НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Криминал / Фабрика убийц. Так гособвинитель А. Кузьминов назвал "школу диверсантов", где получили путевку в жизнь два профессиональных головореза

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • ФАБРИКА УБИЙЦ.
    Так гособвинитель А. Кузьминов назвал "школу диверсантов", где получили путевку в жизнь два профессиональных головореза

Уже полгода в областном суде слушается дело о банде, совершившей более десятка кровавых преступлений и долгое время державшей в страхе жителей янтарного края. Как оказалось, ужас и смерть сеяли не матерые уголовники-рецидивисты, а 22-летние парни - выпускники элитной школы боевых пловцов в поселке Парусном. Бойцов аналогичных подразделений в США называют "морскими котиками".
Калининградские "котики" - это три здоровенных амбала. В секретной бурсе лучшие преподаватели обучали их премудростям непростого диверсионного дела. Как убить наповал с первого выстрела. Что сделать с трупом, чтобы его никто и никогда не обнаружил. Каким образом вести за жертвой длительное наблюдение, чтобы никто ничего не заметил. Короче, тысяча и одна премудрость. А потом "котиков" все-таки изловили... Сейчас судят.
"Процесс века"
В зале областного суда не протолкнуться. Как же, выходит на финишную прямую "процесс века". Скоро все узнают, сколько наша Фемида отмерит головорезам за дюжину зверских убийств. В коридоре перед залом заседаний родственники погибших. Убеленный сединами старик бормочет: "Здесь что-то нечисто..." Не могу скрыть своего любопытства и интересуюсь: что нечисто и где именно.
- Ходят упорные слухи, что "морским котикам" дадут по-минимуму. И, смотрите, как грамотно все сработано. Один прикинулся душевнобольным. Его, понятно, к ответственности не привлекут. А другие - все валят на него. Им, конечно же, поверят и дадут формальный срок - несколько лет отсидки в колонии. Мне уже давно ясно, что ни о какой "вышке" здесь дело не идет...
Ничего не понимаю... Кому это надо, чтобы отморозков, за которыми много месяцев охотились вся милиция анклава, военная прокуратура, ФСБ, разведка и контрразведка, вот так взяли и наказали по-минимуму.
- Это исходит вот оттуда... - и дед показал рукой куда-то в небо. - Замешаны государственные интересы...
"Ведут! Ведут!" - раздаются возгласы окружающих, и я теряю в толпе своего собеседника.
-Уберите камеры! Снимать запрещено! - кричат судебные приставы, сотрудники суда и сами обвиняемые.
Странно, чего это мужики боятся. Растерзали дюжину человек, а объективов испугались...
И вот мы в зале суда. Процесс идет с января - неделя за неделей, месяц за месяцем. И это заседание в принципе ничем не отличается от многих других. Судья, обвинитель, защитники, родственники потерпевших. В смысле убитых. Ну и те... кого судят.
Сидят "котики" смирно. Почти домашние. С виду и не скажешь, что это опасные преступники. Кстати, убийцами по закону их и назвать-то еще нельзя. Такой вердикт вправе вынести только суд. А пока они граждане... Тем не менее к ним приставлена вооруженная до зубов охрана. От этих "граждан" можно ждать чего угодно...
Помните доктора Лектора из "Молчания ягнят". Он тоже был эдакий добряк. Философствующий джентльмен. Пока за решеткой сидел. Да в наручниках. А как заполучил ключики от тех самых наручников, так и намотал кишки охранников на прутья клетки...
Но мы не в Америке. Мы в Калининграде.
"Котики" смеются...
На скамье подсудимых сидят только двое - Алексей Спильник и Павел Борисенко (Борисенко служил в ВДВ). Хотя изловили троих... Мне объясняют, что один из обвиняемых по фамилии Собкович сейчас в психушке. Признали мужика психом. Не то чтобы полным идиотом, но немного того... с отклонениями. А таких, как известно, не судят. Их лечат.
И вот что интересно. Как разрабатывать хитроумную операцию по захвату оружия и ликвидации свидетелей, так Артем Собкович нормальный. А как отвечать за содеянное - умалишенный.
