Игорь Рудников

Учредитель

газеты,

журналист

Игорь

Рудников.

Депутат

Калининградской

областной

Думы

 
 

НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Кёнигсберг - Калининград / Летающая окраина Кенигсберга. 65 лет назад в Танненвальде был построен самый большой аэродром Восточной Пруссии

  • ЛЕТАЮЩАЯ ОКРАИНА КЕНИГСБЕРГА.
    65 лет назад в Танненвальде был построен самый большой аэродром Восточной Пруссии

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

В прежние времена к наречению людей, городов и улиц относились серьезно. Считая, что имя - это судьба. И если назвать ребенка именем мученика - ждет его жизнь, исполненная страданий. А если именем святого-героя - жизнь будет яркой, но, возможно, недолгой. Имя - некий знак, код, зашифрованное буквами предопределение.
Известно, к примеру: Александр Суворов родился настолько хилым, что родители страшно спешили с крещением. Боялись опоздать. И согласны были на любое имя - все равно, дескать, на белом свете он не жилец. А дядя предложил назвать младенца Александром - в честь святого Александра Невского. И надо же! Обреченный, казалось бы, на умирание слабенький новорожденный выжил, окреп и превратился со временем в великого полководца.
Случайность, скажете? Может быть. Но... в СССР детей называли в честь погибших героев. Их, погибших героев, именами нарекались улицы и города. Лучше нам стало от этого? Олег Павловский в книге "Земля моя, калининградская" приводит любопытнейший документ: "Постановление Военного Совета Особого военного округа" от 23.11.1945 г. Оно было напечатано на допотопной машинке с прыгающими буквами, на обороте старых немецких карт.
"До сих пор многие улицы площади и парки носят имена фашистских бандитов, их главарей и иных противонародных деятелей".
И за несколько дней некоему старшему лейтенанту Лазареву предписывалось переименовать более тысячи улиц и переулков! И таблички изготовить соответствующие. Вот и выдумывал Лазарев с двумя помощниками:
"Видим на карте фабрику - пишем Фабричная, еще фабрика - Вторая Фабричная, госпиталь - Госпитальная, и так далее. К ночи отупевали совершенно. Да и с утра не лучше. Так появлялись улицы Средние, Длинные, Диагональные... Отсюда и Болотная, и Бурьянная, и Походная, и Пулеметная... А позже, приказом уже городского управления по гражданским делам от 01.08.1946 года, улицам стали присваиваться имена павших - Черняховского, Соммера, Ватутина и. т.д."
...В Кенигсберге тоже были улицы, названные в честь покинувших этот мир. Но, как правило, в честь меценатов. Или композиторов. Или художников. То есть людей, которые, по большому счету, всегда живы. Ибо главное в них - не их утраченная со временем физическая оболочка, а то, что они принесли в дар любимому городу (будь то деньги или талант). В основном же улицы именовались просто и красиво: Кленовая, Ореховая, Тополиная... И пригороды - тоже.
Танненвальде (в переводе - Еловый лес) - так назывался нынешний Чкаловск.
- ...Танненвальде "вырос" из помещичьей усадьбы, - говорит специалист по истории края Николай Чебуркин. - Он располагался у южной опушки Фритценского леса. Местность была изрезана Запутанным каналом (Виррграбеном), прорытом от Даммтайха (Дамбового пруда), и впадающим в Бейдриттер Флис (Бейдриттерский ручей).
В ХVI веке в Виррграбене водилось множество раков. При короле Фридрихе Великом Запутанный канал был прямо направлен к Обертайху (Верхнему пруду), имел длину 12 км. С течением времени он немного подзарос и еще больше "запутался".
...Помещичья усадьба упоминается в документах с 1608 года. Герцогский придворный врач Аургсфабер приобрел ее как летнюю резиденцию. В 1662 году господский дом и весь земельный участок купил Людвиг фон Ауэр, главный окружной начальник Бальги и Интстербурга. Он же увеличил площадь имения до 500 га. Его сын явился основателем майората (т.е. имения, нераздельно переходящего по наследству к старшему в роде - дворяне считали майорат проклятием: его нельзя было ни продать, ни заложить, а деньги для его содержания требовались немалые). Восьмым и последним из фон Ауэров стал Андреас Христоф, владевший майоратом вплоть до 1945 года.
