирайте скорее вещи, мужа вашего в тюрьму забирают!!!

Вещи Донскова собрала мигом. Примчалась к администрации. Садыков, увидев жену, успел сказать: “Деньги я не брал, и брать не собирался!”

В 18 часов задержанных погрузили в милицейскую машину и увезли в Калинин­град, в штаб-квартиру УБОПа на Невского, 42.

Анна Донскова связалась со знакомым адвокатом, и они вместе начали выяснять судьбу Рустема Садыкова. В УБОПе никакой информации не дали: “Когда будет надо - сообщим”. Адвокату с трудом удалось узнать, что Садыков - всё-таки в УБОПе, стоит в коридоре лицом к стене.

Милиционеры окружили дом

А дальше - понеслось.

Во-первых, Садыкова допрашивали ночью.

Во-вторых, в протоколе значилось, что он был задержан не днём, а в 23 часа. Эта “описка” позволяла лишних девять часов держать его взаперти, не предъявляя обвинения!

В-третьих, следствие вознамерилось любым способом “закрыть” подозреваемого. Правда, с первой попытки это не получилось: следователи кидались то в суд Ленинградского района, то в Зеленоградский, то к прокурору области - т.к. Садыков является членом районного избиркома, и это требует особой процедуры возбуждения уголовного дела - а срок содержания в ИВС истекал. В общем, после всевозможных мытарств Садыкову объявили, что уголовное дело в отношении него прекращено. И тут же возбудили новое. По тому же эпизоду и по той же самой статье (ч. 1 ст. 290 УК РФ “получение взятки должностным лицом”).

Старший следователь отдела по расследованию особо важных дел СУ СК А. Огородник уведомила Садыкова, что новое судебное заседание, на котором будет решён вопрос об избрании меры пресечения, состоится в 19.30. Садыков в машине адвоката поехал домой. Всю дорогу их сопровождал автомобиль с убоповцами. В Зеленоградске милиционеры окружили дом Садыкова - а вдруг сбежит? В Зеленоградский суд Рустем и Анна шли пешком - а за ними медленно, как в кино, двигалась машина с убоповцами.

Жена стала инвалидом

Анна Донскова с дочерью Диной

В суде прозвучали ссылки на очередную “оперативную информацию”:

“Гр. Садыков Р.А. в случае его освобождения из ИВС намерен выехать за пределы Калининградской области с целью скрыться от следствия <...> Также в случае освобождения гр. Садыков собирается оказать давление на заявителя, а также на свидетелей, с целью повлиять на ход следствия...”

Информацию представил всё тот же оперуполномоченный УБОП УВД И.Анисимов. Якобы свидетель Карпенко заявила, что опасается за свою жизнь, если Садыков окажется на свободе...

Но тут оказалось, что на документах, представленных “важняками”, отсутствовала подпись руководителя следственного управления. Заседание перенесли на понедельник. Сутки Садыков провёл дома, а в понедельник его “закрыли”. Учитывая “общественную опасность преступления и его тяжесть”. Не помогли ни ходатайство главы Зеленоград­ска Юрия Стельмаха, ни наличие на иждивении Садыкова неработающей жены, двухлетней дочери и 69-летней матери, ни готовность друзей Садыкова внести за него залог...

В наручниках Рустема отвезли в СИЗО на ул. Ушакова. Где он и пребывает ДО СИХ ПОР. Сначала его поместили в камеру на втором этаже, где уже находились двое бывших сотрудников правоохранительных органов, в том числе Геннадий Буров, начальник службы безопасности одного из калининградских банков.

Бурова продержали в СИЗО целый год. За это время у его жены обострилась болезнь, она стала инвалидом... В конце концов Генеральная прокуратура отказалась продлевать - в очередной раз - срок содержания обвиняемого под стражей, и сейчас он знакомится с материалами дела на свободе.

“Архипелаг ГУЛАГ”

Потом Рустема перевели в камеру на четвёртом этаже. Сейчас с ним вместе сидит один из таможенников, задержанных на Туруханке; бывший сотрудник милиции, подозреваемый в убийстве “водочного короля” А. Савостикова (того застрелили на территории предприятия на глазах жены и дочери), и милиционер из Светлого (из тех, кто подвергал истязаниям задержанных молодых людей).

...Рустем много читает. Прочитал полностью “Архипелаг ГУЛАГ” и на одном из свиданий процитировал Солженицына: “Нас с детского возраста учат, как чистить зубы, переходить дорогу... Но никто нас не учит тому, как нам себя вести в ситуации, когда вас арестовали ни за что, и когда следствие ведется ни о чём”.

