Дней
Часов
Минут
Секунд

НЕВИНОВНЫЙ ЖУРНАЛИСТ
СИДИТ В ТЮРЬМЕ



 
 

 

НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Криминал / “ХОТЕЛ МЕНТА ИЗНАСИЛОВАТЬ!” Гражданина Базутова осудили за намерение, которого он не имел

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • “ХОТЕЛ МЕНТА ИЗНАСИЛОВАТЬ!” Гражданина Базутова осудили за намерение, которого он не имел

 

...Сегодня мы завершаем “милицейскую сагу”, героем которой является Иван Иванович Кавун, в прошлом - сыщик, а сейчас - адвокат.

Удар ножом в сердце

- Итак, в ночь на 1 января 2008 года газоэлектросварщик завода “Янтарь” Паша Саух проснулся у себя дома, в общежитии на ул. Суворова в Калининграде, оттого, что жена в соседней комнате истошно кричала: “Паша, помоги!”

Он ринулся на крик. И увидел дикую картину: на жене была разорвана ночная рубашка, у неё был разбит нос, а какой-то мужик - в котором Паша узнал своего соседа по общежитию, недавно освободившегося из мест заключения, - нависал над ней с угрожающим видом. Раздумывать было некогда - Паша схватился с соседом. А тот - рванул с кухонного стола нож. Паша вцепился в нож, разрезав себе лезвием руку, отнял и, продолжая защищаться от незваного гостя, инстинктивно ткнул его ножом. Нанёс всего один удар - но попал прямо в сердце...

Казалось бы, ситуация очевидна. Что должен сделать в подобной ситуации мужчина? Не бежать же за помощью, оставив жену и малолетних детей на произвол судьбы? Но следователь Зинык (сын экс-прокурора Калининградской области) решил квалифицировать действия Паши по ст. 105 УК РФ, т.е. как умышленное убийство.

Допрашивали Пашу полупьяного - шла-то Новогодняя ночь! Он вообще ничего не понимал: был в шоке. Подписал бумаги, по его собственным словам, “чтобы отстали”.

Жена Сауха вызвала меня, адвоката... и первое января я провёл под дверьми прокуратуры. Никто меня даже на порог не пустил. Следователь назначил Паше другого защитника, “ручного”. Который, не в обиду коллеге будет сказано, мало чем помог своим присутствием. (Потом, кстати, Паша от этого адвоката отказался, но... дело уже было сделано.)

“Выгоню всех!”

- В ходе процесса судья, очевидно, пришла к выводу, что Паша не должен был защищать свою семью. Иначе она не дала бы ему семь лет лишения свободы.

Между тем, погибший был пять раз судим, а свой последний срок - семь с половиной лет - получил по ч. 4 ст. 111 УК РФ. Т.е. за нанесение тяжёлых телесных повреждений, повлекших смерть! Так что, если бы Паша не вмешался... Бог знает, что ожидало его жену.

Но... как я уже неоднократно говорил, судьи сегодня продолжают осознавать себя частью РЕПРЕССИВНОЙ, а не правоохранительной системы. Так, 16 декабря 2008 года в судебной коллегии по уголовным делам рассматривались кассационные жалобы подсудимого, адвоката и прокурора. Рассмотрение заняло... аж целых три минуты сорок восемь секунд. Ровно столько понадобилось суду, чтобы окончательно решить судьбу Сауха, оставив в силе абсурдный приговор.

Обратите внимание: заседания суда чаще всего проходят не в зале, а в кабинете. Где, во-первых, не хватает стульев, а во-вторых, судья всегда может сказать постороннему: “Вы кто?”

- Слушатель. Здесь же открытый процесс.

- Освободите кабинет!

Собственно, в зале никто из судей тоже не стесняется в выборе средств и выражений. Так, в Черняховске судья Некрашевич перед заседанием приказала судебным приставам никого, кроме участников процесса, в зал не пускать. (Должен был решаться вопрос о продлении срока содержания обвиняемых под стражей.) Родственники в недоумении столпились под закрытой дверью. Судья начала процесс. Я заявил ей отвод, как нарушающей основной принцип правосудия - гласность. Судья возмутилась:

- Ну что вы делаете проблему? Я ничего подобного не говорила. Это всё приставы! Пусть родственники заходят...

Но когда родственники подсудимых вошли и сели, судья сразу их предупредила:

- Услышу малейший шорох, выгоню всех!

Я возразил:

- У нас нет коллективной ответственности, - и тут же получил замечание от судьи с занесением в протокол.

В итоге - родственники сидели, боясь пошевелиться, как кролики перед удавом. И тут случилось ЧУДО: помощник прокурора СОГЛАСИЛАСЬ с доводами защиты и поддержала ходатайство об освобождении обвиняемых из-под стражи. А судья, вопреки мнению и защиты, и обвинения, ПРОДЛИЛА им срок содержания под стражей ещё на два месяца.

Зачем? А спросите. У судьи. Если она, конечно, ответит...

“Пусть везут зарплату...”

