НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Криминал / МАФИЯ В ЛЕСУ. Под прикрытием силовиков орудуют банды дровосеков

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • МАФИЯ В ЛЕСУ.
    Под прикрытием силовиков орудуют банды дровосеков

 

Пять лет назад мы писали о том, как правоохранительные органы “прессовали” директора Полесского лесного хозяйства Анатолия Шелухо.

А. Шелухо

Шелухо был фантастическим директором лесхоза. До него предприятие называли “легендарно-болотным опытно-наказательным”. А Шелухо - буквально за считанное количество лет - умудрился превратить его в ОДНО ИЗ ЛУЧШИХ во всём Советском Союзе. Он строил по двадцать две квартиры в год для работников лесхоза, он открыл первый в области паркетный цех, он рачительно использовал лесные ресурсы... Министерство природных ресурсов получало с одного кубометра леса в Калининградской области в тридцать раз (!) больше денег, чем в среднем по России...

А потом наступили времена принудительной приватизации. Шелухо был категорически против, считая, что передача лесных угодий в частные руки в НАШЕЙ стране приведёт к тому, что лес очень скоро будет вырублен под корень. А средства, вырученные от продажи спиленной древесины, осядут на чьих-то личных счетах.

Но... против лома нет приёма - если нет другого лома. Пришлось приватизироваться. Результат оказался вполне предсказуемым: лесхоз активно принялись “бомбить”. Шелухо продолжал работать, но... появилась новая напасть.

В интервью, данном нашей газете пять лет назад, Шелухо рассказывал:

- В области образовались целые криминальные структуры, специализирующиеся на хищении дуба. Хорошо экипированные, “прикрытые” силовиками. Каждая ночная кража леса продумывается до мелочей. Люди, непосредственно занятые вырубкой, чаще всего числятся бомжами. Хотя на самом деле никакие они не бомжи, а за каждый кубометр ворованного леса получают $20.

Группы обеспечены специальной техникой...

Типа “гнилая ёлка”, спиленная ночью “чёрными лесорубами”

Благодаря особому “прикрытию” их машины, гружённые ворованным лесом, на дорогах не останавливают. А стоимость каждой такой машины - $5.000-6.000. Объём воровства колоссален - около $2.700.000. В год!

Мы знаем практически все фирмы, работающие с ворованным лесом. У них свои пилорамы... Заезжает машина... вж-жик... и через час от ворованного леса не остаётся и следа - он превращается в древесину.

Принадлежат эти фирмы бывшим убоповцам, убэповцам, омоновцам и т.д. Вероятно, именно поэтому преступники, даже взятые с поличным, остаются безнаказанными, а дела не “доживают” до суда. (Из 38 уголовных дел, возбужденных по фактам ночных краж леса на территории Полесского лесхоза, благополучно “похоронено” сотрудниками правоохранительных органов... 38.)

Типа “гнилая ёлка”, спиленная ночью “чёрными лесорубами”

Мы боролись с воровством леса изо всех сил. Организовали единственную в области мобильную группу, выезжали по ночам вместе с милиционером ловить браконьеров. Разные бывали ситуации. Один раз застукали группу парней вокруг спиленного дуба. Те - врукопашную.

Один кинулся на меня с каким-то крючком. Пришлось дать ему прикладом ружья, по чему попалось. Потом он обратился в милицию: дескать, он всего-то хотел нарубить дров, а я нанёс ему черепно-мозговую травму!..

Другой раз я стрелял по колёсам гружённого лесом автомобиля “Урал”. Прострелил все четыре баллона. Как в кино.

А лесников наших и бьют, и дома их поджигают... У меня самого сгорел гараж вместе с машиной. Тоже поджог. И сплю уже год с пистолетом под подушкой.

"Чёрные лесорубы" Родионов и Быков кадры оперативной съемки)

Только за один год на территории нашего лесхоза было совершено 46 правонарушений. В десяти случаях протоколы были составлены на месте преступления, виновные - взяты с поличным. Но до суда эти дела не дошли.

К примеру, гражданин Абдуев задерживался дважды, причастность его к порубкам была доказана, но...

