НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Политика / КТО “УЖИНАЕТ” ИГОРЯ ЛИ? Новый главный архитектор уже уделал “Парк-отель”

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • КТО “УЖИНАЕТ” ИГОРЯ ЛИ? Новый главный архитектор уже уделал “Парк-отель”

 

Архитектурный облик современного Калининграда не поддается сколько-нибудь связному описанию. Единственная фраза (из цензурных), которую хочется повторять снова и снова (особенно - бросив взгляд на очередную монструозную конструкцию с рекламными щитами вместо окон): “Ну кто так строит? Кто так строит?!”

И хотя давно понятно, что архитектор сегодня практически ничего не решает, а лишь обслуживает влиятельных бизнес-строителей, недавний конкурс на замещение вакантной должности главного архитектора Калининграда вызвал обостренный интерес у самой широкой общественности. В конце концов, именно он - главный архитектор - и есть та персона, на которую (хотя бы гипотетически) можно возложить ответственность за прогрессирующее клонирование бетонных уродцев! Ведь по идее, главный архитектор - не только координатор, или менеджер, оформляющий бумажки и обеспечивающий процесс их прохождения по инстанциям в надлежащие сроки. Именно он может (и должен!) сдерживать аппетиты застройщиков, которым дай волю - и ни один квадратный метр в центре города не останется “не при делах”. Такую красотищу воздвигнут - хоть всех святых выноси!..

Фостер в пролёте

Как известно, на вакантный пост претендовали восемь кандидатов: архитектор из Нижневартовска Дмитрий Зайцев, директор “Калининградгражданпроекта” Сергей Копычина-Лоренс, архитекторы Олег Купердяев, Сергей Лебедихин, Игорь Ли, Александр Невежин, Евгений Сопов и Михаил Селянин.

Игорь Ли

Конкурсная комиссия сплошь состояла из чиновников мэрии. Возглавила её первый заместитель главы администрации Калининграда Данута Смирнова. Что, наверное, где-то логично. Во-первых, архитекторы, как люди творческие, друг друга... гм... любят прямо-таки белокалёной “любовью” и вряд ли могут объективно оценить претендентов на лакомое местечко. Во-вторых, как было сказано выше, “судить” было излишне в принципе. При нынешнем раскладе ПОЗИЦИЯ потенциально-главного архитектора никого не волнует. Потому что архитектор должен беспрекословно выполнять то, что от него потребует заказчик.

Как сегодня выбирают проектировщика? Думаете, по степени его профессионализма? Ага. Щас.

“Центровой” вопрос, задаваемый кандидату: “В каких ты отношениях с главным архитектором?” Потому что плохие отношения означают: проект согласован НЕ БУДЕТ. (И разрешение на строительство получить не удастся. Ни при какой погоде.)

А хорошие отношения - понятно, не у каждого. К бизнес-кормушке допущены избранные - ставленники определённых финансовых или властных структур. Вот и пробавляются профессионалы тем, что проектируют частные домики... или производственные помещения на периферии области. А супер-пупер-заказы достаются совсем другим “зодчим”.

Наверное, сунься на конкурс Фостер - известный американский архитектор-экстремал - не прошёл бы! У него-то - ПОЗИЦИЯ. А вот протекции - нету.

Немецкий город

Особых сюрпризов вроде бы не предвиделось. Хотя... в 2005 году, во время предыдущего конкурса, тоже всё было как бы заранее решено. Главным архитектором тогда должен был стать Вячеслав Генне (архитектор Светлогорска). Вроде бы его пригласил тогдашний глава города Савенко - так что участие Генне в конкурсе представляло собой “необходимую формальность”.

Генне предупредил о своем уходе светлогорского мэра и, по слухам, чуть ли не заказал в ресторане банкет, дабы отпраздновать вступление в новую должность. Которая - в итоге! - досталась г‑ну Башину. Ибо на тот момент г-н Башин проектировал в Калининграде все дома, возводимые строительными фирмами г-на Ярошука (председателя городского совета депутатов), Рыбную деревню, “Европу-центр”, а также личный дом олигарха Находкина. Вероятно, VIP-персоны сочли, что в роли главного архитектора ему будет удобнее “сопровождать” эти проекты.

