Дней
Часов
Минут
Секунд

НЕВИНОВНЫЙ ЖУРНАЛИСТ
СИДИТ В ТЮРЬМЕ



 
 

 

НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Политика / А. ХЛОПЕЦКИЙ: “ПОСЛЕ АРЕСТА И СУДА Я ПОШЁЛ В ТАКСИСТЫ”. Он был богатым человеком. Сейчас у него остались только кошки и собаки...

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • А.
    ХЛОПЕЦКИЙ: “ПОСЛЕ АРЕСТА И СУДА Я ПОШЁЛ В ТАКСИСТЫ”. Он был богатым человеком. Сейчас у него остались только кошки и собаки...

 

Каких только чудес ни случается в жизни! Особенно в нашей стране, где от сумы и от тюрьмы не зарекаются и где вчерашний миллиардер, безжалостно вытряхнутый из костюмчика “от кутюр”, преспокойно может оказаться на лесоповале...

И вот - представьте себе ситуацию. Однажды учредитель “НК” Игорь Рудников сел в такси. А таксист обернулся и сказал: “Здравствуйте, Игорь Петрович! Моя фамилия в вашей газете частенько мелькала. Я - Хлопецкий”.

И впрямь, таксист обладал внешним сходством с господином Хлопецким, экс-вице-губернатором Калининградской области, снискавшим себе известность далеко за её пределами. Ну, там... в Москве, где у него была резиденция (в гостинице “Метрополь”, где за номер платят штуку баксов в сутки)... в Швейцарии, где солидные бизнесмены до сих пор, поди, подсчитывают убытки от совместной с Анатолием Петровичем коммерческой деятельности... или в Занзибаре (где в хорошие времена он якобы прикупил себе несколько километров золотоносной реки)... в Чили, где он вроде бы представлял интересы нашего региона... Но чтоб блистательный искатель приключений крутил баранку?! Видя недоумение собеседника, таксист пояснил: “Я - Александр Хлопецкий. Старший брат Анатолия”.

...Через пару-тройку дней г-н Хлопецкий-старший наведался в редакцию “НК”. Очень хотелось ему рассказать о перипетиях непростой своей биографии.

- Анатолий младше меня на три года и восемь месяцев, - сообщил Александр Петрович. - Родом мы из Молдавии. После школы я окончил техникум, потом заочно - институт в Кишинёве по специальности “финансы и кредит”. В советские времена работал в Николаевской области в военном совхозе. Сначала - агрономом, потом - управляющим, директором... Хозяйство было крупное: 14.000 баранов, 3-4 тысячи коров, 10-13 тысяч телят; 7,5 тысяч гектаров пахотной земли, 2.500 работающих... Свиноводческий комплекс на 2.000 свиноматок, 90.000 свиней на откорм... элеватор...

Но после распада СССР военные перестали платить за поставляемую продукцию, и постепенно предприятие захирело. В 1996 году брат позвал меня в Калининградскую область - сам он остался в самом западном регионе сразу после армии. А у меня дети заканчивали школу, нужно было думать, где учить их дальше.

Средства имелись. На Украине я к тому времени построил три частных дома, ещё один - в Молдавии... Большие, по триста квадратных метров каждый... В общем, там я всё продал, здесь - купил, за городом, в Гурьевском районе, потому что привык иметь своё хозяйство.

Сначала работал на пару с Анатолием. Предприятие называлось “Балт-Эксима”, в Светлом, на канале, у нас было арендовано помещение, три морозилки. Я скупал кильку и салаку на судах прибрежного лова, брал в аренду суда... Дела шли хорошо. На предприятии работало человек пятьдесят. Обороты были большие, процесс - непрерывный, поэтому летом мы останавливали производство, работникам давали месяц отпуска, покупали им путёвки в Бельгию, в Серебряный Бор под Москвой...

А потом квоты рыболовецким колхозам урезали, добыча рыбы упала. Пришлось переключаться на мясо. Мы подготовили цех, получили сертификацию... Никаких проблем не было, с конкурентами я не пересекался. Спокойно занимался производством мясного фарша.

Технология простая: переработка свинины из туш, рыбный фарш, куриный, индюшачий, (спинки, соль, вода)... Сортировка, мойка, чистка, выжимка, перемещение, упаковка, заморозка... поставка штабелей в Ставрополь, Краснодар, Адыгею, Ростов, на колбасные заводы Москвы и Питера, в Брянск...

По закону об ОЭЗ я пользовался льготами: продукция, произведённая на территории области (а 33% добавочной стоимости я давал), не обкладывалась при вывозе на территорию РФ таможенными пошлинами. У меня было разрешение на производство 60 тонн фарша в сутки, но не хватало сырья. Приходилось ввозить из Франции, Германии, Польши...

А потом в одночасье изменились правила игры. Заранее об этом нас, производителей, никто не предупредил. Наоборот, пообещали, что будет некий переходный период. И вдруг... известие: с 6 февраля 2006 года вывоз на территорию РФ стал облагаться таможенной пошлиной.