...Всего было заведено тридцать восемь уголовных дел по фактам ночных краж леса (общая сумма ущерба - три миллиона долларов). Но все они благополучно “похоронены” нашими правоохранительными органами.

Доходит до абсурда. 18 апреля 2002 года мы задержали в лесу группу из трёх человек. Дали им свалить дуб и взяли, когда они волокли на специально оборудованном тракторе свежеспиленный ствол на поле. Там нарушителей поджидал тракторный прицеп.

А. Веденин

Один из задержанных, некто Кудрин, первоначально признал вину. Но в процессе следствия он изменил показания, а следователь Полесского РОВД лейтенант юстиции А. Шеломенцев вынес постановление:

“Прекратить уголовное преследование в отношении подозреваемых <...> Обязать директора Полесского лесхоза вернуть бензопилу “Макита”, изъятую у Кудрина...”

Во как! А зачем, интересно, эти ребята заехали ночью в лес на тракторе, специально приспособленном для трелёвки толстомерного леса? Грибы вывозить? А пила - грибы срезать?.. Но в апреле грибы не растут.

...А потом Кудрин вдруг упал в колодец. Ещё один из фигурантов этого дела умер от переохлаждения. Официально же оба находятся до сих пор в розыске. Но даже ежу понятно - заказчика они уже не выдадут. Никогда.

Манохин

В общем, весёлые дела.

Тем не менее, порядок в лесу мы навели. И, видимо, этим кому-то очень сильно не угодили. (Три миллиона долларов - серьёзная сумма.)

В конце мая 2002 года ко мне в кабинет зашел подполковник милиции Воронов. Сказав, что ему необходимо провести проверку поступившей на меня жалобы от В.А. Иванова.

Иванов - наш лесник. В 1997 году я отказал ему в приватизации служебного жилья - и с тех пор он почти ежегодно пишет на меня одно и то же. В пять инстанций. По его заявлениям несколько лет подряд УБЭПом проводились проверки, после чего жалобы сдавались в архив. Так как ни один из сообщённых им фактов не подтверждался.

Бояться мне было нечего: накануне проводилась плановая проверка КРУ (с самыми положительными результатами), налоговая инспекция тоже не имела к нам никаких претензий... Я подумал, что Воронов входит в объединённую комиссию по борьбе с хищениями леса (созданную УВД, прокуратурой и управлением природных ресурсов), и показал ему папки с делами. Но подполковник ответил: “ЭТО можешь выбросить. Заниматься я буду тобой”.

Потом меня пригласили в УБЭП к подполковнику Иванову. Тот спросил, как “закрыть” лесной криминал. Мы беседовали четыре часа, и я объяснил, что, в сущности, это просто.

Ясно ведь, что тысячи кубометров ворованного дуба не оседают в области, а вывозятся за рубеж. Значит, нужно сличать таможенные документы - с разрешениями на вырубку. И если разрешение, к примеру, даётся на 19.000 куб. м, а вывозится 25.000 куб. м - вот и повод круто побеседовать с бизнесменом.

Иванов попросил назвать всех “сомнительных” заказчиков, явно имеющих дело с криминальными бригадами, чей профиль - ночное хищение дуба. Я перечислил имена. Но честно предупредил, что все эти фирмы возглавляют бывшие сотрудники правоохранительных органов - а значит, привлечь их к ответственности будет непросто. На сём и расстались.

(Тогда Шелухо ещё питал какие-то иллюзии... Хотя и догадывался, “где собака порылась”.

Дело в том, что незадолго до описываемых событий один из высокопоставленных чиновников администрации - по совместительству бизнесмен - построил огромный деревообрабатывающий завод. Рассчитывая завозить к нам лес из Карелии, придавать ему “рыночный облик” и продавать за границу. Но вариант с карельской древесиной провалился из-за транспортно-таможенной составляющей.

К. Сарыбасов

Завод попытались обеспечить местным сырьём. Но Шелухо сопротивлялся: в нашей области нет столько дерева, бесперебойная работа завода чревата экологической катастрофой... Директор лесхоза, думающий о зелени лесов, мешал развернуться тем, кто предпочитает “зелень баксов”, - прим. авт.)

