НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Cтатьи, комментарии, интервью / 51 день в тюрьме. Процесс продолжается. Спикер облдумы Сергей Булычев поддержал наших журналистов в псковском суде

51 ДЕНЬ В ТЮРЬМЕ.
Процесс продолжается. Спикер облдумы Сергей Булычев поддержал наших журналистов в псковском суде





...И снова наши надежды не оправдались. 23 мая коллегия судей Псковского областного суда, рассмотрев кассационную жалобу учредителя “НК”, депутата Калининградской областной Думы Игоря Рудникова и журналиста “НК” Олега Березовского на решение суда первой инстанции, по которому Игорь и Олег вот уже пятьдесят один день находятся под стражей, ... оставила это решение в силе.

Напомним, 2 мая судья районного суда А. Козловский отказался изменить подсудимым меру пресечения с содержания в СИЗО на подписку о невыезде под поручительство спикера Калининградской областной Думы С.В. Булычева. Отказ был мотивирован тем, что С.В. Булычев, представивший свое поручительство в письменном виде, не присутствовал на заседании суда лично.

23 мая спикер Булычев прибыл в Псков. Но... областная коллегия судей нашла другой формальный признак, чтобы Игорь и Олег по-прежнему сидели за решеткой: изменение меры пресечения - прерогатива районного суда. Коллегия лишь оценивает, насколько прав был судья Козловский с точки зрения УПК. Посчитали, что прав абсолютно.

- Коллегия судей не имела права принять другое решение, - говорит Сергей Васильевич. - Они должны были установить, законно или незаконно решение суда первой инстанции. По формальным признакам - оно законно. Недоработка адвокатов, защищающих Рудникова и Березовского, - в том, что мне никто своевременно не сказал, что на заседании суда 2 мая обязательно требуется мое личное присутствие. Меня должны были проинформировать, пригласить - я прилетел бы, и ходатайство об изменении меры пресечения на подписку о невыезде нельзя было бы отклонить по этому формальному признаку. А сейчас... закон есть закон. Я не заметил никакой предвзятости со стороны псковских судей. Они нормально отреагировали на мой визит, внимательно рассмотрели жалобу, вели себя ровно.

Коллегия проходила как видеоконференция: Игорь и Олег находились в СИЗО, я видел их на мониторе. Выглядят они нормально, держатся достойно, особенно Игорь Петрович. Ведут себя корректно, уважительно. По их словам, условия содержания - нормальные. Игорь Петрович сидит в четырехместной камере, где кроме него содержится еще один человек. Никаких нареканий на отношение к нему со стороны администрации и сотрудников СИЗО он не высказал.

Сейчас процесс приостановлен. 7 июня заседания продолжатся. Думаю, до конца июня решение по делу будет принято.

...По словам псковского адвоката Кичигина, представляющего в суде интересы Олега Березовского, спикер Булычев все же съездил в Псков не зря. Выступив как свидетель защиты, он дал объективную характеристику и депутату Игорю Рудникову, и парламентарию Думы прошлого созыва Олегу Березовскому. Если учесть, что до сих пор в процессе выступали только лица, признанные потерпевшими, - а можно представить, ЧТО они говорили - понятно, что трудно переоценить выступление спикера, который в определенном смысле дезавуировал предложенную суду негативную информацию о Рудникове и Березовском.

Теперь главное, чтобы объективная информация тоже была УСЛЫШАНА псковскими жрецами Фемиды. Кстати, по неофициальным сведениям, полученным из тамошних источников, псковские судьи категорически не хотят менять Рудникову и Березовскому меру пресечения на подписку о невыезде, так как: а) на них усиленно “давят” потерпевшие. Которые не всегда могут внятно ответить на вопрос судьи, ЧЕМ же именно оскорбительна та или иная фраза или КАК конкретно они, потерпевшие, докажут, что в данном абзаце их оклеветали... - но которые прямо-таки захлебываются от ненависти к сидящим на скамье подсудимых Игорю и Олегу; б) судьи опасаются, что процесс затянется, если Рудников и Березовский покинут стены СИЗО. А в Пскове этот процесс воспринимается вершителями правосудия как “бич божий”. Ведь даже неискушенному ясно: там, где замешана большая политика и где в потерпевших - судейские VIPы самого западного региона РФ, кто-то обязательно будет назначен “крайним”. Вполне возможно - тот, кто вынесет приговор. (В том, что “дело пахнет Стра
сбургом”, никто даже не сомневается). Поэтому псковские судьи ощущают себя так, словно ходят пятками по лезвию ножа. А г-н Козловский, по мнению все тех же неофициальных “источников”, опасаясь ошибки, способной стать для него роковой, чуть ли не наизусть выучил материалы уголовного дела. Это, конечно, вселяет надежду: ведь достаточно углубиться в содержание этих самых материалов, как все огрехи следствия буквально лезут в глаза. И, повторяем, по словам адвоката Кичигина, г-н Козловский производит впечатление человека, настроенного разобраться в деле по существу - а не просто зачитать заранее “состряпанный” приговор.

Впереди же - суд присяжных по делу Олега Березовского. Присяжным предстоит вынести вердикт: виновен или не виновен журналист, задавшийся на страницах газеты вопросом, почему известный всему Балтийску наркодилер Фукс, взятый с поличным “при товаре” сотрудниками госнаркоконтроля, был освобожден из-под стражи прямо в зале суда. Заметьте, Фукс и сейчас на свободе. А вот журналист, написавший об этом - в камере СИЗО. “Свобода слова” обернулась для него наручниками, этапом, “Матросской тишиной”, “Крестами”... почти двухмесячным пребыванием в СИЗО. И теперь только от присяжных зависит, чем еще заплатит журналист за то, что выполнял свои профессиональные обязанности, борясь с “чумой XXI века” - распространением наркотиков.

К моменту выхода в свет следующего номера “НК” суд присяжных будет в самом разгаре. Остается ждать, надеяться и молиться - прося Бога лишь о том, чтобы люди, которым предстоит решать судьбу Олега, в полной мере осознали себя ЛЮДЬМИ, а не частью “репрессивной системы” (как это чаще всего бывает с профессионалами в мантиях).

Д. ЯКШИНА