И вот... начался конкурс-2008.

...Дмитрий Зайцев выступал первым. Кроме “общего видения проблемы” (ну, там... “Калининград ещё не застроен, всё впереди... не устраивает промзона в центре города, есть трудности с подтоплениями, инженерными коммуникациями... в должности главного архитектора вижу себя как администратора”), Зайцев привёл в свою пользу самый прочувствованный аргумент: “Я со своей семьёй переезжаю в Калининград. Генплан Нижневартовска был утверждён пару лет назад, пик строительства начнётся лет через двадцать, а раньше этого времени карьеру сделать - никак”.

Когда член конкурсной комиссии А. Зуев (заместитель Лапина) осведомился, известно ли “соискателю” что-нибудь об исторической судьбе нашего города, г-н Зайцев бодро отрапортовал: “Да, я знаю, что Калининград - НЕМЕЦКИЙ ГОРОД”.

Как говорится, комментарии излишни.

Как фанера  над Парижем

Следующим кандидатом был Олег Купердяев. В сущности, креатура Александра Башина: Купердяев работал в мастерской экс-главного архитектора и возглавлял её, пока Башин “рулил” городской архитектурой.

Известно, что, когда проводился закрытый конкурс проектов областного музыкального театра (в рамках федеральной программы, как правило, только за участие в таких конкурсах архитекторы получают от 30 до 50 тысяч евро), Башин активно продвигал разработку Купердяева. (Музыкальный театр представал в виде прямоугольной крепости из тёмного кирпича... что-то вроде ещё не взятой Бастилии.) Нынче Купердяев сообщил комиссии, что у него “душа болит за город”, что нужно развивать такие территории, как Сельма и берега Преголи. А своим любимым детищем и гордостью назвал... ТЦ “Меркурий” на Ленинском. Правда, признав, что объект “испорчен рекламой”, которую в городе не мешало бы упорядочить.

Затем выступил Сергей Копычина-Лоренс, директор “Калинин­градгражданпроекта” (в прошлом - главный архитектор “Агропромпроекта”; его стараниями в Калинин­градском градостроительном колледже был открыт архитектурный факультет, где сам он заведовал кафедрой. Копычина-Лоренс - кандидат наук). Он высказал безусловно правильную концепцию: “Подход к застройке города нужно поменять, и прежде проектов планировок разрабатывать структурные планы территорий”. Согласитесь, это - позиция? А значит, основание “пролететь” в конкурсе, как фанера над Парижем.

Наивные люди

У Сергея Лебедихина позиция тоже имеется. Во-первых, с 1989 по 1991 гг. он уже был главным архитектором Калининграда и первым заместителем главы города Исаева. Когда Исаев ушёл, Лебедихин выдвинул свою кандидатуру на пост мэра, вполне резонно полагая, что глава города должен быть в первую очередь архитектором. На выборах тогда победил Шипов - и между “политическими конкурентами” пробежала чёрная кошка. Лебедихина сразу же обвинили в том, что он якобы “работает на стороне”, т.е. лично занимается проектированием и сам, как должностное лицо, их утверждает - а это запрещено законом о муниципальной службе. Он не стал спорить - и написал заявление об уходе.

Во-вторых, Лебедихин сформулировал следующие тезисы: “Я сторонник не моноцентра Калининграда, а полицентров, когда развлекательные и торговые комплексы будут концентрироваться на окраинах. Нужно “законсервировать” зелёные зоны и не “откусывать” от них части под застройку. Срочно нужно думать, как и где провести дороги. Пока не будет спроектирована транспортная развязка, на прилегающих землях нельзя делать землеотводы”.

О том, как выступил Игорь Ли, мы скажем чуть позже.

А вот Александр Невежин - по отзывам коллег, специалист очень грамотный и педантичный, “чувствующий” Калининград, - говорил о гражданском обществе. О том, что любой поступивший заказ на строительство нужно широко обсуждать. Нужно выстроить диалог между властью, бизнесом, архитекторами и населением.

