НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Криминал / Юная путана, жена наркомана. "Мою дочь посадили на иглу, а затем продали в рабство", - говорит мать проститутки Олеси Гладких

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • ЮНАЯ ПУТАНА, ЖЕНА НАРКОМАНА.
    "Мою дочь посадили на иглу, а затем продали в рабство", - говорит мать проститутки Олеси Гладких

"Почитаешь вашу газету - и жить не хочется. Сплошная "чернуха"! Один "сериал" о путанах чего стоит! Получается, чуть ли не половина девушек в Калининграде занимается проституцией", - высказывалась одна моя знакомая по поводу очередного номера "НК".
На самом деле, мы бы давно завершили этот страшный "сериал". Если бы не одно "но". Отклики на публикации "Вся правда о путанах" идут сплошным потоком. На днях в редакцию "НК" пришла пожилая женщина. Вся в слезах. На одной из фотографий в "галерее" путан она узнала свою дочь - Олесю Гладких.
- Помогите ее вернуть! Олеся ушла из дома 25 апреля, и с тех пор я о ней ничего не знаю...
До публикации в газете Валентина Егоровна Пупынина не догадывалась о настоящей профессии своей девочки. Не поверила и газетной статье, пока в милиции ей не предъявили досье: протокол о задержании, фотографии, отпечатки пальцев...
Как случилось, что девушка из хорошей, порядочной семьи стала проституткой?
"Она считает меня врагом"
Семья Пупыниных переехала в Калининград из Махачкалы, когда девочке было четыре года. На юге она постоянно болела, и доктора посоветовали поменять климат. Валентина Егоровна достает пухлую медицинскую карту.
- Вот, посмотрите... Я, как все мамы, водила ее по врачам, переживала за здоровье своей кровиночки. Души в ней не чаяла!
В Калининграде Олесе стало лучше. Окончила школу, затем техникум, получила специальность - художник-график (девушка хорошо рисовала, участвовала в выставках, занималась в художественной школе).
- Это ее работа, - с гордостью говорит мать, показывая на картину, которая висит на стене в ее доме.
В 18 лет Олеся вышла замуж, но через год развелась. В тот день они с компанией праздновали развод, а потом пошли на дискотеку. Там она и познакомилась с Максимом - вторым мужем.
- Через некоторое время я стала замечать изменения в поведении дочери - агрессивность, раздражительность, - продолжает свой горестный рассказ Валентина Егоровна. - Она приходила поздно, а потом и вовсе перестала дома ночевать. Я тогда не понимала, что происходит. Ругалась, спрашивала: "Куда ты идешь? Зачем?" Дочь ничего не объясняла, только огрызалась: "Отстань!"
Может моя ошибка в том, что я на нее давила? Как вы считаете?
Валентина Егоровна замолчала, выжидательно глядя мне в глаза. Того, что случилось с ней, не пожелаешь и врагу. Ситуация, когда у детей буквально "едет крыша", в наше время типичная. Родители становятся врагами, а сторонние люди - лучшими друзьями. Дети, потерявшие контакт с родителями, уязвимы и беззащитны. Их можно брать голыми руками: вовлечь в секту, посадить на иглу... А дальше - считай бабки, стриги купоны.
- Может, надо было вести себя по-иному? Но ведь я ничего не знала!.. - продолжает свою исповедь мать. Голос ее срывается, слезы набегают на глаза. - Олеся со мной не делилась. С подругами откровенничала, но не со мной.
Муж дочери сидит в СИЗО
- Потом они с Максимом поженились и сняли квартиру. Однажды - это было рано утром - дочь прибежала домой вся в слезах. Бросилась на кровать и рыдает: "Мама!.. Максим - наркоман!"
Я, конечно, была в шоке... Разразился скандал! Пришли его родители. Признали, что их сын - наркоман со стажем. Я пыталась ее удержать, но в тот же день Олеся ушла из дома и как в воду канула. Это случилось летом 1999 года. Я заявила в милицию.
22 июня в одной из местных газет было опубликовано объявление: "ОВД Балтийского района разыскивается пропавшая без вести Гладких Олеся...".
Девушка вернулась домой только в декабре. В то время Максим уже сидел в тюрьме, а сама Олеся крепко подсела на наркотики.
- Дочь согласилась на анонимное лечение в наркодиспансере. Неделю лежала в больнице. После этого немного пришла в себя, разговаривала со мной хорошо, но больше плакала. С мужем я ее развела. Уговорила написать заявление в ЗАГС. Помню, судья предупредила: "Станете ее врагом на всю жизнь!" Но я об этом не думала.
В 2001 году Максима освободили из СИЗО. И вот однажды Олеся мне звонит: "Мама, готовь чай, мы идем с Максимом к тебе в гости". Меня всю аж затрясло! Представляете!? Опять она с ним!