Господский дом в начале ХХ-го века был перестроен и расширен. Сейчас - это офисное помещение на территории войсковой части на окраине Чкаловска. А вот Танненвальдской церкви после войны не повезло. Во время боевых действий сорок пятого года она не пострадала. Потом долго служила тренажерным центром для советских военных летчиков. Лет пять после того, как центр "съехал", ее не использовали. А в шестьдесят восьмом году чкаловские школьники повеселились от души - и устроили там пожар. Церковь сгорела практически дотла. Позднее ее закопченные останки были разобраны, а на месте храма - воздвигнут памятник советским солдатам, павшим при штурме этого населенного пункта. (По утверждению коменданта крепости Кенигсберг Отто Ляша, Танненвальде был взят настолько неожиданно и стремительно, что жители не успели не то чтобы убежать - а даже проснуться!)
...А до войны жизнь в Танненвальде текла неспешно. Мужчины в поселке в основном работали на кирпичном заводе, женщины - поддерживали в домиках идеальную чистоту, пили кофе, разводили цветы в палисадниках.
В 1935 году рядом с Танненвальде начали строить военный аэродром - самый большой на Земландском полуострове (на нем была самая длинная взлетно-посадочная полоса). Это привело к бурному росту населения поселка. А 1 апреля 1939 года Танневальде вошел в состав Кенигсберга.
Впрочем, понятие "провинция" для Германии очень условно. И человек, живущий в маленьком местечке, в центре которого - кирха, да парочка магазинчиков, наслаждается уютом, спокойствием и отнюдь не ощущает себя "деревенщиной".
(Собственно, при советской власти жители пригородов тоже не комплексовали по поводу своей оторванности: троллейбусы и автобусы ходили в Чкаловск до часу ночи. Это сейчас после десяти вечера сюда добираются на такси. Или на собственном транспорте.)
Чкаловск тоже входит в состав Калининграда - но год от года все больше превращается в деревню. С обветшалыми домами - и "Алтыном" в качестве "приметы цивилизации".
...К Танненвальде примыкал Шарлоттенбург (ныне пос. Лермонтовский). Этот поселок был создан в тридцатом году прошлого века, а название унаследовал от расположенного неподалеку рыцарского имения. Последний владелец этого имения Макс Хайн продавал участки земли под застройку. Главную улицу поселка он назвал в свою честь - Хайнштрассе.
В Танненвальде и Шарлоттенбург регулярно ходили автобусы. Имелась и железнодорожная станция Шарлоттенбург - здесь останавливались поезда, следующие по Замландской дороге в направлении Раушена (Светлогорска). Кроме того, в этих небольших аккуратных поселках были свои рестораны и магазины, школа (в Танненвальде - народная, т.е. восьмилетняя). В Шарлоттенбурге предполагалось построить гимназию, но из-за начавшейся Второй мировой войны планы изменились. Пустырь так и остался незастроенным.
...После войны поселок Лермонтовский по преимуществу стал "дачным". Местные жители обретаются в домах немецкой постройки с газовым (а то и печным) отоплением. Дачи сейчас усиленно переводятся в жилой фонд - благо, нет проблем с электричеством и коммуникациями. Ну, а Чкаловск недавно прогремел на всю страну. Именно здесь, в обыкновенной типовой "хрущовке", жили Алексей Спильник и Артем Собкович - мальчики из военных семей, бывшие выпускники элитного спецподразделения "морских котиков", сколотившие вооруженную преступную группировку, грабившие и убивавшие людей.
Впрочем, это совсем не удивительно: Чкаловск - город военных, отставных и действующих. А значит, городок разбитых иллюзий и несбывшихся надежд. И людей, покинутых собственным государством. Те же Спильник и Собкович не скрывали, что обиделись на страну: их научили убивать, но не дали шанса прилично заработать на жизнь в расслоившемся обществе. Тогда они решили сами взять "недоплаченное".
А сколько таких Спильников-Собковичей еще подрастает. Для нас, увы, окраина - понятие отнюдь не только территориальное. И твориться в Еловом лесу могут самые страшные вещи.
Ну, а наши прогулки - продолжаются. Только становятся они почему-то все грустнее и грустнее.
Д. Якшина
   

236040, г. Калининград
ул. Черняховского, 17
(второй этаж)
тел. (4012) 991-210

Архив номеров
Архив номеров