- Парадоксов - великое множество. Так, директор одного предприятия полгода не платил рабочим зарплату. Трое парнишек его поймали, привезли в кафе на Голубых озёрах, дали ему мобильник: “Звони. Пусть везут зарплату”.

Тот позвонил жене, она приехала с милицией, парней повязали. Инкриминировали им особо тяжкое преступление - “похищение”. Хотя данная статья УК предполагает насильственное удержание человека в неволе, а здесь неволи как таковой - не было. Тем не менее, парням отмерили по полной программе.

(Зато по аналогичному делу - там похищенного человека сутки держали в гараже, он обмазался солидолом и в буквальном смысле выскользнул из рук похитителей - их действия квалифицировались как “незаконное лишение свободы”, т.е. преступление СРЕДНЕЙ тяжести!)

И когда я попросил дать текст приговора, судья Андронова осведомилась: “Вы что, собрались кассационную жалобу писать?”

- Конечно.

- Только посмейте! (Ничего себе фразочка, да? - прим. авт.) Напишете - на “вашего” (имеется в виду подзащитный, - прим. авт.) сразу же ляжет кассационное представление прокурора. За мягкостью приговора.

...Я посмел. Написал. Суд кассационной инстанции исключил один из составов преступления и уменьшил наказание. Но, как и обещал судья, представление прокурора было написано только в отношении моего подзащитного.

Сломали парню ребро

- А в Гвардейске было у меня, как я называю, “кукурузное дело”.

Сотрудники вневедомственной охраны в кромешной темноте углядели что-то необычное в поведении некоего Базутова. Начали его задерживать. Избили, сломали ребро...

Понимая, что перегнули палку, написали рапорта: дескать, Базутов, находясь в состоянии, оскорбляющем человеческое достоинство, оказывал сопротивление, громко ругался матом в общественном месте и т.д., и т.п.

(Это сейчас вообще стало правилом. Я лично видел рапорта, ОТПЕЧАТАННЫЕ НА БЛАНКАХ: “Гражданин ..... громко выражался нецензурной бранью, на замечания не реагировал, хватал сотрудников милиции за одежду, оказывал сопротивление”... Оставалось только вписать фамилию и дату.)

...Избитого Базутова доставили в отдел милиции, запихнули в камеру. Но Гвардейск - город маленький. Отец Базутова скоро приехал в отдел, увидел “уделанного” сына, вызвал “скорую помощь” - парня госпитализировали с сотрясением мозга.

А через некоторое время было возбуждено уголовное дело - и в отношении Базутова-младшего по ст. 318 УК РФ, и в отношении Базутова-старшего, который, забирая сына, пообещал сотрудникам милиции крупные неприятности.

Дело длилось два года. В судебном заседании сотрудник вневедомственной охраны утверждал, что Базутов-старший угрожал его... изнасиловать.

Интимный контакт

- Всем, конечно, было понятно, ЧТО сказал Базутов. В стране, где ежеминутно кто-то посылает кого-то в пеший тур с сексуальным уклоном... или, как у Задорнова, “обещает вступить в интимный контакт с мастером, матерью мастера и с самой деталью...” - разночтений в этом смысле быть просто не может. Но “потерпевший” стоял на своём как пуговица.

- Реально ли вы восприняли эту угрозу, - поинтересовались у него в ходе процесса, - и какие у вас основания считать, что подобная угроза может осуществиться?

- Реально, - ответил милиционер. - Я живу на окраине, там плохое освещение и растут большие кусты.

Секретарь покраснела, записывая в протокол про “большие кусты”. А я заявил ходатайство о проведении психиатрической экспертизы потерпевшего.

Но представьте! ДВАЖДЫ судьи Вераксич и Салахова выносили в отношении Базутова-старшего ОБВИНИТЕЛЬНЫЕ приговоры. И надо отдать должное судебной коллегии по уголовным делам областного суда - оба раза эти приговоры там отменялись, а дело возвращалось на новое рассмотрение.

В итоге прокурор был вынужден отказаться от обвинения...

Пистолет к виску

- Ещё одно характерное дело - арбитражное. Я один раз такое взял - и с тех пор зарёкся переступать порог арбитражного суда.

Фабула проста: ЧП Луцак получил груз - партию телевизоров “Телебалта” - для перевозки. Застраховал свою гражданскую ответственность в “Айни”. Отправил водителя в рейс. На Московской кольцевой дороге, на освещённом участке пути, того остановили люди в форме сотрудников ГИБДД, предложили пересесть к ним в машину на предмет освидетельствования на алкоголь. Потом приставили пистолет к виску, повалили на пол, отвезли подальше и выкинули на пустыре. Машины с телевизорами, естественно, и след простыл.

Водитель написал заявление в милицию. Вместо того, чтобы искать уйму телевизоров, московские сотрудники милиции переправили заявление... в Калининград! Где оно никому и даром не надо (водилу-то грабанули не здесь). Заяву перекинули в Москву...

Этот “волейбол” продолжался одиннадцать месяцев! Наконец я добился приёма у прокурора по Северо-Западному округу, дело возбудили по статье “грабеж”. Но время было упущено - и просто стало одним “глухарём” больше.

