НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Политика / "Самым трезвым оказался я..." Однажды на поиски председателя ГТРК “Янтарь” Владимира Шаронова подняли даже вертолеты

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

  • "Самым трезвым оказался я..." Однажды на поиски председателя ГТРК “Янтарь” Владимира Шаронова подняли даже вертолеты

Обычно, когда я задаю вопрос собеседнику о невероятных случаях, приключившихся с ним во время какой-нибудь поездки на автомобиле, чаще всего мне рассказывают “захватывающие” истории о том, как однажды с друзьями они целый час простояли... в автомобильной пробке на Ленинском проспекте Калининграда. Или еще... Когда поехали в Светлогорск, у машины неожиданно спустило колесо, а запаски не оказалось. И все в том же духе.
Поэтому при встрече с Владимиром Шароновым я сразу сузил рамки нашего диалога: “Назовите такие случаи, от которых дух захватывало и мурашки по коже...”
Владимир Иванович хитро посмотрел на меня и улыбнулся.

"Кроме водки ничего не было"
- Дело было под Ухтой. Это Коми АССР. Таежные места, климат суровый, - рассказывает Владимир Шаронов. - Я работал водителем на нефтяных месторождениях. Ездить приходилось на всяких машинах: ЗИЛ-157, ГАЗ-66, чешской "Татре"... "Татра" в Советском Союзе была очень популярной. Шофера ее обычно хвалили, но у меня сложилось совсем иное мнение. Высокооборотистая, она быстро зарывалась в грунт, буксовала... Тамошние условия оказались явно не для нее. А “сто пятьдесят седьмой” - вот это техника! Настоящий вездеход. Мы называли его “Захар”. Или “Поларис”.
Но случай, который я с дрожью вспоминаю и по сей день, произошел, когда мы выехали в незапланированный рейс на ГАЗ-66.
...Все началось с того, что я поступил в институт. Поэтому написал заявление на увольнение с работы. Это событие в нашем коллективе решено было отметить, как положено. Зарабатывали мы на Севере неплохо. В среднем - по 750 рублей в месяц. Сумма по тем временам приличная. И была сопоставима с полугодовой зарплатой простого инженера.
А деньги нам тратить особо было не на что. На “точке” кроме столовой и магазина с водкой ничего больше не было. Поэтому, когда намечалось какое-нибудь застолье, мы не мелочились и скидывались по “червонцу”. Затаривались водкой, и начиналась гульба.
Но это в обычных условиях. А здесь подвернулся повод покруче - я уезжал в институт. В честь такого события сбросились по “четвертному”. И понеслась... Однако вскоре появился начальник смены и говорит, что надо срочно выезжать на объект. Оплата тройная. А кому ехать? Ребята все в стельку. Не то что за баранку, они и “мяу” сказать не могли. Самым трезвым оказался я. Посему я и вызвался.
"Ногу с газа убери, придурок!"
- Не помню, как уж там получилось, но за рулем почему-то оказался Женька... Володька и я сели рядом. В кабине “шестьдесят шестого” места немного - там капот посередине. Но ничего, кое-как разместились. Нам предстояло добираться на нефтяную скважину, чтобы снять все необходимые показания. Операция не из легких. Это целая наука. Вначале стреляешь в скважину из специального пистолета, а потом по эхолоту определяешь показатели работы “качалки”. А уже после “выводишь” все прочие данные.
Зима стояла суровая. Мороз. Снега по колено. Машину поставили метрах в трех от электрощитовой. Нам показалось, что так безопаснее. Но не тут-то было. Пока мы с Володькой делали замеры, оставшегося в кабине Женьку совсем развезло. Уж не знаю, что ему там приснилось, но он вдруг как подскочит в кабине. Словно ужаленный. И как заорет спьяну: “Банзай!” Потом, ничего не соображая, втыкает первую передачу и дает полный газ. Видим, что машина пошла прямо на электрощитовую. Там же 380 вольт! До ограждения остается два с половиной метра. Мы бросаемся наперерез машине. Катастрофу надо предотвратить. Два метра! Чувствуем, что не успеем. Полтора!
