НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Криминал / ГОЛОДОВКА В ТЮРЬМЕ. Строителю Антонюку не дали умереть в СИЗО

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • ГОЛОДОВКА В ТЮРЬМЕ.
    Строителю Антонюку не дали умереть в СИЗО

 

Мы продолжаем разговор, начатый в №105 (“Обошлись без киллера”), о судьбе калининградского предпринимателя Дмитрия Антонюка, который вот уже девять месяцев находится в СИЗО.

Допросы раз в три месяца

Супруга Дмитрия Антонюка, Любовь Ивановна, сообщила:

- 12 сентября Дмитрий объявил голодовку протеста. Понимаете, между ним и компанией “Пруссия” (напомним, заявление о привлечении Антонюка к уголовной ответственности - за якобы имевшее место мошенничество - было написано директором данной компании, - прим. авт.) - чисто хозяйственный спор, который искусственно переведён в плоскость уголовного разбирательства. Антонюк за время пребывания в СИЗО написал много жалоб, в том числе и в Калининградскую прокуратуру, с требованием разобраться наконец в этом деле. Когда он, ещё будучи на свободе, обратился в милицию с заявлением по факту хищения стройматериалов и оборудования со стройплощадки, откуда его “выпихнула” г-жа Рожнова, фактический владелец “Пруссии”, - ему отказали на том основании, что “спор двух хозяйствующих субъектов” носит гражданско-правовой характер. А когда претензии появились у Рожновой к нему - “характер” спора кардинальным образом изменился.

Дмитрий Антонюк

Следствие тянется вот уже девять месяцев. В феврале сроки были продлены до июня 2008 года. В июне судья Бережная продлила их ещё на три месяца (а сторона обвинения просила четыре). 18 сентября судья Кулешова продлила ещё на три месяца. При этом следственных действий практически не ведётся.

Из СИЗО Дмитрия Петровича вывозят на допрос не чаще, чем раз в три месяца!

Следователи за это время благополучно побывали в отпуске... Почерковедческая экспертиза, на необходимость проведения которой ссылается сторона обвинения, во-первых, должна была осуществиться намного раньше; во-вторых, она не требует нахождения Антонюка в СИЗО! Но все ходатайства об изменении ему меры пресечения на подписку о невыезде или залог судьи оставляют без удовлетворения. Мотивация: а вдруг на свободе Антонюк помешает следствию или скроется? Дескать, он не живёт по месту регистрации.

Но, во-первых, чему и как он помешает?! Судья Кулешова в очередной раз вспомнила об угрозе, которая будто бы прозвучала в голосе представителей московского отделения организации “Щит и меч” (когда те приезжали в Калининград, чтобы прояснить ситуацию, и встречались с Рожновой). Но ведь даже если угроза и была - она звучала из ИХ уст, а не в голосе Антонюка! Почему же тогда в СИЗО находится он, а не “московские товарищи”, так напугавшие Рожнову?

А во-вторых, то, что он жил не дома - ерунда. Как и все эти досужие сплетни о покупке каких-то там двух машин, о квартире на Сельме... Машины Антонюком были приобретены за 2-3 года до того, как судьба столкнула его с Рожновой.

Следователь не помнит

Любопытная штука - протокол судебного заседания. Следователь СЧ СУ при УВД Калининградской области Т. Романенко, прося продлить срок содержания Антонюка под стражей, приводит следующие обоснования:

“<...> Антонюк Д.П. <...> знаком со свидетелями лично, знает адреса их проживания, в связи с чем может угрожать им либо иным способом оказывать давление на свидетелей...”

Защитник: “Что вам мешало провести все необходимые следственные действия за 9 месяцев, пока Антонюк находился в СИЗО?”

Следователь: “<...> Нам необходимо допросить большое количество свидетелей”.

Защитник: “Сколько?”

Следователь: “Не менее 350 человек”.

Защитник: “Сколько свидетелей уже допросили?”

Следователь: “Не знаю, не могу сказать”.

Защитник: “Как давно были назначены экспертизы, необходимость получения результатов которых вы указываете в обосновании своего ходатайства?”

