НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Криминал / Вся правда о путанах-15. Содержатели притона обиделись на газету

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • ВСЯ ПРАВДА О ПУТАНАХ-15.
    Содержатели притона обиделись на газету

Редкая публикация сериала о калининградских путанах остается незамеченной читателями. На днях в редакцию пришло интересное письмо. На этот раз к нам обратился герой статьи "Вся правда о путанах-14" Сергей Стрельник. В 2003 году он был осужден на два года семь месяцев по 228-й статье УК (незаконный сбыт наркотических средств), но вышел на свободу раньше указанного срока. Не так давно милиция "накрыла" в его квартире притон с проститутками. Об этом и шла речь в статье... ("НК" №252).
Вот что пишет Стрельник:
"Уважаемый господин Рудников!
В вашей газете без всяких на то причин меня назвали сутенером, прибавив при этом, что я снабжаю "своих" девочек героином. Если бы это было так, меня бы наказали за распространение наркотиков. Кроме того, в статье коснулись самого святого, что есть у нас с женой (Натальей Истоминой) - нашего ребенка. Привожу цитату из статьи: "У содержательницы притона парализованный восьмилетний ребенок. Который живет здесь же, в "злачной" хате на последнем этаже девятиэтажки... " (и далее по тексту).
Не понимаю, кто дал право все это писать? Вы ведь ничего не знаете об этом ребенке, его матери, и такое пишете".
Затем Стрельник рассказывает, что после прочтения статьи у его жены "подорвалось здоровье", "случился сердечный приступ", и она "чуть не наложила на себя руки".
"...Этим нанесли очень серьезное оскорбление и мне, и моей жене. Люди, которые знают нас и наши проблемы, посмотрят на статью сквозь пальцы. Но большинство читателей не знают нас лично. Представляете, какое мнение у них сложилось? Уважаемый господин Рудников! Я убедительно прошу Вас разобраться с автором статьи и обязать принести публичное извинение на страницах газеты "Новые колеса". Если вас интересует эта тема, мы можем рассказать много интересного".
Проститутки, клиенты и менты
Согласитесь, письмо производит впечатление. Мне даже стало жаль бедную женщину, едва не наложившую на себя руки. Выходит, в газете ни за что ни про что оклеветали порядочных людей, вынесли на всеобщее обозрение случившееся с ними горе... Чтобы окончательно расставить точки над "i", мы отправились в квартиру №36, о которой шла речь в статье "Вся правда о путанах-14".
Поднимаемся на последний, девятый этаж дома №102 по Московскому проспекту. Стучим. Долгое время никто не отзывается. Наконец внутри начинается какое-то шевеление и возня. Дверь распахивается и на пороге возникает Сергей Стрельник. Проводит нас на кухню.
- Я хотел встретиться, чтобы редакция принесла нам извинения. Ребенок - что? Он болен! Люди теперь от нас отворачиваются... А дома его одного никто не оставляет!
- То есть здесь нет притона? Тогда почему милиция на вас "наехала"?
- Когда я был в заключении, она (Наталья) пускала девочек... Надо же как-то существовать! Ребенок больной, работать она не может. А теперь не пускает... Они (менты) заставили нас подписать протокол, девчонок - тоже.
- Где менты взяли девчонок?
- С Московского проспекта привезли.
- Значит, то, что у вас притон - это неправда?
- Доля правды в чем-то есть.
- В чем?
- В том, что... Да, раньше Наташа пускала проституток. Пока я был в тюрьме. А сейчас у нас одна девчонка живет. Она придет домой, а кого приведет - не наше дело. А на вопрос, почему именно нас трясут, менты сказали так: "Нам надо показывать свою работу. Дайте нам другой адрес, мы пойдем к ним".
- Вы написали в редакцию, что можете много интересного рассказать...
- Могу, но не буду.
- Кто у вас был из милиции?
- Если бы и знал, то не сказал.
- Почему?
- Да они потом нас вообще... Жить не дадут.
- Это все?
"Как меня угнетают!"
...Стрельник куда-то уходит. Вместо него на кухне появляется его гражданская жена, Наталья Истомина.