Володька кричит: "Ногу с газа убери, придурок! На тормоза жми! На тормоза-а!"
- Еще секунда и машина протаранила бы электрощитовую, - продолжает Шаронов. - Дело нешуточное: и машина бы сгорела, и все бы погибли. Но, ничего, обошлось. У самого ограждения электрощитовой машину каким-то чудом удалось остановить. Но самое ужасное нас ждало впереди...
В небо ударил фонтан нефти
- Я забрался в кабину и сменил за рулем не оправдавшего надежд Женьку. Включаю задний ход. Но я не учел, что передние колеса оказались сильно вывернутыми в сторону. Под глубоким снегом и в горячке я этого просто не увидел. Поэтому “газон” пошел не назад по прежней колее, а вбок. И тут... Под слоем снега оказалась нефтяная задвижка. Кран, иными словами. Ну, я эту задвижку зацепил рамой и сорвал. В воздух ударил фонтан нефти. Фонтан - не то слово. Потому что столб нефти мгновенно вырос с 10-этажный дом. Давление-то в трубах под 100 атмосфер. Как сейчас помню, лунная зимняя ночь и черная теплая нефть, разливающаяся по белому снегу.
Мы предприняли героические усилия и, трубопровод перекрыли. Утекло нефти немерено - тонн 20-25. Потом нас выручили геологи, довезли до базы. А машину пришлось оставить на объекте - после нефтяного душа она вышла из строя. Только я добрался до барака, умылся, залез под одеяло, как вдруг меня словно током пронзило: “Блин! Я же воду забыл из радиатора слить. Блок разорвет. Хана машине! И тогда мне уж точно не видать института. Как собственных ушей. Меня же посадят! За уничтожение социалистической собственности. Пойду по статье...”
Мы и так за эту ночь наколбасили столько, что в голове не укладывалось. Делать нечего, оделся я потеплее и пустился в путь дорогу машину свою спасать. Из последних сил пробирался по пояс в снегу. И ничего. Успел. Социалистическую собственность сохранил. И в институт уехал...
Пропавшая колонна
- А еще более жуткую историю хотите? Она тоже связана с автомобилем. И тоже с ГАЗ-66. Только на этот раз все было куда серьезнее. Меня чуть не отдали под трибунал.
В то время я служил срочную и был сержантом - начальником радиостанции ЗАС (засекреченная аппаратура связи). Прежде, чем допустить к обслуживанию этой техники, армейские спецслужбы тщательно проверяли отобранных кандидатов на благонадежность. А когда машина ЗАС (она была смонтирована на базе армейского вездехода ГАЗ-66) выезжала на учения, по инструкции ее непременно должна была сопровождать охрана...
Все события, о которых я расскажу, произошли на штабных учениях “Урал-78”. Выезжали колонной. За рулем спецмашины должен был ехать опытный водитель, но он неожиданно заболел. Вместо него дали первогодка-казаха. Нормальный парень, но у него, как у водителя, обнаружился один недостаток - он не умел водить машину. Быстрее 40 км/ час разогнаться не мог. Боялся баранки. Боялся жать на газ. Всего он боялся. В итоге мы отстали от колонны и потерялись... Тогда я, как старший машины, принял отчаянное решение: взашей из-за руля выгнал неумеху и дальше машину повел сам. Благо, опыт и навыки у меня были. Выжимаю полный газ. Кажется, вот-вот хвост колонны должен показаться. Еще немного... За очередным поворотом... Но нет. Колонна словно испарилась. И никаких следов.
"Едва не пошёл под трибунал"
- Я не на шутку заволновался. Что нам теперь делать? У меня спецмашина с секретными блоками. Ее уже наверняка ищут. И в нашей части, и в штабе командующего. Чай, не полевая кухня с борщом пропала. Разворачиваюсь - и назад. Проехали почти всю трассу в обратном направлении - никого.
