НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Криминал / Мент и "мусор". В самой секретной милицейской службе разразился скандал

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • МЕНТ И "МУСОР".
    В самой секретной милицейской службе разразился скандал

...Чего греха таить, отношение к сотрудникам милиции в народе сложное. Двойственное отношение. С одной стороны, когда тебе настучали по чайнику в темном подъезде или ограбили твою хату, ты вопишь "Караул, милиция!" - и со всех ног мчишься в райотдел писать заявление (хотя и предполагаешь, что там тебя скорее всего "оттопырят").
С другой - менты сплошь и рядом бывают такие, что тоже... кричи караул. Канул в Лету Знаменский с усталыми и добрыми глазами. Нынче только и слышишь: там пьяный мент открыл стрельбу по абсолютно "левым" гражданам, сям - отделал какого-то бедолагу по полной мордобойной программе... Просто так, для собственного удовольствия.
Причем "беспредельщики" - у всех на виду. Они активно "срастаются" с преступным миром, кого-то "крышуют"... не стесняясь, ездят на "стрелки", торгуют информацией, "на заказ" возбуждают (или закрывают) уголовные дела... как перчатки меняют машины, "откисают" в дорогих кабаках (где пьют с "авторитетами")... возводят себе роскошные особняки - кто во что горазд. Иногда их называют "оборотнями в погонах" и ловят. Но чаще они делают успешную карьеру и до-олго - годами! - мозолят всем глаза, став частью общего криминально-бюрократического пейзажа. А вот те, кто честно тянет свою лямку, прямо скажем, не так заметны. А некоторые - и вообще засекречены. В связи с "особыми условиями службы".
...Существует в Калининградском УВД (как, впрочем, и в любом другом) оперативно-поисковое управление (ОПУ). В обиходе его чаще именуют "семеркой". Это - самое секретное подразделение. Его сотрудники по закону об оперативно-розыскной деятельности выполняют сложнейшие операции. Они ведут скрытое наружное наблюдение, вися у "объекта" на хвосте, осуществляют прослушку его телефонных разговоров, внедряются - под какой-либо маской - в преступные сообщества... При этом ни одна живая душа (кроме жены, непосредственного начальника и начальника УВД) не должна даже догадываться о том, что сотрудник ОПУ имеет отношение к правоохранительным органам.
У "разведчика" (а именно так называются должности работников этого подразделения: разведчик, старший разведчик... потом уже - оперуполномоченный, старший оперуполномоченный, заместитель начальника отдела, начальник) нет на руках служебного удостоверения, ему не выдают форму, он никогда не заходит в УВД (разве что по распоряжению своего начальника - единственного "гласника", т.е. человека, которому разрешены открытые контакты с коллегами и руководством)...
В общественном транспорте он ездит за свой счет (а потом, в конце месяца, терпеливо подклеивает в особую тетрадку все использованные билеты и пишет рапорт на возмещение затрат)...
У "разведчиков" существует тайное место дислокации: КК (конспиративная квартира), куда они приходят, чтобы получить задание, узнать свою "легенду" и взять сопроводительные документы. Иногда это может быть удостоверение сотрудника мэрии, ксива инженера, "корочка" журналиста, иногда - мандат соцработника... паспорт моряка (на вымышленную фамилию, разумеется), справка о недавнем освобождении из мест не столь отдаленных - да все что угодно.
С материалами и обстоятельствами уголовного дела, в рамках которого предстоит работать, "разведчиков" не знакомят: им достаточно знать конкретную задачу. Бывает, что "задача" ставится очень расплывчато: "Живет в этом доме человек, примерно таким образом выглядит.." - а "разведчик" должен, исходя из этого более чем скудного описания, "вывести" (т.е. вычислить) объект, отработать его связи, адреса, контакты.
Даже термин существует "таскать обезьяну" - это когда разведчик перепутает и ходит не за тем. (Серьезное, между прочим, дело: нарушение конституционных прав ни в чем не повинного гражданина. За это по шапке получили бы все, вплоть до начальника УВД, если бы... гражданин засек за собой наблюдение. Но... на то и существуют профи с их главным правилом: "Твоя рожа - твоя и маскировка".)
