НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Криминал / ЧТОБЫ УБИТЬ ДЕПУТАТА... 10 лет назад было совершено покушение на Игоря Рудникова

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • ЧТОБЫ УБИТЬ ДЕПУТАТА...
    10 лет назад было совершено покушение на Игоря Рудникова

 

Сегодня мы продолжаем разговор о “глухарях”. В смысле, о преступлениях, совершённых на территории Калининградской области за последнее десятилетие и оставшихся нераскрытыми.

Один из таких “глухарей” имеет к редакции “НК” самое непосредственное отношение: десять лет назад, 1 июля 1998 года, на Игоря Рудникова, учредителя нашей газеты, депутата (тогда - городского Совета Калининграда), было совершено покушение. О судьбе возбуждённого по данному поводу уголовного дела мы скажем чуть ниже, а пока - напомним его обстоятельства. И предысторию.

Джип сына губернатора

...12 июня 1998 года, в День независимости РФ, на Куршской косе произошло ДТП. Джип “Ниссан-Патрол”, за рулём которого находился сын тогдашнего губернатора Калининградской области, капитан III ранга Александр Горбенко, буквально раздавил “Мазду”, в которой ехали супруги Кириловы.

По словам Александра Кирилова, джип с бешеной скоростью летел по встречной полосе. Он, Кирилов, до последнего надеялся, что “Ниссан-Патрол” вернётся на свою полосу движения и попытается избежать удара. А когда понял, что водитель джипа делать этого не собирается, успел крикнуть жене, чтобы та закрыла голову руками, и ударить по тормозам...

Игорь Рудников. 1 июля 1998 года. Больница скорой помощи. Через час после покушения...

Кирилова доставили в больницу с переломами лодыжки, подколенника и ребра, сотрясением головного мозга и многочисленными ранами.

У его жены были сломаны обе руки. В больнице ей удалили локтевой сустав, она долго не приходила в себя после операции, а потом мучилась от постоянного расстройства желудка и болей в паху. Врачи больше месяца не могли поставить ей окончательный диагноз.

Фактически супруги - люди в расцвете сил - превратились в инвалидов. Но при этом - заметьте! - не были признаны потерпевшими. Потому что уголовное дело по факту ДТП возбуждалось крайне неохотно... и уж, конечно же, не для того, чтобы присвоить сыну губернатора статус подозреваемого. Зря что ли, на место происшествия тут же слетелось всё милицейское начальство (хотя подобные ДТП на Куршской косе, в общем-то, нередки)? Да и на наркологическую экспертизу Александра Горбенко отвезли почему-то в военный госпиталь (?!) не сразу, а только к вечеру. (А ведь по словам потерпевших, Александр Леонидович производил впечатление человека, как бы это помягче выразиться, не совсем адекватно воспринимающего действительность. Праздник... коса... четыре приятеля в джипе... - картина понятная.)

Кстати, за всё время пребывания супругов Кириловых в больнице (сначала в Зеленоградской районной, потом - в БСМП) г-н Горбенко-младший ни разу не навестил их. Не говоря уже о том, чтобы принести извинения и попытаться помочь.

Железная арматура

...Из всех региональных СМИ о данном происшествии писали только “Новые колёса”. Публикуя фотографии, на которых было отчётливо видно, по какой именно полосе двигался “Ниссан-Патрол” Горбенко... и во что превратилась “Мазда” супругов Кириловых.

Когда стало ясно, что происшествие стараются замять, Рудников - как депутат городского Совета - подал заявление на имя военного прокурора Балтийского флота с требованием возбудить уголовное дело. И дело в отношении виновника аварии было возбуждено.

А первого июля 1998 года Рудников, как всегда, собирался утром на работу. В десять часов начиналось заседание городского Совета. В 9.30 Рудников вышел из своей квартиры - он жил тогда на седьмом этаже дома №31 по ул. Октябрьской.

...Потом будет установлено, что его подстерегали с вечера. Но домой он приехал поздно, на машине, с охраной. И нападавшие - хотя их было не менее трёх человек - решили отложить исполнение “заказа” на утро. Один из киллеров следил за дверью квартиры Игоря. И когда тот вышел на лестничную площадку и вызвал лифт, дал знак сообщникам. Встречайте, мол. Те быстро закрыли входную дверь в подъезд, захлопнули дверь между площадкой первого этажа и лестницей, разбили лампу.