Как потом выяснилось, колонна в полном составе свернула с трассы и пошла на запасную позицию. А мы поворот этот проскочили. Командование, обнаружив пропажу спецмашины связи, действительно не на шутку встревожилось. Состояние было шоковым. Чуть было учения не отменили - решили, что я дезертировал с секретными блоками. Это же ЧП на всю Советскую Армию! Почище, чем угон “МиГа” в Японию. Поэтому на поиски подняли вертолеты, прочесывали каждый метр земли в надежде отыскать хоть какой-нибудь след. В общем, всем нам тогда досталось. Меня чуть под трибунал не отдали. Долго пришлось объяснять угрюмым ребятам из армейской контрразведки (за глаза мы называли их “молчи-молчи”), что я не изменник Родины. И никакого злого умысла не имел.
Мопеды, дуги и девчонки
- Свою водительскую практику я начинал вовсе не с автомобиля (хотя впервые сел за руль старенького “Москвича-403” в 12 лет). И не с мотоцикла. А с мопеда. Все мое детство прошло в таежном поселке. Какие там могли быть развлечения? Местным пацанам оставалась одна развлекуха - на мопеде погонять. Вначале родители купили мне “Ригу-5”. Потом “Тиссу”... К технике меня тянуло. Уже в 11 лет я мог свободно с завязанными глазами разобрать-собрать мопед. А с класса восьмого у всех наших ребят были собственные мотоциклы.
Мы самостоятельно зарабатывали на “железных коней”. Во время летних каникул отправлялись на практику в тайгу корчевать пни. Каторжная работа. Но за это платили неплохие деньги. Вначале я купил мотоцикл “Восход”. Потом “ИЖ-Юпитер”. Красивый был - светло-салатового цвета. Я еще дуги повесил на него хромированные. Стильно получилось. Правда, крутой вираж закладывать было рискованно - немного не рассчитаешь и этими дугами - по земле “бздынь!”... Бывало, соберемся мы всем классом и за две ходки вывозим девчонок на природу. Эх, веселое время было!
Из банды Леньки Пантелеева
- Как мои родители оказались в таежном поселке? Это отдельная история. Дело в том, что поселок этот не совсем обыкновенный, а лагерный - бывшее спецпоселение. Мои родители - репрессированные. Типа врагов народа. В сталинское время это все произошло... Отец - коренной питерец. Проходил по делу об убийстве Кирова. Мать - родом из Тулы. Ее осудили за то, что брат служил личным водителем у одного из сподвижников генерала Власова. И мать, и отца осудили, сослали в спецлагерь. Там они и познакомились. После смерти Сталина лагеря расформировали, охрану сняли. А поселения остались. Бывшие осужденные так и остались там жить. А куда поедешь?
О биографии моего отца - хоть роман пиши. Родился он в 1914 году в Санкт-Петербурге. В неспокойные 20-е годы, когда ему исполнилось всего восемь лет, связался со старшими пацанами, входившими в шайку беспризорников, которых прикармливал бандит Ленька Пантелеев. Уж и не знаю, что его в этом деле прельщало. Бесшабашность? Или просто есть нечего было и хотелось хоть как-то поживиться? Группы оборванцев устраивали массовые беспорядки в городе для того, чтобы отвлечь силы милиции. А в это же самое время на другом конце Питера Ленька Пантелеев безнаказанно громил торговые лавки и магазины.
В 1922 году Леньку арестовали и поместили в “Кресты”. Но начальник тюрьмы за взятку - золото и брильянты - освободил Пантелеева вместе со всеми подельниками.
12 февраля 1923 года ничего не подозревавший Пантелеев зашел на “блатхату”, где чекисты устроили засаду. Там его и застрелили. Тело бандита выставили в морге для всеобщего обозрения. Дабы горожане могли удостовериться, что гроза нэпманов и питерской милиции действительно мертва. В сериале “Рожденная революцией” об этом подробно рассказывалось. А прообразом беспризорника-малолетки из 3-й серии телефильма вполне мог быть мой отец. Либо кто-то из его товарищей.