К слову, все преступления задумывались с такой изобретательностью, что Агата Кристи на пару с Себастьеном Жапризо покурят. "Котики" определенно превзошли маститых сочинителей детективов.
...Стрелки часов уже давно перевалили за одиннадцать. А судьи все нет. Начало заседания откладывается. Публика скучает.
Вот "котик" Спильник что-то шепчет соседу по скамье подсудимых. Оба смеются. Им весело. Хотя тут же, в зале, буквально в нескольких метрах - с опухшими от слез глазами вдова часового Каплина, убитого на посту этими подонками в поселке Прохладное.
- Я уже устала от всего этого, - жалуется Оксана Каплина. - Вроде улеглась боль от пережитого горя, а теперь опять ворошат старое. И если бы один на один с кем-нибудь об этом говорить, а то ведь приходится рассказывать прилюдно. И нет у меня больше сил видеть ИХ ЛИЦА...
Понять Оксану можно. Даже если "котиков" осудят на пожизненное заключение, легче ей от этого не станет. Убитого мужа не вернуть. А ее маленькая дочь так никогда и не произнесет слова "папа"...
Хочу Большого... и толстого
Адвокаты... Они опять поменялись. Спильника сегодня защищает Наталья Сакулина - дородная дама лет пятидесяти. Она едва умещается на стуле - в суде ей неуютно. Изредка поворачивается к своему подзащитному, о чем-то доверительно перешептывается. Потом оба удовлетворенно кивают головами и... улыбаются.
Адвокаты на процессе - фигуры загадочные. Обвиняемые меняют их как перчатки. Вспоминаю, какой номер выкинул Спильник пару месяцев назад. Тогда это вызвало такую бурю негодования со стороны потерпевших, что судья грозилась очистить зал. А все началось с того, что неугомонный Спильник подал ходатайство с просьбой подать ему еще одного защитника. И не какого-нибудь, а вполне конкретного. Некоего Большого Алексея Юрьевича. У него, мол, юридическое образование и Спильник ему доверяет, как собственному брату.
- Все правильно, - прокомментировала просьбу подсудимого судья Долгова. - По закону Спильник имеет право на общественного защитника.
Потом вышла какая-то заминка. Оказалось, что Большой содержится... в СИЗО и проходит по 105-й статье УК...
На лице судьи Долговой - легкая озабоченность. Она поясняет присутствующим, что 105-я статья - это убийство. Да, никакой ошибки здесь нет. Большого упрятали в СИЗО за убийство.
Потерпевший Романовский сразу же потребовал слова.
- Да что же это, блин, за правосудие такое?! Чтобы убийцу убийца защищал! - негодовал сын погибшего часового.
Судья берет тайм-аут - и суд удаляется на совещание.
Совещались долго. Часа полтора.
И вот долгожданный вердикт: ходатайство отклонить, поскольку Большой содержится под стражей и "не будет иметь в необходимом объеме доступа к правосудию". Таким образом, общественный защитник свои обязанности выполнять не сможет. А значит, права подзащитного Спильника будут нарушены. Суд этого допустить не может.
Присутствующие готовы аплодировать судье. На лице Спильника - кислая мина.
"Нам что, рисовать эти морды?"
- Уберите камеру! - орет на весь зал Спильник. Журналист-газетчик с цифровиком в руке пытается объяснять, что, во-первых, запрета на съемку никакого не было. А, во-вторых, он никого не снимал.
- А вот и не на-а-адо! - переходит на фальцет дородная дама, адвокат Спильника.
- Мы требуем, чтобы прекратили это безобразие! - негодует второй защитник Вера Коновалова, представляющая интересы Борисенко.
В зале поднимается неимоверный шум. Все что-то друг другу доказывают, спорят.
- Ну, я прошу вас, - взрывается Коновалова. - Не надо этого делать. Вы, журналисты, сфотографируете их, потом бог знает что понапишите... А ведь их вина не доказана. Судом не признана. Значит, пока они не преступники.
Все кивают головами. Конечно, не преступники. Киски они... Белые и пушистые.
Появляется девица - представляется пресс-секретарем областного суда Еленой Маначиной. И опять с требованием: никого не снимать!