Люди кинулись собирать документы, но... до 15 января у нас, как известно, праздники. Вывезти фарш по “старым правилам” мы не успели. А по новым - на каждый килограмм нужно было “набросить” ещё 9 рублей 14 копеек. Килограмм фарша стоил тогда 31-33 рубля. В итоге себестоимость - без накрутки! - получалась почти 43 рубля. То есть фарш стал нерентабелен, никто из наших партнёров в России по такой цене покупать его не согласился. Это была катастрофа.

Все мясники-фаршевики тогда пострадали. Возмущались. Били челом и губернатору, и таможенникам, и премьер-министру Фрадкову, но никому не было до нас дела. За 100 тонн сырья я заплатил 180.000 рублей пошлины.

Одну машину готового продукта я всё же вывез (19.700 кг), но деньги за неё мне так и не вернули.

Взаимоотношения в этом бизнесе сложные. Тут и доверие, и взаиморасчёты... Потерял я около 800.000 рублей.

Потом я отправил в Брянск пять-шесть машин фарша из переработанного французского сырья - и там тоже “зависло” около четырёх с половиной миллионов рублей. Партнёры, воспользовавшись ситуацией, отказались платить.

В суд подавать - так надо было внести 120.000 рублей пошлины (установленный процент от суммы иска), а денег-то нет!

...Кроме того, девяносто с чем-то тонн фарша у меня осталось на руках. Как и у других фаршевиков. Девать это добро некуда. Область-то буквально была завалена фаршем. Кто-то вывозил его за границу “контрабасом”, кто-то пристраивал в сосисочное производство... Я нелегально переправлять продукцию в Россию не стал. Продал в зверосовхоз, по пять рублей за килограмм, на питание пушных зверюшек. Из вырученных средств рассчитался с рабочими.

А дальше - началось.

В этом бизнесе деньги всегда в обороте. Пока дела шли хорошо, я вкладывал средства в развитие производства: арендовал большой холодильник в Светлом, купил пресс, воздушную камеру, мешалку, дозаторы... Часть оборудования была по заказу изготовлена на заводе “Преголь”, что-то делалось в Польше, в Москве... На 200 тысяч долларов я закупил оборудования в Дании... Естественно, брал кредиты. И платил аккуратно. Но... Нет нормальной реализации - нет и средств. Финансовый коллапс.

Мы не смогли заплатить за аренду... я не смог вовремя сделать взнос по кредиту в банке... Там и там пошли штрафы, проценты... Банк отправил ко мне судебных приставов, те - забрали оборудование. (Кстати, стоимость оборудования - 18 миллионов рублей, а забрали его как обеспечение кредита в 5 миллионов!..)

Ну а потом - санкции накладывались на санкции, не смог вовремя уплатить налоги... Распродал всё!

Я в домашнем хозяйстве всегда держал скотину. И здесь у меня поначалу было 400 уток, 7 дойных коров, 20 бычков, до 100 свиней (очень хороших, я их скрестил с белорусской породой)... овцы... Всем этим занималась жена, да человека два местных ей помогали... Теперь у меня в домашнем хозяйстве остались только собаки и кошки.

А когда налоговым органам показалось, что я от уплаты налогов пытаюсь укрыться и вывезти арестованное имущество - я сам угодил под арест. И суд приговорил меня к шести месяцам общественно-полезных работ. Правда, я договорился - и вместо того, чтобы подметать улицы или красить заборы, пошёл в таксисты. Вот, работаю... А налоговые органы под меня по-прежнему “копают”. Ещё чего-то там выискивают. И с банковскими кредитами вопрос всё ещё не урегулирован.

...Александр Петрович закончил свой рассказ весьма неожиданно. Он попросил:

а) не публиковать его “исповедь”, пока он не уладит взаимоотношения с банком (это, по его словам, должно было произойти недели через две);

б) одолжить ему две с половиной тысячи рублей “на коробочку конфет налоговому инспектору”, до вторника.

Было это в декабре прошлого года.

Полагаем, что отношения г-на Хлопецкого с банком за полгода вполне устаканились. (Хотя денежки, “до вторника” взятые, он всё ещё не вернул.) Впрочем, нас в этой истории интересует не её бизнес-подоплека, а, так сказать, фабула человеческой жизни. Жаль, нет у нас своих Теодоров Драйзеров и Сидни Шелдонов... а то ведь такие сюжеты пропадают! Для таких сногсшибательно авантюрных романов!

“Новое время” вряд ли будет отмечено чем-нибудь в этом роде. Хотя... в нашей стране (см. начало!) едва ли стоит ОТ ЧЕГО-ТО ВООБЩЕ зарекаться. Ну а любой из нас вполне может почувствовать себя героем анекдота... Помните: “Я не знаю, кто он, но в шофёрах у него - Брежнев”. Правда, текст придётся слегка перефразировать: “...а в таксистах у него - брат бывшего вице-губернатора!..” Такова “се ля ви”, как говорят у них.

Редакция “НК”



Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money