Дней
Часов
Минут
Секунд

НЕВИНОВНЫЙ ЖУРНАЛИСТ
СИДИТ В ТЮРЬМЕ



 
 

 

НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Криминал / "Крыша" мафии. Угонщики чувствуют себя безнаказанными, потому что их прикрывает милиция

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • "КРЫША" МАФИИ.
    Угонщики чувствуют себя безнаказанными, потому что их прикрывает милиция

По нынешним временам автомобиль не роскошь. И, увы, не только средство передвижения. Скорей это источник вечной головной боли. Этакая русская рулетка: сопрут - не сопрут.
У калининградца Владимира Шалаева автомобиль сперли. Внаглую. История этого угона весьма концептуальна. Как-то вот, знаете ли, сразу становится ясно, почему из трех тысяч машин, похищенных у жителей нашей области только в прошлом году, сотрудниками правоохранительных органов найдено и возвращено владельцам всего... пятнадцать (!!!).
...Владимир Шалаев и его брат Сергей занимаются бизнесом. Таких предпринимателей, как они, в нашем "янтарном раю" тысячи... В девяносто шестом году Владимир купил микроавтобус "Фольксваген LT-28" за $10.000. Ездил на микраше по очереди с братом. За сохранность тачки братья Шалаевы особо не переживали, хотя уже имели в анамнезе столкновение с угонщиками: году в двухтысячном лихие ребята прямо из-под носа свистнули у них "Мерседес W-124".
Шалаевы позвонили в милицию, по горячим следам была объявлена операция "Перехват", похитители решили отсидеться в тихом переулочке неподалеку, прямо в краденой тачке. Там их и обнаружили владельцы "Мерседеса", которые, не уповая на милицию, начали прочесывать окрестности самостоятельно. Тогда за свой "Мерседес" им пришлось драться. Машину они отбили - благо, оба брата - бывшие спортсмены. (Владимир - кандидат в мастера спорта по вольной борьбе. Запомните эту деталь!).
Но "Мерседес" - товар ходовой, это понятно. А чтоб угонщики польстились на микроавтобус оранжевого (!) цвета, каких во всем Калининграде один или два... да еще побитый - такую перспективу братья Шалаевы всерьез не рассматривали. Как выяснилось - зря.
Рассказывает Владимир:
- 28 февраля этого года мне позвонил брат. Сказал, что он зашел в спортивный зал на Аллее Смелых, 21, потренироваться, а машину оставил на улице. Оттуда ее и свистнули. Брат написал заявление в Московский РОВД. Ясно, что машину сперли для того, чтобы потребовать за нее выкуп. По-другому ее использовать невозможно: оранжевый-то потрепанный микроавтобус! Его и на запчасти не продашь, потому что таких расцветок больше в городе нету... И действительно, на следующий день брату позвонили. Но не на домашний и не на рабочий, а на мобильный телефон. Спрашивается, откуда угонщики могли узнать номер мобильника?
Сергей - человек не общительный, налево и направо свой телефон не раздает. Отвечаем: брат указал его в заявлении в милицию. Значит, информация из РОВД каким-то образом попала к угонщикам.
Звонивший - судя по голосу, молодой парень - не представился. Зато предложил выкупить микраш за $1.200. Брат сказал об этом мне - два дня мы думали, что делать. Платить мы не хотели однозначно - я с бандитами дел не имею. Парень в течение двух дней названивал регулярно - интересовался (преимущественно матом), будем ли мы выкупать тачку. В противном случае обещал указать место, где ее сожгут.
Тогда я посоветовался со своим бывшим тренером. Я знал, что он тренировал нынешнего начальника управления уголовного розыска УВД Павла Проскурякова, в прошлом тоже борца. Тренер свел меня с Проскуряковым. Где-то третьего или четвертого марта мы с братом пришли в здание на Советском проспекте, 7 и рассказали полковнику Проскурякову о своей беде. Тот отреагировал моментально: "Это, скорее всего, борцы. Что думаешь делать?" Я ответил, что подозревать никого не могу, но бандитам платить не собираюсь. Проскуряков спросил: "Пойдешь до конца?" - "Пойду". Он предложил мне сказать угонщикам, когда они будут звонить в очередной раз, что я готов с ними встретиться числа девятого марта.
