Дней
Часов
Минут
Секунд

НЕВИНОВНЫЙ ЖУРНАЛИСТ
СИДИТ В ТЮРЬМЕ



 

 

НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Политика / ЧЕТЫРЕ ПУЛИ ДЛЯ ДЕПУТАТА. Киллер расстрелял Максима Асламазяна на глазах у прохожих

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • ЧЕТЫРЕ ПУЛИ ДЛЯ ДЕПУТАТА.
    Киллер расстрелял Максима Асламазяна на глазах у прохожих

 

Пистолет нашли дети

20 марта 2007 года в Калинин­градской области произошло очередное политическое убийство. У порога дома своей жены на улице Садовой в Зеленоградске был за­стрелен Максим Асламазян - депутат местного городского совета. То, что действовал киллер-профессионал, не вызывает сомнений. Преступник выследил жертву, первой же пулей сбил Максима с ног (прострелил сразу оба колена), на ходу, двигаясь к раненому, дважды вы­стрелил ему в грудь, затем хладно­кровно произвёл контрольный в голову и спокойно скрылся. Находившиеся поблизости прохожие вызвали “скорую”, но Асламазян, не приходя в сознание, скончался по дороге в больницу.

Невероятно, но факт: в тот же день исполняющий обязанности прокурора Зеленоградского района Ю.И. Галушкин возбудил уголовное дело, что по нынешним временам - почти подвиг. За работу взялись оперативники и следователи! Ну а дальше всё как обычно - что-то у них не заладилось. То ли в школе милиции плохо учились, то ли рассеянным вниманием страдали, то ли головы с похмелья болели, то ли испугались киллера и заказчика, то ли начальство не велело шибко стараться - сказать трудно. Но в результате осмотра места преступления сыщики отыскали только три гильзы.

- Вообще-то выстрелов было четыре, - неохотно признавались насмерть перепуганные свидетели, боявшиеся бандитов не меньше самих расследователей.

Следаки спорить не стали, но и на новые поиски не бросились: ни четвёртую гильзу, ни само оружие, которое киллер мог “сбросить” где-то поблизости, они так и не нашли.

Хорошо, что наши граждане криминальные сериалы смотрят и в следственных делах зачастую лучше дипломированных специалистов разбираются. Четвёртую гильзу разыскала соседка убитого, а пистолет киллера марки “Зауер” и обойму к нему обнаружили дети. Добровольные помощники правоохранительных органов сдали находки в милицию и посчитали свой гражданский долг выполненным. А зря. Как показали дальнейшие события, лучше бы домохозяйка и следопыты-тимуровцы и дальше вели расследование сами - толку было бы больше.

Нельзя сказать, что следственные органы вообще не работали. Не успели тело Максима предать земле, как в средствах массовой информации прозвучало сенсационное заявление.

Его сделал тогда ещё начальник следственного управления прокуратуры Калининградской области Сергей Бондаренко (после того он сделал головокружительную карьеру, теперь Сергей Иванович ба-альшой руководитель, генерал). По его словам, прокуратура пришла к выводу, что убийство Максима связано не с депутатской, а с коммерческой деятельностью. Журналисты в нетерпении схватились за авторучки - если начальник такого ранга заявляет подобное и напрочь отметает прочие версии, значит, следствию известны имена подозреваемых. Но Бондаренко сказал и умолк. Следаки даже убийцу найти не смогли, не говоря уже о заказчике. А 20 сентября 2007 года данное уголовное дело было приостановлено “за неустановлением лица, подлежащего уголовной ответственности”.

Выходит, один Бондаренко что-то знает, но даже своим подчинённым не говорит. Почему?

На кого повесить убийство

Тем не менее, следственные органы посчитали, что сделали всё, что могли: гильзы и орудие убийства найдены, общественность через СМИ успокоена (мол, никакой политики - только бизнес). Чего дальше огород городить и во всяких “коммерческих разборках” разбираться? Убийца, правда, на свободе, но, с другой стороны - мало ли таких по нашей области шастает. Одним больше, одним меньше - не принципиально...

Так бы всё тихо на тормозах и спустили - благо, опыт в подобных делах у следственного управления немалый имеется. Но тут совсем некстати вмешался брат погибшего - адвокат Вреж Асламазян. Мало того, что письма во все инстанции писать принялся, так ещё и собственным расследованием занялся. Тут-то и начали всплывать разные неприятные для г-на Бондаренко и его сотрудников факты.

Оказалось, что бравые следаки опросили массу людей: родственников убитого, депутатов разного уровня, друзей и знакомых Максима. Дошли даже до депутата Государственной Думы РФ Артура Чилингарова, который хоть и не жил в Зеленоградске, но хорошо знал погибшего (неужели наши пинкертоны думали, что вице-спикер Госдумы, Герой России и известный полярник мог иметь какое-то отношение к убийству?). Неохваченными остались разве только губернатор области и глава администрации Президента РФ, которые тоже знали Максима Асламазяна. Но вот времени на разговор с 7 (семерыми!) свидетелями, которые были очевидцами преступления и видели убийцу, не нашлось. Их опросил брат погибшего. Лично. Мало того, показания этих людей Вреж передал следователям. И что? Никто из подчинённых Бондаренко опрашивать ТАКИХ свидетелей не стал даже после этого.