..Лифт остановился. Рудников - в костюме, с портфелем, набитым бумагами, в левой руке - сделал шаг. Первое, что он увидел, - темнота. И сбоку, с правой стороны - округлое, чуть одутловатое лицо парня. Тот, очень коротко стриженный, крепкий, спортивный (как правило, так выглядят борцы), молча смотрел на Игоря. Не входя в лифт и не пытаясь посторониться.

Полагая, что это кто-то из жильцов многоквартирного дома, Рудников поздоровался с ним, сделал ещё шаг - и тут же получил сильный удар в голову. (Потом оказалось - подельник стриженого из темноты бил газовым ключом, метя в висок.)

Инстинктивно Рудников попытался прикрыть голову правой рукой - по ней и пришёлся следующий удар куском железной арматуры. Рудников потерял сознание.

В луже крови

И тут произошла одна из случайностей, спасших ему жизнь в ситуации с неминуемым летальным исходом: двери лифта закрылись, в кромешной темноте киллеры принялись беспорядочно молотить по рухнувшему на пол телу ключом и арматурой. Два десятка ударов пришлись по стенам, по плечам и груди... но по голове бандиты больше не попали. Бросив в подъезде и орудия преступления, и пакет, в котором принесли их с собой, они скрылись.

Игорь Рудников. 1 июля 1998 года. Больница скорой помощи. Через час после покушения...

...Рудников очнулся минут через пять. Почувствовал, что лежит в луже чего-то горячего. Попытался повернуть голову - все закружилось, поплыло. Понимая, что потерять сознание снова - значит, наверняка умереть, Рудников не стал делать резких движений. Метрах в полутора вверх был квартирный звонок, но дотянуться до него сил не хватало.

И тут открылась дверь одной из квартир первого этажа. Пожилая женщина, негодующе бурча “С утра напились и уже валяются”, прошла мимо, не прислушавшись к слабой просьбе о помощи...

Рудников начал скрести пальцами дверь, под которой лежал. И тут высунулся ещё один сосед. (Позже, на следствии, он скажет, что ждал водопроводчика, поэтому в утренний час был дома, а не на работе.) Он и вызвал “скорую помощь”, милицию, позвонил в редакцию “Новых колёс”.

Ещё одна счастливая случайность: поблизости, на Дзержинке, располагалась подстанция “Скорой помощи”, и в 10.00 там была пересменка, съезжались все экипажи. Поэтому машина “скорой” прибыла минут через десять... а не через сорок или через час, как это иногда случается. Так что Рудников не умер от потери крови.

Его отвезли в больницу скорой медицинской помощи (БСМП). Сделали уколы, перевязку, зашили руку... День он провёл с пробитым черепом и открытым мозгом, пока врачи решали, что с больным лучше сделать в такой ситуации. Две пункции спинного мозга, транспортировка в областную больницу для обследования на томо­графе (в БСМП аналогичного аппарата в девяносто восьмом году ещё не было) и обратно... Наконец нейрохирурги сказали: “Надо делать операцию. Мы не знаем, в каком состоянии головной мозг, это выяснится только после трепанации черепа. Никаких гарантий нет”. И дали Рудникову подписать бумагу, согласно коей всю ответственность за исход операции пациент берёт на себя.

Наёмные “хулиганы”

К счастью - и благодаря мастерству врачей - операция прошла благополучно. К обеду следующего дня Рудников очнулся в реанимации. Потом - две недели под капельницами, болезненное лечение, полная неопределённость перспектив (зрение упало на тридцать процентов практически сразу... а что ещё могло произойти, не брались предсказать даже маститые нейрохирурги - после открытых черепно-мозговых травм бывают очень серьёзные осложнения).

Следователь, объявившийся в БСМП, сообщил, что по факту покушения на Рудникова возбуждено уголовное дело... по ст. 213 УК РФ. Т.е. данное покушение на жизнь журналиста и депутата сотрудники правоохранительных органов расценили как ХУЛИГАНСТВО (“грубое нарушение общественного порядка, выражение явного неуважения к обществу”).

