НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Криминал / “Я ДУМАЛ, ЧТО ЭТО - ГЕСТАПО”. Дениса Дринько били ногами в пах и орали: “На колени, пидор!”

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • “Я ДУМАЛ, ЧТО ЭТО - ГЕСТАПО”.
    Дениса Дринько били ногами в пах и орали: “На колени, пидор!”

 

“Простава отменяется”

Что перво-наперво сделает человек, потерявший сумку с документами? Побежит в милицию? Конечно, нет. Каждый знает, что там с подобным заявлением на смех поднимут. Мол, мы убийства расследуем, а нас тут всякой ерундой отвлекают... Поэтому бедолага развесит на улицах объявления с номером своего телефона и слёзной просьбой вернуть собственность “за вознаграждение”. И любой, кто обнаружит пропажу - не упустит верного случая получить немного деньжат на халяву. Или, на худой конец - пол-литровку в подарок.

Денис Дринько в больнице (месяц спустя)

Работяга-строитель Денис Дринько, обнаружив в Светлогорске чужую барсетку с документами и связкой ключей, а метрах в пятидесяти - объявление о её пропаже, позвонил по указанному телефону и поинтересовался: “Тут обещано вознаграждение... Сколько дадите?” Когда услышал в ответ “Сто долларов” - обрадовался. Повезло!

На следующий день 29 июля 2008 года он договорился с женой владельца барсетки о встрече и примчался к оговоренному месту на машине. Ради такого случая на своей тачке его подбросил друг. Постоял Денис, подождал - нет никого. Вернулся в машину и разочарованно сообщил приятелю: “Простава отменяется”.

“Ты чью маму обидел, дебил?!”

Не успели они тронуться с места, как на пути вырос наряд ГИБДД. Сотрудники осмотрели машину и обнаружили стоящую в ногах Дениса барсетку.

- Это что такое? - поинтересовался один из ментов.

- Да вот, нашёл, - не ожидая подвоха, ответил Денис. - Хотел хозяину вернуть...

И тут же получил удар рукояткой пистолета по голове. Приятелей вытащили из машины, заковали в наручники и уложили лицом на асфальт.

Рядом с гаишниками наизготовку стояли милиционеры Пантеев и Анюшин - они без лишних слов начали избивать задержанных. Прямо на тротуаре, на глазах прохожих. Гаишники тоже в стороне не остались - кто кулаком заехал, кто ногой пнул.

- Дебил! - орали стражи правопорядка. - Ключи с документами на машину украл, мог и тачку угнать, а на 100 долларов повёлся!

Попытки Дениса объяснить, что он не вор - ни к чему не привели. Менты весело заржали и с удвоенной энергией продолжили наносить удары - по голове, туловищу, в пах. Войдя в раж, один из них - Пантеев - прижёг руку Дениса горящей сигаретой, после чего брызнул в лицо задержанного чем-то едким. Скорее всего, слезоточивым газом из баллончика.

- Ты чьих родителей обидел? - приговаривали менты, продолжая охаживать лежавшего Дениса по рёбрам, - чью маму запугал?!

Порезвившись с полчаса, Пантеев и Анюшин доставили Дениса в Светлогорский ОВД.

Головой о стену...

Чуть позже Дринь­ко всё же узнал, что его заподозрили в краже сумки из машины гражданина Шарова В.В. А тот оказался “человеком со связями” - дети его, говорят, в правоохранительных органах служат. Вот милиция и провела операцию “со всей пролетарской ненавистью”. По словам самого Шарова, объявление он дал по совету ментов - в качестве приманки для преступника. Вот Денис и попался. Нашёл он эту барсетку или нет - доблестные менты разбираться не стали. Прапорщики Пантеев и Анюшин решили, что думать им не по чину - “колоть” Дениса требуется, коли уж в руки попал.

Дринько затащили в кабинет и приступили к делу. Поначалу, правда, поинтересовались: не желает ли он написать явку с повинной? Но задержанный - ни в какую. Тут уж стражи правопорядка на него совсем обиделись. Дальше, по словам Дениса, произошло следующее.

Его обрабатывали дубинками, таскали за волосы, били головой о стену, ногами по рёбрам и снова в пах... Денис несколько раз терял сознание. Голова была словно в тумане. После каждого падения его поднимали, ставили на колени, орали и продолжали бить.

- Очень не хотелось умирать среди этих нелюдей, - вспоминает свои муки Дринько. - Я просил их опросить свидетелей, с которыми провёл выходные (праздновали день ВМФ). Они бы подтвердили, что я не мог обокрасть машину в Светлогорске, гулял в Калининграде. Умолял садистов не бить по голове, но ответом были новые и новые удары - по печени, почкам, шее, в солнечное сплетение и опять по голове. Сильно затекли руки в наручниках. Несколько раз я отключался...