...Потом я уехал в Польшу и вернулся только девятого. В Польшу мне звонил тот же молодой парень: "Ну что там насчет денег?!" - и дальше матом. Я - по предложению Проскурякова - сказал, что готов торговаться. Мы сошлись на $1.100.Парень спросил, есть ли у меня пацаны, которые могли бы передать эти деньги. Я сказал: вернусь из Польши, тогда и поговорим.
9 марта я сразу же позвонил Проскурякову. Тот перевел меня на своего заместителя Корчика... Корчик пригласил меня к себе в кабинет, где в это время был еще один сотрудник по имени Александр. Меня опять спросили, готов ли я идти до конца, потому что в результате операции я могу лишиться и машины, и денег. И вообще спросили: "Доллары есть?" - "Пока нет... куплю". - "Завтра приходи".
Корчик еще велел нам с Александром выходить из УВД по одному, чтобы не светиться.
10 марта я купил в "Стройвестбанке" $1.100 и встретился с этим самым Александром из угрозыска. Мы с ним и еще с несколькими работниками милиции составили протокол вручения денег в присутствии понятых, купюры отксерокопировали. Акт я отдал сотрудникам милиции.
В этот же день мне опять позвонил тот самый парень и предупредил, что если завтра денег не будет - мою машину сожгут. Обязательно. Я предложил ему встретиться - дескать, я сам передам ему деньги напрямую. Он отказался. Мол, милиция его сразу возьмет.
Разговор я с ним вел из машины "БМВ" одного из сотрудников милиции, в присутствии владельца автомобиля и его коллеги (по имени Роман). На мобильнике я включил динамик громкой связи, так что все было слышно отчетливо. Работники милиции мне знаками показывали: мол, выводи парня на встречу один на один.
Но парень был очень осторожный - потом выяснилось, что он в тюрьме провел одиннадцать лет. Стреляный воробей. Он у меня спрашивал: "Ты кто? Бандитов знаешь?" - "Нет, я спортом занимался, борьбой". - "А Ходжаева знаешь? У него брат - смотрящий "семерки" в Гвардейске". - "Слышал..." Тогда он назвал свое имя - Андрей - и дал номер мобильного телефона Валерия Ходжаева. Сказав, что Ходжаев будет ждать моего звонка.
Я тут же перезвонил Ходжаеву (это начальник отдела "Еврорекламы", - прим. авт.). Тот назначил мне встречу - напротив пожарной части на ул. Нарвской. Там вроде бы находится офис его конторы.
Я допытывался у сотрудников милиции, как нужно будет вести себя при встрече. Они: "Да не переживай!" Ну, ладно. Пошел. Правда, мелькнуло сомнение: как же так, иду договариваться о выкупе угнанной тачки, а мне с собой ничего не дали - ни микрофона, ни диктофона. Но я решил, что менты лучше знают, как в таких случаях поступать. Мало ли! Еще спугну бандюков.
...В 17.30 на условленном месте стояла машина - серебристый "Мерседес" В ней сидели мужчина, женщина и ребенок. Я подошел. Мужчина вылез и представился Валерием Ходжаевым. Я спросил: "Тебе Андрей звонил?" Он: "Звонил. А ты кто такой?" Я сказал, что занимался вольной борьбой. Немного про борьбу поговорили. Ходжаев сказал, что работает с Андреем Шумилиным, вместе они занимаются рекламой, а также помогают людям выкупать автомашины.
Я спросил: "А можешь помочь мне бесплатно? Ты ведь можешь этот вопрос решить и без денег!" Он: "Как без денег? Без денег не могу". Тогда я сказал, что привезу бабки, но нужно смотаться за ними на работу. Ходжаев: "Хорошо. Я позвоню тебе и скажу, куда привезти $1.200".
Торговаться из-за ста баксов я не стал и пошел к своей машине - и с расстояния примерно 50 метров увидел двух борцов, которых хорошо знаю - Мосейчука и Алексея Крупнякова. (Алексей приехал на "стрелку" на ул. Нарвскую на своей темно-зеленой "БМВ"-семёрке, госномер 818. Сейчас он готовится к Олимпийским играм; отец его владеет охранным предприятием "Соболь" и раньше работал у Хлопецкого.)
