С ареста прошло 412 дней.



 

НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Криминал / “У МОЕЙ НЕВЕСТЫ НЕ БУДЕТ РЕБЁНКА”. Арест в Калининграде поляка Пиотра Валихневича закончился... выкидышем

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • “У МОЕЙ НЕВЕСТЫ НЕ БУДЕТ РЕБЁНКА”.
    Арест в Калининграде поляка Пиотра Валихневича закончился... выкидышем

 

Не так давно мы получили сразу несколько писем из калининградского СИЗО от гражданина Польши Пиотра Валихневича. Полтора года он ждал приговора суда по обвинению, которое считает надуманным и незаконным.

По обвинению в убийстве

Конечно, мы не обладаем полнотой информации по возбуждённому в отношении него уголовному делу. Но... существует статистика: в 2007 году около тысячи (!) человек смогли доказать, что уголовные дела против них были возбуждены незаконно. В общей сложности, они отсудили у государства 94 миллиона рублей. Случаи - самые вопиющие: так, Евгений Веденин в 2001 году был осуждён на 15 лет в колонии строгого режима за убийство начальника охраны компании “Татнефть” А. Калякина. А в 2004 году, в ходе расследования совершенно другого дела, в убийстве Калякина признался тот, кто его совершил в действительности.

Игорь Шахов был арестован в мае 2005 года и пять с половиной месяцев просидел в СИЗО по обвинению в убийстве. Его отцу оперативники сказали в открытую: “Нам по хрену, кого посадить, лишь бы дело не “зависло”...” В итоге обвинение с Игоря в суде было снято... но прокурор, поддерживавший обвинение, стал заместителем прокурора республики Марий Эл, оперативники тоже пошли на повышение...

Генеральный прокурор РФ Юрий Чайка как-то предложил, чтобы следователи из своего кармана выплачивали компенсацию тем людям, которых незаконно держали за решёткой. Увы, на практике это “новшество” может привести лишь к тому, что суды - в силу существующей круговой поруки внутри российской “карательной” системы - вообще перестанут выносить оправдательные приговоры. Ведь сегодня, по официальным данным следственного комитета, количество дел “развалившихся” в суде, в 2.000 (!) раз “ниже реального состояния преступности”. Просто Система коррумпирована до крайности...

Ну а теперь - письмо, откорректированы в котором только стиль и орфография. Да выброшены некоторые особо смачные пассажи, с упоминанием конкретных должностей и фамилий. Надеемся, что Пиотр нас поймёт: опубликуй мы ВСЁ, то очень скоро оказались бы в соседней с ним камере. С кем-кем, а уж со средством массовой информации наши “правоохранительные” органы не церемонятся.

Алкоголь и сигареты

“Пишу вам с надеждой на помощь и со словарём в руках.

<...> Меня зовут Пиотр, мне 42 года, я житель города Торунь в Польше, это недалеко от границы с Калининградской областью, и я вот уже 16 лет постоянно ездил к вам за различными продуктами (главным образом, за сигаретами и алкоголем). Не секрет, что так зарабатывают себе на жизнь многие жители приграничных городов - как у нас, так и у вас.

Обычно я пользовался пассажирским поездом “Калининград-Гдыня-Калининград” (через Мамоново). Этот поезд международный, обслуживающий персонал - русские. В течение долгих лет я на этом поезде познакомился и подружился со многими проводниками, которые, как и я, хотели подработать на сигаретах.

Всем хватало, никаких проблем не было, а если и возникали, я всё брал на себя, и все были довольны.

17 октября 2006 года мне позвонил из Калининграда Игорь Михайлович Фёдоров, один из знакомых проводников, и попросил приехать, чтобы помочь ему провезти в Польшу сигареты, которые он уже закупил.

(Схема действий польских контрабандистов и российских проводников поездов, работающих по-крупному, такова: в Калининграде на оптовой базе на проспекте Калинина, как правило, наш проводник закупает партию - блоки - сигарет. В основном, дешёвый “Святой Георг”. Сто блоков и более. Иногда даже 1.000 блоков. Затем сигареты “упаковываются” - блоки сматываются скотчем и прячутся в полостях вагона. На тот момент на Польшу ходило несколько вагонов.

