невиновный человек
сидит в тюрьме



 

НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Криминал / "Копай себе могилу, сука". Милиционеры похитили жителя Калининграда, вывезли в лес, накинули петлю на шею и требовали выкуп

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • "КОПАЙ СЕБЕ МОГИЛУ, СУКА".
    Милиционеры похитили жителя Калининграда, вывезли в лес, накинули петлю на шею и требовали выкуп

"Пушечное мясо"
...Молодым сегодня быть не то, чтобы не легко - смертельно опасно. Особенно, если ты не маменькин сынок, если за спиной у тебя не стоят авторитетные предки, которые, как бульдозером, расчистили тебе путь к личному благополучию и счастью... Если в борьбе за место под солнцем ты можешь рассчитывать исключительно на себя... и если ты достаточно амбициозен, чтобы не удовлетворяться малым (иметь квартиру, машину, возможность прокормить семью), ты страшно рискуешь. И совсем еще не факт, что ты, рискующий, выпьешь шампанского - скорей, скорбящие друзья и родные хлопнут водки на твоих похоронах.
...В российском бизнесе чертовски востребованы мальчики. Вчерашние школьники и студенты - толковые, энергичные, готовые свернуть горы... Еще бы! Из них получается такое прекрасное "пушечное мясо". Они, считающие себя очень опытными, буквально "прожженными", в душе все еще романтики. Юность просто не может быть другой. Им льстит то, что они по-взрослому занимаются серьезными делами... ведут переговоры... что-то там согласовывают, перекидывают, подписывают... Их завораживают даже не деньги - а перспективы. Они гордятся собой - такими НАСТОЯЩИМИ... ценят возможность быть на "ты" с "партнерами", годящимися по возрасту им в отцы (а то и "обскакать" старших, доказав, что они, двадцатилетние, круче, удачливее, умнее...) Они охотно становятся "генеральными директорами" различных ООО и ТОО, искренне полагая, что это признание их заслуг и гигантский прорыв к сияющим вершинам, к исполнению "российской мечты", воплощенной (очень часто) в белом "Мерседесе" и солидной банковской карточке.
Приёмщик стеклотары
Иногда этих мальчиков сажают - за чужие грехи. Иногда - убивают. И никогда им не прощают попытки уйти в "свободное плавание". Потому что эти романтики и "европейцы" и впрямь могли бы сделать наш бизнес нормальным - замешанным не на крови, обмане и горьких слезах - а на логике и трезвом расчете. А этого их "наставникам" - манипуляторам очень не хочется. Потому что в ТАКОМ бизнесе им, привыкшим "стричь лохов" и ловить рыбку в мутной воде, делать будет нечего. И тогда - начинается игра без правил. Жестокая, странная, часто - глупая, легко читаемая по Фрейду, с использованием всех запрещенных в цивилизованном обществе приемов (благо, существуют милицейские и прочие "крыши"!)... игра до последнего. Не на жизнь, а на смерть.
...Двадцатичетырехлетний Николай Александрович Евсюков живет в Пионерском с 1992 года. Там он закончил школу, поступил в КГТУ на факультет автоматизации производства и управления. Но, проучившись полгода, понял, что это не его дело - и бросил. С детства всерьез занимаясь спортом (рукопашный бой, борьба), Николай отправился в Смоленск, в спортивную академию. Сдал экзамены и уже готовился к зачислению, но... декан факультета запросил 15.000 рублей. Якобы такая такса существует для иногородних.
Родители были готовы продать машину, но Николаю этого категорически не хотелось, он знал, как нужна была отцу и матери эта тачка. Да и вообще - с юных лет он предпочитал быть в финансовых вопросах самостоятельным. (Даже те деньги, которые родители дали ему с собой в Смоленск, он не потратил: на период абитуры устроился приемщиком стеклотары и заработал вдвое больше...)
Пришлось возвращаться в Пионерский... Николай поступил в Калининградский торгово-экономический колледж, решив, что специальность технолога по приготовлению пищи поможет ему впоследствии наладить собственный ресторанный бизнес. И вот тут - с идеи собственного бизнеса и с необходимости зарабатывать (а не сидеть у родителей на шее) - начинается почти детективная история взаимоотношений Николая Евсюкова и человека, старше его почти вдвое - Александра Дмитриевича Никитишина. История, в сущности, очень грустная - и такая типичная для нашей страны.