- Сейчас ты придёшь в себя, пидор! - слышал в очередной раз Денис и получал новые удары дубинкой по опухшим пальцам. Вероятно, услышав крики избиваемого, в кабинет зашёл кто-то из следователей в штатском

- Признался? - поинтересовался он у работавших засучив рукава Пантеева и Анюшина.

Получив отрицательный ответ, тоже пару раз двинул ногой упорствующему подозреваемому по рёбрам. После этого, с чувством выполненного долга удалился. Пытка продолжилась.

“Тебя убить, или трахнуть?”

В конце-концов, обессиленного Дениса выволокли из кабинета и бросили в камеру. Всю ночь он не спал: голова раскалывалась от боли, всё тело горело... Дринько просил вызвать врача, но на его стоны никто не обращал внимания. Рано утром дверь камеры открыли, и задержанного поволокли в знакомый до ужаса кабинет.

- Может, подвесим его на шнурке, как гастарбайтера? - вслух размышлял Анюшин.

- Ага! - оживился Пантеев. - Помнишь, как у нас белорус повесился? Так это мы его вздёрнули! Не хочешь так же - пиши явку с повинной! (7 июня 2008 года в камере Светлогорского ОВД повесился в петле из собственных брюк 29‑летний гражданин Белоруссии, задержанный сотрудниками милиции за административное правонарушение.)

Дринько успел произнести лишь “Я не вино...”, как менты снова принялись его дубасить, словно боксёрскую грушу...

Очнулся Денис от того, что его потащили за волосы. Опять начали бить головой о стену. И снова - потеря сознания.

- На колени, мразь! - услышал он над собой голос Пантеева.

И вновь последовали побои и угрозы.

- Они обещали меня вывезти за город и убить, - рассказывает Денис. - Грозились подбросить мне наркотики, оружие или взрывчатку, чтобы я получил максимальный срок. Даже обещали “трахнуть” меня хором. Потом засунули в рот кляп (надоело слушать крики) и всё завертелось по новой.

В кабинет, где происходил “допрос с пристрастием” несколько раз наведывались милиционеры рангом повыше. Заглянул Игорь Романюк (начальник криминальной милиции ОВД Светлогорского городского округа), удостоил своим вниманием и начальник самого ОВД - подполковник Рубанов. Вид валявшегося на полу избитого задержанного их не удивил - судя по реакции, здесь это была привычная картина. Рубанов только посетовал, что вот, мол, дурак какой попался - подписал бы признание и валил домой.

Денис упорствовал, побои продолжались. Ближе к полудню истязатели изрядно устали, да и обеденный перерыв был уже на носу. Они записали показания Дениса (он сообщил, что нашёл барсетку) и отпустили домой. Дринько с трудом передвигался, но всё-таки самостоятельно выбрался из милиции. Около отделения его поджидал приятель на машине, они поехали в больницу, где врачи зафиксировали многочисленные следы побоев. После этого его отвезли домой - отлёживаться. Правда, вскоре Дениса госпитализировали - ему становилось хуже и хуже.

Изнурительно тяжкий труд

Немного оправившись, Дринько написал заявление в прокуратуру Калининградской области. Он твёрдо решил искать управу на своих обидчиков.

Обратился Денис и в газету. Мои, корреспондента “НК”, попытки получить информацию от начальника ОВД Светлогорского городского округа Игоря Рубанова к успеху не привели - он отказался разговаривать с журналистом. Немногим больше удалось узнать в пресс-службе УВД Калининградской области - там кратко ответили, что “разбираются”.

Поиски хоть каких-то комментариев привели на официальный сайт Светлогорска. В статье “На передней линии в борьбе...” много чего лестного сказано в адрес Рубанова, Романюка, Анюшина и Пантеева. “Они умело используют все формы и методы оперативно-розыскной деятельности, доказывая вину совершившего преступление”. Но есть у бравых стражей порядка и трудности: “...крайне низкая зарплата за изнурительно тяжёлый труд”. Что тут добавишь? Работают ребята действительно на износ.

А. Захаров



Если вам понравилась эта статья, переведите нам любую сумму.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money

236040, г. Калининград
ул. Черняховского, 17
(второй этаж)
тел. (4012) 991-210

‎+7-900-567-5-888.

Архив номеров
Архив номеров




Федеральные СМИ,
которые пишут
об Игоре Рудникове

Новая газета

THE NEW TIMES