- А что нам еще остается делать? Рисовать что ли эти морды! - гневно выкрикивает родственник одного из погибших.
Телевизионщикам разрешают 30 секунд съемок. Но с условием, чтобы в объектив не попали обвиняемые (оператор кивнул головой и сделал свое дело - репортаж с демонстрацией всех "морд" был показан в вечернем выпуске новостей).
- И нас не надо снимать! Мы возражаем! - взорвалась дородная дама-адвокат.
Странно, ей-то что бояться. Или адвокаты опасаются расправы, если им удастся смягчить приговор суда.
...Заседание все не начинается. В зале гул. Оператор ТВ осторожно наводит объектив на участников заседания. Рядом с ним по-прежнему стоит пресс-секретарь Маначина. Контролирует. Спильник ухмыляется. Мол, хрен вам, мою рожу, не получите.
Черная мантия
- Встать! Суд идет! - в зал входит судья Людмила Долгова, облаченная в черную мантию.
Процесс близится к завершению. Государственный обвинитель - юрист 1 класса Андрей Кузьминов - готовится произнести заключительную речь. Андрей Александрович укладывает перед собой нехилую стопку бумаг. Листов 400. В документах во всех подробностях изложены злодеяния банды головорезов.
Обвинитель начинает издалека: мол, на территории Калининградской области ничего подобного никогда прежде не происходило. Два отморозка убили 12 человек!
Спильник спелся с Собковичем еще в 2000 году. Надоело чувакам без настоящего дела болтаться. Да без бабок париться. Решили жить красиво... Ну и применить на деле все то, чему их обучили в школе диверсантов.
Уже после поимки у них был обнаружен целый арсенал оружия. Три автомата АК-74, карабин СКС, пистолет ПМ, штык-нож, специальный водолазный нож (идеальное орудие для вспарывания животов и перерезания глотки), радиостанции, бомбы, мины, детонаторы и даже машинка для дистанционного подрыва взрывчатки. Все это добро хранилось в 4-х тайниках.
Каждый тайник представлял собой глубоко врытый в землю металлический контейнер, закрытый сверху крышкой и замаскированный дерном. Тайники были и в Зеленоградском районе, и даже в городской черте Калининграда.
На свои преступления "котики" выезжали либо на велосипедах по лесным тропам и проселочным дорогам. Либо на "Ауди-80" (госномер Е 384 СР/ 39). Взрывные устройства изготавливали сами, оборудовав мастерскую в гараже на улице Беланова в Чкаловске.
После убийства нештатного инспектора ГАИ Борисова (военного пенсионера, бывшего офицера ГРУ), бандиты завладели рациями, которые активно использовали при проведении своих операций. Настроят "Мотороллу" на милицейскую волну и слушают, где что перекрыто, куда лучше не соваться - когда объявляют тревогу, а когда "отбой". Короче, ловкие ребята.
Профессионалы офицера Карповича
Быть неуловимыми для преследователей, наносить своим жертвам смертельные удары, делать контрольные выстрелы в голову, пользоваться детонаторами и взрывчаткой... Всему этому их научили во время срочной службы (в 1999 - 2000 годах) в войсковой части 10617 в поселке Парусное. Командир части (школы диверсантов) полковник Карпович может гордиться уровнем профессиональных навыков своих воспитанников (в принципе он и гордится). Ибо признает, что в период службы в его части Спильник и Собкович получили ОТЛИЧНУЮ физическую подготовку и способны переносить БОЛЬШИЕ нагрузки.
Мне почему-то вспоминается хрестоматийный эпизод из старого французского боевика "Профессионал", где спецагент (помните, его играет Жан-Поль Бельмондо) вдруг вышел из-под контроля спецслужб и решил из мести убить президента Джаллу - лидера одного из африканских государств. Обеспокоенный министр внутренних дел Франции созывает экстренное совещание и требует ответа у начальника школы диверсантов, как остановить одиночку. "А никак! - с гордостью отвечает тот. - Он мой лучший ученик! Я его научил таким приемам, что справиться с ним не сможет никто!"