Крупняков и Мосейчук подошли к Ходжаеву и разговаривали с ним. Мне это показалось странным...
Но операция продолжалась. Возле школы милиции я купил еще 100 долларов. Попросил сотрудника милиции Романа отксерокопировать их, но тот отказался: дескать, времени мало, основные деньги мы "отксерили" и этого вполне достаточно. (Кстати, любопытный момент: когда операция еще только закручивалась, ребята из Московского РОВД хотели установить микрофон, приладить записывающее устройство, проинструктировать меня - но сотрудники управления уголовного розыска УВД этого им не позволили...)
...Ходжаев тянул до вечера. Встречу он назначил в 21.30 у кинотеатра "Россия". Машину я оставил у "Вестера" и пошел пешком. (Менты мне велели, чтобы я встал под рекламным щитом, на самое светлое место.) Ходжаев подъехал. Вместе с каким-то мужиком. Я его раньше не видел, но он назвался Иваном и сказал, что встречал меня в спортзале вольной борьбы на ул. Ореховой.
Ходжаев спросил: "Принес деньги?" Я достал бумажник, вынул тысячу двести долларов - стодолларовыми купюрами, новенькими, образца 1996 года.
С сотрудниками милиции мы заранее договорились об условном знаке. Я должен был еще до этой встречи сказать Ходжаеву, чтобы в обмен на деньги он передал мне какие-нибудь документы из похищенного микроавтобуса. Как подтверждение того, что мой "Фольксваген" находится в руках у людей, требующих выкуп.
Ходжаев привез мне кое-какие бумаги: ксерокопию паспорта моего брата, доверенность на управление автомобилем - они хранились в угнанном микроавтобусе. Я еще заставил Ходжаева пересчитать деньги. Он шелестел купюрами - и был абсолютно спокоен. Потом сказал Ивану: "Все верно". А я позвонил по мобильнику одному из ментов, назвал его именем брата и спросил: те ли это документы. Это и был условный сигнал. Секунд через тридцать из машины, которая ехала около ресторана "Разгуляй", выскочили несколько человек в масках и крикнули: "Стой! Милиция! Лежать!"
Ивана сразу уложили на землю, а Ходжаев вырвался и бросился бежать. Я - за ним. Пробежал он метров двадцать - до "стекляшки" возле фонтана перед "Россией". Тут кто-то из ментов крикнул: "Стой, стрелять будем!" Ходжаев упал на землю. К нему подскочили сотрудники милиции и начали его бить. Я немного постоял рядом, метрах в пяти - и пошел к своей машине. То, что в момент задержания Ходжаев НЕ ВЫБРАСЫВАЛ деньги из кармана, я видел абсолютно отчетливо...
...А дальше началось самое интересное. Когда Владимир Шалаев уже ехал на своей машине в Московский РОВД на допрос, ему позвонил один из участвовавших в операции сотрудников УВД и осведомился, не помнит ли он, Володя, в какой карман Ходжаев положил деньги. Шалаев ответил: "В правый задний карман брюк". Но вопрос его, мягко говоря, смутил. А когда минут через пятнадцать другой сотрудник УВД перезвонил и спросил то же самое, Владимир понял: его деньги пропали.
И сразу все стало ясно, будто бы сложились в картинку кусочки мозаики: и отсутствие записывающих устройств в момент передачи Ходжаеву "бабок", и "запутки" с видеозаписью (то ли велась она, то ли нет), и процессуальные нарушения в ходе всей операции. Которых, как оказалось, было немерено - и теперь адвокат задержанного Ходжаева, натурально, будет каждое из них опротестовывать. И, скорее всего, добьется успеха. Тем более, что его напарник Иван и еще два типа, что передали Ходжаеву мои документы, вскоре были отпущены на свободу. И никто из оперов даже не пытался выяснить, откуда у совершенно посторонних людей появились ксерокопии моего паспорта и доверенность на управление микроавтобуса. Я уверен - это были угонщики. Да и сам Ходжаев говорил при пересчете денег, что часть "отката" он должен передать "крадунам" - за работу.
- На следующий день я позвонил Проскурякову, - продолжает Владимир. - Ну чё, говорю, ни машины, ни денег? Он отвечает: "Все будет! Приди, мы поговорим. Шумилин отдаст тебе деньги. Или я тебе из своей зарплаты отдавать буду".