Стоять, ходить, лежать, залезть на чердак, прикинуться ветошью и не отсвечивать (днем - ночью, летом - зимой, в жару, дождь, стужу) - этими навыками разведчики владеют блестяще. А тот, кто дал маху, в ОПУ не задерживается: если имеется хотя бы смутное подозрение того, что человек расшифрован - он обязан тут же подать рапорт на увольнение. Перевестись в другое подразделение практически невозможно. Поступая на службу, "разведчики" подписывают особый контракт - кроме всего прочего, они дают органам ФСБ разрешение на прослушку своих телефонов, а после увольнения в течение пяти лет не имеют права на выезд за границу.
О такой "мелочи", как подписка о неразглашении государственной тайны, и говорить не приходится.
Можно только представить, ЧТО это за жизнь. Когда окружающие (даже собственные дети!) находятся в полном неведении относительно истинного места работы "разведчика"... когда он годами в буквальном смысле топчется по переднему краю, не подстрахованный ничем, кроме удачи и ловкости... а народ нынче ушлый, и у серьезного "объекта" вполне может быть служба собственной безопасности, организующая контрнаблюдение... А если "разведчика" засекут и припрут к стенке его же бывшие коллеги... или даже действующие менты, он обязан "блюсти легенду" до последнего, что бы с ним ни происходило...
Его могут избить, засунуть в камеру, уделать, как бог черепаху - а он должен держаться насмерть, как пуговица. И ни под каким соусом не кричать усердствующим коллегам: "Ребята, я свой!!!" И только уволившись, "разведчик" получит единственное документальное подтверждение того, что работал "Джеймс Бондом" в одном флаконе с Шараповым - запись в трудовой книжке о прохождении службы в УВД.
Что привлекает "разведчиков" в этой работе? Ну, во-первых, это интересно: наблюдать жизнь людей, которые даже не подозревают о том, что являются "застекольщиками". Во-вторых, для мужчины с авантюрным складом характера и способностью к лицедейству - это прекрасная возможность рискнуть, сыграть роль (покруче, чем в фильме). Один "разведчик", к примеру, специализировался на том, что внедрялся под видом богатого покупателя-иностранца к валютчикам (и приобретал фальшивые доллары)... к наркодельцам... к торговцам ворованным янтарем. Опасность была смертельной - но каков выброс адреналина?!
В-третьих (и это, пожалуй, главное) - сознание того, что твои действия, пусть даже очень ограниченные конкретной задачей, приводят к результатам, получить которые без тебя было бы невозможно. Вот всего один пример: в поселке Космодемьянского была убита маленькая девочка - ее изнасиловали, задушили, а труп в мешке бросили в озеро недалеко от Космы. Оперативники быстро вышли на подозреваемого, но... на допросах он ни в чем не сознавался, алиби - имелось, а улик, напротив, не было. Тогда к нему приставили "разведчиков". И те, фиксируя все его связи и перемещения, заметили, что периодически он подходит к тому самому озеру и подолгу смотрит на воду...
Когда в очередной раз подозреваемый подошел, уставился на воду и задумался, к нему подошли. "Ну что?!"
Он "поплыл" тут же. И написал признание. А если бы не это - бог весть, не прибавилась бы к одной убитой девочке другая... третья, четвертая?..
Однако есть и еще один нюанс. Как мы уже говорили, "разведчик" не знакомится со всем уголовным делом. Он собирает информацию, которой можно воспользоваться по прямому назначению - для отработки той или иной версии. Но ее же можно "употребить" и в качестве компромата.
Допустим, объект - солидный бизнесмен, уважаемый человек, образцово-показательный муж молодой и красивой жены - каждый вечер, как по графику, отправляется на Московский проспект и снимает там проститутку... Наверное, такую информацию легко будет продать - и самому "объекту" (шантаж - понятие весьма обтекаемое), и его конкурентам...
И это еще цветочки. "Разведчики" становятся подчас носителями самых грязных и взрывоопасных тайн - а значит, и сами они, и их непосредственное руководство должны быть чище и непорочнее ангелов. В незапятнанных белых одеждах. А чем в нашей стране отличается кристально честный мент от продажного? Правильно: уровнем благосостояния. Это тот самый случай, когда машина, квартира... даже ботинки на ногах... красноречиво свидетельствуют о том, сколько стоит имярек - или же он бесценен, потому что не продается.