Брат Клюге
- В 1999 году я познакомился с Эдуардом Клюге, работали вместе, строили мансарды, - говорит Николай.
(Напомним, Эдуард - брат того самого Вячеслава Клюге, которого в Германии считают организатором целой банды. Будто бы "банда Клюге" выманивала за пределы страны и потом похищала немецких коммерсантов, преимущественно российского происхождения, и требовала от родственников уплаты гигантского выкупа. Вячеслава должны были арестовать, но ему удалось бежать в Калининградскую область. Клюге утверждает, что его подставили, что сам он - жертва. Однако, до сих пор он фигурирует в списках Интерпола, а немецкая полиция пытается добиться его эстрадикции. Естественно, девятнадцатилетний Николай о кровных связях своего партнера ничего не знал. К тому же, рассказывают, Эдуард примерно в то же время "кинул" братца на крупную сумму в валюте, они поссорились, и примирение не состоялось и по сей день, - прим. ред.)
- Я занимался тем, что обеспечивал поставку стройматериалов, оформлял и согласовывал проектную документацию на земельные участки. Тогда земля еще была вся под ногами, и согласование не являлось такой дорогостоящей процедурой, как сегодня... У Клюге был партнер - Александр Дмитриевич Никитишин, шестьдесят первого года рождения. За глаза его называли "майором ГБ"... Они с Клюге занимались согласованием и разработкой квартала индивидуальной жилой застройки по ул. Косогорной (в районе проспекта Победы). Это был район садовых участков - общество "Вагонзавод-2".
"Майор ГБ"
- Известно, что с садоводами там не церемонились: их участки скупались по $300-$500, а продавались потом по $20.000-$30.000 переселенцам из Казахстана. А если кто-то упирался и не хотел продавать - садовые домики вдруг загорались, а деревья вырубались насильственно...
- Я слышал что-то в этом духе. Но выкупали участки еще до меня. Я обмерял территорию шагометром, прокладывал дорогу, занимался согласованием документов... Однажды, когда я стоял с шагометром, подъехал человек на 124-м "Мерсе" небесно-голубого цвета, вылез и начал от меня чего-то требовать. Уверенно, как вожак стаи. Я его в первый раз видел - ну и, конечно, отказал в грубой форме. Проще говоря, послал...
Он начал дико орать: "Больше ты здесь работать не будешь!" Я рассказал об этом случае Эдуарду. Тот сказал: "Это Никитишин, директор ООО "Ситек", он здесь главный"...
Потом проблема как-то решилась - и Никитишин стал переманивать меня к себе. Предложил мне личное партнерство. Эдуард Клюге был не против. И с 2000 года я стал работать с Никитишиным. Поначалу он мне понравился. Он рассказывал, что служил в ФСБ, был ранен, отнялись ноги, он заново учился ходить и даже собирался купить себе швейную машину, чтоб не жить на пенсию по инвалидности, а шить и продавать меховую одежду... Он говорил, что любит детей, что якобы он всем помогает, разработал квартал на шесть домов и подарил городу прелестную улицу Рылеева (он там живет)... И вообще, он казался человеком слова...
Я ведь и по ул. Косогорной ему долго верил: мол, людям это строительство только во благо. Дескать, там раньше наркоманы тусовались, цыгане паслись... труп нашли... а он, Никитишин, якобы платил дачникам бешеные деньги за их участки, так что для них это было настоящим избавлением... Это уже потом я узнал - и как обходились с владельцами садов и огородов и как "нагрели" покупателей участков... Косогорная ведь до сих пор не узаконена. Там уже стоит порядка сорока особняков. И 70% домов на участке официально не сдано.
В остальных - человеку даются ключи от дома, он въезжает, делает ремонт... И тут приходит чиновник и осведомляется: "А почему ваш дом вообще здесь стоит?! На муниципальной земле?!!" И выясняется, что никаких прав на участок у человека нету.
"Держи рот на замке!"