- Что они творят с нами?! Как заставляют протоколы подписывать... Говорят: "Если ты сдаешь комнату проституткам, значит, эта хата - все..." Я отвечаю: "Это ихняя профессия, они комнату снимают... Мне надо жить, существовать".
Ее причитания чуть не перерастают в плач.
- Я много чего знаю про полицию нравов (милицию). Как они меня здесь угнетают! Что со мной делают! Год назад меня тронули, и теперь вот опять... Говорят, каждый год будем тебя трогать... А как показания выбивают!.. Я это знаю, а сказать нельзя... Я просто боюсь! Они нас заставляют подписывать чистые листы! Так же как и проституток с Бродвея (Московского проспекта)...
- Скажите, здесь действительно живут проститутки?
- Да, я сдаю им комнату. Они такие же люди! Что они там делают - мне все равно. Главное - платят. Что тут плохого? Я не понимаю! Чем они занимаются, мне не важно. ... А менты влетели сюда с камерой. Стали снимать. Ире, которая здесь живет, подсунули мента, как клиента. Девки откуда знают, кто он? Клиент или мент переодетый? Знакомятся на Бродвее... Она его привела, а минут через десять он открыл дверь - менты и влетели. Почему именно меня трясут? У нас в городе еще четыре таких квартиры.
- Где?
- Неважно... На Галицкого три квартиры, еще здесь, на Московском.
- Почему вы сдаете квартиру именно проституткам, а не нормальным людям?
- Я этих девчонок знаю давно. Они были нормальными, а теперь стали проститутками. Это их выбор. Я к этому отношения не имею. С каким она мужчиной пришла, меня не интересует. Я сказала девкам: "Вам надо уходить. Иначе меня в покое не оставят!" Больше ничего говорить не буду. Пойду сначала к прокурору - жаловаться. Ему расскажу. Пусть меня защитит.
...После этого диалога Истомина проводила нас до дверей. Чему мы были очень рады. Хотелось скорей глотнуть свежего воздуха... Не буду описывать то, что мы увидели в квартире. Предположим, у каждого свои представления о порядке и чистоте в доме. Но атмосфера... Неудивительно, что "хозяйка" сдает комнату проституткам. Никакой нормальный человек здесь более пяти минут не выдержит.
"Мы все их боимся!"
Наталья Истомина напрочь перечеркнула усилия своего сожителя по восстановлению подмоченной репутации. Принимать в своем доме проституток с клиентами - это, по ее понятиям, нормально. Заметьте, бордель устроен не в отдельно стоящем доме на "улице красных фонарей", не в каких-то апартаментах с отдельным входом, изолированными комнатами, отдельным санузлом и т.д., а в жилом микрорайоне, в обыкновенной многоэтажке с общим подъезом и лифтом, в классической совдеповской квартире с узким коридором, маленькой кухонькой и стенами, через которые слышны каждый шорох, вздох, всхлип и стон... С одним туалетом и ванной - на всех обитателей! А ведь здесь живет больной ребенок.
Поскольку действо разворачивается в жилом многоквартирном доме, уместно послушать, что думают соседи о происходящем в квартире №36.
Разговорить жителей дома №102 оказалось не просто. Одни слышать про "веселую" квартирку не хотели вовсе, другие жаловались: "Мы их боимся!" Люди согласились говорить с условием, что мы не будем называть их имена.
- Колю, их сына, мы давным-давно не видели. Хотя ему уже 9 лет и он должен учиться в школе! - поведали нам граждане. - Когда мальчик родился, то был нормальным ребенком! Ходил, улыбался, немного разговаривал. Такой смышленый был малыш... А теперь... Говорят, лежит без движения. Ой, они нас прибьют! Честное слово!.. У них бывают иногда такие солидные люди - мужчины. Одно время какие-то шайки косяками ходили по лестнице. Туда - сюда. И днем и ночью! А на двери нашего подъезда кто-то повесил объявление: "Кв.36 - притон". Потом, правда, убрали.
...У Натальи Истоминой была еще дочь - Юля - очень красивая девочка. Она умерла, когда ей было лет двадцать. Вроде бы от СПИДа. Скончалась скоропостижно. Мы Юлю очень хорошо знали и жалели. Не повезло девчонке с родительницей! Юля тоже занималась проституцией - ходила на панель. С позволения мамаши - Натальи! Дочь приносила матери деньги. Часто и у нас занимала... Правда, всегда отдавала. Она и ребенка родила, мальчика. Как-то ее видели с коляской.