...Алексей Иванов (имя и фамилия изменены - чтобы человека, верой и правдой прослужившего в ОПУ четырнадцать с половиной лет, не прихватили за нарушение "особых условий службы") - классический "мент непродажный". Можно сказать, последний из могикан. Новое поколение как-то вот... гм... предприимчивее. Вчерашние студенты идут в ментовку не из идейных соображений... типа там, искоренить преступников как класс - напротив, преступники им нужны как источник дохода. Даже на самом низовом уровне можно "крутиться" - того прижать, этого пугануть, третьему - создать режим наибольшего благоприятствования. А чем успешнее подъем по служебной лестнице, тем шире полномочия, а значит, и перспектива "торговли". Вот и ездят мальчики - новоиспеченные следователи и опера - в навороченных иномарках и блестят "рыжьем" на пальцах... и волнуют их две вещи на свете: процент раскрываемости (чтобы "сверху" по башке не стучали) - и прейскурант на "юридические услуги".
А Иванов - "разведчик" с двадцатью годами выслуги - имеет "в активе" лишь гипертонию да остеохондроз. От родного ведомства он не получил ничего - даже садика для детей. Впрочем, по порядку...
Жизнь его начиналась неплохо: родился и вырос на юге Киргизии, окончил школу и ПТУ... призвали в армию - служил у нас в области под Переславским, водителем в роте материального обеспечения. Познакомился с девушкой, влюбился, женился... поначалу хотел забрать жену к себе, но Средняя Азия ее не впечатлила. Тогда Алексей перебрался в Калининград, начал подыскивать работу. А тесть его в то время преподавал в школе милиции (еще средней). Тесть и предложил: "Давай поступай к нам!" И, как водится, рассказал коллегам о зяте. А один из коллег имел отношение к ОПУ.
И вот однажды - было это в мае - домой к Алексею подъехали двое, вызвали на улицу, кивнули: мол, сядем в машину. И состоялся судьбоносный для него разговор.
- Говорят, ты собираешься поступать в школу милиции... Есть возможность сразу стать офицером, никуда не поступая. Вот, заполни анкету, - и вкратце обрисовали суть. Естественно, звучало все очень заманчиво: и перспектива быстрого получения офицерского звания, и специфика будущей службы...
Алексей согласился. В июле он был уже младшим лейтенантом. А дальше... работа шла своим чередом. За четырнадцать с половиной лет Алексей дослужился до майорских звезд на погонах (если б у него эти погоны были, конечно. Пока что звезды - виртуальные). В семье появились дети: 1991-го и 1998-го годов рождения.
Поскольку молодая семья проживала в двухкомнатной квартире тестя и тещи, еще в 1990 году Алексея поставили в очередь нуждающихся в жилье. В 1995 году он в этой очереди стал первым. Но... квартиры не выделялись. Вернее, в 1999-м ему предложили однокомнатную. Но жена Алексея, муниципальная служащая, получила к тому времени служебную однокомнатную, а детей было уже двое... и менять шило на мыло Алексей отказался. Решили еще подождать: время до пенсии еще было.
И вот - в 2004 году стало известно, что в строящемся на пересечении улиц Горького и Озерной доме для ОПУ УВД выделяется трехкомнатная квартира. Алексей пошел к начальнику ОПУ полковнику Э. Скуратову (эта фамилия не засекречена) узнать, что да как. Эдуард Олегович ответил: "Я не в курсе".
Иванов отправился к председателю центральной жилищно-бытовой комиссии УВД Логвиненко - тот пожал плечами. Мол, ничего еще неизвестно. А через некоторое время случайно выяснилось, что эта квартира... выделена полковнику Скуратову. Кстати, жильем (в сравнении с подчиненным) более-менее обеспеченному и в очереди нуждающихся стоящему за Ивановым.
Алексей возмутился. Он уже готовился к выходу на пенсию по выслуге лет, оформлял документы - поэтому отправился в УВД, к начальнику криминальной милиции полковнику Ю. Декасову (генерал Кириченко был в отпуске). Тот его отфутболил: "Я опер, не хозяйственник, эти вопросы не решаю, обратись к зам по тылу".
А зам по тылу, в свой черед, заявил, что квартира якобы выделялась не ОПУ УВД, а из фонда аппарата управления, т.е. досталась Скуратову не как сотруднику, а как руководителю.
- Начальник не является сотрудником? - резонно осведомился Иванов. И написал на имя председателя ЦЖБК Логвиненко рапорт с просьбой выдать ему, Иванову, копию протокола того заседания комиссии, где принималось решение распределить единственную за последние девять лет муниципальную 3-комнатную квартиру Скуратову, а не первоочереднику.
Скуратов, узнав о "телодвижениях" своего подчиненного, вызвал Иванова к себе: "Садись, пиши объяснительную, почему ты ходишь по УВД и представляешься сотрудником милиции!"