Жена Садыкова исправно возит ему передачи. Да, в СИЗО кормят, но от ТОЙ пищи человек быстро слабеет. Поэтому Анна передаёт “вольный” хлеб и спред-маргарин (сливочное масло в СИЗО не принимают, оно положено только малолеткам и туберкулёзным), а также чай, овощи, колбасу... Стоя в очереди, Анна обратила внимание на то, что женщина передавала в СИЗО КОСТЫЛИ. Значит, кто-то не может ходить, но в СИЗО его держат? А ещё там находится человек с повреждённым позвоночником - забрали прямо из больницы. Зачем?..

Куда делись “вещдоки”

За это время слушания по делу Садыкова проходили три раза.

18 декабря 2008 года решался вопрос о продлении ему срока содержания под стражей. Судья Капитонова по-прежнему считает, что Садыков скроется от суда, или начнёт “давить” на свидетелей, или уничтожит доказательства по делу... Доводы, что свидетели обвинения давно допрошены-передопрошены, а то, что считается доказательством, хранится в материалах уголовного дела в здании Зеленоградского районного суда, на Капитонову не действуют. Она требует доказательств того, что Садыков не скроется...

А как, простите, можно ДОКАЗАТЬ своё намерение НЕ СКРЫВАТЬСЯ?!

30 декабря был допрошен ОДИН свидетель из администрации, 14 января 2009 года - ещё несколько сотрудников администрации дали показания.

Попутно выяснилось прелюбопытное обстоятельство: деньги, якобы полученные в качестве взятки, в материалах дела отсутствуют. Имеются лишь их ксерокопии (!)

Оказывается, что 30 июля 2008 года следователь Огородник своим постановлением приобщает дензнаки к материалам дела - и этим же числом, но другим постановлением ВОЗВРАЩАЕТ деньги Новику (тому самому упоминавшемуся выше приятелю оперуполномоченного Анисимова, который предоставил купюры для “оперативного эксперимента”). При этом в уголовном деле нет ни договора между УБОПом и “сторонним лицом” (что требуется, когда привлекается чужая наличность), ни даже простой расписки о том, что деньги переданы Новику на ответственное хранение.

А Новик, получивший “бабки”, тут же их... расходует “на нужды фирмы”. При этом он, естественно, никем не привлекается за утрату вещдоков. И никого, естественно, не смущает, что фирма его и его же квартира располагаются в доме, который, по решению горсовета Калинин­града, подлежит сносу как аварийный!

То есть получить 50.000 рублей от ТАКОГО человека (чтобы, на минуточку, передать эти деньги леди из процветающей строительной фирмы - точно там своих 50 штук “деревянных” не нашлось!) - самая что ни на есть обыкновенная комбинация.

“Я эту девочку уже не знаю...”

Рустем Садыков с дочерью Диной (до ареста)

Да, конечно, редкий чиновник в России не берёт взяток. Но почему-то от “дела Садыкова” отчётливо пахнет “заказом”. Все эти странные “оперативные информации”... расписки... исчезающие вещдоки... Ишкулов, непосредственно получивший деньги от Карпенко, но давным-давно отпущенный на свободу (его продержали в ИВС два дня), Карпенко и Сальникова - главные свидетели обвинения, не пришедшие ни на одно заседание, и “офис”-трущоба на Ангарской, давно и заслуженно обречённая на слом...

Как-то очень уверенно складывается всё это в “схему”, смысл которой - борьба за землю. А Садыков (и его начальник Стельмах, который уже объявлен в розыск) - всего лишь заложник ситуации. Разменная монета в Большой Игре с огромными ставками - которые (как показал трагический опыт Кондратова) гораздо больше, чем жизнь.

12 февраля - очередное заседание суда по делу Садыкова. (Прошлое судья Капитонова вела, официально находясь в отпуске.) Жалоба обвиняемого на затянутость рассмотрения и длительность срока содержания под стражей - уже в Европей­ском суде в Страсбурге. А что ждёт Садыкова здесь, сказать трудно. Ясно лишь, что ничего хорошего.

P.S. Вины своей он категорически не признаёт. Жене сказал: “Чтоб я ещё раз когда-нибудь работал на государство? Никогда в жизни!” Друзья Садыкова не верят в предъявленное ему обвинение. Есть, конечно, и те, кто отвернулся - не звонит, не интересуется, не предлагает помочь. Но большинство - НАСТОЯЩИЕ.

Помогают родители. Жена Анна по ордеру вступила в дело адвокатом, еженедельно встречается с мужем в СИЗО, рассказывает ему о дочери Дине. Той было два года, кода отца арестовали. Сейчас - 2 года 9 месяцев. Рустем, посмотрев на одну из её фотографий, с горьким вздохом сказал: “Я эту девочку уже не знаю”.

Дина же не знает, что случилось с папой. Она его помнит, постоянно спрашивает, где он. Ей отвечают: “На работе”.

- Не может приехать? Задержался? - говорит она.

- Да, задержался, - кивают взрослые.

Но девочка, которой ещё нет трёх лет, прекрасно знает, где находится СИЗО, где - суд. Наверное, это - самое страшное.       

Редакция “НК”



Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money