- Никитишин прекрасно понимал, что у него имеется разрешение только на разработку проекта квартала индивидульной жилой застройки и прокладку инженерных сетей. Поэтому он буквально в спину подталкивал клиентов: дескать, стройтесь, все земельные отношения будут оформлены в течение двух-трех месяцев.
Я Никитишину сказал: "Что ты делаешь? Земля не оформится так быстро, есть проблемы". Он заорал: "Не суйся не в свое дело, держи рот на замке!" Я понял, что дело нечисто. Но... все мы были заложниками ситуации. Люди уже потратили серьезные деньги. А Никитишин им говорил: заплатите еще $1.000-$2.000 - и вам подведут воду, электричество, газ, канализацию, телефон... Они платили - а коммуникаций нет до сих пор... Он "вытаскивал" из них деньги - якобы на "взятки нужным людям", на "улаживание вопросов" и т.д., и т.п.
Брал за топографическую съемку $2.000 вместо 30.000 рублей... короче, всячески "доил" клиентов. Внушал им, что только он способен "разрулить" конфликт, что без него они потеряют все вложенные в строительство капиталы и вообще пропадут.
У людей сегодня один только путь: узаконить через суд право собственности на недвижимость и не иметь никакого дела с Никитишиным. Иначе он их разденет.
...Со мной он тоже грамотно поступил. Я занимался оформлением земельных участков - на себя, на тех людей, которых называл Никитишин. Официально проплаты составляли не больше $1.000. Я согласовал порядка восьми участков.
Перепродавал их Никитишин за $6.000-$10.000. То есть, "снял" он от $50.000 до $80.000. По идее, 30% от продажной стоимости участка - была моя доля. Кроме того, я оказывал риэлторские, посреднические услуги. На этом должно было набежать до $3.000. Но Никитишин мне этих денег не выплачивал. Сказал, что мою прибыль он будет прокручивать: акции, облигации, рынок ценных бумаг, недвижимости...
Я согласился. (На момент этой договоренности Николаю было двадцать лет, - прим. ред.) Потом я уже стал понимать, что денег своих не увижу, но... надежда "вытащить" хоть что-то еще оставалась...
Я женился, у меня появился первый ребенок... Никитишин кое-чего на жизнь подбрасывал - я не мог все просто так кинуть.
"Взятки надо давать!"
- ...А в 2001 году началась история на Парковой аллее. Никитишин затеял там строительство девятисекционного двухэтажного дома с мансардой.
- Там было незаконно вырублено 78 деревьев, против "Ситека" - возбуждено уголовное дело... которое благополучно прикрыли, когда гражданин Э.Р. Клюге (!) признал, что деревья были вырублены по его просьбе, якобы по незнанию - и внес $800 в качестве компенсации ущерба...
- Никитишин начал строительство на Парковой аллее, не получив разрешения официальных властей. Две секции в этом доме купил мой родственник - Мурашев Юрий Михайлович, тесть моего брата Дмитрия. Он с семьей собирался переезжать в Калининград из Сургута. Около 80% стоимости - $40.000 за секцию - он внес наличными. Еще пять секций Никитишин - через Мурашева - продал Аркадию Васильевичу Тюренкову, тоже из Сургута. И пообещал, что заселятся они летом 2002 года. Т.е. дом будет достроен, дорога - подведена, территория - благоустроена, коммуникации - сданы в эксплуатацию... А сам... оформления не закончил, строительство начал "гнать" и удешевлять: вместо структурной штукатурки отделал все гипсоплитой. Гипсоплита покрылась плесенью, каждая секция "попала" на $5.000 только на этом.
Всю проектно-сметную документацию Никитишин удерживал в своих руках: "Каждая бумага стоит денег". Люди возражали. Он парировал: "Жизнь дорожает, расходы растут, взятки надо давать направо и налево. Хотите, я вам верну ваши деньги?"
Разговаривал очень грубо. Он вообще ведет себя... как бы это помягче выразиться... словно психически неуравновешенный. Может вспылить, обругать, ударить.
Люди обратились в суд - и там за ними было признано право собственности недвижимости. Тогда Никитишин взъярился: "Право собственности у вас есть - вот сами и стройте. Я вам больше ничем не обязан!"