- Я что, дурак - писать сам на себя?! - Иванов вышел из кабинета, хлопнув дверью. У секретного сотрудника на почве этого конфликта обострилось заболевание позвоночника, подскочило давление. Он взял больничный. И решил с руководством судиться - понимая, что иначе его уволят по статье, без предоставления законного жилья.
Из суда Центрального района Калининграда его иск перекинули в Ленинградский райсуд. На первую беседу Скуратов и представитель УВД (юрист) пришли без необходимых документов... И вот дело тянется уже несколько месяцев. Скуратов тем временем подал встречный иск - за клевету (?!), которая, по мнению полковника, содержится в заявлении Иванова в суд, а также в его жалобе, поступившей на имя министра внутренних дел.
...Когда 27 октября Алексей пришел на процедуры, его пригласили в кабинет главврача, срочно собрали консилиум, закрыли больничный, признав пациента полностью трудоспособным. И сообщив при этом вполголоса, что из-за его "длительного пребывания на больничном" им всем твердо обещали выговора. Вечером Иванову стало плохо.
Жена вызвала "скорую", мужу сделали укол... Через несколько часов - новый приступ, еще хуже...
Утром Иванов обратился в другую поликлинику, где больничный ему открыли без разговоров. А со службы майору уже названивали: "Выходи на работу немедленно! Тебя уволят по статье!.." Потом домой к нему наведались сотрудники отдела собственной безопасности ОПУ. Дверь он им не открыл. А когда пошли угрозы, набрал "02" и сообщил о происходящем... Непрошеные гости ретировались.
Назавтра приехали ребята из службы собственной безопасности УВД. Топтались на лестничной клетке, требовали впустить их в квартиру и сказать, в какой поликлинике открыт новый больничный... Ломать дверь, правда, не стали. Алексей теперь сидит дома. Выходит осторожно - и только к врачу. Друзья его уже предупреждали: "Смотри! Ты куда полез? У Скуратова широкие полномочия и почти не ограниченные ресурсы. А ты для него сейчас - фигура неудобная. Как бы чего не вышло... Будь аккуратней".
Но обратного пути у Иванова нет. Он оставил на службе здоровье (в свои тридцать шесть выглядит на "глубоко за сорок"), его дети находятся на учете в туберкулезном диспансере, болеют ОРВИ по восемь-десять раз в год (а старший сын, кроме того, страдает еще и аллергией), на каждого члена семьи в их сырой и промозглой квартире приходится всего по 4,4 квадратных метра, а купить себе другое жилье Иванов не в состоянии: он работал, а не продавался. И получал все эти годы только зарплату, на которую в нашей стране, как известно, не разбежишься.
(Кстати, Иванов юридический институт закончить не смог. По закону он, сотрудник ОПУ, не имел права учиться по месту жительства, должен был ездить в Питер - а в семье только появился второй ребенок, жена - в декрете, денег нет... а в Питер ему предложили ездить за свой счет - с последующей когда-нибудь компенсацией. Он прикинул стоимость билетов, проживания - и понял, что высшее образование ему не "светит".)
А полковник Скуратов? При данном раскладе важно все: и то, что Эдуард Олегович, закончивший Калининградское военное авиационно-техническое училище (КВАТУ), а потом - Калининградский юридический институт (бывшую школу милиции), был кадровиком, а не опером. Живой работы не нюхал, на смену не выходил... зато умением "обкладываться бумагами" владеет виртуозно. Обойти на "бумажной дорожке" не искушенного в таких делах подчиненного - что плюнуть.
Кстати, Эдуард Олегович наведался в редакцию "НК", чтобы привести свои доводы. По его словам (а все документы, касающиеся данного подразделения, помечены грифом "секретно" и могут быть представлены только суду), квартира эта действительно дана ему как руководителю. На ОПУ она не выделялась. А если бы она предназначалась именно ОПУ, ее получил бы не Иванов, а другой сотрудник-внеочередник, проживающий в общежитии с двумя детьми, один из которых - инвалид.
Скуратов утверждает, что его подчиненный Иванов вообще должен быть вычеркнут из списка очередников, т.к. в 1990 году, при постановке на очередь, супруга Иванова, работавшая тогда в ЖЭКе, предоставила "липовую" справку: реально площадь квартиры родителей, где они с мужем и ребенком были прописаны, составляла 27,3 кв.м, а она якобы написала 23,7 кв.м. Правда, через год у Ивановых родился второй ребенок - и основания для внесения в очередь появились железные.