В общем, я на него накричала и выгнала. Дочь тоже ушла. Потом началось... Она то приходила домой в истерике ("Мама, какой он страшный человек! Как я его боюсь!"), то опять возвращалась к нему.
Это был кошмар. Максим являлся за ней к нам, ночевал в подъезде. Пошли угрозы по телефону. Как-то я сняла трубку, мужской голос говорит: "Я ее убью!" Я спрашиваю: "Молодой человек, зачем она вам?" А он свое: "Я ее убью!"
Ребенка поила пивом
- В 2001 году у них родился сын. Восемь месяцев жили с ребенком у родителей Максима...
Бабушка общалась и с внуком, и с родителями отца ребенка. Но в сентябре 2003 года дочь вернулась домой. И опять все пошло наперекосяк. Ночью молодая женщина уходила, возвращалась в разгар дня.
- Она брала с собой Ильюшу. Приносила мокрого, грязного, больного... Пивом маленького поила. Я возмущалась: "Что ты делаешь с сыном?!" Она меня грубо отталкивала. Я даже подумывала о том, чтобы лишить ее материнских прав, но не решалась. Хотела, чтобы у Ильи была мама.
Потом, где-то за полгода до исчезновения, у Олеси появилась новая подруга - Мира. Это кличка такая. На самом деле ее зовут Света. Она ночевала у нас несколько раз. Приезжали они на машине - "Фольксвагене". По словам дочери, эта самая Мира ей помогла оформить какие-то документы.
14 апреля 2004 года Олеся забрала сына, а 25 апреля собрала вещи и ушла. До того момента, как я увидела фотографию в вашей газете, ничего не знала о том, чем она занимается... (Валентина Егоровна всячески избегает слова "проституция". Ей стыдно, - прим. авт.) А потом начались мои мытарства. Куда только ни обращалась! В районный ОВД, в областное УВД, в районную прокуратуру, в областную... Нигде мне не помогли найти дочь. Только в санитарной милиции объяснили: возможно, ее продали в рабство за границу.
Вот официальный ответ из Балтийского РОВД Калининграда:
"Проведенной проверкой установлено, что Гладких О.Ф. употребляет наркотики, занимается проституцией, ранее, по данным информационного центра при УВД Калининградской области, дважды разыскивалась как пропавшая без вести (в 1999 г. и 2000 г.)... В возбуждении уголовного дела по факту утраты родственной связи с Гладких О.Ф. отказать на основании отсутствия в деянии события преступления. Завести розыскное дело..."
- В сентябре она звонила домой. Я взяла трубку, услышала ее голос, но говорить с ней было невозможно. Одни ругательства в мой адрес. Я пыталась выяснить, откуда был звонок, но не смогла. Теперь ищу дочь сама. Везде! Хожу в милицию, в ночные клубы, где бывают эти их тусовки... Была даже в поселке наркоманов - в цыганском таборе. Приехали мы туда с одной знакомой на машине и видим... Такой ужас! Столько молодых людей! И все стоят в очереди к какой-то будке, как в войну за хлебом. К нам подошли двое дюжих братков: "Что, мать, плачешь?" Я говорю: "Дочь ищу" Показала им фотографию. Они забрали - и с концами.
"На мою дочь им наплевать"
Валентина Егоровна искала и внука. Вот что рассказала Ольга Фролова, ведущий специалист по охране детства администрации Балтийского района:
- 29 июня 2004 года в отдел опеки и попечительства обратилась молодая женщина - Олеся Гладких. Попросила меня помочь ей в оформлении опеки над ребенком. Объяснила ситуацию так. Она уезжает в командировку за границу, как минимум на год, на заработки. Папа мальчика является наркоманом, но у него хорошая семья - мать и отец. Она хотела бы оставить сына в надежных руках и оформить опеку на бабушку и дедушку со стороны отца. Мы проверили условия в семье. Не везде встретишь такое благополучие. Трехкомнатная квартира, евроремонт, очень современная, можно сказать, шикарная мебель. Туда и определили мальчика после отъезда Олеси. По поводу своей мамы она сказала, что ей не доверяет...
- После всего произошедшего мы с родителями Максима стали врагами, - вздыхает Валентина Егоровна.
- Они не позволяют вам видеть внука?
- Нет, это не так. Просто я не могу общаться с этими людьми, не могу через себя переступить. Они отняли у меня дочь. Их сын во всем виноват. Он посадил ее на иглу, а потом продал за границу... или она сейчас где-то здесь его долги отрабатывает.
Родители его выгораживают, а на мою дочь им наплевать!.. Я ее родила не для каких-то уродов, которые поиздевались над ней и выбросили. А внука я заберу из этой семьи. Чего бы это ни стоило...
После разговора Валентина Егоровна бросилась поить меня чаем.