Со Спильником и Собковичем тоже самое. Кто их мог остановить? Только тот, кто всему этому обучил? Как подумаешь, сколько полковник Карпович ежегодно готовит таких вот профи, мороз по коже...
В перерыве между судебными заседаниями я поинтересовался у гособвинителя Андрея Кузьминова, что он думает по поводу профессионалов из Парусного?
- Это настоящая фабрика убийц! Ведь раньше, во времена Советского Союза, тоже готовили киллеров и диверсантов в различных спецшколах. Но каждый человек, уволившись из армии, был на строгом и постоянном учете. Упаси боже, если он вдруг оказывался без работы. Так его трудоустройством занимались специальные отделы КГБ. Чтобы профессиональный убийца не болтался без дела, чтобы у него не было соблазнов применять на практике свои навыки. А что теперь? Выучили ребят стрелять, убивать - и выкинули на улицу. Никому они не нужны, никого не интересуют. И вот результат. Слава Богу, что их еще не научили агентурной работе. Вот тогда их уж точно бы никто никогда не изловил. А мы бы ежегодно имели десятки нераскрытых тягчайших преступлений.
Более того, считаю, что это проблема не только Спильника и Собковича. Я вижу здесь проблему государственного масштаба... Нужны кардинальные незамедлительные меры на уровне федеральной власти и силовых министерств. Иначе мы будем иметь серьезные проблемы...
Вначале распилили болт
...Заседание продолжается. Адвокатши, наконец, угомонились. Больше не бросают на журналистов гневные взгляды.
Гособвинитель подробно излагает, как приятели готовили и осуществляли свое первое преступление. Все началось с того, что в мамином гараже Спильник распилил пополам болт. Не простой, а авиационный. Огроменная штуковина. В руках таких спецов, как Спильник и Собкович, легко превращается в идеальное орудие убийства.
Дело было 25 августа 2000 года. Подельники взяли с собой все необходимое, сели на велосипеды и поехали в сторону войсковой части 49337. За 1,5 километра до объекта они спрятали велики, надели маски, натянули маскировочные халаты (так называемый "костюм лешего") и стали дожидаться, пока на маршруте не появится часовой. На посту № 6 в то время нес службу Романовский, вооруженный карабином СКС.
И вот, наконец, на тропе показалась одинокая фигура часового. Спильник выпорхнул из кустов быстрой куницей, подбежал к ничего не подозревавшему Романовскому и два раза саданул его по голове распиленным болтом.
Выросший, словно из-под земли Собкович завалил часового на землю, вырвал у него из рук карабин, примкнул к нему штык-нож и со всей силы попытался вонзить его в тело своей жертвы. Но произошло непредвиденное. Штык-нож погнулся...
(Это только в кино все легко выходит. Помните, в "Белом солнце пустыни" басмач Абдулла виртуозно заколол наивного Петьку. А Собкович - не басмач. У него не получилось.)
А истекающий кровью Романовский отбивался как мог. Затем изловчился, выхватил припрятанный в кармане ножик и ранил одного из бандитов. Спецназовцы озверели. Началось форменное месилово. Били распростертую жертву кулаками. Потом ногами. Но Романовский умирать не хотел... Когда и это не помогло, бандиты стали прыгать несчастному на грудь, пытаясь проломить грудную клетку. Хруст костей, стоны, хрип, море крови...
Через минуту Романовский перестал дышать. Налетчики уволокли тело часового в сторону, скинули его в наполненную водой яму и притопили труп старыми авиационными покрышками. Забрали карабин, 10 патронов и благополучно скрылись.
В 10 часов вечера при очередной смене начальник караула не обнаружил на маршруте часового. Начались поиски. Тело Романовского нашли лишь 28 сентября...
Когда обвинитель закончил чтение материалов первого эпизода, по залу суда прошел гул. Люди бросали полные ненависти взгляды в сторону клетки, где притаились друзья-убийцы. Спильник стал что-то нашептывать адвокату. Та, порывшись в своих папках, извлекла свежий номер "Калининградских НОВЫХ КОЛЕС" и передала его подзащитному. Спильник углубился в чтение, а Борисенко, облаченный в голубой джинсовый костюм, лениво зевнул и отрешенно уткнулся взглядом в потолок.