Кстати, после убийства Пантелеева мой отец ушел из дома и стал беспризорником. Но городские власти определили его в один из детских домов и направили на принудительную учебу. Затем окончил техникум и должен был защитить дипломную работу - сделать реальный ремонт. В бригаде с еще тремя пацанами они ремонтировали квартиру одного из партийных функционеров Ленинграда. А потом - убийство Кирова. Партиец попал под подозрение, его арестовали и вскоре расстреляли. А ребят, делавших в его квартире ремонт, обвинили в соучастии, осудили и сослали как членов “молодежной группы”.
Жизнь из окна "Мерседеса"
- Первые иномарки, насколько я помню, появились у нас в конце 80-х годов. И я их оценил по достоинству. Учился тогда в аспирантуре в Питере. Мы с другом (он из диссидентов и хорошо знал Солженицына) как-то поехали на “Мерседесе”. Катим по Петроградской стороне, наслаждаемся плавным ходом машины. И тут он мечтательно произносит: “Да, жизнь из окна “Мерседеса” выглядит совсем по-другому”. Я хорошо запомнил эту фразу...
Потом я пошел в кооперативное движение, занялся издательской деятельностью. Мне понадобился автомобиль. За машиной поехал из Питера в Калининград. Тогда считалось, что именно в Калининграде самые дешевые машины. Было это в 1990 году. И действительно, так все и оказалось. Я по очень сходной цене приобрел 20-летнюю “копейку”. Еще самых первых выпусков. Итальянской сборки. С толстым металлом и добротными запчастями. Служила она мне верой и правдой. Потом для бизнеса мне понадобился небольшой грузовичок, и я приобрел “ИЖ-каблук”. А затем я так стремительно менял автомобили, что и счет им потерял. Каждые три-четыре месяца покупал новую машину. Да, в детстве я и представить себе не мог, что у меня будет столько автомобилей...
- А сколько?
- Штук сорок поменял...
“Однажды я выкинул “Ситроен”
- Ну а самый плохой автомобиль?
- Самый плохой? - Владимир Шаронов на секунду задумался. - “Ситроен”. Он был настолько плох, что я его просто выбросил. Дело было на Севере. Сыктывкар. Зима. Мороз лютый. Мне необходимо было проехать значительное расстояние. Километров 400-500. Ну и тут с этим “Ситроеном” стала твориться чертовщина какая-то. Ведь по конструкции он очень непростой. Гидроподвеска, изменяемый клиренс, ну и все такое... Вначале “француз” сел на брюхо. Потом у него заблокировался мост. Что делать посреди заснеженного шоссе? Хорошо, что мне удалось уговорить водителя проезжавшего “Урала” помочь дотащить на буксире капризную иномарку. Затем я завез “Ситроен” в первый попавшийся двор и бросил. Сразу такое облегчение испытал. Сколько же крови он мне попортил. С тех пор за руль “Ситроена” ни за что не сяду. Ни за какие коврижки!
"Ауди" украли на выборах
-
Ну а самый хороший ваш автомобиль?
- Самый хороший украли. Это был “Ауди” А-8". Я его еще до дефолта брал. Отличная машина. Правда, оч-ч-чень дорогая в обслуживании. А в Воронеже, где я пользовался “аудюхой”, дороги, прямо скажем, не ахти... Вот, еду по кочкам и прикидываю в уме, во сколько мне станет ремонт подвески. Раз удар - 20 баксов. Два удар - еще “двадцатка”. Но потом все проблемы решились сами собой. “А-8” у меня угнали. Случилось это во время предвыборной кампании - мы тогда губернатора Воронежа избирали. Я работал в предвыборном штабе. Милиция мою машину так и не нашла.