Дорогой мой проект

Михаил Селянин свою концепцию озвучил кратко: “На моих глазах совершались градостроительные ошибки. Хотелось бы их нивелировать или устранить”. После чего пожаловался на нехватку денег в архитектуре. На что член конкурсной комиссии П. Саркисов возразил: мол, не хватает граждански активных и умных людей, а 7 миллионов рублей вернулись не освоенными в архитектуре.

Архитектор Ли? По воле заказчика Игорь Ли спроектировал пристройку к правому крылу “Парк-отеля”. Такую, что скоро знаменитое здание будет не узнать...

Журналисты в зале ухмылялись: г-н Селянин, согласно устойчивому мнению, обслуживает “неформальные силовые структуры”. По крайней мере, среди его заказчиков попадаются о-очень колоритные персонажи. А вот главным архитектором Зеленоградского района он проработал меньше года. Вроде бы в этой должности он сразу стал проектировать всё сам, даже особо не конспирируясь.

(Надо сказать, деньги в архитектуре “бродят” немалые. По расценкам, рабочий проект обходится в 5% от стоимости всего строительства. То бишь, если какой-нибудь бизнес-центр будет построен за $5.000.000, то $250.000 “отстегнут” автору рабочего проекта. А ведь есть ещё доплата за “сопровождение”...)

Последний кандидат, малоизвестный Евгений Сопов, тоже был лаконичен: “Свой творческий потенциал до конца не использовал. У меня есть силы и единомышленники среди архитекторов”.

Рядовой чиновник

Теперь вернемся к Игорю Ли. Его выступление было несколько странным:

“Хочу попытаться сделать город красивым, интересным, чтобы в нём было приятно жить. (Увы, это возможно лишь в том случае, если снести все до единого “шедевры” последних лет... и вернуть жизнь вырубленным паркам и скверам. Но г-н “кандидат” имел в виду не это, - прим. авт.) Для этого нужно реализовывать Генплан, оперативно разрабатывать градостроительную документацию, необходимую для комплексного освоения территорий города... Усилить роль градостроительного совета и Союза архитекторов в принятии градостроительных решений. А проекты застройки кварталов разрабатывать на конкурсной основе...”

Впрочем, если учесть, что сказала г-жа Смирнова об “идеальной модели главного архитектора” (“Мы требуем, чтобы он <...> был человеком творческим, но при этом <...> самым рядовым чиновником, понимал законы жизни города, развития города”), ясно, что отнюдь не пламенная речь г-на Ли в эту “модель” вполне вписывалась.

Так что никто особо и не удивился, узнав, что победил Игорь Ли, набрав 34 балла из 35 возможных. (Кстати, пресса при обсуждении кандидатур в зале не присутствовала. Изгнали. Ожесточённо и единогласно.)

Архитектор без диплома?

Итак, Ли Игорь Александрович, 1955 года рождения. С 1977 по 1990 год - главный архитектор проектов института “Уз НИИП градо­строительства” в Ташкенте - при том, что Ташкентский политехнический институт по специальности “архитектура” окончил в 1980 году. Целых три года главный архитектор целого научно-исследовательского института не имел высшего специального образования? Зная Ташкент, могу предположить: не обошлось без важного покровителя.

С апреля 1990 года по март 1992-го г-н Ли - руководитель бюро Ташкентского центра “Среда-Восток”.

В апреле 1992-го он переезжает в Калининградскую область, где четыре года возглавляет МП “Архитектурно-производственное бюро” в Светлогорске, а затем четыре года является главным архитектором администрации Светлогорского городского округа. (По воспоминаниям некоторых коллег, сам всё проектировал - и сам с собой согласовывал.)

С января 1998 года по май 2001-го - директор ГУ “Центр градостроительства и лицензирования” при управлении архитектуры администрации Калининградской области. (Будто бы и здесь продолжалась та же история: Ли стоял у кульмана и рисовал. В конце концов Пустовгаров, его непосредственный начальник, взбрыкнул... Пришлось расстаться.)

Далее - год в роли директора ООО “Строй­торг­инвест” в Калининграде, с января 2002-го - архитектор в собственной мастерской ИП “Ли И.А.”