Но это же смешно! Меня кинули, как лоха. А теперь еще хотят сделать крайним: мол, неизвестно, отдавал я деньги Ходжаеву или так с ними и ушел... Но вас же там, ментов, двадцать штук вокруг было! Вы же видеозапись должны были вести! Это же уму непостижимо: человек готов сотрудничать с милицией, готов рискнуть деньгами, а то и собственным здоровьем - а ментам ничего не надо. А то, что чего-то там процессуально не оформлено - это же не просто небрежность, это преступление, уничтожение улик!
В общем, схема у нас в области проста: зэки машины воруют, борцы - организуют выкуп, а менты все это дело крышуют. В сущности, гаражей, в которые загоняются краденые тачки, немного. Их все знают. В том числе и менты. Там ведь "живая очередь" стоит: если машину не выкупают, ее надо выгонять, потому что очередную ставить некуда!
Если бы менты не крышевали этот "бизнес" - ну куда бы делись бандиты в нашей-то области с ворованными тачками?!
(Сразу вспомнилось, как года два назад у моего друга в "Тойоте" неожиданно испортилась сигнализация. Заголосила, как потерпевшая. И отключить ее никак не получалось. "Сигнашка" орала под нашими окнами минут сорок, пока Сергей копался в электронной начинке "Тойоты". Мимо за это время проехало не менее трех милицейских машин, но НИ ОДНА даже не притормозила, ни у одного из ментов не возникло ни малейшего желания выяснить, что за парень пытается вскрыть бешено вопящую тачку.
Потом Сергей вызвал подмогу. Его приятели приехали на "бэхе", привезли "спеца по электронике" - бритоголового и в куртке-"косухе". Теперь возле тачки они нарезали круги впятером. В нашем доме - одно за другим - погасли ВСЕ окна. Хотя время было еще детское, часов десять вечера. Никто, ни одна живая душа не высунулась хотя бы для того, чтобы выразить свое законное возмущение истерическим воем "сигнашки"...
Два дэпээсника, шедшие куда-то, замерли - и развернулись, и почесали с хорошей скоростью в обратном направлении.
А потом была главная "пенка". Отключить сигнализацию не удалось, а с включенной - "япона мотор" не заводился (срабатывал блокиратор). Тогда "Тойоту" подцепили к "бэхе" и проволокли на тросике почти через весь город. С воем. И никто их не остановил. С таким же успехом ее можно было УГНАТЬ - что и делается повсеместно, - прим. авт.)
- Я написал жалобы в прокуратуру, - говорит Владимир. - Потом в отдел собственной безопасности УВД, на Проскурякова. А из отдела ему же мою жалобу и передали. Что ж, я еще буду писать... Нас считают за быдло, вот что бесит. Нас принуждают платить бандитам, потому что, если - как в моем случае - свяжешься с милицией, и тачку не вернешь, и деньги потеряешь. Но я действительно дойду до конца - потому что не люблю, когда меня считают за лоха.
...Вот такая история. Наверняка она вызовет массу откликов: редкий владелец автомобиля в нашей области не становился жертвой угонщиков. У одного моего знакомого "Фольксваген-Гольф" увели от областной больницы, когда он был на приеме у врача вместе с женой-сердечницей. Женщину в тот день пришлось оставить в кардиологии - ей стало плохо прямо на стоянке, когда оба они - муж и жена - тупо смотрели на пустой квадрат асфальта, где еще минут двадцать назад стояла их машина...
У другого приятеля год назад в угнанной машине "уехала" дипломная работа - за день до защиты... Продолжать можно до бесконечности. Сотрудники милиции привычно грешат на "несознательных граждан", которые "вступают в переговоры с угонщиками" и тем самым "стимулируют преступность". Ага. Шалаев оказался сознательным - а толку?..
Посмотрим, удастся ли ему разомкнуть порочный круг и добиться, чтобы "прошляпившие" (будто бы!) операцию сотрудники УВД были наказаны. Не исключено, что накажут его самого - за строптивость. Но принципу: "бандитам не плачу" - он, борец, изменять не собирается. Мы постараемся познакомить наших читателей с дальнейшим развитием этой сюжетной линии. Как-то же она будет развиваться?..
Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money