Поезд пересекает границу. Уже в Польше в вагоне появляется поляк-партнёр. Вместе с проводником он едет до Гдыни или Мальборка - конечной станции. Там сигареты извлекаются из тайников, и поляк отправляет их на реализацию. Проводнику с каждого блока выплачивается определённое вознаграждение.

Бывает, поляк сам приезжает в Калининград и участвует в операции на всех этапах. И рассказ Валихневича, сигаретного контрабандиста со стажем, подтвердили в суде многие свидетели - проводники и таможенники, - прим. ред.)

- 18 октября Фёдоров звонил ещё несколько раз, - пишет Пиотр, - и мы договорились, что на следующий день я приеду.

19 октября 2006 года - это день, которого я никогда не забуду. Перед входом в здание Южного вокзала я встретился с Игорем. Он вручил мне 51 тысячу рублей. И тут же на меня напали несколько мужиков. Они били меня руками и ногами, а потом заковали в наручники. Я думал: бандиты. Оказалось, сотрудники Госнаркоконтроля (ГНК) по Калининградской области.

“Контрольная закупка”

- Когда меня привезли в штаб-квартиру Госнаркоконтроля (ул. Галковского, 2), туда подъехал переводчик от польского консульства. Он объяснил, что проводник Игорь Фёдоров возил контрабандой наркотики, продавал их прямо в пиццерии одного из супермаркетов. Два раза у него осуществлялась “контрольная закупка” (в общей сложности 0,5 кг амфетамина), что записывалось на видео. Арестован он был за трое суток до моего приезда в Калининград.

(Действительно, Фёдоров был задержан Госнаркоконтролем ещё 16 октября, но и 16-го, и 17-го, и 18 октября, когда его уже арестовали, русский проводник продолжал звонить и слать sms-ки Валихневичу - со своего личного мобильного телефона, просил приехать и “забрать деньги”. Это подтвердилось в суде, где обозревалась т.н. детализация телефонных звонков. Но что ещё более поразительно: выявляя “международную организованную преступную группу”, наши оперативники почему-то не вели прослушивание телефонных переговоров. Хотя, по утверждению сотрудников ГНК, данная группа собиралась поставлять в Калинин­градскую область до 10 килограммов (!) амфетамина или марихуаны за один (!) раз, - прим. ред.)

- Зачем Фёдоров заманил меня? - недоумевает Валихневич. - Он ведь прекрасно знал, что я не продавал наркотики.

(При задержании Валихневича у него в кармане было обнаружено 0,5 грамма амфетамина. Якобы он хранил наркотик “для личного употребления”. Ранее Пиотр попал в автоаварию, у него была тяжёлая черепно-мозговая травма, и с той поры при сильных головных болях эпизодически принимал амфетамин.

Справедливости ради надо сказать, в Польше за хранение такого количества этого наркотика уголовная ответственность не предусмотрена, - прим. ред.)

- Но, видимо, моё вовлечение в “схему” придавало, с точки зрения сотрудников Госнаркоконтроля, особую значимость делу. Типа, “международная преступная группа” повязана! - продолжает рассказ из калининградского СИЗО польский гость. - И вот - Игорь Фёдоров был уже 19 октября освобождён под подписку о невыезде, а меня - на основании только его показаний, без свидетелей, за виртуальную партию наркотиков - запихнули в тюрьму, где я нахожусь уже 19 месяцев!

Я иностранец, у меня нет прописки на территории Калинин­градской области, а значит, до суда меня из СИЗО не выпустят.

В тюрьме русские много мне объяснили. О том, что получить подписку о невыезде вместо заключения под стражу можно, “сдав” какого-нибудь человека. Этот Игорь был, видимо, готов на всё: у него ребёнок, безработная жена, тяжёлая болезнь, куча долгов - и здесь, и в Польше. Он и мне должен крупную сумму. Поэтому и сказал, что наркотики, с которыми его “попалили”, я ему передал после границы “Мамоново” в поезде - в день, когда Фёдорова в поезде НЕ БЫЛО!