Мы, соседи, ничего не знали о смерти девушки. Увидели только, когда ее уже хоронили.
Ветеран Великой Отечественной...
Казалось бы, что еще можно добавить к рассказу соседей. И так страшнее некуда. Но неожиданно в редакцию пришел человек, который имеет непосредственное отношение к событиям, происходящим в этой семье. Это Алексей Иванович Тетерин, отчим Сергея Стрельника. Не подумайте, что он сутенер, наркоман или пьяница. Нет, он пенсионер, ветеран Великой Отечественной войны, всю жизнь честно жил и работал. Просто судьба сыграла с ним злую шутку.
В 1984 году Алексей Иванович женился на матери Сергея Стрельника - Валентине Стрельник. Жили втроем с сыном в квартире на Московском проспекте. В 1992 году Сергей привел домой гражданскую жену - Наталью Истомину. Мать не хотела, чтобы сын женился на непутевой женщине, которая вдобавок еще и намного старше его. Но ничего поделать не могла. Через некоторое время на свет появился Коля - симпатичный мальчишечка с большими круглыми глазами. Но ребенку не повезло. Зачатый по пьяни, он родился с детским церебральным параличом.
Не выдержав постоянных сборищ и пьянок, родители Сергея были вынуждены переехать на дачу. После чего квартира на Московском проспекте превратилась в ночлежку и притон. Валентина Васильевна, мать Сергея, умерла. С ней случился удар после того, как она узнала, что сын в тюрьме. Женщина скончалась, не приходя в сознание. Алексей Иванович после смерти жены так и живет один на даче, в Стрельне. Без воды, газа и других удобств. Зимой он ходит в лес за дровами - чтобы не замерзнуть.
"Ребенку тоже попало!"
- Жить с наркоманами и пьяницами невозможно, - говорит Алексей Тетерин. - Даже соседей они держат в постоянном страхе! Я имею право долевой собственности на половину жилплощади, но ничего не могу изменить. Обменять квартиру тоже не получается. Одно время я сам оплачивал коммунальные услуги, так как они ничего не платят. Но теперь перестал. Хочу, чтобы нам разделили счета. Я даже приходить туда боюсь! Один раз меня побили. Так теперь и живу в Стрельне...
А мальчику Коле, нашему внуку, уже пошел десятый год. Когда он был маленький, мы с женой брали его на дачу. Коля был очень живым ребенком, бегал, играл и даже пытался говорить. Называл бабушку и меня - баба, деда. Что с ним случилось потом и почему он лежит сейчас без движения, я не знаю. Думаю, ему досталось от кого-нибудь. У них часто разборки в доме случались. Однажды я пришел, а там все невменяемые, под кайфом. На полу разбросаны шприцы. Там еще была Юля - дочь Натальи. Я ее еле узнал. Худая, бледная и не в себе...
Я слышал, однажды к мальчику приезжала "скорая", его хотели забрать в больницу, но родители (если их можно так назвать) не отдали. Мальчик им нужен из-за пенсии, которую он получает как инвалид.
Сама Наталья официально прописана в Калининграде по ул. Коломенской. Но там тоже был притон и эту хату сожгли. А их сын, Коля, вообще нигде не числится. Мне дали официальный ответ, что "Николай Сергеевич Стрельник 1996 года рождения в городе Калининграде и области прописанным не значится".
...Вот такая история! Мы не будем ничего комментировать. Скажем только, что по факту содержания притона прокуратурой Ленинградского района Калининграда возбуждено уголовное дело по ст. 241 УК РФ (содержание притона). Хозяевам "злачного места" светит до пяти лет лишения свободы.
Редакция "НК"


Если вам понравилась эта статья, переведите нам любую сумму.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money

236040, г. Калининград
ул. Черняховского, 17
(второй этаж)
тел. (4012) 991-210

‎+7-900-567-5-888.


Архив номеров
Архив номеров




Федеральные СМИ,
которые пишут
об Игоре Рудникове

Новая газета

THE NEW TIMES