Дней
Часов
Минут
Секунд

НЕВИНОВНЫЙ ЖУРНАЛИСТ
СИДИТ В ТЮРЬМЕ



 

 

НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Cтатьи, комментарии, интервью / УВЛЕЧЕНИЕ. «У МЕНЯ ВСЕГДА БЫЛ ИНТЕРЕС К ЭТОМУ ГОРОДУ».

УВЛЕЧЕНИЕ.
«У МЕНЯ ВСЕГДА БЫЛ ИНТЕРЕС К ЭТОМУ ГОРОДУ».



Игорь Рудников – не только широко известный политик и журналист, но и обладатель одной из крупнейших в нашей области коллекций старинных открыток с видами Кенигсберга.


ИГОРЬ РУДНИКОВ: «Кенигсберг я почувствовал, как только ступил на брусчатку…»

– В моем собрании есть поистине уникальные образцы, – рассказывает Игорь Рудников. – Многим из них больше ста лет. Есть даже отпечатанные еще в XIX веке. Попадаются открытки, изготовленные по очень необычной технологии. Черно-белую фотографию практически вручную полукустарным способом раскрашивали художники, придавая запечатленным на почтовой карточке видам необыкновенный колорит и поистине неординарное восприятие. Кстати, по открыткам с изображением одних и тех же улиц, проспектов и площадей хорошо видно, как развивался наш город. Каким он был на рубеже XIX и XX веков, в канун Первой мировой войны, в эпоху Веймарской республики, в конце 30-х годов и в последние дни своего существования – перед тем как Кенигсберг подвергся варварским бомбардировкам английской авиации.

Игорь Петрович бережно достает из альбома одну из открыток и показывает мне. C виду обычная черно-белая фотография. На ней изображен Королевский замок со стороны пруда Шлосстайх (нынешнего Нижнего озера. – Прим. авт.):

– Эта почтовая карточка весьма необычна. У нее очень интересная история. С обратной стороны она подписана. Причем на русском (!) языке. В 1935 году молодая женщина приезжает из Советской России в Кенигсберг и пишет матери в Иваново о своем путешествии. И вот эта открытка, спустя 80 лет, опять возвращается в Кенигсберг…

Беру открытку. Переворачиваю и внимательно разглядываю. Отпечатана в типографии «Stengel», но не в Кенигсберге, как я ожидал увидеть, а в… Дрездене. Неужели в столице Восточной Пруссии не было подходящей типографии?

Справа – темно-бордовая марка стоимостью 15 пфеннигов с изображением барельефа Гинденбурга. Снизу надпись: «Дойче рейх». В центре открытки – штемпель, на котором хорошо читается дата – 13 января 1935 года. Дочь пишет своей маме, Марии Александровне Лупаниной, о том, что в Кенигсберге провела уже неделю. По времени совпадает с зимними каникулами. Возможно, автор послания – учащаяся вуза или школьница… А может, учительница, выезжавшая в Кенигсберг попрактиковаться в немецком языке? Ведь в те годы крепили советско-германскую дружбу.

– Старинные открытки с видами Кенигсберга заинтересовали меня не случайно, – продолжает рассказывать о своем увлечении Игорь Рудников. – К нам в редакцию «Калининградских НОВЫХ КОЛЕС» часто приезжают многие известные политики, бизнесмены из Москвы, из Санкт-Петербурга. Бывают и иностранные гости. И все интересуются историей нашего загадочного города. Каким он был?

Вот так и родилась идея разместить в помещениях офиса фотогалерею репродукций со старинных открыток с видами Кенигсберга. В 2001 году я обратился к историкам, которые меня познакомили с известными коллекционерами. Благодаря им я и приобрел первые реликвии… Прошло несколько лет. Говорят, что сейчас эта коллекция входит в пятерку крупнейших в нашем регионе.

Много ценных экземпляров получено мной из российских городов, куда волею судьбы попадали открытки из Кенигсберга. И, конечно, из Германии и Польши.

…Я хожу по офису редакции и словно оказываюсь на улицах давно исчезнувшего города. Вот как выглядел Кенигсберг в 20 - 30-х годах прошлого века – Королевский замок и прилегающие к нему кварталы… знаменитый Дом техники… различные виды знаменитой Хансаплац… Долго присматриваюсь к большому 5-этажному комплексу на одной из фотографий. Знакомое здание. Черепичная крыша. Магазины на первом этаже. Большие мансарды. На фасаде огромными цифрами обозначен год постройки: «1925». Все это мне что-то напоминает… Точно! Это же нынешняя мэрия! Только до неузнаваемости… перелицованная. Кстати, у немцев это была городская ратуша.

– С чего начался мой интерес к истории Кенигсберга? – Игорь Петрович на минуту задумывается. – Наверное, с первой встречи. Тогда мне исполнился 21 год. На что я обратил внимание сразу? Помню совершенно точно – это Южный вокзал. Типично немецкая архитектура. Темно-красный кирпич. Это завораживало. Будило воображение. Но тогда все это воспринималось на каком-то интуитивном подсознании… А потом я увидел старинную брусчатку. Она – свидетель многих эпох и поколений. Брусчатка Кенигсберга… Да, для меня это один из символов древнего города. Его шарм, очарование. К сожалению, мы его стремительно теряем…


Юрий ГРОЗМАНИ
Газета "Калининградский рынок"