- Так что вскоре опять появился Воронов. С группой, - продолжает рассказ Шелухо. - Ворвались пять или шесть человек, с воплями, матом... Взломали дверь в кабинет юриста - там стоял сейф главного бухгалтера. Документы изымались подчистую, с криками: “Я вам царь и Бог!” И опять с семиэтажным матом.

А далее - начались кропотливые поиски криминала... в моей биографии. Прежде всего Воронов попытался сфабриковать уголовное дело против моего сына.

Мой сын был тогда лесопользователем (теперь он это дело бросил). Делянку он приобретал на аукционе, не через папу. И вот на его законченной делянке (а лесхоз не имеет право рубить основные фонды, только с целью ухода!) валят восемь дубов.

Естественно, охрана, протокол... Специально задерживают двух человек, которые говорят, что “по дубы” их послал Артём Шелухо.

Но... в тот момент Артём находился на сессии в Санкт-Петербурге. И послать никак не мог.

Через месяц уголовное дело лопается. Но под его предлогом в лесхозе была проведена выемка документов. (А потом ещё четыре. Без санкций и без каких-либо на то оснований.)

...Тогда взялись уже непосредственно за меня. Инкриминируют мне следующее: во-первых, я завёз песок для того, чтобы укрепить мол (в лесхозе есть своя рыболовецкая бригада, надо содержать в порядке причал). Воронов утверждает, что песок я якобы завёз на свой личный участок. Но почему я тогда ЕГО там и не выгрузил?..

Во-вторых, за счёт лесхоза мы заменили водопроводную трубу в посёлке. Она совсем уже сгнила. Говорят, будто я таким образом благоустроил свой дом. Но водопровод пролегает по федеральной земле, а мой дом на улице - первый. Я же эту трубу не к себе загнул? Или существует такая норма закона, что улица, на которой живёт директор лесхоза, должна остаться без водопровода?..

В-третьих, я работал рыбаком в рыболовецкой бригаде. Всю путину. В счёт отпуска. В прошлом году был небольшой ураган, а в домике я живу финском. Вот крышу и снесло, она улетела в сад к соседу. Два дня после этого шёл проливной дождь. А дом стоял без крыши. Так что нужно было делать капитальный ремонт. Зарплата директора лесхоза - 62.000 рублей в год. А рыбак за путину получает 120.000 рублей.

Моё руководство знало, что я работаю в бригаде, ничего противозаконного в этом нет.

Но... прессинг продолжался.

Такую вот историю поведал нам Анатолий Шелухо. Напомним, что интервью было дано пять лет назад. А знаете, чем закончился “прессинг”? Документы, изъятые в ходе “спецмероприятий” в лесхоз больше не вернулись. В том числе и лесорубочные билеты - очень важные бумаги, по которым за границу отправляется лес.

Шелухо напрасно обивал пороги милицейских начальников. Ему сказали: “Зря требуете. Билетов нет”.

По этим “вынутым” билетам, которых якобы нет, было реализовано “за бугром” несколько тысяч кубов краденого леса! Оперативная таможня возбудила по данному поводу уголовное дело; срочно был назначен “козлом отпущения” некий человечек (как у Ильфа и Петрова - зиц-председатель Фукс). Его окунули в СИЗО, а вскоре... в материалах дела появилась справка о том, что у человечка - цирроз печени в тяжелейшей форме. “Умирающего” выпустили... вот, собственно, и всё.

Шелухо, до сих пор “обвешанного” уголовными делами, как рождественская ёлка игрушками, отодвинули в сторону. А возглавил лесхоз... тот самый подполковник милиции Воронов, который так лихо осуществлял набеги-обыски-выемки! Уволился, понимаешь, из милиции - и занял кресло генерального директора давно знакомого ему предприятия. И теперь он в лесхозе действительно “и царь, и Бог”, так что дубы трещат и падают. “Siloviky” в “прикрытии” не нуждаются.

Л. Орлова



Если вам понравилась эта статья, переведите нам любую сумму.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money

236040, г. Калининград
ул. Черняховского, 17
(второй этаж)
тел. (4012) 991-210

‎+7-900-567-5-888.


Архив номеров
Архив номеров




Федеральные СМИ,
которые пишут
об Игоре Рудникове

Новая газета

THE NEW TIMES