По голливудскому сценарию
- Следующий эпизод, - продолжил обвинитель. - Убийство сторожей платной автостоянки Акимова и Дешковича.
Спильник отложил в сторону газету и нервно затеребил какой-то красный брелок.
(Изучив все 8 эпизодов, по которым друзьям-бандитам предъявлено обвинение, понимаешь, что нападение на автостоянку - самая хитроумная операция. План, словно списанный с какого-то голливудского сценария.)
Вообще-то подельникам нужна была не автостоянка. И не сторожа. Они охотились за оружием...
А план такой. Вначале они создают видимость нападения на автостоянку. Испуганные сторожа вызывают подкрепление. Минут через 10-15 приезжает машина с тремя сотрудниками вневедомственной охраны, вооруженными автоматами. После чего Собкович и Спильник собирались убить всех пятерых охранников и забрать оружие.
"Диверсанты" долго наблюдали за этой автостоянкой. Изучили все до мельчайших подробностей. Даже узнали, в каком точно месте останавливается машина вневедомственной охраны. Как она подъезжает и на какой скорости...
Затем мастера подрывного дела Спильник и Собкович из двух снарядов времен Второй мировой войны изготовили два взрывных устройства.
Осколочную мину сделали из старого снаряда, поместив его в металлическую банку. Вокруг насыпали гаек, болтов и всяких острых железок, которые должны были стать осколками.
Вечером 19 сентября 2000 года преступники вышли на дело. Экипировались как заправские рейнджеры. Карабин, ножи, маски, маскировочные костюмы. Около часа ночи подельники прибыли на место и приступили к осуществлению плана. Прикрепили к шлагбауму осколочную мину. (Предполагалось, что она сработает, когда шлагбаум попытаются открыть.)
Второе взрывное устройство установили и замаскировали на том самом месте, где по расчетам должна остановиться машина вневедомственной охраны. Третье взрывное устройство - на растяжке - установили возле ограждения стоянки. На случай отхода. Чтобы обезопасить себя при отступлении и избавиться от "хвоста".
В 4 часа утра "диверсанты" стали забрасывать территорию автостоянки камнями и взрывпакетами. Но события почему-то стали разворачиваться по другому сценарию. Сторожа никого вызывать не стали. А решили разобраться во всем сами. Взяли фонарики и принялись шарить по кустам в поисках возмутителей спокойствия.
- Лежать! - заорал Собкович и наставил на них карабин.
Сторожа легли на землю, а потом один из них неожиданно вскочил и побежал. Собкович свалил его первым же выстрелом из карабина. Однако несчастный все еще дышал. Пришлось добить беглеца, перерезав ему горло водолазным ножом.
Затем нападавшие зарезали и другого сторожа.
Над истекавшими кровью мужиками "котики" поизголялись на полную катушку. Тела были искромсаны так, что потом впечатлились даже видавшие виды судмедэксперты. А на судебном заседании описание телесных повреждений Акимова и Дешковича заняло 5 минут. Слушать это просто невыносимо: перелом хрящей, дробление костей, разрыв внутренних органов...
Трупы сторожей головорезы спрятали в кустах. Потом принялись заметать следы, чтобы пустить милицию по ложному следу. Для этого Спильник и Собкович подожгли бытовку сторожей, два "Мерседеса" и "Ауди", находившихся на автомобильной стоянке. Мол, криминальная разборка случилась. Сведение счетов между враждующими группировками.
А потом скрылись...
(Продолжение следует)
Вольфганг Нееф


Если вам понравилась эта статья, переведите нам любую сумму.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money

236040, г. Калининград
ул. Черняховского, 17
(второй этаж)
тел. (4012) 991-210

‎+7-900-567-5-888.


Архив номеров
Архив номеров




Федеральные СМИ,
которые пишут
об Игоре Рудникове

Новая газета

THE NEW TIMES