Лотосы и пагоды

В Светлогорске г-н Ли спроектировал гостиничный комплекс “Олимпик”, отель “Фальке”, несколько индивидуальных особняков... Сейчас по его проекту в Светлогор­ске будет строиться громадная гостиница, спускающаяся к променаду (там, где обычно случаются оползни, - язвят коллеги), а в Калининграде - пресловутая пристройка к имеющему историче­скую ценность зданию “Парк-отеля” на Нижнем пруду. По крайней мере, уже делается рабочий проект. Строение “впишется” в промежуток между торцом здания, выходящим на ул. Пролетарскую, и дорогой... Натурально, вылезая на тротуар. Облик знаменитой на всю Европу кёнигсбергской гостиницы будет безнадежно изувечен. Но... кого волнуют такие “мелочи”? Ведь на карту поставлены очень крупные суммы. На карту города, разумеется...

Чего же ждать от г-на Ли? А ничего, наверное. Будет продолжаться обслуживание тех коммерческих проектов, за которыми стоят солидные заказчики с серьёзными деньгами. Ну, может быть, несколько изменится круг заказчиков. (Просто так, знаете ли, главных архитекторов не меняют. И если Башина “ушли” - то отнюдь не потому, что он “достал” муниципальную власть своей архитектурной “безбашенностью”. Просто земли в городе на всех не хватает... А значит, о-о-очень важно, чьи “заказы” будут “согласовываться” в первую очередь.)

В общем, те, кто иронизировал в Интернете по поводу назначения Ли (“Будет клёво, ежели теперь в Кёниге появятся пагоды и пруды с лотосами...”), увы, ошибаются. Пруды с лотосами - это красиво. Гораздо ближе к истине те, кто высказывался в комментариях примерно так:

“Всё равно всё будут решать деньги. Они “пробьют” любой проект. И будут расти архитектурные уроды. Осталось угробить последнее, что осталось от Кёнигсберга - Нижний пруд и скверы на берегах Преголи. Поэтому выбран тот, кто сможет это реализовать”.

Ни слова о честности

Ну, да! Вот и Верхнее озеро продолжают “обустраивать”. Уже и проект новой застройки вдоль улиц Пролетарской и Тельмана практически готов. Более тридцати деревьев напротив генконсульства Литвы предполагается пустить под топор, дабы воздвигнуть “традиционный” отель, высотой от 3 до 7 этажей - проект разрабатывала группа архитекторов под руководством Александра Башина, кстати, на тот момент с должности главного архитектора ещё не снятого, - и гостиницу апартаментного типа. Ни то, ни другое “не увязано с озером” - по словам председателя комитета по архитектуре и градостроительству Павла Саркисова. Но... строить будут.

В общем, кто девушку ужинает, тот её и танцует. И вот ведь что интересно! В 50-60-х годах прошлого века наш город тоже активно уничтожали и уродовали. Но тогда этому можно было придумать хоть какое-то идейное обоснование: дескать, надо “вырвать с корнем” память о немецком прошлом... разобрать на кирпич “оплот германского милитаризма” и отправить “стройматериалы” в разрушенные фашистами города России и Белоруссии и т.д., и т.п. А что будут говорить сегодняшние архитекторы своим внукам и, Бог даст, правнукам? Объяснять, что на деньги, полученные от проектов, покупали своей семье безбедное настоящее? Или вообще предпочтут обойти эту тему молчанием?..

Кстати, архитектору совершенно не обязательно родиться в том городе, где он предпочитает творить. Растрелли в Петербурге, знаете ли, тоже был не местным... Но вот ЧЕСТНЫМ - перед собой и перед потомками - быть надо. А ведь об этом качестве архитектора не сказал на конкурсе никто. Ни соискатели, ни комиссия. Жаль. Очень жаль. Мой бедный город, мой цветок из камня...

Д. Якшина



Если вам понравилась эта статья, переведите нам любую сумму.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money

236040, г. Калининград
ул. Черняховского, 17
(второй этаж)
тел. (4012) 991-210

‎+7-900-567-5-888.


Архив номеров
Архив номеров




Федеральные СМИ,
которые пишут
об Игоре Рудникове

Новая газета

THE NEW TIMES