- Но это ведь уголовное преступление! - возмущается Скуратов. - И потом, этот сотрудник много раз совершал дисциплинарные проступки, за что его периодически понижали в должности. Незадолго до всей этой истории он на дежурстве находился в состоянии опьянения. Его тогда пожалели - до пенсии всего-ничего. Ему много раз шли навстречу, а он теперь бегает, жалуется. А мне квартира была обещана еще в 1992 году - меня на этих условиях и оформлял на службу тогдашний начальник УВД генерал Бычков. Но... Бычков мне жилья не дал, генерал Петров - тоже. Вот... Кириченко выделил. А так я прописан у родителей в однокомнатной квартире, а реально я с женой и ее ребенком жилье снимаю.
Вот так. Но... два момента несколько настораживают. Бывший кадровик почему-то так и не смог внятно ответить на очень простой вопрос: так в какой очереди он числится последнее время - в ОПУ или в УВД? (Не сказал он ничего определенного и насчет метража обещанной ему "хаты" - обмолвился лишь, что 10 дополнительных квадратных метров положены ему за полковничье звание. В любом случае, вряд ли площадь трехкомнатной квартиры в новом доме меньше 50 кв.м. Т.е. на себя, жену и ребенка г-н Скуратов получит по 16-17 кв.м. Побольше, чем по "четыре с хвостиком", не правда ли?) Не ответил он и на вопрос: кто из 26 человек в его управлении, нуждающихся в улучшении жилищных условий, мог бы претендовать на первую строчку в списке вместо Иванова. Зато согласился, что, раскапывая неблаговидные факты из биографии своего подчиненного (типа той успевшей пожелтеть справки - не сильно, в общем-то меняющей картину), он проявил личную заинтересованность.
...Конечно разобраться во всем должен суд, но судебное разбирательство затягивается. И неспроста: Скуратов должен успеть получить ордер. А Иванов - проколоться на чем-нибудь, и тогда его действительно уволят по статье. И вычеркнут из очереди на "законных" основаниях.
Но еще важнее, что Иванова "обошли" за его спиной.
- Я что, должен отдать эту квартиру?!! - возмущается Скуратов.
Отдать квартиру, конечно, сложно. Тем более, когда государство и тебя водило не один десяток лет как бычка на веревочке, и вполне возможно, что в ближайшие ...дцать лет милицейская очередь не продвинется. Но... если есть хотя бы доля сомнения в том, что руководитель ОПУ, от которого (повторяем!) требуется кристальная честность (чтобы информация не становилась предметом торга, а закон не превращался в кистень), неразборчив в средствах... использует служебное положение... можно ли быть уверенным в том, что его ведомство, его секретное подразделение, работает исключительно в рамках закона?
Навешать собак на подчиненного - проще пареной репы. Гораздо трудней объяснить, почему - если он такой плохой - его все эти годы держали на службе и почему в секретном подразделении, где любую "липу" за версту должны распознавать на вкус и запах - четырнадцатиь лет сходили за подлинные все представленные им, как очередником, документы на право быть "номером первым" среди многих страждущих?!
Сейчас систему МВД России вновь реформируют. Из тридцати семи главков делают пятнадцать департаментов и т.д. и т.п. Как будто количество "оборотней в погонах" зависит от этого! Ведь, если по уму, ради дела, то Система - ничто, а человек - все. И если на глазах молодых сотрудников руководство ТАК поступает с человеком, которого не упрекнешь ни в отсутствии профессионализма (не "сгорел" же он за эти годы?), ни, тем паче, в продажности - какой вывод сделают "новобранцы"? Что честно служить - сугубо вредно для здоровья? И что порядочный мент заведомо будет в проигрыше по сравнению с готовым "обернуться" коллегой?.. И что в нашей жизни всегда есть место подвигу - и главное: это место суметь аккуратненько обойти?.. Печальная, знаете ли, перспектива. Не слишком ли дорого - в этом контексте - будет стоить для общества квартира полковника Скуратова?..
Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money

236040, г. Калининград
ул. Черняховского, 17
(второй этаж)
тел. (4012) 991-210

Мобильный номер
редакции:
+7-900-567-5-888.


Архив номеров
Архив номеров




Федеральные СМИ,
которые пишут
об Игоре Рудникове

Новая газета

THE NEW TIMES