Люди за свой счет проплатили газификацию, нужно было только согласование "Ситек". Никитишин встал в позу: "Каждая печать будет стоить вам денег!"
Всю семью - под нож
- ...Я понял, что добиться от него ничего нельзя - он и меня, и моих родных и знакомых просто "кидает". И решил от него уйти, плюнув на все неполученные деньги. Никитишин это почувствовал. И вот - 2 апреля 2003 года он заявил, что из правоохранительных органов ему сообщили, что на пятое апреля назначено его убийство! Мол, информация получена из двух разных источников. И что подозревает он меня.
Я незадолго до этого оформил на свое имя земельный участок под строительство индивидуального жилого дома на пересечении Тенистой аллеи и ул. Химической. А Никитишин, не дожидаясь разрешения, возвел там трехсекционку, общей продажной стоимостью $150.000. И объявил мне, что я хочу его "заказать" и избавиться от компаньона.
Обо всем этом он мне сказал у себя дома, на Рылеева, 10. Психовал, угрожал, обещал пустить под нож всю мою семью, махал передо мной пистолетом. Я в оружии не разбираюсь, но было очевидно, что "ствол" не газовый, а огнестрельный. Под угрозой заставил написать задним числом долговую расписку - будто бы я взял у него $100.000 на строительство дома и обязуюсь отдать по первому требованию. А также заставил написать расписку, что я переоформлю все земельные участки на его имя.
Я был готов на все. Он грозил связями в милиции, в прокуратуре... кричал, что у него банковские счета в Испании, в Германии, так что денег хватит, чтобы меня из-под земли достать. Пообещал вернуть расписки, когда я все переоформлю.
...В милицию я не пошел. У меня жена в то время была вторым ребенком беременна, в августе ждали. Я ей ничего не рассказывал, чтобы не пугать. Стал думать, как уйти живым, даже не претендуя ни на какие деньги. А доля моя к концу 2003 года достигла бы $200.000.
Зам. начальника угрозыска
- В августе 2003 года я переписал на людей Никитишина все секции. Прошу вернуть долговую расписку. Он: "Я ее уже порвал". Я: "Давай составим документ, что я тебе ничего не должен". Он: "Печатай, я подпишу".
Я напечатал акт передачи денежных средств: дескать, все вырученные деньги передал Никитишину. Он документ подписал - и оставляет у себя. Мол, отдаст, когда я переоформлю участки. Тут ему позвонили на мобильный, он отлучился, а я потихоньку вытащил акт, сунул в карман пиджака - и ушел. До января 2004 года возился с участками. А в январе развязался с Никитишиным окончательно. Он покрыл меня матом: "Или ты работаешь со мной, или - ни с кем. И тебе - пи..дец"
Ну, в смысле трандец.
10 марта я вместе с друзьями организовал фирму ООО "Балтийские инвестиции". В Пионерском взял объект под строительство. Все законно, нормально. А вскоре меня попытались... похитить.
Мы с друзьями подъехали на "Ауди" к автоцентру "Бина" на Советском проспекте - нужно было купить и поменять моторное масло. Возле входа меня остановили Никитишин, какой-то незнакомый мужчина и Виктор Корчик. Я знал со слов Никитишина, что Корчик - подполковник милиции, заместитель начальника управления уголовного розыска УВД Калининградской области...
Вместе я их начал видеть с 2003 года, Никитишин утверждал, что Корчик - его "крыша", что он ему платит, а через него будет "платить ментам" и решать вопросы... что Корчик нужен ему, "чтобы давить на Кондакову" (главного архитектора Калининграда, - прим. ред.) и т.д.
И вот Корчик показал мне свое служебное удостоверение, сунул под нос в развернутом виде: "Читай внимательно!" Агрессия от всех троих шла прямо волнами. Никитишин схватил меня за правую руку, Корчик - за левую. "Садись в машину!"
Я отказался. Меня начали затаскивать в машину Никитишина силой, я сопротивлялся. Тут из магазина вышли мои друзья - и обалдели от такого зрелища. Увидев их, Никитишин и Корчик меня отпустили. Со словами: мол, это не конец - все еще впереди.