Следователь: “Не помню, около месяца назад...”

Защитник: “Какие следственные действия вы провели за 9 месяцев пребывания Антонюка в СИЗО?”

Следователь: “Очные ставки”.

Защитник: “С кем?”

Следователь: “Не могу пояснить”.

Защитник: “Не можете, потому что никаких очных ставок не было. Сколько вообще следственных действий было проведено за эти 9 месяцев?”

Следователь: “Не могу пояснить... И вообще - Антонюк не проживает по месту регистрации; есть сведения, что он разводится со своей женой”.

Защитник: “Официально брак не расторгнут”.

Антонюк: “Я не собираюсь разводиться с женой!”

Однако голословное утверждение следователя судье импонирует больше, а беспомощные ответы на элементарные вопросы - почему-то не вызывают единственной реакции, которая здесь была бы уместна: почему 9 месяцев человек должен торчать за решёткой только потому, что сотрудники СЧ СУ чего-то там не знают - не помнят - не удосужились?!

Или - что ещё абсурдней - полагают, что Антонюк начнёт угрожать тем 350 человекам, которых следователь ещё не опросил?! Так на сей счёт в УПК предусмотрена мера: если человек, отпущенный под подписку о невыезде, начинает давить на свидетелей - его вновь берут под стражу. Но - ВНОВЬ, а не ПРЕВЕНТИВНО!

Две недели без пищи...

- 18 сентября 2008 года меня вызывали на суд в качестве свидетеля, - продолжает рассказ Любовь Ивановна. - Спрашивали, кто я, кем являюсь Антонюку, сколько лет мы находимся в браке, проживает ли он в нашей квартире... Я отвечала, что являюсь его законной женой; адвокат предъявил суду наше с Антонюком свидетельство о браке и показания шестерых соседей, которые подтвердили, что вот уже восемь лет мы живём семьей в нашей квартире на улице Разина... Я объяснила, что муж до сих пор зарегистрирован в в/ч пос. Рябиновка только потому, что военная часть так и не предоставила ему, бывшему военнослужащему, сертификат на получение жилья. Если он выпишется - сертификат не дадут.

Но судья не приняла мои показания во внимание. Зато рапорты оперативников, которые в нашем подъезде опрашивали каких-то странных людей - типа приходящей бабушки (она появляется в нашем доме раз в месяц - но оперативникам было очень важно зафиксировать, что она “не встречалась с Антонюком”!), произвели на судью впечатление убедительных доказательств.

Дмитрий голодал две недели. Как только он официально объявил, что отказывается от пищи, его сразу же перевели в одиночную камеру. На суд он приезжал голодающим. Смотреть на него было страшно... Но по истечении двух недель руководство СИЗО поставило Дмитрия Петровича перед фактом: или он начинает есть, или его будут кормить насильно, через зонд. Он был вынужден прекратить голодовку.

Состояние его здоровья резко ухудшилось: головные боли каждый день, истощение... Мужа вернули в прежнюю камеру. Он держится. Изучил в совершенстве УПК.

Естественно, решение о продлении сроков следствия будет обжаловано в областном суде. Но... нам прозрачно намекнули: дескать, потерпите ещё два месяца. Не секрет ведь, что сегодня в России существует твердая такса: можно проплатить энную сумму - и в отношении неугодного конкурента возбудят уголовное дело, и будут держать его в тюрьме столько, сколько нужно для полного развала бизнеса.

Мы, конечно, ничего не утверждаем, но знающие люди нам говорили: проплачен год содержания Антонюка под стражей. И, честно говоря, объяснить чем-то другим беспредел, творящийся в отношении него, трудно...

Д. Якшина



Если вам понравилась эта статья, переведите нам любую сумму.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money

236040, г. Калининград
ул. Черняховского, 17
(второй этаж)
тел. (4012) 991-210

‎+7-900-567-5-888.

Архив номеров
Архив номеров




Федеральные СМИ,
которые пишут
об Игоре Рудникове

Новая газета

THE NEW TIMES