Нет, конечно, попытку убить народного избранника можно трактовать и как “выражение явного неуважения к обществу”... в широком, так сказать, смысле... Но надо ли, если на сей счёт в УК имеются куда более весомые “трактовки”?..

Конечно, следователь поинтересовался у Рудникова, кого тот подозревает в совершении преступления. Хмыкнул, записав показания. Видимо, фамилии предполагаемых “хулиганов” его впечатлили. Хотя и так было понятно, что за происшествием в подъезде стоят серьёзные люди, а не Вася Пупкин, которому не понравилось, как депутат Рудников вышел из лифта.

...Позже специалисты скажут, что преступление это было тщательно спланировано. И выбор орудий предполагаемого убийства осуществлялся грамотно. Во-первых, если стрелять из пистолета - это “заказуха” явная, под “хулиганку” её при всём желании не замаскируешь. А так... мало ли, дескать... повздорили в подъезде мужики, “крутой разговор” перерос в потасовку, а тут и гаечный ключ с арматуриной под рукой оказались... Обратите внимание: абсолютно спонтанно. Никакого, знаете ли, умысла.

Во-вторых, если киллера случайно задержат со “стволом” - “отмазаться” гораздо сложнее. А железки разнообразного калибра носить в пакетах не возбраняется. Ну, тащит один мужик (крайне нехозяйственной наружности) здоровенный гаечный ключ, а другой - прёт кусок арматуры... Может, они к передаче “Очумелые ручки” готовятся? По дому решили пошуршать, чего-то полезное сварганить?..

Преступление раскрыто

Тем не менее, несмотря на все ухищрения господ, планировавших данное преступление, его заказной характер был очевиден. А теперь главное: сыщики, в течение двух дней, пока дело было в их распоряжении, провели всю оперативно-розыскную работу и УСТАНОВИЛИ и исполнителей, и посредников... и, в принципе, вполне могли вычислить “заказчика”. Если б им дали...

Игорь Рудников. 2 августа 1998 года. Больница скорой помощи. Через месяц после покушения...

Тут ведь вот какой парадокс: хотя “Новые колёса” всегда публиковали (и продолжают публиковать) жёсткие критические статьи о работе правоохранительных органов, очень многие порядочные люди в этих самых органах нашу газету читают и искренне уважают. А многие - и помогают по мере сил.

Тогда, в девяносто восьмом, это тоже проявилось: к расследованию многие оперативники подключились в порядке личной инициативы. И по горячим следам обошли ВСЕ КВАРТИРЫ нескольких десятиэтажных домов. Разговаривали с жильцами, стараясь не упустить ни малейшей детали. Была точно установлена машина, на которой приехали киллеры. Сыщики выяснили, где нападавшие находились до и после совершения ими преступления; было также установлено, что эти люди - из группировки Корейца-Пака (того, у которого начинал свой криминальный путь Олег Парчук-Самурай).

Забегая вперёд, скажем: незадолго до смерти Олега Парчука Рудников с ним разговаривал. И тот признался, что для исполнения “заказа” были привлечены люди из его, Парчука, бригады. “Но я этим не занимался, - сказал Самурай. - Это “верхние слои” вмешались, а я в политику не лезу”.

Короче, сыщики, принимавшие участие в расследовании, неодно­кратно заявляли (правда, неофициально):

- Мы это преступление раскрыли. Но нам сказали: “Это политика, не суйтесь, куда не просят”.

В итоге практически раскрытое дело было передано следователям - и, как мы уже сказали выше, квалифицировано как банальная “хулиганка”.

Терроризм

Но... нападение на Рудникова уже получило широкую огласку. Центральные СМИ - телевидение, радио, газеты - сообщили о покушении на жизнь калининградского журналиста и политика. Представители федеральных структур власти и различных партий сделали на сей счёт официальные заявления: ведь это нападение на депутата было первым в Калининградской области и довольно редким (по тем временам) явлением в стране. Общественный резонанс тогдашнего начальника УВД Калининградской области вынудил оправдываться:

“Органы внутренних дел весьма сожалеют о том, что произошло. Поскольку тень вины прямым образом ложится на управление внутренних дел. На работу милиции <...> Мы прекрасно понимаем, что это не обычное, не рядовое нападение, как бывает это довольно-таки часто на улицах нашего города в отношении других граждан <...> Второго числа, приказом начальника УВД была создана оперативно-следственная группа в количестве восьми человек. Туда были включены опытные сотрудники УВД и Московского райотдела <...> Это не рядовое преступление”.