Зато следователи потратили массу сил и энергии, дабы найти подтверждение своей версии “коммерческой” (читай, криминальной) разборки. С этой целью даже Генеральную прокуратуру напрягли. Направили туда запрос с просьбой “установить место нахождения Астаряна Э. для его последующего допроса”. Зачем? Очень просто: Астарян - известнейший криминальный авторитет. Милое дело - на него убийство повесить. Только одна неувязочка - Астарян ещё до убийства Максима был арестован и находился в тюрьме. Об этом правоохранительные структуры всей России знали - только калининградские следаки не в курсе оказались.

Стало очевидно, что реальных следственных действий, которые могли привести к убийце и заказчику, не проводилось, и вряд ли что-то в дальнейшем изменится. Врежу Асламазяну осталось только одно - надеяться на себя самого и друзей. И действовать самостоятельно.

Увлечение политикой

Сам Вреж о результатах своего “частного сыска” пока особо распространяться не хочет - осторожничает. Он уже не раз обжигался на том, что переданные следственным органам сведения вскоре становились известны... преступникам.

- Когда у меня будут неопровержимые доказательства, - говорит брат погибшего, - тогда и сообщу.

Но некоторыми деталями он всё же поделился. Начал, как и положено адвокату, обстоятельно. С рассмотрения всех возможных мотивов убийства: бытовой, коммерче­ской и политической.

Максим Асламазян с сыновьями

- Бытовую я упоминаю только потому, - замечает Вреж, - что следствие должно рассматривать все версии, включая самые невероятные. Хотя брат вообще-то был неконфликтным человеком. Мы выросли в обычной армянской деревне - родители с детства приучали к труду, почитанию старших, уважению Закона. Так что Максим был обычным советским парнем. Отслужил срочную службу в ракетных войсках, после увольнения перебрался в Калининградскую область. Долгое время работал матросом на рыболовецком судне, в девяностые годы открыл свою маленькую пекарню.

Постепенно дела шли в гору - олигархом, даже районного уровня, он не стал, но жил небедно. Друзей у него было много, а вот врагов за свою жизнь не нажил. Я с ним часто встречался и знал, чем он дышит. Не было рядом таких людей, которые “по бытовым причинам” желали ему зла.

Коммерция? Да не смешите меня! Не те у него были деньги, чтобы ради них кто-то дорогостоящего киллера нанимал. Да и не было у него крутых врагов-конкурентов. Кроме того, брат в последнее время бизнес почти забросил. Он человек азартный (в хорошем смысле этого слова): как увлёкся политикой (депутатской деятельностью), так и ушёл в эти проблемы с головой.

В этом направлении и нужно копать.

Змеиный клубок

- Вы представляете, - продолжает Вреж, - какие на побережье сейчас деньги крутятся? Земельные участки стоят миллионы, а их распределением занимаются властные структуры. Где большие деньги, там и криминал. В результате сам чёрт не разберёт, что там творится! Как и по всей стране, в Калининград­ской области всё активнее действуют так называемые “криминальные формирования”. Каждое из них отстаивает свои интересы, и в каждом есть представители власти, правоохранительных органов и преступных сообществ.

То, что какой-либо депутат является членом “Единой России” - вообще ни о чём не говорит. Сплошь и рядом “однопартийцы” оказываются по разные стороны баррикад.

То же самое - и люди в милицейской форме. О бандитах я вообще не говорю. Всюду возникают такие змеиные клубки, что, если потянуть одну из гадюк за хвост, неизвестно - чья голова вылезет!

Не секрет, что в Зеленоградске за власть боролись две группировки. Мой брат только попытался навести хоть какой-нибудь порядок. У него были хорошие связи в Москве, которые он пытался задействовать для решения конфликта (тот же Чилингаров). Показательно, что Максима застрелили буквально за два дня до того, как в Зеленоградск должны были приехать влиятельные московские “думцы”. Специально для того, чтобы разобраться с ситуацией на месте. Не успели...

Я намеренно не называю фамилий. Когда всё в такой “политиче­ской жизни” так переплетено и запутано, преступником может оказаться тот, о ком даже подумать сложно. То есть совсем не обязательно, что он явный политиче­ский противник брата. В этом вся сложность.

Единственное, что я могу сказать совершенно определённо - я дойду до конца. Чего бы мне это ни стоило. Не остановлюсь и после того, как убийцу брата накажут. Использую свой опыт и дальше - по мере сил буду оказывать помощь людям, пострадавшим от криминала. С этой целью я и создаю общественную организацию “Право на жизнь”. Нельзя мириться с преступной бездеятельностью так называемых правоохранительных органов.

Посмотрите, что творится - ни одно заказное убийство в Калининградской области не раскрыто! Киллеры без страха берутся за любое дело - убивают даже в присутствии десятков свидетелей! Сколько раз “Новые колёса” о таких случаях писали. Даже если кого-то органы и задерживают, то потом дело благополучно разваливается, и подозреваемых выпускают - виновных нет.

Уверен, от одного человека государство всегда отмахнётся, а вот от многих людей - нет. Нужно заставить правоохранительные органы защищать граждан от произвола. Иначе ситуация коснётся каждого. Вчера пострадал не знакомый вам человек, сегодня - близкий, а завтра - вы сами. Если не объединиться, то вся Россия станет одной большой “страной пострадавших”.

А. Захаров



Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money