Судьи тоже кушать хотят

- Потом он пять раз менял свои показания - но они всё равно оставались “достоверными” для сотрудников Госнаркоконтроля. Может, он заплатил хорошо? Если дать “кому надо” деньги - то и никаких доказательств не нужно. Как мне сообщили мои знакомые, этого парня, Игоря, после моего задержания видели в ресторане с работницей Багратионовской прокуратуры. (Мои знакомые хорошо знают в лицо этого проводника, а сотрудницу прокуратуры они видели по телевизору в передаче “Дежурная часть”.)

В СИЗО мне также объяснили (те, кто сидит), что дадут мне, скорее всего, четыре года. Или, как минимум, столько, сколько я уже отсидел. Справедливый приговор - говорят они - невозможен, т.к. я очень много времени уже нахожусь за решёткой, и оправдывать меня - очень невыгодно для вашего государства.

Русские привели мне такой пример: в суде Багратионовска некоторое время назад работала судья Галина Ведьгун, она рассматривала такое же, как у меня, дело - где доказательства были сплошь “виртуальные”. Ведьгун вынесла оправдательный приговор и освободила мужика, который был задержанным уже полтора года. За это её выкинули с работы, и теперь она - адвокат в том же самом суде. Никто больше на такой подвиг не решится: судьи тоже кушать хотят и дорожат своим рабочим местом.

А я не хочу, чтобы мне “заткнули рот”, вынеся приговор, по которому я буду освобождён, но признан преступником. Это шок и скандал. За что?! Я уже потерял не только свободу и деньги. У моей невесты после моего задержания случился выкидыш, и больше ребёнка у неё в жизни не будет.

Повесился в камере

- Мне уже намекали, что за свободу я должен заплатить. Я послал на х... У меня есть деньги, но я не хочу давать взятку. Я борюсь с вашей продажной юстицией вот уже второй год! Дело постоянно возвращают в Багратионовск на доследование. Чтобы меня ломать.

О таких и других ситуациях я многократно писал во все инстанции - и прокурору Калининградской области Самсонову, но ответа не получил. Мне русские говорят: мол, моё счастье, что на суде у меня постоянно присутствует сотрудник моего консульства - переводчик. Иначе мне бы тоже мало не показалось. О том, как пытают русских, выбивая из них нужные показания, я тоже знаю.

Вы писали в №73 о Степане Ковалёве. (Мальчик, повесившийся в СИЗО. Его обвиняли в том, что вместе с другими подростками он убил женщину в пос. Нивенское, - прим. авт.). В последние сутки жизни Стёпы мы с ним “пересеклись” в “хате №4” багратионовского ИВС, вместе кушали последнюю передачу, полученную им от матери... Ему было только 16 лет. Было, потому что его уже нет вместе с нами. В суд его таскали полтора года и ничего не могли доказать. Но он этого не выдержал и перед самым Новым годом повесился в СИЗО в Колосовке.

Это - “эффект работы” прокуратуры, которая может оклеветать человека, не имея никаких доказательств против него. За смерть Стёпы нужно повесить тех, кто довёл его до самоубийства. Тогда, может быть, другие будут нормально работать.

ОПГ из двух человек

- Я - поляк, пишу вам, русские - не хотят, боятся, все запуганы.

В августе 2007 года из ИВС в Багратионовске сбежало трое молодых людей. Они перебрались в Польшу, где, наверное, не ходят с...ать на ведро и не выпрашивают кипятка, как я сейчас, и не живут, как на ток-шоу “Дом-3” - когда везде стоят видеокамеры...

Я хочу справедливого к себе отношении, потому и пишу к вам с просьбой приглядеться к делу. Может, ваше вмешательство поможет прекратить этот юридический и нравственный беспредел”.

...В марте 2008 года суд Багратионовского района приговорил П. Валихневича к 8 годам и одному месяцу лишения свободы с отбыванием наказания в российской колонии строгого режима - за “покушение на сбыт” и “контрабанду наркотиков в особо крупном размере в составе организованной преступной группы” (как организатора!). В совокупности он мог получить в России 22,5 года.

Был осуждён и второй участник “ОПГ” - Фёдорову дали 5 лет (с учётом смягчающих обстоятельств).

Так была ликвидирована международная организованная преступная группа.

Е. Петрова



Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money