Зато грузоотправитель предъявил иск экспедитору: телевизоры-то в место назначения не доехали. Экспедитор сообщил: “Груз выбыл. Но... так, мол, и так. Ограбили фуру”.

- Покажите возбуждённое уголовное дело!

Показали.

Экспедитор, в принципе, был спокоен: имелась страховка. Но... страховая компания “Айни” отказалась платить. Дескать, нет “страхового случая”, потому что в момент совершения преступления водитель не находился в кабине, а значит, оставил груз без присмотра.

“Гражданин, пройдёмте!”

- Как он мог находиться в кабине, если человек в форме сотрудника ГИБДД велел ему эту кабину покинуть, на суде не уточнялось. Суд внял доводам “Айни” и “Телебалта” - и с экспедитора была взыскана стоимость утраченного товара. Очевидно (если следовать логике суда), водитель должен был, как Рэмбо, в одиночку отбиться от всех грабителей - или экспедитору следовало отправить вслед за фурой БТР со взводом автоматчиков. Ну, или, по крайней мере, - раскрыть преступление, установить виновных и “вчинить им регрессивный иск”.

И. Кавун

Мы прошли все кассационные инстанции - точку поставил высший арбитражный суд. Он посчитал, что “совершённый грабёж не является форс-мажорным обстоятельством”. А значит - всё, приехали. Если в столице правового государства грабёж, совершаемый лицами в форме сотрудников милиции, не признаётся форс-мажором (читай: является вполне обыденным делом)... может ли такое государство и впрямь считаться правовым?!

Да что там! Как-то по делам я был в Москве. Возвращался домой поездом. На вокзале зашёл в зал ожидания, битком набитый самым разнообразным народом. Были там и попрошайки в цветастом рванье, и мужики, татуированные по брови (они присели на чемоданы неподалеку от билетных касс). Но когда в зале ожидания появился сержант милиции, направился он именно ко мне - человеку вполне приличному, трезвому, в кожаном пальто и с портфелем. Подошёл и сказал: “Документы!”

Я протянул ему паспорт. И тут чёрт дернул меня поинтересоваться: “А что, в Москве представляться уже не принято?”

Сержант положил мой паспорт в карман и сказал: “Пройдёмте!”

“Меня даже не побили...”

- Привёл он меня в отделение милиции. Там за столом - старший лейтенант. Чебурек ест. Прожевал кусок, тычет в меня масляным пальцем: “Этого за что?” “Выё...ывается”, - отвечает сержант.

- А-а-а... Ну, выкладывай всё из карманов на стол.

- А понятые будут? - спрашиваю.

- Я же говорил, что он выё...ывается, - комментирует сержант.

Тут я начинаю понимать, что, кажется, попал в переплёт.

Конечно, в карманах у меня ничего запрещённого не было. Но, когда я выгреб всё содержимое и положил на стол, а старший лейтенант, не глядя, смахнул всё (включая деньги) в ящик стола и объявил, что задерживает меня на три часа “для установления личности”, я забеспокоился. За три часа уйдёт мой поезд, и я останусь в Москве без денег и без документов. Кто помешает дежурному составить рапорт о том, что меня таким - беспаспортным и безденежным - и задержали?!

А тут ещё сержант привёл вокзального носильщика, всучил ему лист бумаги и начал громко диктовать, как именно я выражался на вокзале грубой нецензурной бранью.

И вот ведь чудовищный парадокс: я, юрист, прекрасно знающий свои гражданские права, в данной ситуации НИКАК НЕ МОГ ИМИ ВОСПОЛЬЗОВАТЬСЯ. Пришлось отыгрывать.

- Товарищ капитан, - сказал я старшему лейтенанту, просидев в дежурке час. - Ну, виноват я. Может, штрафом обойдёмся?

Тот усмехнулся:

- Осознал, говоришь, вину? Ну, пиши. Деньги, мол, и ценности получил, претензий не имею.

Я написал. Милиционер вернул мне паспорт, вещи - и только в поезде я, пересчитав купюры в бумажнике, понял, что на три сотни баксов у меня стало меньше. Но я считаю, что легко отделался. Меня ведь даже не побили. Сотрудники-то правоохранительных органов! А это по нынешним временам - редкое счастье. В нашем “правовом” государстве.

Пробежать босиком по росе

...Ну а мы - продолжаем жить. Скромно. Жена смеётся: “Никогда не жили богато, нечего и начинать”. И всё же я считаю себя счастливым человеком.

Знаете, у моего друга, который служил в Афгане, нет ноги. Подорвался на мине.

Как-то я еду на машине, а он сидит на остановке, отстегнул протез и потирает культю. Я остановился, взял пива. Сидим, молчим. Всё и без слов понятно. И вдруг он говорит:

- Ты знаешь, о чём я мечтаю?

- Ну?

- О том, чтобы утром пробежать босиком по росе.

...Ну что тут скажешь? Всё познается в сравнении. Об одном только жалею: мой сын, когда ему было пять лет, говорил: “Я буду, как папа, милиционером”. Сейчас он этих слов не произносит.

О. ПЕТРОВА



Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money