А вообще мне все “Ауди” очень нравятся. Не только “А-8”. У меня была и “сотка”, и “двухсотка”. Как-то мы с товарищем на “Ауди-200” проехали за сутки немалое расстояние - из Сыктывкара в Питер. Путь не ближний - 2000 километров. Но все получилось. Ехали по сменам - через каждые 500 километров менялись местами. И в восемь вечера мы благополучно финишировали на Дворцовой площади. Был у меня и “Ягуар”, 1976 года. Знатная машина. А какой двигатель у него был! Огромный. Мощный. 12-цилиндровый.
- А машина мечты у вас есть?
- Машина мечты? Однажды я увидел “Ровер-75” и просто-таки влюбился в эту машину. Мягкие, плавные обводы. Дизайн потрясающий. А еще очень хочу покататься на “Хаммере”. Вот это мечта! Думаю, вполне осуществимая.
Шаронов и попутчицы
- Если стоящая на обочине девушка поднимет руку, вы остановитесь?
- Раньше - остановился бы. Теперь - никогда.
- Потому что женились?
- Не в этом дело. Просто девушки стали не те...
- ???
- Раньше, когда я жил в России, все было понятно. Стоит девушка на дороге, голосует. Это означает, что ей куда-то надо ехать, и она просит подвезти. Когда я приехал в Калининградскую область, то был поражен. Стоящим на дороге девицам ехать никуда не надо. Помню, только-только я приехал в янтарный край и направился в Багратионовск. Смотрю, стоит одна на дороге, руку подняла. Останавливаюсь, думаю, услугу ей окажу. Дело доброе сделаю. Куда там! Мамзель в короткой юбке ошарашивает меня вопросом: “Отдохнуть не желаете?”. Эскорт-услуги предлагает. И не краснеет. Да что и говорить. Здесь есть своя специфика. Местная, калининградская. Так что теперь я никогда никаких попутчиц не беру. И не останавливаюсь, когда руку поднимают.
- А как предпочитаете скоротать время за рулем?
- Слушаю радио, например.
- “Европу ПЛЮС”?
- Вовсе нет. Обожаю “Радио-Шансон”. Там звучит самая разнообразная музыка. И барды, и эстрада. И “лагерь”. Я это люблю. Мне это помогает и сосредоточиться на дороге, и отвлечься от тревожных мыслей одновременно. Если они, конечно, одолевают.
Стиль таксиста
- Ваш стиль езды?
- Московский стиль.
- Как у таксистов?
- Именно. Я люблю ездить по Москве. Жесткий ритм столичного движения меня бодрит. Многие ни за что не соглашаются ездить по Москве. И даже просто проехать через город транзитом. А для меня окунуться в ту атмосферу - все равно, что глоток свежего воздуха. Вообще автомобиль для меня - это мой стиль жизни. Могу прожить, например, без мобильного телефона. Но представить себе хотя бы день без автомобиля просто не могу. Приехав в Калининград на должность председателя ГТРК, я отказался от водителя. Потому что быть за рулем для меня жизненная необходимость, естественная потребность. Личного автомобиля у меня сейчас нет. Езжу на служебной “Тойоте-Камри”.
Инспектор и миллион
- Каждый день за рулем. И так почти двадцать лет. Сколько же вы за это время намотали?
Шаронов достает калькулятор, делает какие-то подсчеты. Потом, видно, сам удивляется полученному результату:
- Не так уж много. Немногим меньше миллиона километров....
- Инспектора ГАИ часто останавливают?
- А за что меня останавливать? Я Правила дорожного движения не нарушаю. Хотя бывает иногда... Например, когда в аэропорт спешу и дорога каждая минута. А по Зеленоградской трассе за каждым поворотом ограничения скорости стоят. То 70 км/час, то 60. Случается, что гаишники тормозят меня за превышение. С инспекторами стараюсь быть корректным, не качать права. Они же на службе.
Ю. ГРОЗМАНИ


Если вам понравилась эта статья, переведите нам любую сумму.



Номер карты "Сбербанка"  4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру            +7-900-567-5-888.

Или через Yandex.Money

236040, г. Калининград
ул. Черняховского, 17
(второй этаж)
тел. (4012) 991-210

‎+7-900-567-5-888.


Архив номеров
Архив номеров




Федеральные СМИ,
которые пишут
об Игоре Рудникове

Новая газета

THE NEW TIMES