Бандит с автоматом
28 апреля я улетел в Томск, на день рождения дяди. В ночь с 11 на 12 мая мне позвонили. Мой брат Дмитрий сказал, что он захвачен Никитишиным и группой незнакомых ему людей, которые его избивают, угрожают автоматом, требуют, чтобы он переписал секцию...
В телефоне я слышал голос Никитишина. Попросил брата дать ему трубку. Никитишин сказал: "Время поговорить было, а теперь уже поздно".
Тут вклинился еще чей-то голос: "Слышь, ты, орел, срочно приезжай - или брату конец! Времени у тебя нет!"
Я закричал, что прилечу сразу же, как только возьму билет. В шесть утра я помчался в аэропорт, взял билет до Москвы, откуда на следующее утро вылетел в Калининград. Все это время я был уверен, что брата уже нет в живых.
Потом оказалось, что я был близок к истине. Брата захватили, когда тот поехал по делам на моей машине. Отвезли в лес, в район Космы, близ автоагрегатного завода. Никитишин уже поджидал в лесу. Дмитрия били, требовали, чтобы он письменно "признался" в том, что мы с ним якобы замышляем против Никитишина...
Когда он отказался писать, его вытащили из машины, вынули из брюк ремень, развязали на туфлях шнурки, прицепили к правой ноге веревку и повели с опушки вглубь леса. Метров через двадцать-тридцать остановились. Один из похитителей, с автоматом, встал сзади. Демонстративно отстегнул магазин, проверил, на месте ли патроны, пристегнул обратно. Брата поставили на колени. Сняли веревку с ноги, надели на шею - все это сопровождалось побоями и бранью... Дали ему в руки лопату и заставили копать могилу. А Никитишин упорно требовал "сказать правду"...
Потом Дмитрию сунули телефон и велели звонить мне. После телефонного разговора со мной, брата привезли в Калининград. Никитишин посоветовал ему не обращаться в милицию, "чтоб потом не нашли трупов". Машину они забрали - и где она, до сих пор неизвестно...
При всем этом присутствовал какой-то мужчина в красноватой куртке, по описанию очень похожий на Корчика.
"Он может меня убить"
...На следующий день брат написал заявление в управление по борьбе с организованной преступностью (УБОП). Так что в аэропорту Храброво он встречал меня вместе с оперативниками.
...Сначала следствие велось активно. Убоповцы выехали на место преступления, в лес, собрали улики, зафиксировали следы - а потом вдруг перестали действовать.
Дело передали в ОВД Центрального района Калининграда, там оно долго тянулось, потом его перекинули в Октябрьский ОВД...
Мы поняли, что Никитишин включил свои милицейские связи. Обратились в областную прокуратуру. Оттуда все было отписано в прокуратуру Октябрьского района - и уголовное дело возбудили, но почему-то в отношении "неустановленного лица". Хотя лицо нами указывалось вполне конкретное, и есть доказательства...
И сейчас все делается очень медленно. Я прошу взять Никитишина под стражу: он ведь вместе с Корчиком реально может меня убить. Не говоря уже о том, что свидетели боятся давать показания, пока Никитишин на свободе... Прокуратура отвечает, что сажать его в СИЗО "нет оснований". Хотя буквально на днях у него проводился обыск - и были найдены документы, которые я держал в машине...
А Никитишин тем временем подал иск в Светлогорский суд - по той самой якобы разорванной долговой расписке на $100.000. Я на очередном заседании собираюсь предъявить акт (он, видимо, так и не понял, что я его тогда вытащил)... Но Никитишин чувствует себя абсолютно защищенным, ухмыляется. И что будет с нами - неизвестно.
* * *
...Вот такая история. Где есть все, как в мастерски закрученном триллере. Вот только... в триллере добро всегда торжествует над злом. А в нашей с вами жизни - совсем не обязательно. У нас, знаете ли, торжествует тот, на чьей стороне сила. В смысле, силовики. В качестве "крыши". И от этого как-то совсем уже невесело. А представляете, каково сейчас Евсюковым?
Ю. СЕРГЕЕВА


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money