Однако “это нерядовое преступление” было переквалифицировано по ст. 277 только после вмешательства заместителя прокурора области (в свой черёд, вынужденного сделать это под давлением общественного мнения).

Статья 277 УК РФ - очень серьёзная. Это - преступление против государственной власти.

“Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, совершённое в целях прекращения его государственной или иной политической деятельности либо из мести за такую деятельность (террористический акт), - наказывается лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет, либо пожизненным лишением свободы, либо СМЕРТНОЙ КАЗНЬЮ”.

Мораторий на исполнение “высшей меры наказания” в РФ ещё, кажется, не был объявлен. Впрочем, ни “заказчику”, ни исполнителям “вышка” как-то вот не грозила: ИХ УЖЕ НИКТО НЕ ИСКАЛ.

Дело решили похоронить

Рудникова, вернувшегося после больницы в газету, сотрудники правоохранительных органов ПО ДАННОМУ ПОВОДУ больше не беспокоили. Изредка доносились новости: следователь Николаенко, в чьём ведении находилось дело, стал из капитанов - майором, потом - подполковником... Встречаясь с ним на улице - случайно, раз в три-четыре года, - Рудников интересовался: “Вы допросили тех, кого я назвал в качестве возможных заказчиков?” Николаенко флегматично отвечал: “Нет, пока не допросил”.

Что любопытно: с одной стороны, квалификация нападения на журналиста и депутата по “расстрельной” (пользуясь терминологией советских времен) статье надолго, надо полагать, отрезвила желающих “разобраться” с каким-либо общественным деятелем с помощью железных “аргументов”. По крайней мере, журналистов и политиков у нас в регионе после этого долго не убивали.

С другой стороны - это громкое “заказное” преступление, оставшееся нераскрытым, вполне возможно, развязало руки мно-огим потенциальным “заказчикам”. Как мы помним, череда “заказных” убийств бизнесменов (табачников, строителей, мебельщиков) начнётся в девяносто девятом...

Ну а накануне десятилетнего “юбилея” нам стало известно: в мае 2008 года уголовное дело по факту нападения на Рудникова вновь переквалифицировано. С “вечной” (т.е. не имеющей срока давности) ст. 277 его “перебросили” на ч. 3 ст. 111 (“умышленное причинение тяжкого вреда здоровью <...> совершённое группой лиц, по предварительном сговору или организованной группой”). Срок давности здесь - пятнадцать лет. Так что через пять лет дело перестанет быть “глухарём” на законных основаниях, и его преспокойно отправят в архив. А пока в Московском РОВД его... правильно!.. приостановили. Со стандартной формулировкой: в связи с невозможностью установить лица, причастные к совершению данного преступления.

По закону о принятии подобного решения следователь должен был уведомить потерпевшего, но... решил этого не делать. То ли понадеялся, что “проскочит”, то ли просто не удосужился. Не суть важно. Важнее другое: опытные оперативники утверждают, что 85% “глухарей” - это РАСКРЫТЫЕ преступления. Которые только числятся в “загадках века” в силу разных (экономических, политических и прочих) причин. Так что наша “сага о глухарях” продолжается. Хотя бы для того, чтобы люди помнили о ЖЕРТВАХ “зависших” преступлений. О тех, кто до сих пор ждёт торжества справедливости. Или вообще его не дождался.

Читайте следующий номер “НК”.

Д. Якшина



Если вам понравилась эта статья, переведите нам любую сумму.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money

236040, г. Калининград
ул. Черняховского, 17
(второй этаж)
тел. (4012) 991-210

‎+7-900-567-5-888.


Архив номеров
Архив номеров




Федеральные СМИ,
которые пишут
об Игоре Рудникове

Новая газета

THE NEW TIMES