- Я вас так не отпущу! - решительно заявила маленькая женщина. - Ну, посидите со мной немного, пожалуйста! Посмотрите! У нас тоже хорошие условия.
Она засуетилась, открывая двери в ванную и кухню.
- Видите? Вот ванная, везде кафельная плитка. Чисто, аккуратно. У нас всегда так! Живем как все. Евроремонта, конечно, нет.
Вдруг она тихо так сказала, почти шепотом:
- Вот вы все слушаете, но ничего не говорите. Ответьте, мы найдем ее? Как вы думаете? - и опять заглянула мне в глаза, как тогда, в первый раз. От ее взгляда мне стало жутко.
"Я со свечкой не стояла"
Рассказ мамы Олеси впечатляет. Порой кажется, что события балансируют на грани реальности. Настораживает и некоторая путаница в изложении фактов.
Чтобы прояснить ситуацию, я позвонила в семью Гладких. Ответила Валентина Викторовна, мать Максима.
- Я не хочу на эту тему говорить! - с ходу отрубила она. - И беседовать нам с вами не о чем. Ей (матери Олеси) просто делать нечего, вот она и ходит везде. Скучно жить стало!
К тому же мы не запрещали видеться с внуком. А она ходит по судам, просит, чтобы разрешили общаться с ребенком.
- Это правда, что ваш сын приучил Олесю к наркотикам?
- Это ерунда. Она мстит всем нам за то, что внук у нас. А проблемы с дочерью у нее были всегда. Мать ее из дома выгнала. Сейчас спохватилась, да, видно, поздно. Ей не нравилось, как ее дочь жила.
- А кому бы это понравилось? Вы знали, что Олеся - мать вашего внука - занимается проституцией?
- Я со свечкой не стояла. Она говорила - работает в баре. По виду не сказала бы, что она наркоманка и ЭТИМ занимается... Чего мать добивается-то? Ходит по всему городу с газетой! Дала бы дочери устроить свою жизнь. Олеся уехала за границу в Испанию чтобы заработать денег на квартиру. Молодые должны жить отдельно... Сын сейчас у нас наркотики не употребляет.
- Получается, она зарабатывает на квартиру и для вашего сына тоже...
- Этого я не знаю... как они дальше будут жить. Нечего об этом писать в газете! Гоните вы ее! Я больше не хочу говорить.
Мама Максима бросила трубку.
...Вот так. Мать Олеси придумывает небылицы, а свекровь твердит про работу за границей. Мол, дизайнеров в Испании не хватает. Об истинной профессии Олеси она знать ничего не желает. Удобная позиция. Но факты - упрямая вещь, их не скрыть и не замолчать.
О. Рамирес
По оценкам экспертов, торговля живым товаром стоит на третьем месте по масштабам получения прибыли после торговли оружием и наркотиками. Нелегальный вывоз женщин из России и стран СНГ с целью вовлечения их в сексуальное рабство приобретает все большие масштабы. В мире создано множество сетей такой торговли, а годовая прибыль "бизнесменов" оценивается в семь миллиардов американских долларов.
Вербовкой "живого товара" занимаются, как правило, организованные преступные группировки, где есть люди, отвечающие за психологическую обработку, изготовление фальшивых паспортов и иных подложных документов для пересечения границы. За рубежом у девушек отбирают паспорта и объявляют условия игры, которые означают вечное долговое рабство. Для подавления недовольства применяются наркотики и побои. Примерно половина проданных в сексуальное рабство - женщины в возрасте от 21 до 30 лет, 8% - несовершеннолетние.
Плата за каждую завербованную девушку колеблется от одной до семи тысяч баксов.
Деньги покупателю обычно возвращает сама же рабыня, работая на улице или в публичном доме. Доходы сутенеров в 20 раз выше, чем расходы на покупку одной женщины. Проданная в рабство девушка приносит хозяину больше 100 тысяч долларов в год.
Польша считается перевалочным пунктом женщин из Балтийского региона. Оттуда их поставляют в Германию, Испанию, Македонию, Ирландию, Турцию, Израиль, Англию и другие страны.
По данным уголовной полиции Германии, в страны ЕС ежегодно перебрасывают полмиллиона сексуальных рабынь из Центральной и Восточной Европы. Большинство из них - жительницы СНГ.
Во Франции русских проституток больше всего в Париже и на Лазурном берегу - в Ницце и Каннах. В Греции действуют целые синдикаты секс-бизнеса, вербующие работниц по всей России.


Если вам понравилась эта статья, переведите нам любую сумму.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money

236040, г. Калининград
ул. Черняховского, 17
(второй этаж)
тел. (4012) 991-210

‎+7-900-567-5-888.


Архив номеров
Архив номеров




Федеральные СМИ,
которые пишут
об Игоре Рудникове

Новая газета

THE NEW TIMES